Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 244

Донесение И.А. Купреянова в Главное правление РАК об эпидемии оспы на Кадьяке, мерах борьбы с распространением болезни и о награждении байдарщиков и алеутов, способствовавших вакцинации

№ 180

1 мая 1838 г.

В депеше моей за № 490, отправленной в прошедшем году на бригге «Байкале», я доносил Главному правлению о появлении 8 июля того года в Кадьяке той же ветренной оспы, которая занесена была в Ситху зимою 1835 года от колош во внутренности тундр матераго берега и от которой с июля по октябрь соделались в Кадьяке уже 265 человек жертвами оной 1, невзирая на все меры, о коих [356] благовременно предписано было мною для отвращения сего зла. Главному правлению известно, что по возвращению моему из Атхи и Уналашки в Ситху я немедленно отправил на Кадьяк (27 августа) г-на лекаря Волынскаго с фельдшером Калугиным для прививания предохранительной оспы и подания возможнейшей помощи. Г-н Волынский, приняв в свое заведывание больницу в Павловской гавани, тотчас отправил фельдшера Калугина по северную сторону Кадьяка, а г-на Зыкова – по южную, снабдив их с моего разрешения от тамошней конторы на счет Компании чаем, сахаром, мукою, холстом и проч. для вспомоществования бедствующих. Хотя сих вещей употреблено на незначительную сумму, но они послужили больным в большую пользу.

Из донесений ко мне г-на Волынскаго и Кадьякской конторы от 29 марта и 10 апреля сего года усматриваю следующие подробности сего нещастнаго события в Кадьякском отделе: Зыков, отправленный по южную сторону, употребил не менее четырех месяцев на объезд всех алеутских жил на предписанном ему пространстве и возвратился в гавань 20 генваря, а Калугин, встречая на своем пути менее селений, возвратился 23 ноября, но был вторично опять отправлен 14 декабря на Аляксу, откуда возвратился 20 февраля. О действиях их Главное правление усмотреть изволит из прилагаемых при сем копий с донесений ко мне обоих сих фельдшеров (в особенности в донесении Зыкова ясно изображено положение в то время алеут) и подробных ведомостей о числе алеут, спасенных ими прививанием оспы или умерших от оной до прибытия их в жила или во время там пребывания по невозможности уже спасти больных 2. Для большей же ясности во всех распоряжениях и мерах, предпринимаемых г-ном лекарем Волынским купно с Кадьякскою конторою препровождаю при сем в Главное правление и копию с рапорта ко мне г-на Волынскаго 3. С душевным прискорбием должен притом сказать, что, невзирая на все благоразумныя меры, предпринятыя им к спасению погибающих, злощастная сия оспа вдруг столь быстро распространилась по всему Кадьякскому отделу, что не доставало человеческих сил предпринять более, нежели что сделано, в особенности в суровую ненастную осень и холодную зиму, да и самое лето, когда она началась, было особенно неблагоприятное погодами, к тому же некоторое время не имелось там и средств известить меня о появлении оспы.

Везде, куда не являлись Зыков и Калугин, они заставали уже невозвратных жертв сего пагубнаго поветрия, а нередко и закоснелое упрямство алеут в их предразсудках и отклоняющих от себя спасительное прививание оспы. Конечно, и во всей Европе и других частях света сотни, тысячи людей соделались жертвами холеры, судьбе было угодно и сей край посетить повальною болезнью! Горестное утешение, но кто может противустоять предназначениям Всевышняго.

Всех вообще алеут обоего пола, в числе коих находится множество стариков и старух, равно и малолетных, как усматривается из прилагаемаго у сего экстракта 4, в течение 1837 года померло в Кадьяке 738. Но в этом числе показаны и те, кои померли не от оспы, но и от другаго поветрия, бывшаго там с весны до осени прошедшаго года, именно от головной боли с кашлем (как упоминает г-н Волынский в своем ко мне рапорте).

По донесению Кадьякской конторы от 29 марта сего года за № 30 (также в копии при сем прилагаемом 5) сия эпидемическая болезнь с первых чисел сего генваря совершенно освободила остров Кадьяк, так что и в самой Павловской гавани не было уже ни одного больнаго, а потому и г-н Волынский возвратился обратно в Ново-Архангельск на шкуне «Квихпаке» 8-го сего апреля, оставив, однако ж, в Кадьяке фельдшера Калугина для отправления онаго в Кенай и Нучек, если и там присутствие его будет нужно от появления ветренной оспы 6. При отправлении из Кадьяка «Квихпак» почта не была еще получена из сих двух мест, а потому и нельзя знать ничего о тамошнем крае. Зыков остался по-прежнему в заведывании кадьякской больницы.

Не могу, однако ж, скрыть от Главнаго правления опасности моей относительно распространения сего поветрия и севернее Кадьяка, ибо, по слухам, сделалось [357] известным, что она была уже по северной части Аляски и будто достигла даже Александровскаго редута. Отправленный мною прикащик Климовский с табаком для Михайловскаго редута по предписанию моему получил от г-на Волынскаго оспенную материю и наставление прививать оную, сверх сего, находится в числе его команды один якут, который объявил, что девять лет прививал оспу в Якутской области, а потому остаюсь в надежде, что они в том краю будут способствовать к спасению людей, сколько силы их дозволят и угодно будет Всевышнему!

Не могу не свидетельствовать пред Главным правлением об усердии и стараниях г-на лекаря Волынскаго и трудах, перенесенных при исполнении его приказаний фельдшерами Зыковым и Калугиным, в особенности Зыковым. Особенному же вниманию Главнаго правления долгом справедливости считаю представить байдарщиков Кадьякскаго отдела Ивана Костылева и Гаврило Патюкова и алеута Чимляка Ивана, кои по донесению мне Кадьякской конторы и засвидетельствованию г-на лекаря Волынскаго отличились следующими примерными поступками.

Катмайской байдарщик Иван Костылев 7 лишь только получил 25-го числа августа прошедшаго года известие от прибывших к нему из Кадьяка алеут о существовании там оспы и сняв с рук одного из них, коему только что привита была, свежею оспу, немедля, отправил двух сыновей бывшаго байдарщика Шангина на жила для скорейшаго прививания оной, так что 243 душ обоего пола избавили тем от преждевременной смерти, но 27 душ из престарелых, закоснелых в предразсудках, не хотевшие следовать сему примеру, соделались жертвами смерти.

Карлукской одиночки байдарщик Гаврило Патюков, воспользовавшись случаем получения с рук свежей оспенной материи, тотчас привил оную до прибытия фельдшера в вверенныя ему одиночки и близлежащем алеутском жиле и тем спас жизнь 45 человекам.

Закащик Беглецовскаго селения алеут Чимляка Иван по получении с рук свежей оспенной материи вопреки всех предразсудков начал прививание с себя и с своего семейства и привил оную и прочим 17 человекам его жила, кои чрез то все спасены, и тем самым доставил Зыкову средство запастись в сем жиле опять свежею материею.

За таковые похвальные поступки назначено мною единовременное денежное награждение: Костылеву 200 рублей, Патюкову и Чимляке Ивану по 100 рублей и двум сыновьям Шангина по 50 рублей. Сверх того прибавил жалование к годовому окладу: Костылеву 100 рублей, Патюкову 50 рублей и старшему из сыновей Шангина (Ивану, находящемуся уже на службе Компании) 50 рублей. Но по всей справедливости считаю сей награды недостаточной, а для примера в здешнем крае покорнейше прошу Главное правление непременно довести до сведения высшаго начальства о примерных действиях Костылева, Патюкова и Чимляка Ивана, спасших несколько сот человек от неминуемой гибели, и исходатайствовать им установленных в отечестве нашем для их сословия людей знаков отличия за спасение погибавших или тому подобное по благоусмотрению Главнаго правления. Вместе с изъявлением сим людям моей благодарности я почел справедливым обнадежить их в исполнении Главным правлением моего об них представления: сын Шангина (Иван), находившийся толмачем в экспедиции у поручика Воронковскаго 8 при описи аляксинскаго берега, коему привита была оспа в Ново-Архангельске, заметил, как делается прививание оной, и сей случай послужил Шангину в пользу.

В заключение нужным считаю для сведения препроводить при сем в Главное правление подлинную ведомость, предоставленную мне Кадьякскою конторою, о числе алеут обоего пола, находящихся налицо по всему острову Кадьяку по 1 генваря сего 1838 9 года, и вместе с сим донести, что для прививания оспы и отвращения по возможности подобной смертности между алеутами Уналашкинскаго отдела отправлен будет мною ныне туда г-н лекарь Блашке 10, оставив здесь вместо его г-на лекаря Волынскаго. И по Атхинскому отделу и другим местам будут приняты меры, какия только возможны и зависят от сил человеческих. [358]

До самаго последняго времения отправления охотскаго транспорта я был в твердой надежде на приобретение свежей оспенной материи, прививание которой делано многократно, чтобы послать как в Атху, так и в Уналашку с г-ном лекарем Блашке, ныне же при всех употребленных средствах, к сожалению, не имеем оной нисколько и не знаю, будем ли столь счастливы к 10 мая получить хотя сколько-нибудь, чтобы я мог отправить туда на отходящих судах.

NARS-RRAC, РГАВМФ, ф. 1375, оп. 1, д. 40, л. 248-253. Запись в журнале исходящих документов.


Комментарии

1. См.: NARS-RRAC, РГАВМФ, ф. 1375, оп. 1, д. 40, л. 49 об.

2. В деле отсутствуют.

3. В деле отсутствует.

4. В деле отсутствует.

5. В деле отсутствует.

6. Фельдшер В. Калугин с лекарскими учениками Зинзиным и Петелиным были отправлены для вакцинации жителей Константиновского и Николаевского редутов, Александровской одиночки и о-в Укамок, где в общей сложности привили оспу 1 098 человекам, из них 51 человек умер (NARS-RRAC, РГАВМФ, ф. 1375, оп. 1, д. 41, л. 224).

7. Здесь и далее подчеркнуто в документе.

8. См. док. № 232, 236.

9. В деле отсутствуют.

10. См. док. № 253.