Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЛИСЯНСКИЙ Ю. Ф.

ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА НА КОРАБЛЕ "НЕВА"

В 1803-1806 ГОДАХ

ГЛАВА ПЯТАЯ

ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ «НЕВА» ОТ ОСТРОВА СВ. ПАСХИ ДО ОСТРОВОВ МАРКИЗСКИХ И ВАШИНГТОНОВЫХ

Острова Фату-Гива [Футу-Гива], Мотане [Сан-Педро], Тоу-Ата [Фаху-Ата], Гоива-Гова [Гиваоа, Ла Доменика], и Фатугу [Футу-Хугу].— Обнаружение островов: Уа-Гунга [Уахуга], Нука-Гивы, Уа-Боа.— Имена вещей с жителями острова Нука-Гивы.— Посещение короля.— Описание королевского жилища.— Залив Жегауа.— Корабли «Надежда» и «Нева».

Апрель 1804 г. За несколько миль от берега установился юго-восточный ветер. Поэтому мы питали надежду, что непременно будем пользоваться пассатными ветрами 85, и уже опять попали в тот климат, где царствует ясная и приятная погода. Но оказалось совсем не так. С 26 апреля ветры сделались переменными, а с 30-го дули северо-восточные до самых Маркизских островов 86. Из этого можно заключить, что в этой части света юго-восточный пассат не простирается столь далёко от экватора, как по восточную сторону Америки.

В продолжение нашего плавания не случилось ничего достойного внимания, кроме того, что команда довольно хорошо отдохнула от трудов, понесённых около мыса Горн. Нередко сопутствовали нам тропические птицы и акулы. Последних мы ловили на уду. Они служили нам свежей и вкусной пищей.

7 мая на самом рассвете увидели мы остров Фату-Гива в 30 милях [55 км] к западу. Он представился нам в виде трёх довольно ровных холмов. Облака сперва закрывали его вершины, но вскоре потом исчезли и позволили нам зарисовать вид острова. К востоку от северной оконечности лежит продолговатый плоский камень, который мы миновали в четырёх милях. Он должен быть опасен для судов, ибо находится на самом открытом месте и милях в одиннадцати от берега. Едва мы [82] прошли Фату-Гиву, как вдруг появился остров Мотане, который с одной стороны имеет обрывистый, а с другой покатый берег. Затем начали показываться по порядку Тоу-Ата, Гоива-Гова и Фатугу, Последний весьма приметен. Это не что иное, как высокий кругловатый камень, с небольшой изрытой оконечностью, которую мы обошли около 7 часов вечера. В полдень, находясь на параллели южной оконечности острова Мотане, я делал наблюдения на 10°00' ю. ш. Хотя на картах этот остров изображён меньше острова Фатугу, но на самом деле он вдвое больше. Мы довольно долго пробыли по восточную сторону всех упомянутых островов, для более обстоятельного и удобного их осмотра. Все они показались мне гористыми и утёсистыми, кроме Тоу-Ата, который местами положе прочих, но и на нём видны высокие хребты. Обойдя остров Фатугу, мы направили свой путь на северо-запад, а находясь между Фатугу и островом Уа-Гунга, легли в дрейф, чтобы во время ночи не пройти мимо чего-нибудь, достойного внимания.

8 мая, приближаясь на рассвете к острову Уа-Гунга, мы обошли его с юго-западной стороны. Лишь только мы подошли к камням, лежащим у северо-западного мыса, погода вдруг сделалась непостоянной, а вскоре потом наступило совершенное безветрие. Хотя это и не было опасно, ибо с самого утра мы держались от берега не ближе 4 миль [7 км], весьма жаль, что такой случай совершенно не допустил нас описать этот остров. Во время приближения нашего к упомянутым камням, на западе появился остров Нука-Гива, а к юго-западу остров Уа-Боа. По сделанному сегодня наблюдению южная оконечность Уа-Гунга лежит под 8°56' ю. ш. Остров этот также довольно высок и, из-за множества находящихся на нём хребтов, неровен и неправилен. На юго-западной стороне есть несколько небольших заливов, где гребные суда могут удобно приставать. Для больших кораблей, кажется, можно считать годным только тот залив, который находится у самой южной оконечности острова, хотя впрочем и он не совсем закрыт от южных ветров. Подле него лежат небольшие острова, из которых один высокий и утёсистый, а другой плосковатый и покрыт зеленью.

В долинах мы видели множество растений, посаженных руками человека, однако же, ни людей ни жилищ нигде не приметили. Лейтенант Гревс (Путешествие Ванкувера 87). пишет, что на его корабле были многие из жителей острова Уа-Гунга, и называет их ласковыми и добродушными.

После полудня дул северо-восточный ветер, почему мы и легли сперва на северо-запад, а в 6 часов вечера, находясь близ северного мыса острова Нука-Гивы, поворотили от берега.

9 мая. С самой полуночи начали находить тучи, а около 3 часов на море установилось безветрие. Корабль несло к берегу Нука-Гивы, [83] но, к счастью, подул свежий ветер и помог отойти от берега. Около 9 часов, когда мы находились подле восточного берега острова, к нам пришла лодка с восемью островитянами. Приближаясь к кораблю, один из гребцов затрубил в раковину, а другой непрестанно махал белым лоскутом ткани. Приняв это за знак, что они не имеют против нас никаких неприязненных намерений, я приказал также махать с нашего корабля белыми платками и полотенцами, а напоследок мы вывесили белый флаг. Как только лодка приблизилась к кораблю и нами был подан знак островитянам на него взойти, то они вдруг бросились в воду и с помощью верёвок, спущенных за борт, влезли на корабль с величайшей проворностью. За всякую безделицу я давал им по ножу или по гвоздю, чем они были весьма довольны, а особенно первыми. Матросы, побуждаемые любопытством, обступили их отовсюду, однако же, это ни мало не мешало гостям непрестанно петь, плясать и прыгать различным образом. Между тем, они ни на минуту не переставали любоваться полученными подарками. Заприметив ещё четыре лодки, которые спешили к нам, я приказал удалиться всем островитянам, находившимся на корабле. Они исполнили это без малейшего ослушания, прыгая в воду один за другим. Лишь только к нам подъехали новые гости, то оставившие нас произвели ужасный крик и, показывая соотечественникам свои подарки, часто повторяли слово «кюана». На одной из лодок, на которой было пятнадцать гребцов, находился, повидимому, их старшина, ибо все прочие лодки были гораздо меньше и беднее. На ней была поставлена палка с пучком сушёных банановых листьев и небольшой лоскут ткани с небольшим четырёхугольным матом вроде опахала. Находясь под парусами, мне не хотелось быть окружённым множеством островитян, а потому я позволил войти на корабль только некоторым из них. Старшина, узнав об этом позволении, тотчас бросился в воду и влез на корабль. Взойдя на шканцы, он сел и подал мне привезённую с собою ткань. Я хотел было надеть на него пёстрый колпак, но он просил «коге», почему я дал ему ножик (полагая, что он того просил) и грош, вместо серьги. Один из офицеров показал ему зеркало, к которому старшина так пристрастился, что пришлось было с ним расстаться. Островитяне обходились с нами как со старинными своими знакомыми или друзьями. Они весьма честно меняли свои плоды и другие редкости и были так вежливы, что каждый из них, желая возвратиться на берег, просил даже у меня на то позволения. Я показывал им кур, которых они называли «моа», показывая знаками, что на берегу их много, так же, как и свиней, которых они называют «буага». Но, увидев козу и баранов, дивились им чрезвычайно, а потому мы и заключили, что этих животных на острове нет.

Хотя ветер продолжался в это время самый слабый, однако же, идя всё утро к югу, я надеялся вечером стать на якорь в губе [84] Тай-о-Гайе. Но наставшая после полудня тишина принудила нас отдалиться от берегов на ночь, потому что погода казалась весьма непостоянной.

10 мая с полуночи лил столь крупный дождь, что в короткое время можно бы было наполнить водою дюжину бочек. На самом рассвете мы подошли к южной оконечности Нуку-Гивы. Но так как ветер дул с юго-запада, то мы принуждены были направить свой путь к югу.

Губа, из которой вчера приезжали к нам островитяне, лежит на восточной стороне острова, между северной и южной его оконечностью. Она показалась мне довольно обширной, но только ничем не защищена от восточных ветров. Спеша насколько возможно скорее достигнуть места своего назначения, я не имел времени послать гребные суда для обстоятельного осмотра губы, хотя жители весьма усердно просили нас остановиться, уверяя, что в Тай-о-Гайе нет ни свиней, ни овощей.

Около 8 часов ветер повернул к северо-востоку, а поскольку и небо начало понемногу очищаться, то мы и направили свой путь к берегу, подходя к которому около 9 часов, увидели ялик корабля «Надежда». Каждый из вас при свидании со своими друзьями после семинедельной разлуки с ними, проявил чувства живейшей радости, а особенно узнав, что все они совершенно здоровы.

К полудню мы вошли в губу, но так как ветер не допускал нас до надёжного якорного места, то мы принуждены были тянуться к нему на завозах 88. Я тотчас отправился к Крузенштерну на корабль «Надежда», где нашёл множество островитян и самого короля этой губы, который, как и все прочие, был совершенно обнажён, с той только разницей, что тело его испещрено было более всех и самыми мелкими узорами. Меня он особенно полюбил и дал мне имя Ту, обещая приехать на «Неву» с подарками. Кроме природных островитян, на корабле «Надежда», находились англичанин и француз, которые, живя долгое время между маркизцами, могли быть для нас весьма полезны. Возвратясь на свой корабль, я узнал, что король уже был у нас и привёз несколько бананов. Подходя ближе к якорному месту, мы были окружены множеством плавающих островитян. Иные из них имели при себе плоды, а другие приплыли без всего.

11 мая на самом рассвете около корабля был слышен шум. Мы увидели до ста плавающих женщин. Они всеми способами старались получить позволение взойти на корабль.

Около 7 часов утра начался торг кокосами, плодами так называемого хлебного дерева и разными редкостями, который и продолжался до полудня. В это время мы купили до двухсот кокосовых орехов, несколько плодов хлебного дерева и бананов, платя за семь кокосов, за связку хлебных плодов и за хорошую ветвь бананов по куску железного обруча, длиною в 4 дюйма [10 см]. В 8 часов приехал к нам на двух лодках король со своим дядей и прочими родственниками. Они привезли [85] с собой четырёх свиней, за которых просили находившихся у нас двух английских баранов. Но, получив отказ, увезли их с собою обратно, не согласясь взять за них топоры, гвозди и другие вещи. Желая одарить короля как можно лучше, я дал ему топор и несколько ножей, но его величество принял один только колпак и небольшой кусок пёстрой ткани. Такой отказ вызвал у меня некоторое сомнение, но вскоре потом я вышел из него, узнав от англичанина, что король, не имея чем отдарить меня, не хотел ничего взять. И в самом деле, он послал тотчас свою лодку на берег, которая через несколько минут воротилась с пятьюдесятью кокосами, за что я дал топор и три ножа дяде короля, привезшему эти подарки. Около этого времени прибыл на корабль ещё один из королевских родственников и променял нам небольшую свинью на петуха с курицей.

В час пополудни наложил я табу (Значение слова табу будет объяснено подробно в другом месте. Здесь же его нужно понимать просто как запрещение), вывесив красный флаг, и мена товаров тотчас прекратилась. Как только команда отобедала, мена опять возобновилась.

В похвалу островитян надо сказать, что мы пожаловаться на них не можем, так как они поступали весьма честно. Мы обыкновенно спускали с борта верёвку, за которую плавающий привязывал свои товары, а потом или сам взлезал наверх или же ему опускался обратно кусок железного обруча (обыкновенная наша плата). Получив его, каждый бросался в воду с радостью, считая себя счастливейшим человеком на свете.

Сегодня положили мы другой якорь. Так как жара для матросов была тягостна, то я воспользовался нашими гостями. Я приказал позвать плававших островитян на корабль и поставил их на шпиль 89, я обещал им по старому маленькому гвоздю, если они будут прилежно вертеть. От этого обещания появилась у них чрезвычайная радость, и мы едва могли удержать их от беготни. По окончании работы каждый взял своё, спрыгнул в море с радостными криками. Королю весьма понравился мой попугай, за которого я мог бы получить двух свиней. Находясь в моей каюте, увидел он зеркало, от которого долгое время не отходил и, поворачиваясь поминутно, любовался самим собой. До сахара он был такой охотник, что беспрестанно просил его и ел по целому куску. После завтрака король, не простясь ни с кем, соскочил с корабля в воду и поплыл к берегу. Плавающий народ не оказывал ему ни малейшего уважения. Королевская свита оставалась еще на корабле. Каждый просил выбрить его, узнав, что бритвой это гораздо удобнее сделать, нежели раковиной. Желание их тотчас было исполнено, после чего они оставили нас, показав величайшее удовольствие от сделанного им угощения. [86] Между тем, я познакомился с англичанином Робертсом и склонил его помогать нам во время нашего пребывания здесь. Он остался на корабле ночевать с тем намерением, чтобы с рассветом ехать за водой.

12 мая поутру опять не замедлили явиться к нашему кораблю островитяне, однако же, число их было наполовину меньше вчерашнего. Потому мы могли купить у них только пятьдесят кокосов и несколько редкостей. Около полудня приехал сам король и просил променять четырёх своих петухов на наших. Поэтому я дал ему одного бразильского за всех, брату же его уступил утку, за которую он мне привёз посредственной величины свинью. Он выпросил также и селезня, обещаясь привезти на другой день поросёнка. Такая мена была для меня весьма выгодна, а особенно потому, что я желал, чтобы эти птицы развелись на острове Нука-Гиве, где до того времени их никогда не было.

Сегодня на нашем корабле случилось следующее происшествие. Я купил весло у одного островитянина, осматривая которое, мичман Берг уронил его нечаянно на голову королю, сидевшему на шканцах. От этого король упал и начал делать разные телодвижения, показывая, что получил сильный удар. Этот случай меня весьма встревожил. Берг, стараясь загладить свой неумышленный проступок, подарил королю кусок обруча около 4 дюймов длиной, отчего его величество тотчас вскочил и захохотал, показывая знаками, сколь искусно умел он притворяться. После обеда меня посетил Крузенштерн и между прочим рассказал, что король привозил к нему свинью, но так как на корабле все сидели в это время за обедом и никто не выходил наверх, то король рассердился и увёз её назад.

Хотя этот случай казался с первого взгляда маловажным, однако же, он едва не произвёл дурных последствий. Некто из наших недоброжелателей, приехав на берег, распространил слух, будто бы король задержан на корабле «Надежда» и сидит в оковах за то, что не согласился подарить привезённую им свинью. При этом возмутился весь залив. Множество островитян окружили наш баркас, который только что был налит водой. Они грозили Робертсу лишить его жизни. Робертс всячески старался уверить их в несправедливости распространённого слуха. Однако же всё было тщетно, пока сам король приехала к толпе, не уверил её, что он не видал ни от кого никакой обиды. Это известие, хотя и сильно нас огорчило, но нечего было делать, и надлежало вооружиться терпением.

13 мая. Происшествие, случившееся вчера на берегу, не только не удержало нас от вторичной отправки баркаса за водой; но и сами мы решились посетить короля в его жилище. В 8 часов мы вышли на берег со всеми теми офицерами, которые в это время не были заняты по службе, и с десятью вооружёнными матросами. Всех же нас было около 30 человек, Выйдя на берег и имея при себе Робертса переводчиком, [87] мы пошли сперва по взморью, а потом сквозь рощи кокосовых орехов и хлебных деревьев. Миновав несколько бедных хижин, мы прибыли, наконец, к дому королевского брата. Но поскольку мы несколько утомились от дальней дороги, то, расставив стражей, принуждены были остановиться для отдыха. Народ, который шёл за нами толпой, стеснился было вокруг нас, но Робертс приказал им стоять подальше. Приказание это они исполнили без всякой обиды. Отдохнув немного, мы продолжали свой путь попрежнему. Но так как нужно было проходить вброд несколько ручейков, а тропинка, по которой мы пробирались, была узка и грязновата, то дорога показалась нам весьма затруднительной и доказывала, что нукагивцы невеликие охотники до чистоты. Войдя в королевский двор и расположив своё войско, мы вступили в жилище, или, лучше сказать, в беседку, стоящую на каменном основании. Она сделана из шестов, которые сзади стояли перпендикулярно, а в передней стене положены горизонтально. Двери сделаны посредине, шириной в 5 футов [1,5 м], а вышиною около 3 футов [1 м] и разделены вдоль брусом. Прилегающее к стене отделение беседки устлано травой и тонкими рогожами для сна и сиденья. Крыша сделана из листьев хлебного дерева, построена скатом. Стены увешаны посудой, сделанной весьма искусно из колабашей (Колабаш — род тыквы, растущей на дереве. Он растёт разными фигурами и имеет кожу гораздо толще обыкновенной тыквы, а, потому из него весьма удобно делается посуда всякого рода), каменными топорами, копьями и булавами, а потолок — военными доспехами. В переднем углу стояли барабаны, или, лучше сказать, длинные, но узкие кадушки, сверху обтянутые кожей, и производящие унылый звук.

Мы нашли тут короля, королеву, их дочь и сына с несколькими родственниками и приближёнными. Между ними находилась также молодая женщина, которая почитается богиней острова. Из всего её обхождения можно было тотчас приметить, что она старается во всём соответствовать оказываемому ей почтению. Одарив всю королевскую фамилию ножами, ножницами, зеркалами, набойкой и прочими мелочами, мы распрощались с ней. При выходе Робертс показал мне дитя королевского сына, почитаемое островитянами также за божество, которое держал дядя на своих руках. Я желал, чтобы его поднесли ко мне поближе, но мне ответили, что сделать это никак нельзя, ибо на место, где живет дитя, наложено табу. Я тотчас подошёл к младенцу сам и покрыл его тонким холстом. Тогда пришла к нам и вся королевская фамилия, но из народа ни один человек не смел приблизиться.

Осмотрев как само жилище короля, так и пристроенные к нему здания, из которых одно служит вместо столовой, а другое кладовой для хранения разных хозяйственных вещей и припасов, мы пошли в дом к Робертсу. [88]

Дорога от королевского дома идёт по горе, с которой можно видеть залив и разные насаждения, находящиеся в долинах. Жилище Робертса было не так обширно, как у других знатнейших жителей острова, однако же, оно было окружено довольно большим количеством кокосовых, хлебных и других плодовых деревьев. Отдохнув немного в его доме, мы пошли на кладбище. Тут находится несколько весьма грубо вытесанных статуй, означавших место могил. Один труп лежал просто на деревянной толстой доске на высоких шестах, а сверху был покрыт сделанной из листьев крышей. Повидимому, он лежал уже весьма давно, ибо, кроме костей, ничего не осталось. Более всего обратил моё внимание один памятник, поставленный недавно умершему жрецу. Он сделан из кокосовых листьев, довольно хорошо сплетённых наподобие беседки. В середине находится возвышение, а перед ним жертвенник из тех же листьев, которые своей зеленью радуют взор. По кладбищу разбросано множество кокосовых корок, которые мешали нам ходить. По указанию Робертса, они разбросаны островитянами нарочно и являются жертвоприношением умершим. На голове одного истукана лежал целый кокосовый орех.

К нашим судам мы возвратились по другой дороге и заходили в разные дома островитян. Все они построены одинаковым образом и не только не отличаются от королевского, но иные из них даже красивее и чище.

Множество островитян непрестанно следовали за нами, без всякого оружия, имея при себе разные вещи, которые они желали променять нам на железо, ножики и другие безделицы. Мы накупили множество тканей, оружия, украшений и тому подобного.

По прибытии нашем к берегу, квартирмейстер корабля «Надежда» уведомил Крузенштерна, что во время его отсутствия оторвался у катера якорь, который отыскать он никак не мог. После внимательного осмотра кабельтова 90 мы удостоверились, что островитяне отрезали его полученными от нас ножами.

Лишь только взошёл я на корабль «Нева», ко мне явился король с каменным топором, который отдал нам за железный топор. Спустя несколько минут он опять возвратился и просил меня променять такой же топор на свинью. А так как король пожаловал к нам в такое время, когда мы были за столом, то его величество, по моему приглашению, сел вместе с нами обедать. Оладьи с мёдом ел он с большим удовольствием, а рюмки с портвейном выпивал досуха, хотя и морщился. По окончании обеда наш гость отправился в своё жилище уже навеселе.

14 мая. Поутру пришёл от королевы нарочный сказать мне, что если я пришлю своё гребное судно, то она со своими родственницами охотно посетит наш корабль «Нева», прибавив, что на лодках островитян ездить ей запрещено. Это сделано, кажется, для того, чтобы неприятель [90] не мог увезти столь знатных особ. Я тотчас отправил к берегу ялик и перед полднем имели мы удовольствие видеть на своём корабле королеву, её дочь, невестку и племянницу. Мы угощали их по возможности и, одарив, отправили всех назад.

Как сама королева, так и другие были покрыты жёлтой тканью и намащены кокосовым маслом, которое хотя и придаёт телу большой лоск, но пахнет весьма неприятно.

Молодые женщины все недурны, а особенно невестка, или мать того ребёнка, которого островитяне почитают божеством. Она дочь короля владеющего заливом Гоуме, и называется Ана-Таена. Между её отцом и свёкром происходила почти непрестанная война как на суше, так и на море. Но с того времени, как сын короля Катонуа женился на дочери короля залива Гоуме, война на море прекратилась, потому что невеста привезена была по воде. Если, по каким-либо неприятным обстоятельствам, она принуждена будет оставить мужа и возвратиться к родителям, то война, которая продолжается ныне только на суше, может возобновиться и на воде. Напротив, если она умрёт в этой долине, то последует вечный мир. Этот договор так понравился островитянам, что все они единодушно признали виновницу общего покоя за богиню и, сверх того, положили почитать и детей её божествами.

Лишь только гости наши уехали, королевский брат привёз к нам свинью за полученный им топор, а поросёнка с целой лодкой кокосовых орехов — за одного селезня. Я очень доволен, что имел случай оставить на острове утку и селезня, которые, принеся нам прибыль, конечно, не будут бесполезны и своим новым хозяевам.

15 мая. Желая как можно более запастись съестными припасами, я и Крузенштерн, взяв с собой некоторых офицеров, поехали в небольшой залив Жегауа, находящийся около 3 1/2 миль [6 км] к западу.

Лишь только мы показались, как жители окружили нас со всех сторон, мужчины с плодами и уборами, а женщины с разными растениями. Выйдя на берег, мы прямо пошли в королевский дом, где позавтракали и отправились осматривать местоположение губы.

Хотя в короткое время мы успели выменять до 60 ветвей бананов, но свиней, которых впрочем здесь довольно много, достать никак не могли. Король сперва обещал променять борова на топор, но после передумал. Правда, торговля наша была неудачна, однако же, мы не могли считать эту поездку бесполезной. Напротив того, она доставила нам случай осмотреть и описать небольшую, но прекраснейшую гавань, которая защищена от всех ветров. Вход в неё несколько узок. Но так как перед ним не более 21 сажени [38 м] глубины, то, в случае безветрия или противных ветров, он весьма удобен для верпования 91, а при южном ветре в том не будет никакой нужды. У самых берегов эта гавань довольно глубока, особенно с южной стороны. Саженях в тридцати пяти от [91] песчаной вершины глубина её 2 1/2—3 сажени [4,5—5,5 м], чем же дальше, тем она становится глубже. При входе в неё есть небольшое селение и прекрасная речка, которую я назвал Невкой.

16 мая, запасшись необходимым количеством кокосов и других растений, мы весь день готовились к продолжению предстоящего нам пути. Робертса, за оказанные им во многих случаях полезные для нас услуги, я наградил холстом, железом и прочими нужными вещами, кроме пороху, хотя он и весьма убедительно его просил. Мной положено было за непреложное правило не оставлять островитянам ни малейшего количества этого губительного вещества. Он получил ещё от меня множество разного рода семян европейских растений, которые могут быть полезны как для самих жителей, так и для приезжающих к ним.

17 мая в 5 часов поутру мы начали сниматься с якоря, а около 9 часов были уже под парусами. Ветер дул с берега, и потому мы несколько отошли от якорного места, но вскоре потом он совсем переменился. Ожидая такой перемены ветров, которая при наличии гор, окружающих залив, бывает почти беспрестанно, я велел заблаговременно приготовить катер с верпом и ялик для буксира. Видя, что, при всём нашем старании продвигаться вперёд, наш корабль тащило в противоположную сторону, мы должны были тянуться на завозах. В это время сильное течение воды влекло к берегу корабль «Надежда», шедший впереди нас, так что буруны показывались у него под кормой. Это обстоятельство заставило меня, оставив свои завозы, послать немедленно катер в помощь «Надежде». Когда он к нам возвратился, то я приказал завести три кабельтова на ветер, а к вечеру, поставив марсели, вышли мы в море при вихре с дождём.

Перед этим посетил меня в последний раз король. Он шутил на счёт бывших у нас за три дня перед тем посетительниц, не исключая и своей жены, уверяя, что все они чрезвычайно довольны нами, а особенно богиня, которой я подарил золотой шнурок на шею. В это время оторвался бочёнок, привязанный, вместо томбуя 92, к верпу, по которому мы тянулись. Тотчас отправлена была лодка за водолазом, но еще до его прибытия мы зацепили за кабельтов кошкой (Кошкой называется небольшой четырёхлапый якорь с крюками, употребляемый для вылавливания чего-нибудь, находящегося в воде) и вытащили его. Король, весьма довольный нашим приёмом, распрощался с нами обыкновенным образом, т. е. не говоря никому ни слова, и отправился домой со всей своей свитой.

В 10 часов вечера, удалясь от берега около 3 миль [5,5 км], мы легли в дрейф для подъёма гребных судов и для ожидания корабля «Надежда», который оставался еще на якоре.

Я было забыл упомянуть о ракетах, которые были пущены вчера [92] вечером с тем намерением, чтобы узнать, за что сочтут их островитяне. Король уверял меня, что народ приведён был ими в чрезвычайное изумление, и сколько Робертс ни старался уверить их, что ракеты пущены были только для того, чтобы повеселить их, все бывшие тогда на берегу перепугались до смерти. Как только появился огонь, они заключили, что эти ракеты — звёзды, которые мы могли выпускать когда и куда хотим, и что они, не исчезая в воздухе, возвращаются к нам опять. [93]

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ОПИСАНИЕ ОСТРОВОВ МАРКИЗСКИХ И ВАШИНГТОНАВЫХ, ОСОБЕННО НУКА-ГИВЫ

Местоположение Маркизских и Вашингтоновых островов.— Описание острова Нука-Гивы.— Образ правления.— Обряды при погребении.— Табу.

Мая 1804 г. Острова Маркизские: Фагу-Гива [Футу-Гива], Мотане [Сан-Педро], Тоу-Ата [Фаху-Ата], Гоива-Гова [Гиваоа, Ла Доменика] и Фатугу [Футу-Хугу] лежат, сто сделанным мною лунным наблюдениям, между 138°18' и 138°55' з. д. и между 10°30' и 9°25' ю. ш. Первые четыре открыты в 1595 году испанским мореплавателем Алваро-Менданья де Неира, а последний Куком. Вашингтоновы 93 же острова — Уа-Боа, Уа-Гунга [Уахуга], Нука-Гива, Гиау и Фатуда — находятся к северо-западу от Маркизских. Из них первые три простираются в ширину около 35 миль [64 км], а в длину до 40 миль (74 км). Они найдены в 1791 году в мае месяце Инграмом, начальником американского купеческого корабля из Бостона, шедшим к северо-западному берегу Америки. Хотя все вышеуказанные острова составляют один архипелаг, но поскольку они сделались нам известны в разные времена, а не все сразу, то я и разделяю их на две части.

Я займусь описанием одного только острова Нука-Гивы. О прочих же ничего не могу сказать более, как только то, что они возвышенные, утёсистые и неправильные, вследствие находящихся на них многочисленных хребтов, кроме Тоу-Аты, показавшегося мне в некоторых местах отложе прочих. Удивительно, что ни один из островов не имеет конической возвышенности, но каждый из них представляется как бы прямо поднимающейся из моря стеной. [94]

Остров Нука-Гива я считаю самым большим из всех, составляющих эту группу, или архипелаг. Утёсами же и высотой он походит на прочие. Мы увидали его, находясь на южной оконечности острова Уа-Гунга, хотя в это время горизонт был покрыт туманом. Обойдя почти вокруг весь этот остров, я могу сказать, что у самых берегов его повсюду довольно глубоко, и опасных мест, которые трудно заметить, [95] совсем нет. По восточную сторону, которая весьма утёсиста, лежит губа Готышева. Она, как кажется, ничем не закрыта от восточных ветров, которые здесь дуют почти беспрерывно, и должна быть опасна для судов.

По южную сторону острова есть три залива: Гоуме у юго-восточной оконечности и Жегауа у юго-западной. Этот залив может называться настоящей гаванью, в которой корабли могут удобно чиниться, ибо изобилует нужными к тому материалами и весьма удобен для заготовления пресной воды. Местные жители показались мне приветливыми и, верно, с великою радостью будут принимать приезжающих к ним европейцев. Третий залив называется Тай-о-Гайа. Он лежит на середине этого берега, имеет хорошее якорное место, и так как он окружён горами, то вход и выход для кораблей могут быть довольно затруднительны. Впрочем, выбрав удобное время и держа в готовности якоря и гребные суда для буксира, нечего опасаться. Как только покажутся острова Митао и Мутонуе, находящиеся по обеим сторонам устья залива, должно держать путь ближе к первому. Острова эти лежат к берегу так близко, что издали отличать их весьма трудно. При выходе из залива нужно держаться восточного берега, так как, какие бы ветры ни дули внутри него, в море они бывают, большей частью, с востока-северо-востока до востока-юго-востока. Лучшее якорное место — под прикрытием юго-восточного мыса, где глубина 14 сажен [25 м], грунт — песок с илом.

Хотя в Тай-о-Гайе, ввиду буруна, неудобно наливаться водой, однако же, жители так услужливы, что стоит только баркасу остановиться на верпе подле берега и спускать бочки в воду, как целая толпа плавающих островитян будет их подхватывать и, налив водой, доставлять обратно с такой поспешностью, что часа в два можно ими наполнить большой баркас. С такой же скоростью доставляются островитянами на гребные суда и дрова, которые можно рубить у самого берега. За всё это мы давали каждому из них по куску обруча в 12 см длиною.

Вследствие кратковременного пребывания и незнания местного языка, мы, конечно, расстались бы с этими местами без всяких других сведений, кроме только того, что могли сами увидеть или заключить по одним догадкам, если бы не помог нам Робертс, которого судьба, как бы нарочно, на наше счастье завела сюда. Около семи лет назад он ушёл с купеческого судна сперва на остров Тоу-Ата, где прожил два года, и, переехав потом в Тай-о-Гайю, пользуется теперь некоторым уважением новых своих соотечественников, ибо женат на королевской родственнице и имеет землю.

Нука-Гива, подобно прочим островам этого архипелага, управляется многими владетелями, которые, к сожалению, находятся почти в беспрестанной войне между собой. Хотя всё достоинство этих старшин заключается более в имени, нежели в существенной власти, однако же, им предоставлены некоторые особенные перед прочими [96] преимущества, как-то: лучшие и обширные земли, уважение народа и право в хороший урожай брать четвёртую часть плодов, принадлежащих их подданным, в другое же время — смотря по обстоятельствам. Эти правители вступают во владение наследством. Хотя вести войны со своими неприятелями они не могут без согласия народа, однако же, нередко бывают орудием для прекращения кровопролития. Примером этому могут служить жители залива Тай-о-Гайя. Они имели непримеримую вражду с жителями двух других заливов, лежащих по обе стороны от него. Война между ними происходила непрерывно как на суше, так и на море. Но с того времени, как королевский брат женился на дочери правителя одного из этих заливов, а сын его на дочери старшины другого, оба эти народа, по крайней мере на море, прекратили неприятельские действия. Если же жёны их окончат свою жизнь у мужей, то между народами война прекратится навсегда. Было бы весьма утешительно, если бы все правители последовали их примеру и тем доставили бы вечный мир своим подданным.

Судя по тому, что у нукагивцев есть жрецы, они должны иметь и веру, но в чём она состоит, неизвестно. Гражданских же законов у них никаких нет, и каждый, набрав себе множество приверженцев, всё право поставляет на силе. Нахальство, воровство и даже смертоубийство хотя и почитаются у этих диких народов пороками, однако, кроме мщения от обиженного или от его родственников, никакому другому наказанию не подвержены. Установленных обрядов богослужения также нет.

Тело покойника обыкновенно обмывается и кладётся на доску среди дома. Родственники и посторонние посещают его до выноса. Первые выражают свою печаль рыданиями, царапая при том своё тело до крови зубами какого-либо животного, острой раковиной или чем-нибудь другим, а прочие — как хотят.

После этого умерший относится на кладбище, ставится на возвышенной площадке и там истлевает. В военное время тела и кости умерших зарываются в землю, чтобы они не попались в руки неприятелю, ибо не может быть обиднее жителю Маркизских островов, как видеть голову своего родственника привязанной к ногам соперника. Робертс уверял меня, что после смерти жреца приносятся в жертву три человека. Двое из них вешаются на кладбище, и кости их, когда они спадут на землю, превращают в пепел, а третьего разрывают на части и съедают. Голова же его обыкновенно надевается на истукана. На такое жертвоприношение определяются, однако же, не свои люди, но украденные у соседей, которые, узнав о том, ведут войну с похитителями от 6 до 18 месяцев. Впрочем, продолжение её зависит от наследника умершего, который по кончине своего родственника удаляется в неприкосновенное место (т. е. на которое наложено табу). Пока он не оставит своего убежища, смертоубийство между двумя народами не прекращается. [98] Во время пребывания наследника в этом самовольном заключении, ему оказывают всяческое внимание и не отказывают ни в чём, хотя бы он потребовал человеческого мяса 94. По окончании столь нелепой и несправедливой войны, следуют пиршества и всякого рода забавы и увеселения.

Хотя прежние путешественники и заключали, что здешние женщины не имеют ни к кому супружеской обязанности, однако же, заключение это неверно. Супружество на этих островах соблюдается так же, как и в Европе, а если и есть какая-либо разница, то разве в самых маловажных обстоятельствах. Хотя здесь, как уже упомянуто выше, нет никакой законной расправы и суда, однако же, обычай утвердил некоторые правила, служащие для обуздания виновных. Например, если муж узнает о неверности своей жены, то он всячески старается достать жену своего соперника и воздать ему равное за равное. При совершении браков (Всё сказанное мной здесь и Маркизских островах относится также и к Вашингтоновым) наблюдают следующий обряд. Молодой человек, полюбив девицу, старается познакомиться с ней наедине или идёт прямо к её отцу и объявляет ему о своём намерении. Когда предложение его принято невестой и родными, то он с того же дня живёт с ней в самом тесном согласии. Если через некоторое время они друг другу понравятся, то дело оканчивается тем, что молодые переезжают в свой дом. Женщины богатых семей имеют обыкновенно по два мужа. Один из них может быть назван господином, а другой домашним прислужником. В отсутствии же первого он заступает его место. Он обязан следовать за женой везде, где настоящему её мужу не случится быть. Такие помощники выбираются иногда после брака, а гораздо чаще бывает, что в одно и то же время сватаются двое, с тем, что один из них заступит первое, а другой второе место. Последние обыкновенно бывают люди необеспеченные, но с хорошими качествами и достоинствами. Островитяне считают вполне допустимым, если жена родит и на другой день после свадьбы, и ребёнок признаётся законным. Брачные разводы совершаются здесь с такою же лёгкостью, как и свадьбы. Если между мужем и женой возникает несогласие или они друг другу не полюбятся, то расходятся без всяких околичностей. Муж берёт себе другую жену, а жена вступает в новый брак. Хотя принятым обычаем запрещается родственникам вступать в супружество ближе второго колена, однако же, бывают случаи, что отец живёт со своей дочерью, а брат с сестрой. Впрочем, такие связи считаются пороком. Нам рассказывали, что за несколько лет перед этим один нукагивец сделался любовником своей матери, но островитяне уверяли при том, что такого примера прежде никогда не было. Из этого можно заключить, что права матери почитаются здесь священными. [100]

При рождении детей маркизцы соблюдают только один обряд, состоящий в отрезании пупа у новорождённого. До того времени, пока этот обряд еще не совершён, никто не может ни входить в дом, где родился младенец, ни выходить из него. Такое запрещение называется здесь табу 95. Их бывает, сколько я мот заприметить, два. Одно духовное, а другое королевское. Первое налагается жрецами, а последнее королём. Хотя нарушители табу наказываются примерным образом, однако же, это нарушение, особенно людьми сильными, делается нередко. Каждый из здешних жителей пользуется имуществом, доставшимся или по наследству или благоприобретённым. У богатых насаждения, дома, лодки и прочая собственность содержится в довольно хорошем порядке, у людей бедных господствует скудность и даже совершенная нищета. Дома нукагивцев представляют род беседки, сделанной из тонких шестов. Из них задние и боковые ставятся обыкновенно стоймя, а передние кладутся изредка и притом так, что их, в случае надобности, можно вынимать. Крыша делается из листьев хлебного дерева и издали походит на нашу соломенную. Во всём доме больше одного помещения не бывает, оно без окон и с широкой дверью посередине. В одном только королевском доме видел я перегородку с дверью, которая была столь низка, что сквозь неё можно было пролезть не иначе, как на коленях, да и то с большим трудом. Лучшие строения стоят на довольно возвышенных площадках из камня, который хотя не обтёсан, но хорошо подобран. Внутренность дома, лучше сказать, пол, разделяется на две части бревном. Из них ближайшая к стене устилается сухой травой, а потом рогожами, на которых спят, передняя же часть служит для сидения. Чистота и опрятность нукагивских жилищ мне весьма понравились. Под крышей и по стенам обыкновенно вешается разная посуда и другие вещи, выдолбленные из дерева, а также военные уборы и оружие. В некоторых домах я видел множество зрелых кокосов, живописно развешанных по стенам. Кроме этих жилищ, каждый зажиточный островитянин имеет ещё особое строение такого же почти рода, которое служит вместо столовой, а особенно в праздничное время. На него налагается табу для женщин, которые не только не могут туда входить, но даже проходить той дорогой, на которой перед постройкой лежал камень для фундамента. К этому надо добавить ещё магазин для запасов и небольшой огород, в котором растут деревья, из которых делают островитяне употребляемую ими ткань. Эти магазины или погреба не что иное, как кругловатые ямы, уложенные булыжником. Стены и пол обмазаны глиной и покрыты ветвями и листьями. В них хранятся продукты, состоящие, большей частью, из разных кореньев, и плоды хлебного дерева. Припасы кладутся на упомянутые листья, потом засыпаются глиной с песком, а напоследок землёй. Этот способ, по уверению жителей, наилучший для сбережения плодов и кореньев. Особых кухонь [102] видеть мне нигде не случалось, а каждый готовит свою пищу на открытом воздухе перед домом. Плоды хлебного дерева и коренья пекут, обернув их листьями. Свинину же приготовляют иным образом. Сперва вырывают яму и, положив в неё дров, кладут на них булыжник и дают ему раскалиться. Потом булыжник очищается от пепла, который вынимают из ямы, устилают яму листьями и, наконец, кладут совершенно очищенную целую свинью (которых здесь всегда давят, а не колют). Сверху покрывают её листьями, потом булыжником, засыпав его землёй. Животное остаётся в яме до тех пор, пока совсем не изжарится. Так как этих животных на Нука-Гиве не очень много, то нередко случается, что зажаренная свинья принадлежит многим семействам. В таком случае она делится на части по изготовлении и раздаётся хозяевам; Если мясистые части не дожарились, тогда приготовляется другая печь, подобная первой, и сыроватые куски жарят вторично.

Все мои старания получить точные сведения о числе жителей Нука-Гивы были тщетны. По уверению же Робертса и судя по тому, что довелось видеть самим, можно полагать, что их на одном только южном берегу до 4 000 человек.

Здешние жители весьма статны и красивы, а особенно мужчины, которые ростом и чертами лица не уступят никакому европейскому народу. Цвет тела их темноватый, волосы чёрные и прямые. Богатые или знатные нукагивцы имеют довольно светлый цвет кожи, так, что если бы они с самого детства одевались по нашему обычаю, не испещряли (Вышеупомянутое испещрение здесь называется «тэту». Оно делается наколкой на коже и никогда не сходит. Для этого употребляется небольшая кость с несколькими острыми зубцами, вправленная в тонкую бамбуковую палочку) бы своего тела разными узорами и не намазывали его кокосовым маслом, то по цвету кожи не уступали бы южным европейцам. Татуировка здесь в таком употреблении, что редко можно видеть человека, тело которого и голова не были бы испещрены фигурами. У многих, как, например, у короля и его родственников, нет на теле ни одного места, которое было бы оставлено в природном его виде. Этот обычай сперва показался мне странным, но напоследок телесная пестрота островитян казалась мне весьма красивой. Женщины, однако же, не испещряют своего тела. Они имеют только некоторые черты на руках, губах и на ушах около отверстий, в которые продеваются серьги.

Мужчины не прикрывают своей наготы никакой одеждой. Иногда они носят что-то вроде полотенец для прикрытия тех частей тела, которые, как кажется, и сама природа желала утаить от взора других. Обрезание не в употреблении, но они вытягивают крайнюю плоть и завязывают её шнурком, концы которого висят вниз. Сперва я думал, что это делается для предохранения от укусов насекомых, но впоследствии [104] убедился, что это не что иное, как обычай. Однажды королевский брат, взойдя к нам на корабль и приметив, что шнурок у него нечаянно спал, тотчас остановился, закрылся руками и знаками просил завязки. Это обстоятельство служит доказательством того, что маркизцу быть без такого убранства столь же стыдно и непристойно, как европейцу без нижнего платья. Маркизские женщины обыкновенно покрывают своё тело тканью, сделанной из коры таким образом, что одним концом обёртывают себя вместо юбки, а другой накидывают через левое плечо, оставляя правую или обе груди обнажёнными. Это называется у них полным нарядом, а запросто ходят совсем нагие, закрыв только бёдра небольшим лоскутом ткани. Иные из мужчин стригут волосы вокруг всей головы, оставляя их только на темени. Другие выбривают всю верхнюю часть головы, кроме только двух клочков по сторонам, которые завязывают в пучки, так что они кажутся рогами. Иные же обнажают одну сторону вдоль головы, а на другой оставляют длинные волосы. Некоторые из них красят своё тело желтоватым цветом, другие намазывают его кокосовым маслом. Все вообще носят в ушах, вместо серёг, раковины или тоненькие кусочки дерева. Шею украшают ожерельем из свиных клыков, раковин, касаткиных зубов или просто из дерева, усаженного красными горошинами. Женщины, когда бывают в полном наряде, также намазываются кокосовым маслом, смешанным с жёлтой краской. Волосы имеют длинные и в задней части головы связывают их в пучок.

Пища, употребляемая островитянами, состоит из рыбы, кокосов, бананов, плодов хлебного дерева и корня, называемого тарро 98. Жители привозили к нам и сахарный тростник, но, кажется, он растёт у них не в большом изобилии. Мужчины и женщины едят вместе, кроме тех случаев, когда обед бывает в вышеупомянутых столовых. Свиней также немного, и потому они употребляются в пищу только во время какого-либо празднества.

Недавно жители этой губы терпели такой сильный голод, что многие из них принуждены были рассеяться по горам, оставив жён и детей, и питаться всем тем, что только могли сыскать. По словам Робертса, в одной этой губе умерло около 400 человек, или около четвёртой части всех её обитателей.

Судя по доброте и кротости нравов местных жителей, нельзя даже и подозревать, чтобы они были людоедами. Однако же, по уверению Робертса, они в самом деле употребляют в пищу взятых ими в плен неприятелей. Мы получили от них несколько человеческих черепов, из которых иные были проломаны камнями. Эти трофеи зверской и бесчеловечной их победы мы выменивали на ножи.

Маркизцы ведут войну на море и на суше. Их оружие состоит из булавы, копья и узкого весла с круглой ручкой, которое употребляется вместо сабли. Всё это оружие делается из весьма твёрдого дерева. [106] Булава имеет в длину около 4 3/4 фута [1,5 м]. Один её конец бывает кругловатый, а другой — широкий и плоский. На нём обыкновенно вырезываются разные украшения. Весло длиной в 6 футов [1,8 м], а копьё от 11 до 13 футов [от 3,4 до 4 м]. Сверх того, употребляют они пращи, которыми весьма далеко и метко кидают камни. Хотя этот народ, по указанию Робертса, и храбр, однако же, нападает на неприятеля не явно, всегда украдкой и чрезвычайно боится огнестрельного оружия. Такой страх вселил в них американский корабль, выстрелом с которого был убит королевский старший брат. В то время, как он плавал около этого корабля, кто-то из островитян бросил хлебный плод и попал в капитана корабля. Часовой, без всякого приказания, выстрелил из ружья и, вместо виновного, убил невинного королевского брата. Этот случай так сильно подействовал на всех островитян вообще, что даже вид ружья приводит их в содрогание.

Каждый здешний житель чистосердечно верит, что душа деда переселяется в его внука. Если бесплодная женщина ляжет под мёртвое тело своего деда, то непременно сделается беременной. Верят в существование нечистых духов, которые будто бы иногда, приходя к ним, свистят и страшным голосом просят пить кавы (Кава [какао — прим. ред.], или ава, напиток уже довольно известный из описаний прежних мореплавателей) и есть свинины. Никто из жителей не сомневается, что если эти требуемые нечистым духом вещи поставить посреди дома и чем-нибудь накрыть, то, конечно, через некоторое время они совершенно исчезнут.

Военных маркизских лодок видеть мне не случалось; обыкновенные же их лодки продолговатые и узкие. Дно их выдалбливается из цельного дерева, к которому потом нашиваются бока. Нос прямой, как у галеры. По нему весьма удобно выходить на берег. На корме горбылём выводится довольно длинное дерево, в конец которого проходит шкот 97 треугольного паруса из тонкой рогожи. Чтобы лодка во время плавания не опрокидывалась, между носом и кормой кладётся поперёк два длинных шеста, на концы которых привязывается перевес, или коромысло, состоящее из довольно толстого бревна, которое при наклоне лодки на сторону, упираясь в воду, препятствует ей опрокинуться.

Природа острова Нука-Гива изобильна. Он горист, окружён водопадами, которые не только имеют с моря прекрасный вид, но и снабжают жителей отменно хорошей водой. Климат здоровый и весьма способствует долголетию островитян. Робертс уверял меня, что многие здешние обитатели доживают до ста лет. Я сам видел королевскую мать, которая, хотя имела уже восемьдесят лет от роду, однако же, не чувствовала никаких припадков, сопряжённых со старостью. Море, окружающее берега острова, изобилует рыбой, но жители, как кажется, небольшие [108] охотники до рыбной ловли, ибо она требует трудов, а иногда и сопряжена с опасностями. Плодоносных дерев и кореньев, употребляемых в пищу, растёт там множество. Самые важные деревья следующие.

ДЕРЕВЬЯ 98

Туму-мей, или хлебное дерево 99. Свои ветви оно распространяет весьма широко, листья похожи на фиговые, но гораздо больше и темноватого цвета. Плод имеет овальный вид, к концам несколько сжатый, светлозелёного цвета, но когда будет сорван, то по прошествии двух или трёх дней темнеет. Поперечник длины спелого плода от 5 1/2 до 6 1/2 дюймов [от 14 до 16 см], а ширина от 4 до 5 дюймов [от 10 до 12 см]. Это весьма полезное для здешних жителей дерево приносит плоды три раза в год. Первый, самый лучший, бывает около января и называется мейнуе; второй — около сентября, а третий — около половины июня; последний именуется коуме. Из коры этого дерева делается толстая ткань, которую иногда желтят с помощью какого-то корня и кокосового масла.

Туму-еги. Так называется кокосовая пальма, плод которой и польза, им приносимая, известны уже всему свету.

Меика, банановое или платановое дерево 100. Здесь их много родов. Иные из них, как мне и самому случалось видеть, имеют плоды длиной в 9 дюймов [23 см], а окружностью 7 1/2 дюймов [19 см]. Обыкновенные же плоды бывают не длиннее б дюймов [15 см].

Туму-иши. Род каштанового дерева; приносит плоды в мае и ноябре.

Тыману. Дерево весьма крепкое. Из него строятся военные лодки; в окружности бывает около 9 футов [3 м]. Кроме упомянутых лодок, употреблять его ни на что более не позволяется.

Туму-маи, походит на ольху. Из него жители строят свои обыкновенные лодки.

Кенаи. Мягкое дерево, употребляемое по большей части для челнов и перегородок. Оно принимается весьма скоро. Стоит только отрубленную или сломанную ветвь посадить в землю, и она в самое короткое время пустит корни, как наша верба или ива.

Пуа-деа. Самое толстое из всех растущих на острове деревьев. Говорят, что иные из них имеют до 30 футов [9 м] в окружности. Рубить его запрещено. Однако же ветви срезываются для жертвоприношений. Их разводят на кладбищах для тени.

Когу. Это дерево употребляется на дрова. На нём растут чёрные ягоды, которые смешиваются с душистым корнем для окраски тела в жёлтый цвет.

Тоар. Весьма крепкое дерево. Из него делаются копья, военные булавы и прочее оружие.

Фоу. Дерево средней величины. Из его коры островитяне прядут [109] нитки, употребляемые на рыбные сети и на верёвки. Говорят, что ветви этого дерева состоят из 8 слоев, которые можно весьма удобно сдирать один за другим.

Еути. Из коры этого дерева делается белая ткань. Способ, при этом употребляемый, самый простой. Набрав довольно большое количество коры, мочат её до тех пор, пока древесные частицы отделятся от жилок, которые потом колотят вальком. Расплющиваясь, они соединяются между собой и составляют как бы лист бумаги. Наконец, расстилают эту материю по земле. Высохнув, она становится годной к употреблению.

Е-ама, или свечное дерево. Плоды его употребляются вместо свечей. Они походят на небольшие каштаны. Очистив, нанизывают их на прутик и в случае нужды зажигают.

Гиаба. Большое дерево, из которого делается ткань белого цвета для поясов, употребляемых мужчинами.

Фоа. Оно служит для украшения. На нём растут шишки, подобные кедровым, но только гораздо крупнее. Разломив их и нанизав зёрна, жители носят их на шее и голове вместо цветочных венков.

КОРЕНЬЯ

Tay. Род иньяма. Листья его походят вкусом на капустную рассаду, если хорошо приготовлены.

Карпе. Длиной обыкновенно около 3 футов [1 м]. Большая часть его растёт в земле. Он созревает в 12 месяцев и приготовляется вместо иньяма, или вроде пудинга.

Гое. Род картофеля. Островитяне едят его только в случае неурожая других растений, ибо он вкусом горьковат и мало питателен.

Титоу. Походит на нашу репу и растёт на полях.

Тогугу. Величиной с кокосовый орех. Сваренный, походит на кисель.

Из трав на острове родится только одна, которую можно употреблять в пищу. Она походит на горчицу и называется емаге. Мы сами неоднократно употребляли её вместо салата, и она нам весьма понравилась. [110]

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ «НЕВА» ОТ ВАШИНГТОНОВЫХ ДО САНДВИЧЕВЫХ [ГАВАЙСКИХ] ОСТРОВОВ

Отплытие от острова. Нука-Гивы.— Остров Овиги [Гаваи].— Меня вешей с островитянами.— Острова Мове [Мауи] и Отувай [Кауаи]. Описание Отувая.

Mай 1804 г. 18 мая с самого утра ветер дул с востока-юго-востока, и были беспрестанные шквалы. Но так как мы находились тогда между островами Уа-Боа и Нука-Гива, то и не терпели от них никакого беспокойства, кроме того, что ежеминутно спускали и поднимали паруса. Около 9 часов я видел корабль «Надежда» под парусами. Он, как кажется, только что лёг в дрейф под самым берегом для подъёма гребных судов. Спустясь к нему, мы обошли юго-западную оконечность Нука-Гивы и направили путь к северу, желая открыть тот мыс, который мы видели 8-го числа, находясь по северную сторону острова. Но поскольку корабль «Надежда» пошёл на запад-юго-запад, то и я, чтобы не разлучиться с ним, принуждён был в полдень сделать то же самое, довольствуясь видом одной западной стороны Нука-Гивы и определив широту его юго-западной ок«нечности. Перед выходом из гавани мы порешили итти к западу-юго-западу на три градуса, чтобы осмотреть, нет ли в той части каких-либо островов, еще не открытых до этого времени, как это предполагает Маршанд.

19 мая дул восточный ветер, погода была ясная. В полдень, по нашим наблюдениям, мы были под 9°30' ю. ш. и 141°30' з. д., а к 8 часам вечера прошли указанные выше три градуса. Не приметив ничего даже похожего на землю, мы взяли направление к Сандвичевым островам 101.

Запасшись достаточным количеством плодов, я приказал всей [111] команде выдавать по одному кокосовому ореху и по три банана в сутки на человека, а во время завтрака употреблять пивное сусло, чтобы этим заменить недостаток свежего мяса, которое с самого нашего отплытия из Бразилии случалось употреблять не более трёх раз.

20 мая. Ветры большей частью дули с востока и северо-востока так тихо, что сегодня мы были только на 6° с. ш. и 146°12' з. д. Следовательно, мы вторично перешли линию равноденствия 102. В это время нам попалась акула длиною около 7 футов [2 м], которую тотчас разрезали и приготовили к обеду. Нельзя сказать, чтобы её мясо было совсем противным, так как оно понравилось всем матросам и офицерам, только я один считал его хуже мяса дельфина.

С 3 июня установились северо-восточные ветры, а погода, которая в минувшие четыре дня была переменной, превратилась в постоянную и приятную, так что мы ничего больше не желали, как только скорого прибытии к Сандвичевым островам. Весьма удивительно, что, вместо юго-восточного пассата, почти всегда, дул северо-восточный ветер, исключая несколько дней, которые, однако же, можно назвать случайными. Со времени нашего перехода через экватор из опыта я узнал, что не только воздух, но и вода сделались гораздо холоднее, а потому и не видно более ни птиц, которыми наши корабли были часто окружены в подобных этим широтах, ни рыб, кроме акул.

8 июня поутру в 9 часов увидели мы на северо-западе остров Овиги [Гаваи], а в полдень пеленговали восточную его оконечность.

Около 2 часов пополудни мы приблизились к берегам так, что могли удобно рассмотреть жилища, которых на оконечности находится довольно много. К нам приехали шесть лодок, в каждой из них было от двух до трёх человек. Первый из этих островитян, взойдя на корабль, приветствовал каждого встречного, говоря ему «гау-ду-ю-ду» и хватая за руку. Он, конечно, перенял эти слова у какого-нибудь англичанина, живущего на острове. Сперва я питал себя приятной надеждой получить от них какие-либо свежие съестные припасы, но в ожидании своём совершенно обманулся. Островитяне привезли к нам немного ткани и другие маловажные безделицы. Пролежав до 5 часов в дрейфе; мы наполнили паруса, чтобы на ночь, которая была пасмурной и дождливой удалиться от берега.

9 июня в 3 часа пополудни мы спустились к западу, а в исходе 11-го часа нам открылась юго-западная оконечность острова. Обойдя её, мы остановились на дрейфе против одного жилища, в ожидании ехавших к нам двух лодок. Обе они пристали к кораблю «Надежда». Первая привезла свинью весом около 2 1/2 пудов (40 кг), за которую привезший требовал сукна, но так как последнего на корабле не было, то её отвезли обратно на берег. Пробыв почти на одном месте до 4 часов пополудни и не видя никакого челна, мы опять удалились от берега на ночь. [112]

10 июня погода стояла приятная, дул умеренный восточно-северо-восточный ветер, который потом повернул к северу и так стих, что подойти к берегу было никак невозможно. В полдень, имея южную оконечность острова на северо-востоке, мы делали наблюдения на 18°58' с. ш.

Сегодня Крузенштерн распрощался со мной, твёрдо решась в следующую ночь отправиться на Камчатку. Я было уговаривал его промедлить здесь ещё дня три, для снабжения свежей провизией, в которой он имел такой недостаток, что даже офицеры более двух месяцев питались одной только солониной. Но рвение этого человека и желание исполнить своё предприятие самым лучшим образом были непоколебимы. На мои представления он отвечал мне, что все матросы корабля «Надежда», по освидетельствованию врача, были совершенно здоровы.

В 8 часов вечера подул восточный ветер. Мы легли в дрейф, а корабль «Надежда» направил свой путь к юго-западу.

11 июня на рассвете ветер повернул к западу. С его помощью мы подошли к губе Карекекуа с намерением в неё войти, ибо по трёхдневному опыту мы узнали, что у берегов снабдить себя свежими продуктами невозможно. В это время юго-западный мыс острова Овиги находился от нас на западе-юго-западе, а северо-западный на северо-востоке. Около 8 часов приехала к нам лодка с англичанином Люисом Джонсоном из местечка, называемого Оери-Руа, лежащего неподалеку от юго-западной оконечности. На лодке был также мальчик Джордж Керник, природный сандвичский житель, который путешествовал с капитаном Пюжетом и жил в Англии семь лет. На мой вопрос, в каком положении находится ныне остров Овиги и можно ли на нём получить без затруднения и опасности потребные для нас припасы, Джонсон ответил мне, что здешний король, решаясь вести войну против острова Отувая [Кауаи], живёт теперь со всеми своими старшинами на острове Вагу [Оау], и что, хотя мы в Карекекуи не найдём никого, кроме простого народа, однако же будем приняты со всевозможной учтивостью. Он присовокупил, что в отсутствие короля главное управление имеет англичанин Юнг, который, хотя и живёт в нескольких милях от губы, однако, узнав о нашем прибытии, не замедлит к нам явиться. Несмотря на это уверение, я дал приказание, чтобы корабль был готов на всякий случай. За упомянутой лодкой явились ещё три, из которых на одной привезено было два поросёнка. Их нам уступили за 9 аршин [6 м] толстого холста. Я купил также несколько тканей за кусок пёстрого тика. Направляясь к северу, мы подошли к самому берегу и поворотили на другую сторону, так как ветер повернул тогда к северо-западу.

Хотя ветер и позволял нам направлять свой путь на северо-северо-запад, однако же без помощи течения, которое, как уверяют, здесь, у самых берегов направлено почти всегда к северу, было бы невозможно обойти южный мыс. Находясь в одной миле [1,8 км] от берега, я послал [113] ялик и катер на буксир, а между тем старался пользоваться морским течением. В пять часов, обойдя южный мыс губы, я положил якорь на 17 саженях [31 м], где грунт был песок с ракушкой. Так как время уже начало склоняться к вечеру, то мы тотчас офертоенились 103. При входе первая глубина была 40 сажен [73 м], вторая — около 36 [65 м], а третья — около 28 сажен [51 м], грунт — коралл с битыми ракушками; потом 22 и 17 сажен [40 и 31 м], а грунт — песок с ракушкой. Подходя к губе, я боялся, чтобы к кораблю не подъехало множество лодок, которые могли бы помешать нам в работе. Однако мы не видали ни одной по случаю табу, во время которого ни один человек не может быть на воде. После захода солнца, когда запрещённое время кончилось, к нам приплыли около ста женщин. Но так как я приказал ни одной из них не входить на корабль, то они и отправились обратно на берег, негодуя на свою неудачу.

12 июня. Вместе с рассветом явились к нам лодки с разными припасами. Сперва мы купили все съестные припасы, сколько их ни было, а потом брали ткань и другие редкости. Узнав, что Юнг запретил продавать европейцам свиней без его ведома, я тотчас послал Джонсона к начальнику сказать, что если он не пришлёт мне свежего мяса, то корабль «Нева» в тот же самый вечер уйдёт в море. Такое объявление немедленно подействовало. Сам старшина приехал к нам с двумя свиньями и с большим количеством кореньев. Мы приняли его весьма ласково и дали ему три бутылки рому, два топора и шляхту, 104. Изъявив нам своё удовольствие, он обещался и впредь снабжать нас припасами. Между тем, покупка редкостей продолжалась весьма успешно, и не только офицеры, но даже и матросы накупили множество разных вещей. Хотя островитяне охотно меняли свои товары на ножи и небольшие зеркала, но всего важнее для них были наша набойка и полосатый тик, так что за кусок той или другой материи, длиной в 4 аршина [около 3 м], что называется по-здешнему пау, можно было достать аршин 20 [метров 14] лучшей ткани островитян. Даже и простой холст имел высокую цену. Напротив того, на железные обручи, которыми мы запаслись слишком много, никто и смотреть не хотел. Старшину я пригласил к обеду. Он ни от чего не отказывался, даже от водки и вина, а употреблял всё, что подавалось на стол, с большим аппетитом и, наконец, сделался довольно хмелен. Вечером опять многочисленное венерино войско окружило корабль, но я велел переводчику уведомить его, что никогда и ни одной женщины на корабль не будет пущено, и просил старшину приказать всем лодкам удалиться, так как солнце было yжe на закате, после которого я не позволял оставаться ни одному островитянину. Эту мою просьбу он тотчас выполнил, так что при спуске флага мы остались одни. Призваться, что после чрезвычайного шума, продолжавшегося весь день, такая перемена была всякому из нас приятной. Невзирая на [114] запрещение Юнга, мы сегодня купили двух больших свиней, столько же поросят, две козы и десять кур, также бочку сладкого картофеля, несколько кокосов, тарро и сахарного тростника.

13 июня около 8 часов утра наш корабль был опять окружён лодками, а к полдню приехал и старшина с четырьмя большими свиньями, из которых одну он подарил, а за остальные взял полторы полосы железа. Я давал ему за них другие вещи, но он уверял меня, что свиньи принадлежат королю, который приказал отдать их только за полосовое железо. Кроме этого, мы купили поутру около дюжины кур и двенадцать небольших свиней.

После обеда я объявил старшине о моём желании быть на берегу, почему он и отправился туда вперёд. Под вечер поехали и мы, вооружив 12 гребцов. Бурун у деревни Карекекуи был довольно велик, и потому мы были принуждены пристать у Вайну-Нагала, где старшина встретил меня и сказал, что он на всех жителей наложил табу. В самом деле, ни один человек не следовал за нами, а каждый сидел у своего дома. Миновав несколько бедных хижин, мы вошли в кокосовую аллею, где на деревьях старшина показал нам многие скважины, пробитые пушечными ядрами после убийства капитана Кука 105, и уверял, что при этом англичане убили много народа. Из аллеи мы продолжали путь по берегу одни, ибо старшина извинился, что он не может итти с нами, потому что на этой дороге стоит храм, мимо которого им запрещено проходить. В селении Карекекуи первое строение, обратившее наше внимание, был огромный амбар или сарай, в котором король хранил до войны шхуну, построенную капитаном Ванкувером. После этого мы вошли в другой, где строилась двойная лодка старшины, который в этом месте опять соединился с нами и повёл нас к себе. Отдохнув несколько в его жилище, мы пошли смотреть королевский дворец. Это строение, кроме своей обширности, ничем не отличается от прочих. Оно состоит из шести домов, или, лучше сказать, хижин, построеннных у пруда. Тут нет ничего искусственного, но всё оставлено в природном виде. Первая хижина, в которую мы вошли, называется королевской столовой. Во второй король угощает знатнейших своих подданных и приезжающих европейцев. Третья и четвёртая назначены для его жён, а пятая и шестая служат кухней. Все они составлены одинаковым образом из шестов, обнесены и покрыты древесными листьями. В некоторых из них прорезано по два небольших окна в углу, а у других только двери, шириной в 2 1/2 фута [0,75 м] или 3 фута [1 м]. Каждый дом стоит на возвышенной каменной площадке и обнесён невысоким палисадом. Не могу сказать, в каком порядке содержится этот дворец во время королевского в нём пребывания, но при нашем осмотре, кроме отвратительной неопрятности и нечистоты, мы ничего не видели. Старшина, войдя в первую хижину, тотчас снял с себя шляпу, башмаки и кафтан, подаренный ему нашими [115] офицерами, уверяя меня, что никто из островитян не может входить в палаты овитского [гавайского] владетеля, имея на себе верхнюю одежду, а должен остаться только в одной повязке (маро), которой из благопристойности они прикрывают тайные части тела.

Из дворца повёл он нас в королевскую божницу. Она обнесена палисадом; перед входом стоит истукан, представляющий божество, которому поклоняются островитяне. Внутри палисада, по левую сторону, находится, также у входа, шесть больших идолов, а далее небольшой домик, во внутренность которого, по словам нашего проводника, нам было запрещено войти. Однако же и снаружи можно было видеть, что в нём ничего нет.

Перед указанным палисадом есть другое огороженное место, в котором также поставлено несколько идолов. Не зная языка этих островитян, я не мог получить никаких сведений об их вере и духовных обрядах, и потому поневоле принуждён был оставить неудовлетворённым своё любопытство по этому предмету. Сопровождавший нас старшина, не будучи знатным местным вельможей, не мог близко подходить к главному храму. Однако же мы и без него продолжали свой путь к нему. Этот храм построен на возвышенности и обнесён сделанным из жердей палисадом, длиною около 50, а шириною около 30 шагов. Он имеет четырёхугольный вид. На стороне, прилежащей к горе, поставлены 15 идолов, перед которыми сооружён жертвенник из необделанных шестов, весьма похожий на рыбную сушильню. Здесь-то жители приносят свои жертвы. Во время нашего осмотра мы нашли тут множество разбросанных кокосов, бананов и небольшого жареного поросёнка, который, повидимому, был принесён еще недавно. По правую сторону от жертвенника стояли две небольшие статуи, а несколько далее небольшой жертвенник для трёх идолов, против которых на другой стороне находилось такое же число истуканов. Один из них, кажется, от ветхости, подперт шестом. Близ моря стоял небольшой и уже почти развалившийся домик.

Пока мы всё это рассматривали, подошёл к нам главный жрец. Через переводчика я его спрашивал о многом, но он мало удовлетворил моё любопытство. Я только мог узнать от него, что 15 статуй, обёрнутых тканью по пояс, представляют божества войны. Идолы, стоящие по правую сторону жертвенника, изображают божества весны или начала растений, а находящиеся напротив них истуканы — божества осени, заботящиеся о зрелости плодов. Упомянутый нами выше небольшой жертвенник посвящен божеству радости, перед которым жители веселятся и поют в урочное время. Должно признаться, что храмы сандвичан, кроме сожаления о слепоте и невежестве последних, не могут возбудить в путешественнике другого чувства. В них нет ни чистоты, ни приличного таким местам украшения, и если бы не было в них истуканов, которые [116] впрочем выдолблены самым грубым образом, то каждый европеец счёл бы их за изгороди для скота. При выходе из этих мест мы перелезли через низкую каменную ограду, а жрец прополз в ворота, или, лучше сказать, в лазейку, уверяя меня, что если бы он осмелился последовать нашему примеру, то по их уставу непременно лишился бы жизни. Этих нелепых, на одном лишь невежестве основанных правил, здесь великое множество, и потому чужестранец, по своему неведению, может иногда подвергнуться наказанию, хотя не столь жестокому, какому предаётся природный житель этой страны.

От вышеупомянутого храма мы отправились к своим шлюпкам другой дорогой, но она была усеяна таким множеством камней, что, перескакивая с одного на другой, мы едва не переломали себе ног. Проходя мимо хижин, которых попадалось нам множество, мы приметили только три или четыре так называемых хлебных дерева, да и то в самом плохом состоянии. Напротив того, растение, которым здесь окрашивают ткань в красную краску, растёт в довольно большом количестве. О домах жителей вообще можно сказать, что в них повсюду видна нечистота и неопрятность. Собаки, свиньи и куры — неразлучные товарищи островитян. Они вместе с ними сидят, едят и прочее.

Около 6 часов оставили мы берег, и тогда высыпало на нас смотреть до тысячи островитян, которые по приказу старшины все находились у своих домов. Прибыв на корабль, я узнал, что в наше отсутствие куплено несколько провизии.

14 июня с самого утра началась опять мена товаров и продолжалась весьма выгодно до приезда к нам старшины. С этой минуты съестные припасы начали вдруг дорожать. Подозревая в этом одного островитянина, который находился у нас на корабле, я велел его удалить, после чего торг пошёл попрежнему. Сегодня старшина привёз с собой две больших свиньи и продал нам за два платья, которые приготовлены были для подарков. Сверх этого, мы выменяли 12 поросят и несколько кур, но они обошлись нам довольно дорого. На самом рассвете разнёсся слух, что в губу Тувай-Гай [Кавайае] прибыл большой корабль, а потому Юнг приехать к нам не может. Слух этот счёл я, однако же, за выдумку, которой жители хотели нас напугать и надеялись продать нам свои вещи дороже обыкновенной цены.

15 июня торг продолжался попрежнему, но только всё стало дороже, кроме птицы, а после завтрака приехал и Юнг. Он весьма жалел, что до вчерашнего дня он ничего не слыхал о нашем прибытии. Полагая, что это произошло от бездействия старшины, я сегодня не позвал его к обеду. Он тотчас почувствовал это и обещался впредь не только помогать нам в покупке припасов, но даже привезти самую большую свинью в подарок, чтобы только загладить прежний свой поступок. Юнг привёз с собою шесть свиней, из которых две подарил мне, а за [117] прочие просил полтора куска тонкой парусины, уверяя, что они принадлежат королю. Но так как мне не хотелось дать ему более одного куска, то я и не мог их купить.

После обеда я с офицерами и Юнгом отправился в Тавароа, желая видеть место, в котором Европа лишилась славнейшего мореплавателя, капитана Кука. При самом выходе из катера, представился нам камень, на котором пал этот бессмертный человек, а вскоре потом мы увидели и ту гору, где, как говорят жители, сожгли его тело. На утёсах её находится множество пещер, в которых хранятся кости умерших, и также то место, где с древних времён кладутся скелеты здешних владетелей. Последний король Тайребу погребён тут же.

В Тавароа находится девять небольших храмов, или, лучше сказать, оград, наполненных идолами. Приставленный к ним жрец уехал в это время на рыбную ловлю, поэтому войти в их внутренность нам было запрещено. Впрочем, между этими храмами и карекекуйскими нет никакой разницы. Они только гораздо меньше последних. Каждый иэ них посвящен особому божеству и принадлежит кому-нибудь из здешних старшин. Потом были мы у сестры главного старшины этих мест, который находится в войске при короле. Она, кажется, имела уже более 90 лет. Лишь только Юнг сказал, что приехал начальник корабля, то она, взяв меня за руку, хотела было её поцеловать, говоря, что лишилась зрения и не может видеть, каков я. Мы застали её сидящей под деревом и окружённую народом, который, казалось, более насмехался над её старостью, нежели оказывал уважение. Она говорила много о своей приверженности к европейцам, а потом пригласила нас в свой дом, который, кроме величины, ничем от всех прочих хижин не отличался. Обойдя все жилища, мы не нашли на взморье и до гор никакой травы. Всё пространство было покрыто лавой, обломками которой даже обнесены и дома, вместо каменного палисада.

Возвратясь на корабль, мы нашли на нём двух американцев из Соединённых Штатов. Один из них в прошедшем году был на северозападном берегу Америки и уведомил меня о разорении местными жителями нашего селения, находящегося в заливе Ситкинском, или Ситке. Известие это я счёл тем более вероятным, что еще перед нашим отправлением из Кронштадта в гамбургских газетах упоминалось нечто подобное.

На следующий день поутру приехал ко мне Юнг и отдал привезённых им вчера четырёх свиней за один тюк парусины. За такую же цену я купил ещё четырёх у старшины. Итак, к полудню мы уже были снабжены всеми нужными припасами. После обеда мы начали сниматься с фертоеня, а около 9 часов, при береговом ветре (В жарких климатах береговой ветер всегда дует ночью, или когда солнце находится под горизонтом, а морской — днём 106), который [118] здесь никогда не переменяется, вступили под паруса. К нашему сожалению, оба каната были несколько потёрты, а особенно плехтовый 107, хотя якори были брошены на песчаном грунте. Поэтому можно заключить, что под ним находится коралл. Если бы мне случилось остановиться здесь вторично, то я подвинулся бы около кабельтова ближе к горе, где по лоту оказался чистый вязкий песок. Едва мы сошли с места, то обезветрили совершенно и принуждены были буксироваться из губы. Юнг расстался с нами у выхода из губы, а Джонсон уехал уже поутру. Я их обоих одарил всем, для них полезным и нужным, и также послал подарок молодому старшине, у которого живёт Джонсон, так как он сам сперва прислал нам подарки и хотел приехать на корабль, но был удержан смертью своей жены.

17 июня. На рассвете 17-го числа мы были в 6 милях [11 км] от места, где наш корабль стоял на якоре. В полдень, по наблюдениям, мы находились под 19°34'49" с. ш. В 6 часов при начавшемся небольшом ветре мы продолжали свой путь. Против западной оконечности острова Овиги показался остров Мове [Мауи]. За северным мысом губы Карекекуи, сколько я мог заметить, морское течение направлено к северо-западу, а еще раньше устремляется на самый мыс, и потому надлежит весьма остерегаться этого места, чтобы в случае внезапной тишины не сесть на мель.

18 июня. В 3 часа пополуночи ветер начал дуть с северо-востока, а к 7 часам так усилился, что корабль шёл по 9 миль [16 км] в час. Это обрадовало нас немало, ибо бороться с тишиной и маловетрием весьма неприятно, а особенно находясь вблизи берегов, где ввиду чрезвычайной глубины остановиться на якоре нельзя. Отправляясь от острова Овиги, я был сперва намерен побывать на острове Вагу, где в это время находился овигский король со всем своим флотом и войском, и посмотреть на военные приготовления гавайцев. Хотя для столь немаловажного и весьма любопытного обстоятельства можно было бы пожертвовать несколькими днями, но, узнав, что там открылась зараза, я решился итти прямо к острову Отуваю. В полдень, по нашим наблюдениям, мы находились под 20°20' с. ш. и 157°42' з. д. (по хронометрам NoNo 136 и 50).

19 июня в 5 часов мы увидели на северо-западе остров Отувай, а около 8 часов прошли его южную оконечность и легли вдоль берега. Близ губы Веймеа [Уаимеа] подошли к нам четыре лодки, из которых на одной было пять человек, а на прочих по одному. Они привезли с собой только копья, которые и были раскуплены нашими офицерами. На мою долю досталось опахало из хвостов тропических птиц, за которое я дал ножик. Ветер был свежий до западного мыса, у которого вдруг сделалось совершенное безветрие, почему наш корабль двигался мало-помалу, до самого вечера, только течением между островами Онигу [Ниау] и Отувай. Между тем, пожаловал к нам король этих островов [120] Тамури. Взойдя на корабль, он тотчас заговорил по-английски, а потом показывал свидетельство от морских капитанов, которых он снабжал съестными припасами. Прочитав эти бумаги, я старался ему втолковать, что европейцы, боясь подвергнуться опасности в его владениях, неохотно заезжают и весьма редко в них останавливаются, а потому и советовал ему добрым и честным своим поведением заслужить от них такое же доверие, каким пользуется ныне овигский владетель Гаммамея, к которому иногда в один год заезжает от 10 до 18 кораблей. Он меня уверял, что при всём его старании снискать доверие и любовь европейцев, он не имел ни малейшего успеха, и никто к нему не приезжает. Узнав, что мы недавно оставили остров Овиги, он спрашивал о тамошних обстоятельствах. Легко можно было догадаться, к чему клонилось его любопытство. Я отвечал ему, что Гаммамея находится на острове Вагу, откуда еще до моего прибытия он подошёл бы к Отуваю, если бы не воспрепятствовала болезнь, которая принуждает его возвратиться даже домой и оставить все свои военные приготовления. Слова эти, по моему наблюдению, вызвали в Тамури большую радость. Однако же он дал мне понять, что твёрдо решился защищать себя от неприятеля до последней капли крови. По его уверению, на острове Отувае находилось тогда до 30 000 человек, между которыми было пятеро европейцев, 40 фальконетов 108, три шестифунтовые пушки 109 и знатное количество ружей.

Вместе с королём взошёл на корабль человек с небольшой деревянной чашкой, опахалом из перьев и полотенцем. Видя множество врезанных в чашку человеческих зубов, я опросил, что это значит, и получил в ответ, что король в эту чашку плюёт, а зубы принадлежат умершим его приятелям. Но кажется, этот сосуд держится здесь только для одного вида, так как король почти непрерывно плевал на палубу. Я подарил ему байковое одеяло и многие другие безделицы, но он неотступно просил полосового железа и красок, показывая нам, что он строит большое судно. Однако же я был принуждён ему отказать; таким образом, наш гость, выпив два стакана грога, отправился на берег. Цветом своего тела он не отличался от прочих островитян, но многих из них дороднее. Во время пребывания его на корабле опрокинулась одна лодка, но двое гребцов, под присмотром которых она находилась, показали в этом случае такое проворство, что тотчас же её поворотили и переловили все вещи, бывшие в ней. Такие случаи бывают здесь нередко, и даже на самом открытом море.

20 июня в 2 часа пополуночи ветер подул с северо-востока, а к восходу солнца так усилился, что остров Отувай, который был в 20 милях[37 км] к юго-востоку, около 6 часов утра скрылся от нас в весьма короткое время. В полдень делали мы астрономические наблюдения, по которым оказались северная широта 23°06' и западная долгота 160°11'. Опасаясь встретиться с западными ветрами, по прекращении пассатных, [121] мы легли на северо-северо-запад, чтобы можно было выйти в западную долготу 165° и достигнуть 30° с. ш. Моё намерение было держаться на остров Уналашку, а потом направить свой путь к Кадьяку.

Остров Отувай горист и в ясную погоду должен быть виден издалека. Западный берег, мимо которого мы прошли весьма близко, населён и имеет приятный вид. Со стороны моря он низмен, а потом постепенно возвышается. Дома на острове показались мне лучше сандвичских и каждое строение окружено деревьями. Жаль только, что здесь нет хорошей гавани, ибо Веймеа открыта для всех ветров, кроме восточных.

Остров Онигу лежит к западу от Отувая. Хотя он и невелик, но высок. При нём находятся два островка, один по северную, а другой по юго-западную сторону. Разные коренья, сладкий картофель и другая зелень растут там в громадном изобилии, и европейские корабли могут ими запасаться с избытком.

Наконец, я должен отдать справедливость жителям Сандвичевых островов, а особенно обитающим в Карекекуи, где мы простояли шесть дней. Хотя мы непрестанно были окружены лодками, однако же, не имели ни малейшей причины к неудовольствию. Каждый островитянин, приезжавший к нам, оставался для мены товаров от восхода солнца до заката, но все было тихо и спокойно. Словом, никто из нас ничего дурного за ними не приметил.


Комментарии

85 Пассаты — постоянные ветры в тропических областях северного и южного полушарий. В северном полушарии они имеют северо-восточное направление, в южном — юго-восточное.

86 Маркизские острова — архипелаг вулканических островов в восточной части Полинезии. Расположены между 7°51' и 10°33' ю. ш. и на 140° з. д. Состоят из двух групп — северной, называемой Вашингтоновыми островами (см. примечание 93), и юго-восточной, в которую входят острова Гиваоа (Ла Доменика), Футу-Гива, Фяху-Ата, Мотане (Сан-Педро) и Футу-Хуту.

87 Джордж Ванкувер (1758—1798) — известный английский мореплаватель и путешественник, сотрудник Кука, сопровождавший его во втором и третьем кругосветном путешествиях. После смерти Кука принял начальство над его экспедицией и довел её до конца. С 1790 г. в течение ряда лет произвёл совместно с испанцем Квадрой, а далее самостоятельно, обследование и описание западного побережья Северной Америки от Калифорнии до Аляски. Целью путешествия было открыть проход из Тихого океана в Атлантический. Во премя этого путешествия В. побывал в русских факториях на побережье северо-западной Америки. Путешествие Ванкувера описано им в книге «Voyage of Discovery to the North Pacific Ocean and round the World in 1790—1795 under captain Georg Vancouver» (1798).

88 Тянуться на завозах — итти по завозу. При этом на известном расстоянии впереди судна опускается якорь, к которому затем судно подтягивается и, таким образом, продвигается вперёд.

89 Шпиль — особый ворот для вытягивания якорных цепей и других тяжёлых работ по тяге тросов и цепей.

90 Кабельтов — трос особой свивки (не путать с морской мерой длины).

91 Верпование — передвижение судна при помощи завоза верпа (небольшой якорь).

92 Тамбуй — металлический или деревянный поплавок, служащий для указания места отданного якоря.

83 Вашингтоновы острова — северная группа вулканических Маркизских островов в восточной части Полинезии. Состоит из шести крупных островов и нескольких коралловых рифов. Наиболее крупный остров — Нука-Гиза, далее следуют Уу-Уака (Вашингтон), Уа-Пу, Мотуити, Хиау, Хатуту.

34 Людоедство (антропофагия, или каннибализм {Это название происходит от названия караибы, или канибы, — племени американских индейцев, которое встретил Колумб на Антильских островах.}) довольно широко распространено на низких ступенях развития человеческого общества как действие магического характера. Вопрос же об употреблении человеческого мяса с целью утоления голода считается спорным, как у отсталых народов, так и в прошлом человечества. Достоверных данных о постоянном употреблении в пищу человеческого мяса не существует. Оно могло быть связано с голодовками и является скорее эпизодическим. Неверны также представления о связи Л. с человеческими жертвоприношениями. Как магическое действие, Л. выражается в поедании какой-либо части тела убитого врага или пленника, особенно его сердца, печени и глаз, и питье его крови, с целью присвоить себе силу и удачу убитого, а также уничтожить его душу. При этом существует уверенность, что загробная месть со стороны убитого становится невозможной, если будут уничтожены важнейшие органы его тела, а с ними и его душа. В древней Мексике существовал обряд поедания «божества», заместителем которого избирался какой-либо человек. Этот обряд представлял собой развитую форму магического Л. Пережитки аналогичных магических действий сохранились в христианском обряде причащения.

95 Табу, или «тэпу»,— слово, общее всем полинезийским языкам. В переводе означает «особенно отмеченный». Выражает запрет производить те или иные действия и обособляет человека, предмет или действие от обычных, общеупотребительных, разрешённых явлений. Противоположное Т. понятие — ноа — всеобщий, обычный. Табу имеет два значения. Предмет или действие выделяется как Т. или потому, что является священным, или же потому, что признаётся нечистым.

98 Тарро, или колоказия, — растение из семейства ароидных. Культивируется в субтропических и тропических странах. Подземные клубни, богатые крахмалом, употребляются в пищу. В сыром виде ядовито. Молодые листья и черенки применяются, как овощи.

97 Шкот — снасть, при помощи которой растягиваются нижние углы парусов.

98 Приводимые в тексте местные, названия растений с Маркизских островов трудно определить.

99 Хлебное дерево — тропическое растение из семейства тутовых. Плоды растут на стволах и на толстых ветвях, богаты крахмалом, а семена — маслом. Плоды пекут, нарезав, как лепёшки, или же предварительно квасят в особых ямах. Хлебное дерево даёт обильные урожаи. Происходит из влажных лесов Индии, Молукских и Зондских островов и широко распространено теперь как культурное растение в тропиках, где является важнейшим источником питания. Так как и остальные виды того рода, к которому принадлежит X. д., распространены, главным образом, в Иидо-Малайской области, то возможно, что Лисянский допустил ошибку, описывая X. д. на Маркизских островах.

100 Бананы (род Musa) разводятся под тропиками в двух подвидах — собственно бананы и «платано».

Бананы имеют сладкие плоды, достигающие 13—18 (до 20) см длины, с содержанием сахара до 22%. «Платано» имеет несладкие плоды с содержанием сахара по 1%. Плоды больших размеров — до 35 см. Употребляются в пищу, как овощ, в сыром или варёном виде. Для местного потребления разводятся в значительно большем количестве, чем бананы.

101 Сандвичевы, или Гавайские, острова (Гаваи) — архипелаг, протягивающийся с северо-запада на юго-восток у северного края тропической зоны. Наиболее крупные острова расположены в юго-восточной части архипелага, где тянутся на протяжении около 500 км. Наиболее крупный из них остров Гаваи (10 398 кв. км), далее следуют Мауи (1885 кв. км), Оау (1554 кв. км), Кауаи (1409 кв. км), Молокаи (676 кв. км), Ланая (350 кв. км), Ниау и Каулауи.

102 Линия равноденствия — экватор, в области которого день всегда равен ночи. В других точках земной поверхности такое положение бывает лишь два раза в год, только в дни весеннего и осеннего равноденствий, 21 марта и 23 сентября. В эти дни центр солнца находится в одной из двух точек пересечения эклиптики с небесным экватором. При этом солнечные лучи падают на экватор отвесно, а граница света и тени на земном шаре проходит через оба полюса и делит все параллели пополам. Поэтому на всей земле в это время день равен ночи.

103 Фертоень — способ стоянки на двух якорях, при котором судно постоянно находится между ними. Употребляется при сильных приливах, переменных ветрах и в узких проливах, где стоящие на якоре суда должны быть по возможности неподвижны. «Офертоениться» значит провести операцию по одновременному спуску двух якорей. При этом надо проявлять большую осторожность, чтобы не спутать якорные цепи.

104 Шляхта — инструмент, которым стругают (или шляхтают) палубу, борт корабля и т. п.

103 Джемс Кук (1728—1779) — знаменитый мореплаватель, открывший ряд новых островов. Он совершил три кругосветных путешествия, в 1768—1771, 1772—1775 и 1776—1779 годах. Во время этих плаваний Кук нанёс на карту ряд островов в южной части Тихого океана и берега Австралии, которую он объявил английской собственностью. Кук доказал островной характер Новой Зеландии и Новой Гвинеи и установил пролив между двумя островами Новой Зеландии.

Путешествия Кука доказали также отсутствие антарктического материка до 40° ю. ш. Куком была также нанесена на карту береговая линия Северной Америки на протяжении более 6 500 км.

Во время третьего путешествия, в которое Кук отправился в 1776 г., его суда «Резолюшен» и «Дисковери» совершали рейсы к северу от Новой Зеландии и находились у берегов Таити. Отсюда Кук направился к Беринговому проливу и по пути открыл острова, названные им Сандвичевыми (теперь — Гавайские острова, или Гаваи). Далее Кук двинулся вдоль берегов Америки, прошёл Берингов пролив и направился к северному полюсу, но под 74°44' с. ш. был остановлен непроходимыми льдами. В следующем году Кук решил повторить свою попытку плавания по северным врдам и по пути зашёл нз Сандвичевы острова. Несмотря на то, что отношения с местными жителями у экспедиции были хорошие, из-за исчезнувшей с корабля шлюпки возникло столкновение между островитянами и командой Кука. Поводом к нему послужил случайный выстрел, произведённый одним из матросов, несмотря на запрещение Кука. Во время столкновения Кук был убит, а его команда жестоко расправилась с островитянами.

106 Береговые ветры — бризы — возникают в результате неодинакового нагревания и охлаждения суши и моря. Днём дуют с моря, ночью — с суши. В тропических областях Б. дуют круглый год, а в умеренных — лишь в тёплое время года. Б. очищают и охлаждают воздух. Поэтому жители океанических островов тропического пояса стремятся устроить свои жилища на берегу. Парусные каботажные суда и рыбачьи лодки обычно пользуются бризами, уходя рано утром с попутным береговым бризом, а вечером возвращаются с попутным морским бризом.

107 Плехтовый канат — якорная цепь правого якоря.

108 Фальконет — небольшое огнестрельное чугунное орудие с цилиндрическим каналом, конической камерой и полушаровидным дном. Большей частью во флоте были распространены фальконеты с ядрами весом около одного, двух и трёх фунтов (0,4—0,8—1,2 кг). Составляли также вооружение гребных судов.

109 Шестифунтовая пушка — старинная пушка с ядром в 6 фунтов весом (2,4 кг).

Текст воспроизведен по изданию: Ю. Ф. Лисянский. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах. М. ОГИЗ. 1947

© текст - Думитрашко Н. В. 1947
© сетевая версия - Тhietmar. 2009
© OCR - Бычков М. Н. 2009
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ОГИЗ. 1947

Мы приносим свою благодарность
М. Н. Бычкову за предоставление текста.