Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 72

Донесение М.И. Муравьева в Главное правление РАК о препятствиях колошей промыслу летом 1821 г., состоянии морского и материкового промыслов в Русской Америке

№ 217

31 декабря 1821 г.

24 июля сверх моего ожидания прибыл [Шмидт] на «Чирикове». Он привез мне известие о успехах бобровой партии в Ситке. Я не знаю, была ли когда партия так хорошо составлена и так сильно вооружена и притом так мало приобрела. 150 мест разных доброт было ее добычею. Главное правление из прежних донесений моих усмотрит о ее вооружении: 2 парусныя судна, сильно вооруженных, 4 баркаса, 50 человек руских и все без исключения вооруженныя. Алеуты не ето обещали, но что же причиною столь малаго успеха?

Колоши всюду преследовали нашу партию, и хотя не делали никакого нападения, но во время промыслу безпрестанно палили: не по людям, которых боялись, но по зверю. Их было много, все очень хорошо вооружены, и решительно сказали, что оне никак не отойдут от наших партовщиков и что оне, хотя не тронут людей, но не позволят промышлять нам. Ныне оне точно так же гоняют зверя на ботах, как наши в байдарках, только вместо стрелки служит пуля. Что тут должно было делать? Отогнать силою, но сие неминуемо произвело бы большое кровопролитие. И капитаны не решились, да и алеуты трусили. Я очень благодарен г-дам капитанам, иначе Компания бы подверглась большой ответственности против правительства. Но видя, что толку вовсе нету, и опасаясь, чтоб алеуты не завели с колошами какой-либо ссоры, капитаны решились оставить Чатам-стрейт и пришли в Ситку.

Кирила Тимофеевич 1, не хотя потерять вооружение партии, уговорил алеут итти к Частым островкам у Кроус-зунда. По приходе туда партии зверя вовсе не нашли. Колош было мало и те мало препятствовали. С трудом промысля несколько мест, партия возвратилась обратно в Ситку. [124]

Итак 150 мест были добычею целаго лета, но препятствие от колош не есть единственная причина малаго промысла. Недостаток зверя есть самое главное, на сей недостаток и колоши жалуются. В Кадьяке с давнего времени партии преобретают мало, и ныне не лутче [и] не хуже. Бобров везде мало, кроме Калифорнии. На нее только есть надежда. Я не знаю, куда на тот год должно будет обратиться. Американцы в проливах, торгуясь с колошами, увеличили цену до невероятности. Нынешней год оне платили за шкуру по нашей ситхинской цене 115 рублей или около того, а цены в Кантоне состояли от 18 до 23 пиястров. Итак видно, какой барыш оне получают, правда, оне вознаграждают себя на китайския товары. Пытаемся до сождания промыслу в Калифорнии усилить земленой промысел по островам, и я уже зделал на сие распоряжение, а впоследствии еще более надеюсь увеличить оной. Теперь же должен несколько распространиться о береговых промыслах.

Береговой промысел суть следующий: речныя бобры, выдры, лисицы, песцы, медведи и еще некоторыя неважныя статьи. Речныя бобры приобретаются куплею и большую часть в Кенайской губе и в Нушагаке. Естьли будем иметь достаточно наших товаров в сих местах, то и промысел будет. Выдры приобретаются куплею и клепцами, лисицы также куплею и клепцами, песцы – на островках, медведи более куплею здесь, в Нучике и Кенайской губе, в Кадьяке – никуда не годятся. Приобретение куплею зависит от избытку товаров, а промысел клепешной – другаго роду. Индейцы сами не умеют приготовить клепец да и многаго им на сие не достает, а именно – жилы. Итак, руские заготовляют клепцы, раздают индейцам, а те в осеннее время промышляют. Промысел сей сам по себе очень опасен, и здесь мало из старых промышленников есть, кто не был ранен клепцою. Надо большая привычка. Сия опасность и природная лень жителей не рождают в них охоты к промыслу, а паче, когда и плата очень мало их вознаграждает. Итак должно прозьбою и силою принуждать их, а особенно в такое время, т.е. осенью, когда у них кормов довольно, а при избытке кормов алеут трудиться не любит. Лутчие клепешныя промышленники из алеут есть каюры, ибо оне силою к тому прежде принуждались. Каюрам же, как получающим жалование, платы за промысел не бывает, итак, оне вовсе не радят 2. Прежде, когда в Кадьяке было много руских, оне осенью также промышляли и от них получалась важная часть промысла. К тому же паевое положение много способствовало их рвению: меньше ленились и друг за другом присматривали. Теперь руских в Кадьяке мало и те стары и хворы. Получая жалованье, оне мало заботятся о промыслах, а правителю конторы усмотреть нет возможности. Вот причины, почему с давнего времяни береговыя промысла уменьшаются. На нынешней год нельзя жаловаться.

Надо бы перебить собак 3, но алеуты к ним так страстны, что ето их крайне огорчит.

Изложив мнение мое о береговых промыслах, я долгом себе поставляю зделать некоторыя предложения: во-первых, не худо бы прибавить несколько плату, но сие зависит от цен в России, о чем было представлено моим предместником, но непременно должно каюрам за промысел положить половину цены против вольнаго алеута и тем промышленным, которыя промышляют без пособия Компании, положить одной третью более. Еще надо положить за кита, убитаго стрелкой, вдвое против нынешней платы. За выкида без стрелки можно оставить ту же цену. Ето, может быть, увеличит несколько промыслов. В Ситке много народу, а промыслу нету, в Кадьяке был бы промысел, да народу нету.

NARS-RRAC, РГАВМФ, ф. 1375, оп. 1, д. 27, л. 290 об.-292 об. Запись в журнале исходящих документов. [125]


Комментарии

1. К.Т. Хлебников.

2. Так в документе, очевидно, правильно – радеют.

3. Очевидно, М.И. Муравьев предлагал такую меру, чтобы избавиться от лишних собак как потребителей юколы.