Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Г. И. ЛАНГСДОРФ

ДНЕВНИК

1824—1826 гг.

ТЕТРАДЬ 4

1824 г., 10 июля. На фазенде прапорщика Ант[они]у ди-Рибейру Вогаду, где нас приняли добрые люди, в том числе очень красивая девушка с[еньо]ра Мануэла.

***

Продолжение

После полудня я спешно подготовился к поездке на Дескоберта-Нова и намеревался, поскольку нас предупреждали о наличии множества воров, наконец-то привести в боевое состояние свои пистолеты, которыми я не пользовался со времени отъезда из Мандиоки, поэтому не чистил их и не заряжал. В Барбасене я однажды брал их в руки и заметил, что курок и затвор заржавели и плохо действуют. Сегодня утром я [57] позвал Константина, молодого человека, которого я в Барбасене взял в качестве охотника и для того, чтобы снимать шкурки с птиц. Он стоял передо мной, я хотел ему показать, где надо почистить затвор и что не действует курок; я взвел курок, нажал, и раздался громкий выстрел, как раз в живот молодого человека. Невозможно выразить, сколь велики были мой испуг, мое замешательство и оцепенение. Я дрожал всем телом, плакал, я схватил молодого человека и закричал: ”Боже, что я наделал? Я — убийца, в свои 50 лет я убийца”. Он же ответил: ”Нет, ничего. Не беспокойтесь, ничего не произошло”. Он поднял свою рубаху, и действительно, непостижимым образом сначала я ничего не увидел, но вскоре разглядел дырки от вхождения 5 мелких дробинок на левой стороне около пупа. Еще спустя немного появилось вздутие и кровь. При более внимательном обследовании я обнаружил и другие дробинки этого выстрела, застрявшие в левом кармане куртки в беспорядочно скомканной (Два слова вписаны над строкой.) промокательной бумаге, которую молодой человек, бывший утром на охоте, засунул туда, чтобы использовать в качестве пыжа. Однако 5 дробинок определенно проникли в живот, но по крайней мере в данный момент, по-видимому (Слово вписано над строкой.), не представляли собой угрозы. Слава богу, что произошел слабый выстрел, без пороха на запальной полке, [только от] старого, заложенного еще в Мандиоке, заряда.

Каждый, молодой и старый, читающий эти строки, будь осторожен в обращении с оружием. Никакая предосторожность не может быть [в этом деле] излишней.

С каким ужасным чувством я прожил бы оставшиеся немногие годы, если бы из-за отсутствия необходимой (Слово вписано над строкой.) осторожности застрелил этого доброго молодого человека.

Вечером господа Ридель, Ругендас, Менетрие и я поскакали в алдею Помба, чтобы провести там ночь и утром выехать оттуда. Господин Рубцов остался при багаже и занимался проведением наблюдений.

Алдея Помба (Слово вписано над строкой.) (деревня) оказалась хуже, чем мы предполагали. Это было самое жалкое место, какое мы до сих пор встречали. Церковь здесь одна из самых старых в округе и теперь находится в очень ветхом состоянии; она, как и все остальные, построена из вертикальных деревянных брусьев и стоит на большой открытой площади. В деревне много улиц, все дома маленькие, одноэтажные и в этот момент почти все покинуты жителями, отправившимися в Дескоберта-Нова. Священник имеет рядом с деревней сахарный завод и венду.

Прежде всего мы позаботились о размещении животных и получили вместо травы стебли сахарного тростника, который одни животные едят охотно, а другие не едят. В другом доме мы нашли помещение для животных, а в третьем комнату для себя. После этого мы купили хлеба и мяса, которое мы попросили сварить. Наконец, мы принялись искать соломенные тюфяки для ночлега и во всей деревне нашли только два.

На другой улице нашлась добрая душа, вызвавшаяся сварить кофе, пока готовилась пища. Вино мы купили в доме, в котором остановились, а водку получили с другой венды.

11 июля. После плохо проведенной ночи мы встали 11-го [числа] очень рано и в четверть седьмого были уже в пути. Мы пошли обычным [путем] по правому берегу реки Помбы, на который мы переправились через мост, находящийся вблизи деревни. Сначала мы несколько раз заблудились, прежде чем вышли на верный путь. Затем мы вошли в густой девственный лес и увидели много тропинок, ведущих в глубь леса вправо и влево по направлению к фазендам. Некоторые из этих фазенд мы уже могли видеть.

Еще через 2 легуа мы прошли на небольшом расстоянии от крупной фазенды Антониу Диаса. Здесь и в ряде других мест мы видели бродящие в лесу большие стада свиней. [58]

Пройдя еще 3 легуа, мы свернули в 11 часов с дороги в Торнейро 153, кое-чем запаслись и в 12 часов отправились дальше.

Из многих поселений, которые мы видели, наилучшей была [фазенда, принадлежащая братьям] Жозе и Ант[они]у Барбозу.

11 [июля]. К 5 часам, миновав еще фазенды Мануэла Пименты и Мануэла да-Силва-Пинту, мы прибыли на новую, красивую фазенду Мануэла Перейра-да-Силва, 70-летнего и все еще бодрого старика. [Из его детей] остались в живых и выросли 7 сыновей и 3 дочери; у него [также] множество внуков. Дорога, начиная от [фазенды] Ант[они]у Барбозу, поднималась сначала по большей части круто в [гору] через густые нетронутые леса, но [затем] пошла по многочисленным россио и капоэйра и стала гораздо более открытой и приветливой. Около той же упомянутой фазенды [Барбозу] мы оказались [на берегу] реки Помбы, через которую здесь по соседству можно переправиться на каноэ на левый (Слово вписано над строкой.) берег, откуда имеется другая дорога в Алдея.

Пройдя 6 легуа, мы не могли двигаться дальше, потому что наши [вьючные] животные очень устали. [Поэтому] мы попросили Мануэла Перейра-да-Силву [предоставить] нам убежище и ночлег. Он нас принял с большим гостеприимством. Вот крупнейшие фаз[ен]ды (Два слова вписаны над строкой.), мимо которых мы сегодня прошли: Педру-Франку (она осталась слева); Шавиер, почти заброшенная фаз[ен]да Мендиса; далее, [не доходя] 2 легуа до алдеи Торнейро, [еще] одна красивая большая фазенда, ранее [принадлежавшая] Ант[они]у Диасу или Мендису. [Повторяю еще раз]: мы сегодня видели следующие фазенды: Педру-Франку, оставшуюся несколько слева; Шавиер, хорошую, но теперь заброшенную из-за смерти хозяина фазенду Мендиса; фаз[ен]ду Ант[они]у Диаса Мендиса. Это большая богатая фаз[ен]да в 2 лег[уа] от алдеи Торнейро. Прекрасная земля, обширная фазенда, а людей [на ней работает] мало. Затем [фазенда, принадлежащая] Ант[они]у и его брату Жозе Барбозу и очень живописно расположенная на самом берегу реки Помбы, через которую здесь есть переправа.

[Переправляются] с помощью маленьких каноэ, а лошадям приходится перебираться [на тот берег] вплавь. Далее на пригорке [фазенда] Мануэла Пименты, поблизости [фазенда] Мануэла да-Силва-Пинту и за ней — М[ануэ]ла П[ерей]ра-да-Силва. На этой последней мы и переночевали. Здесь дорога уходит от реки.

11 июля. Здесь мы находимся на расстоянии 1 1/4 легуа от Дескоберта-[Нова], 8 легуа от большой проезжей дороги в В[ила]-Рика(? Мантикейра) и 16 [легуа] до Параибы, нижней таможни.

Вечером мы получили по местному обычаю теплую воду для [мытья] ног, уложили свои усталые тела на хорошие тюфяки, набитые кукурузной соломой, и укрылись теплыми, домашнего изготовления хлопчатобумажными одеялами.

12 [июля]. Утром сыро, туманно, 11—12° по Р[еомюру]. Сельские хозяева в этой местности в большинстве своем уже убрали кукурузу и принялись за раскорчевку леса.

Девственный лес требует больших трудов, чем капоэйры, поэтому те, кто победнее, к своим нескольким рабам нанимают еще несколько поденщиков. Капоэйру рубят лишь в августе, а в начале сентября сжигают.

Урожай кукурузы бывает лучше на капоэйре, чем на земле ”мата-виржем” 154, [но в отличие от нее, урожай на капоэйре тем больше], чем чаще ее повторно обрабатывают. Раз в 3—4 года капоэйра снова обрабатывается, т.е. 2—3 года она отдыхает.

Эта местность, в которой я сейчас нахожусь, и фаз[ен]да Мануэла Ант[они]у ди Оливейраса — самые плодородные места, о которых я когда-либо слышал. С 5 рабами он посеял 9 алкейре кукурузы и собрал 80 полных телег. Урожай здесь всегда [59] измеряют телегами, а телеги в зависимости от того, плохие или хорошие дороги, бывают большие или маленькие. У сеньоры донны Доминги телеги по 15 алкейре, а здесь — по 20. Бобы иногда дают урожай сам-80.

Для проезжающих очень приятно путешествовать в это время года. Повсюду сараи полны. Кукурузные поля еще огорожены и являются хорошими пастбищами для скота. [Это] время года сухое.

Здешние места населены людьми, которые раньше жили во внутренних районах, подобно тому, как на Параибе обитают теперь те, кто раньше жил в окрестностях Помбала, например семья капит[ана] Ант[они]у Жуакима, слуги этого капитана и другие.

12 [июля]. Семья Барбозу, которая теперь живет на Помбе (Два слова вписаны над строкой.), несколько лет назад пришла из внутренних районов; также и наш хозяин Мануэл Перейра-да-Силва, 10 взрослых (Слово вписано над строкой.) детей которого после вступления в брак поселились в этих местах, которые еще 12—14 лет назад все были заселены индейцами. Тогда здесь были непроходимые леса, а теперь плодородные поля.

Теперь Дескоберта-Нова тоже заселяется за счет многих других поселений. Алдея Помба и аррайял Мерсис уже обезлюдили.

Наших [вьючных] животных поймали рано, и 70-летний старик сам встал рано утром, чтобы загнать своих животных. Он сам управляет своей фазендой. Дай мне бог столько сил, чтобы так же управляться в своем доме.

Мы выехали в 8 часов утра и около 12 прибыли в Дескоберта[-Нова]. Дорога очень наезженная и ведет частично через лес, частично через капоэйру или уже убранные кукурузные поля, на которых пасется множество мулов, лошадей и свиней.

Пройдя 1 легуа, прибыли на фаз[ен]ду, состоящую из многих домов, больших и маленьких, которые выглядят наподобие деревни. Я встретил одного из жителей этой фазенды, которая называется Поса-Алегри 155 (приятное пребывание), и поскольку я интересуюсь вопросами народонаселения, я спросил его о составе семьи. Он сын отца, у которого 13 взрослых детей (семьи Диас и Тейшейра), 6 мужского и 7 женского пола. 5 из них 11 лет назад прибыли сюда из Келуза. Все они состоят в браке, имеют несколько рабов и обрабатывают этот участок, [размером в одну квадратную] легуа. ”Если семья будет так же расти, как семья моего отца — сказал этот человек, — то фаз[ен]да и участок земли скоро будут слишком малы, и мы вынуждены будем разъехаться”.

В этой местности очень много ягуаров, которые убивают свиней, телят, овец. Недавно застрелили одного черного [ягуара].

Через 2,5 часа мы добрались до Дескоберта-Нова. Крики, шум и плач еще издали свидетельствовали о большом скоплении народа. Сначала мы увидели фазенду собственно владельца, а затем целый ряд соломенных лачуг. Это жилища рудокопов (если позволительно здесь употребить этот термин) и тех, кто прибыл сюда, чтобы заниматься торговлей и извлечь выгоду из благоприятной ситуации.

Мы попросились на ночлег в одном, другом доме, но все понапрасну. Тогда мы прошли [в глубь деревни], между лачуг и увидели товары, кое-как [прикрытые] досками или попонами, постоялые дворы, трактиры, ярмарочные лавки и дома азартных игр.

Вся деревня выглядела совершенно как ярмарочный обжорный ряд. Тут на соломенной циновке, [наброшенной] на несколько слегка приподнятых над землей деревянных досок, лежат мужчины, там — женщины или девушки. Вот кто-то держит в руках полную бобами с салом тарелку, а рядом происходит гадание с помощью верчения булавки, поставленной на острие: [по тому, куда она упадет], определяют, будет ли удача или неприятность. [60]

Фокусники демонстрируют свое искусство, повсюду разливают вино, водку, ”кабесу”, ”рестиллу”, ”генебру” 156 и т.д. Купцы или, вернее, торговцы расположились в кустах.

Мы привязывали своих лошадей к деревьям в капоэйре и посетили близлежащие прииски, где работа кипела. В данный момент главным объектом занятий служила узкая и обрывистая (Слово вписано над строкой.) долина. Стар и млад, мал и велик копались в земле. Срывали верхний земляной слой, за которым шел верхний каменистый слой крупного гравия, а затем более мелкого. Он перемешан с глиной, железокаменными породами, скатанными обломками породы и разбитыми камнями, с железистым песчаником, и вся эта обычно влажная масса высыпается кучей под слабую струю воды, по усмотрению золотоискателя. Затем устанавливается каноэ (канотс), т.е. спереди более узкая, сзади более широкая доска и две доски по бокам; в это приспособление засыпается вся смесь, которую негры перемешивают, так что более легкие глинистые части смываются, камни остаются и время от времени выбрасываются. При этой процедуре [вымываемое] золото выпадает в самый нижний слой и остается (Здесь зачеркнуто: ”золотой песок”.) на месте.

Весь этот [способ] добычи, как я мог это до сих пор наблюдать, происходит без всякой науки, наудачу, и здесь он превратился в самое настоящее умопомешательство.

Нет никакого сомнения и ясно, что здесь найдено золото, очень много золота. Как только весть об открытии облетела страну, со всех сторон сюда устремились люди, так что теперь здесь собралось (спустя 3—4 месяца (На полях против этого места вписано и зачеркнуто: ”спустя 3 месяца”.) после открытия) почти 3000 человек. Не все приехали, чтобы мыть золото, но и ради развлечения. Здесь собрались пьяницы, публичные девки и множество всякого рода мошенников; некоторые (Слово вписано над строкой.) влачат жалкую жизнь, а другие пропивают или проигрывают все, что добывают мытьем золота. [61]

В высшей степени странно было видеть здесь людей, у которых еще несколько недель назад, наверное, не было ни гроша наличных денег и которые теперь швыряются талерами словно медяками. Не ценится даже золото, которое, можно сказать, ”как пришло, так и ушло”. Это подобно лотерее, и никто не умеет ценить свой выигрыш.

Обращает на себя внимание и то, что здесь собралось одновременно такое количество людей, а Gouvernement 157, кажется, не обращает на это ни малейшего внимания и даже не взыскало совершенно никакого налога с уже добытого здесь по сей день золота.

Утверждают, и нам это не кажется преувеличением, что за последние месяцы, со времени открытия, здесь найдено золото 30—40 арроб, а [правительство] этого вовсе не заметило, и все ушло контрабандным путем.

Человек приходит, намывает золота и опять уходит, также и другой, и, можно сказать, таким образом непрерывно меняется персонал.

Нахождение золота здесь, в девственном лесу является [фактом] новым и чрезвычайно интересным. Местность представляет собой котловину, лежащую значительно ниже, чем Серра-да-Антониу-Велью 158: [Антониу — это был] старик-индеец, от имени которого, по-видимому, происходит название этих гор.

В целом, как я, кажется, подметил, золото встречается у подножия высоких гор, где вода при сильных наводнениях мощными потоками устремляется с твердых пород в низину.

У Сан-Жозе склон горы в том месте, где найдены богатейшие залежи золота, отвесный как стена, поэтому совершенно не нужно воображения, чтобы различить один от другого перепады водного потока, низвергающегося с горы.

Может быть, небезынтересен будет рассказ о том, как здесь было открыто [золото]. Один трудолюбивый сельский хозяин, на фаз[ен]де у которого были плантации [62] сахарного тростника, кукурузы, бобов и кофе (Два слова вписаны над строкой.), случайно нашел в лесном ручейке небольшое количество золота. Он начал его понемногу промывать, а поскольку совсем не разбирался в этом деле, по секрету или [так сказать] доверительно обратился за советом к некоему мулату. Тот сразу же распустил слух о том, как богато это месторождение, и в пределах 2 месяцев сюда сбежались люди даже из самых отдаленных частей провинции.

Человек при этом потерял почти всю свою фаз[ен]ду. [Пришельцы] растащили] всю его провизию, погубили плантацию сахарного тростника, почти что вламывались в его дом, так что он совсем сник. Лучше бы он [официально] взял датас на свой участок. Если я сам об этом больше узнаю, в другой раз расскажу подробнее.

Горняк (”минейро”) пользуется (в Минас[-Жерайс]) преимущественным правом по сравнению с землевладельцами; и т.д.

12 июля. Проведя здесь несколько часов и раздобыв (Слово вписано над строкой.) хороший портвейн и сыр с хлебом, мы возвратились в так называемый аррайял Ору-Гросу 159, а поскольку здесь не было ночлега ни для нас, ни тем более для наших животных, мы решили вернуться к нашему старому другу Мануэлу Перейра-да-Силва, куда мы и прибыли к 5 часам и были дружески встречены.

Мне сказали, что его дочь, которая живет в 1 легуа отсюда, больна и просит меня: посетить ее. Я нашел ”сопрессио менструм” 160 и с ее мужем утром 13-го возвратился к его тестю, чтобы он меня проводил до алдеи Помба, где были мои лекарства, из которых я дал то, что счел полезным для нее. От М[ануэ]ла Перейры до алдеи Помба, которая еще называется ”алдея-дус-Индиус”, не менее 5 легуа. Наших лошадей поздно нашли на пастбище, поскольку все утро был густой туман. Как только туман рассеялся, после 9 часов, мы сразу же отправились в путь. Лишь вечером, к закату солнца, мы прибыли на фазенду Вогаду, где нашли всех в полном здравии, особенно Константина, которому выстрел не причинил ни малейшего вреда.

На расстоянии примерно 1 легуа от алдеи справа в Помбу впадает река Формозу, через которую переброшен плохой, шаткий и высокий мост. Река эта довольно широка. Дальше встречается еще множество мелких ручьев, самый большой из которых Пасса-Синку.

В лесах, через которые мы проезжали, нам встречались величественные деревья редкой высоты и диаметра, особенно несколько ”жакатипас” 161, которыми восхищается каждый проезжающий, даже бразильцы. У одного ствол такой толщины, что его едва смогли обхватить 5 человек.

14 [июля]. Утром холоднее обычного, только 7°, в [фазенде] Вогаду сырой туман, который, однако, к 9 часам рассеялся. Несколько негров, имеющихся на этой фазенде, занимаются расчисткой поля, чтобы в сентябре устроить пал, а затем на поле сеять кукурузу. Я очень часто удивлялся, что при очень небольшом количестве рабов на фазендах выполняют большой объем работы, и я этого не мог понять, поскольку мне приходилось прилагать немало усилий, чтобы заставлять работать моих людей. Наконец, я понял причину. Здесь, когда говорят о числе [рабов], то учитывают только рабов мужского пола, работающих на расчистке и в поле. Все женщины заняты дома, например, мелют кукурузное зерно, варят кукурузный корм для свиней и коров, прядут и ткут, кормят кур и т.п.

Примечание. Сегодня написал № 18 в Мандиоку.

Священник Жуан Бонифасиу Дуарти-Пинту, замечательный и предупредительный человек, дал мне следующие путевые инструкции. Чтобы попасть отсюда (из алдеи) в Президиу, надо через четверть легуа сойти с большой дороги, которая пролегает справа и ведет в Кампус-дус-Гуайатекасис, и следовать по левой дороге. Пройдя немного, примерно четверть легуа, надо следовать по дороге, которая идет справа, а [63] затем надо направиться к фаз[ен]де Ант[они]у Родригиса Гомиса, далее — к часовне Сан-Жуан-ду-Параупеба, неподалеку от которой расположена фазенда капитан-мора Пиранги Ант[они]у Жануариса, человека гостеприимного. На третий день прибываешь в Президиу, пройдя 10 легуа от алдеи Помба.

Там следует спросить господина капитана Гонсала, в случае, если не окажется господина Гидо 162.

***

Этот священник сказал мне, что эта церковь в алдее построена года 54 или 56 тому назад, ради распространения христианства среди индейцев.

Он третий [по счету] священник этой церкви и служит в ней вот уже 12 лет.

Сначала в его приходе были только индейцы, около 5000 человек. Индейцев постепенно вытесняли другие люди, прежде всего рабочие рудников. Они создавали фазенды, и в 1816 г. их уже насчитывалось 10 000 человек, в конце 1823 г. в общей сложности было 13 500 человек — белых, мулатов, негров, свободных и рабов.

В приходе имеется 9 маленьких и больших церквей и часовен, а именно:

Главная церковь — мученика Сан-Мануэла, она же — Помбский собор.

1. Часовня Милосердной Богоматери (аррайял М[ерси]с).

2. Часовня Даров на Турбу ([название] реки).

3. Часовня Зачатия на Турбу.

4. Часовня св. Иосифа на Параупебе.

5. Часовня св. Риты на Турбу.

6. Часовня св. Иосифа в [селении] Баррозу.

7. Часовня св. Анто[ния] в Порту-Алегри д’Уба.

8. Часовня Зачатия Богоматери на реке Нову (в верховьях).

9. Часовня св. Иоанна Непомуцкого на р[еке] Н[ову] (в низовьях).

Все часовни и поместья (Два слова вписаны над строкой.) по ту сторону реки Помбы относятся к комарке Сан-Жуан-дел-Рей, по эту сторону — к комарке Ору-Прету. ([Здесь находится и] Помбский собор.)

Часовни по эту сторону Параибы в Минас[-Жерайс] должны, по сути дела, относиться к этому церковному приходу, однако некоторые из них подведомственны Канта-Галлу, что несправедливо, поскольку в этом случае они должны относиться к епископству Рио-де-Жан[ей]ро, хотя расположены в провинции Минас-Жерайс. Подобного рода неправильное разграничение и деление встречается во всех провинциях, так что в этой области необходима общая реформа.

Священник мне также сообщил, что при вступлении его в должность 12 лет назад было всего 4 часовни, а за эти годы появилось еще несколько и должны еще появиться, и что поблизости от реки Параибы предполагается построить еще множество часовен.

15 [июля]. Сегодня мы рано привели наших лошадей и мулов, нагрузили их и около 10 часов отправились в путь по тому маршруту, который нам указал священник. Нам предстояло пройти через алдею Помба, где я еще раз зашел к священнику, чтобы тот ответил на некоторые вопросы, например: [почему] в его приходе числится не более 100 индейцев и почему на всем [занимающем] 16 легуа пространстве отсюда и до реки Параибы все еще нет ни одной часовни? Уже в течение некоторого времени странствующий священник из Канта-Галлу по воскресеньям то тут, то там служит мессу и причисляет этот дистрикт по эту сторону реки Параибы к епископству Рио-де-Жанейро. Священник, мой собеседник, по праву посетовал, что было бы нормально, если бы эта часть, расположенная в Минас[-Жерайс], относилась к ближайшему церковному приходу этой провинции и дистрикта.

Едва мы покинули эту деревню и, как нам посоветовали, оставили справа большую дорогу и пошли по левой, маленькой, как нас постигло огорчение: через [64] четверть часа мы подошли к фаз[ен]де, где узнали, что пошли не по той дороге. Вскоре с нами это произошло еще раз, так что я из предосторожности взял проводника, с помощью которого теперь мы пошли верным путем.

Повсюду на расстоянии 0,5—1 легуа друг от друга мы видели поселения, расположенные или около самой дороги, или в отдалении от нее, справа или слева.

15 июля. Пройдя 2,5 легуа, мы вышли на вершину горы, относящейся к горному массиву Мантикейра и называющейся Бом-Жардин; оттуда дорога спускается круто вниз, до большой фазенды, [принадлежавшей] Ант[они]у Родр[иги]су Гомису. Там снова мы нашли очень радушный прием.

Это была, как и все другие, новая фазенда, заложенная всего лишь 13 лет назад. Главной специализацией является выращивание сахарного тростника, из которого производят спиртные напитки, сбываемые в Дескоберта-Нова, Барбасене, Сан-Жуан, Сан-Жозе и других местах. У владельца всего 14 рабов и 9 детей, которые хотя и взрослые, однако из них лишь одна дочь замужем. Один сын работает проводником, другой плотником, третий учится, четвертый ездит на быках, а два остальных помогают дома по хозяйству.

Хороший раствор для обмазывания дома: 7 частей красной земли, 4 части коровьего навоза, 12 частей песка, 3 части песка, 2 части коровьего навоза, 1 часть земли ”капим” (глина). Все это как можно лучше перемешать или еще лучше (Фраза не дописана.)

[Фазенды:] Жуана Кордейры — 12 л[егуа], Ант[они]у Родригиса — 1 л[егуа], Домингу Мендиса — 1/4 л[егуа], кап[ит]ана Жозе Ант[они]у — 1 л[егуа], ча[сов]ня св. Иосифа — 1/4 [легуа], Жуа[ки]ма ди-Соза — 1/2 л[егуа], Ант[они]у Фр[ансис]ку — 1/2 л[егуа], Собрадинью — 3/4 л[егуа], ча[сов]ня св. Януария — 1/4 [легуа], кап[ит]ан-мора — 1/2 л[егуа].

16 [июля]. Перегонный котел Ант[они]у Родр[иги]са вмещает 40 баррелей 163. Три емкости для майше 163а, каждая по 80 баррелей. [65]

Каждый перегонный котел за один раз дает 6 баррелей водки, каждый баррель вмещает в себя 8 мер.

16 [июля]. Сегодня лошадей и мулов привели довольно поздно. Сегодня нам предстояло пройти 4 легуа. На расстоянии 1,5 л[егуа] живет ”капитан ду дистрикту”, который, наверное, человек очень сведущий.

***

Кукуруза (Слово вписано на полях.). Кукурузу поедают гусеницы, если ее посеять слишком поздно, а сухой сезон окажется очень сухим.

***

Здесь, у Ант[они]у Родр[иги]са, нас опять встретила женщина, которая в отсутствие мужа управляет фаз[ен]дой. Замужняя дочь и несколько незамужних, одна 16-летняя очень хорошенькая девушка; все держат себя очень свободно, что совершенно противоречит местным обычаям и нравам.

Отец — португалец, а эти люди все прилежны и трудолюбивы, только имеют испорченные нравы, поэтому и не боятся показывать себя перед проезжающими.

В Барбасене, при величайшей испорченности нравов и лености, женщины и девушки целый день сидят взаперти дома, их не видать даже около окон, а как только наступает ночь, они заполняют улицы; хотя их лица окутаны платками, однако речи и действия весьма вольны и несдержанны.

Старшая, 16-летняя дочь рано утром была занята доением коров. Здесь, как и повсюду, теленка привязывают к передней ноге коровы. Коровы дают очень мало, но хорошего молока, редко больше 3 полных бутылей.

16 [июля]. Утомленные вчерашней тяжелой дорогой животные вечером совсем не хотели есть кукурузное зерно. Они пришли очень поздно, так что едва ли было возможно пройти намеченный путь в 4 легуа; наш новый тропейро, которым я очень доволен и отношение которого к животным мне очень нравится, сказал, что будет лучше, если сегодня пощадить животных и остаться у коменданта дистрикта, капитана Жозе Антониу, от которого я, кстати, ожидал услышать много полезного. Туда мы прибыли после 1 часа и были приняты.

Хозяин с большим любопытством расспрашивал о цели нашего путешествия и подвергал сомнению все, что мы ему говорили, поскольку ему все было непонятно.

”Восемь мулов, нагруженных сундуками, — сказал он, — а товара для продажи нет: это кажется невозможным”. Он спросил, что с такой осторожностью несут негры. Когда ему ответили: ”Инструменты”, он сказал: ”Ах, разрешите посмотреть, это, должно быть, инструменты, на которых играют”. Об астрономических инструментах он даже не слышал. Открыли ящичек, чтобы он мог убедиться, что там часы, после чего он осведомился, не являемся ли мы часовых дел мастерами. Слов ”ботаник”, ”естествоиспытатель”, ”музей” (Слово вписано над строкой.) он еще никогда в своей жизни не слышал, поэтому не мог понять цели нашего путешествия.

16 [июля]. Фаз[ен]да большая, включает 2—3 сесмарии или легуа, одна из старейших в этой местности, 22 года назад ее заложил сам капитан, который с тех пор постоянно управляет ею. Здесь много хороших домов, сахарный и винокуренный заводы и т.д. и около 30 рабов, что по здешним местам очень много. Место поселения выбрано очень удачно, однако мы, едва пробыв здесь полчаса, заметили недостатки в управлении. Хозяин, которому было под 60, жаловался на дороговизну, беспорядок и нерадивость рабов, а главным образом на утрату своей жены, которая умерла 6 месяцев назад. [66]

16 [июля]. Я догадываюсь, что жена, собственно, и управляла имением и умела лучше распоряжаться неграми, чем престарелый папа и дедушка, ибо у него 16 внуков от 4 детей, которые все живут поблизости (Далее следует зачеркнутая фраза, предположительно прочитанная: ”Или, быть может, поместье плохо управляется оттого, что его владелец урожденный бразилец?”).

Ограда сахарной плантации в плохом состоянии, ее ворота стояли открытыми, и мулы хозяина (Слово вписано над строкой.) проникали туда, причиняя потраву. Свиньи забрались в огород, многие негры были больны, а многие умерли.

Чувствовалось отсутствие разумных распоряжений. Нас гостеприимно угостили обедом, который, правда, был самым бедным и скудным за все время нашего путешествия. На десерт нам подали бананы и апельсины. К капусте не дали даже кусочка сала.

N.B. Сегодня была пятница.

16 июля. Вечером мы хотели обеспечить себя, однако нигде не могли за деньги приобрести ни кур, ни яиц. На ужин мы опять получили вареные капустные листья.

Ночь я провел, устроив свое ложе на столе (Пять слов вписаны над строкой.), лучше, чем многие другие, поскольку здесь было гораздо меньше или вовсе не было блох, которые в тех домах, где много было еды, меня очень мучили.

Может быть, дело именно в том, что и блохам здесь нечего есть?

17 [июля]. Утром немного туманно, +12° по Р[еомюру]. Около 9 часов мы отправились в путь и через четверть л[егуа] прибыли к часовне С[ан]-Жозе, где живет священник и стоят несколько домов. Через 1/2 легуа мы дошли до фазенды Жуаким-ди-Соза, которая имеет весьма привлекательный внешний вид. Сразу видно, что эта фазенда хорошо управляется. Отсюда через 1/2 лег[уа] дорога приводит к жилищу Ант[они]у Франсиску, а еще через 3/4 [легуа] — к Собрадинью.

17 июля. Всего лишь через 1/4 л[егуа] мы добрались до часовни С[ан]-Жануариу, называющейся также ”алдея д’Уба”, откуда еще пол-легуа до фазенды капитан-мора Пиранги, куда мы и прибыли после 3 часов пополудни.

Сегодня дорога была чрезвычайно хорошей и, если не считать склона нескольких гор, с которых мы спускались, чаще всего пролегала по долинам, то более широким, то более узким. Девственный лес высокий, вся земля очень плодородна и слегка увлажнена. Кукуруза, рис, сахарный тростник и кофе растут очень хорошо, не столь хорошо хлопок, который сюда привозят в качестве товара [и только] в небольших количествах и из которого местные женщины производят грубые изделия, прядут и ткут.

Хотя алдея д’Уба невелика и [сама по себе] невзрачна, однако окрестности приятны, а само селение, кажется, растет с каждым днем (если судить по многочисленным новым домам). Часовня С[ан]-Жануариу построена 6 лет назад, после этого возникло и селение. На фаз[ен]де кап[итан]-мора нас приняли очень хорошо. Здесь имеется очень хороший сахарный завод.

17 июля. По сообщению местных жителей, река (Шипоту) (Название реки написано дважды: по-португальски и по-немецки.) протекает по соседству с Собрадинью.

В доме капитана-мор мы нашли несколько комнат, заполненных бобами (черными) в стручках; таким образом их выдерживают до той поры, когда можно будет их молотить. Однако для этого требуется много места. [Клещи] ”карапатос миудос”, которых постепенно становится все больше, ежедневно истязают нас, как никогда прежде.

Вчера мы имели возможность видеть несколько индейцев [племени] короато 164. Многие из них все чаще нанимаются на фазенду капитана-мор; они весьма склонны к [67] употреблению спиртных напитков. Португальцы постепенно все больше и больше их теснят, ограничивают и даже истребляют.

Немногие индейцы, которых еще можно видеть, цивилизованы, по крайней мере крещены, чаще всего носят одежду. Из числа индейцев здесь можно видеть разве лишь очень немногих [представителей племени] короато.


Комментарии

153. Торнейро (португ. torneiro) — токарь; в данном случае название деревни.

154. Мата-виржем — см. примеч. 34.

155. Поса-Алегри (бразил. pou?a alegre) — возможно, Г.И. Лангсдорф передает таким образом португальское pousa alegre — букв. веселый отдых.

156. Генебра (португ. genebra) — можжевеловая водка.

157. Gouvernement (франц.) — правительство, власти.

158. Серра-да-Антониу-Велью — букв. горы старого Антониу.

159. Ору-Гросу (португ. Ouru Grosso) — букв. большое золото.

160. Сопрессио местру(у)м (искаж. лат. suppression menstruum) — (преждевременное) прекращение менструаций.

161. Жакатипас — видимо, записанное на слух название дерева Cariniana brasiliensis из семейства Lecitidaceae. Это дерево, действительно достигающее гигантских размеров, имеет чрезвычайно ценную для различных работ древесину. Его более точное местное название — жекитиба (jequitiba).

162. Гидо — имеется в виду Гидо Томас Марлиер, комендант военных постов и индейских поселений на реке Риу-Доси, исследователь быта и языка индейцев. В СПФ АР АН находятся заметки Г.Т. Марлиера об очерке путешествия по Бразилии Огюста де-Сент-Илера, написанные в Онса-Пекенья 6 декабря 1824 г., с которых была Г.И. Лангсдорфом сделана копия (Ф. 63, Оп. 1, Д. 40, Л. 4—6); французско-ботокудский словарь, составленный Г.Т. Марлиером, и письмо его Г.И. Лангсдорфу, написанное [15 февраля 1825 г.] [Ф. 63. Оп. 1, Д. 24, Л. 7—15 об.].

163. Баррель — мера объема жидких и сыпучих тел, не вполне однозначно определяемая (от 100 до 200 л).

163а. Майше — по-видимому, маисовая водка.

164. Короато (короаты) — индейское племя (см. примеч. 90).

Текст воспроизведен по изданию: Дневник русской комплексной академической экспедиции в Бразилию в 1824-1826 гг. под началом академика Г. И. Лангсдорфа. М. Наука. 1995

© текст - Осипова Н. М. 1995
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Ingvar. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1995