Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ИНСТРУКЦИЯ НЕИЗВЕСТНОМУ ЛИЦУ, НАПРАВЛЯЮЩЕМУСЯ В ПОРТУГАЛИЮ. 1638 г., НАЧАЛО. КОПИЯ

Записка о том, что должен делать тот, кто сейчас отправляется в Португалию

Он как можно скорее отправится в Дьепп 1 выдавая себя с этой целью за торговца. По прибытии в Дьепп, он сразу же, как только представится возможность, сядет на фрегат, отплывающий прямо в Рай 2, Дувр или Плимут. Или же, если он не прибудет в Дьепп, пусть направится в Сен-Валери или Кале, чтобы отплыть оттуда. По прибытии в Англию он немедленно сядет на первый же попавшийся корабль, который везет в Португалию зерно или другие товары (сейчас там много таких судов по причине неурожая в Португалии). Он заведет знакомство и дружбу с купцами или арматором, выдавая себя, как это он уже делал в других своих поездках, за португальского купца, заинтересованного в грузе корабля, и заявляя, что он едет также выправить многочисленные счета португальских купцов из Лондона, Голландии и Франции.

В дороге и по прибытии он осведомится о том, в каком положении находятся дела португальских повстанцев и какие именно города и порты восстали, туда он и направится по прежнему под видом торговца зерном, приехавшего с этой целью из Голландии и Лондона,— и он должен вскорости раздать им это зерно. Он втайне переговорит с некоторыми дворянами, с лицами явно недовольными и прочими через посредство замешанных в восстании еврейских купцов и будет всеми способами и доводами поддерживать их недовольство притеснениями инквизиции и тиранией испанцев, считающих их иностранцами и рабами и презирающих их до такой степени, что они дали им в правители женщину-иностранку, дабы она правила с присущей австрийскому дому суровостью 3, ибо до сих пор не находилось никого, кто противустал бы тирании этой династии.

Далее, со всей необходимой осторожностью и ловкостью он постарается убедить их, что испанский король никогда не простит им их деклараций и мятежа, какие бы обещания и гарантии он им ни давал. Португалия в прошлом знала достаточно подобных примеров, ведь ее прирожденные государи короли и многие гранды были убиты и брошены в темницу и изгнаны, да и сейчас еще оставшиеся в живых беглецы живут под покровительством французского короля, который дает им содержание как друзьям и союзникам королей его предшественников 4. Ведь французское королевство всегда покровительствовало португальской короне и имело случай выразить португальцам всю свою любовь, оказывая им большую помощь в самых важных делах Христианиейшие короли до такой степени относились к ним как к французам и своим подданным, что издавали декларации, зарегистрированные в парламентах и счетной палате, согласно каковым декларациям португальцы считались уроженцами королевства и не нуждались более ни в каких бумагах, удостоверяющих их подданство, и все французские короли оказывали им это благосклонное покровительство. Также и ныне царствующий король Людовик Справедливый по совету монсеньора кардинала герцога Ришелье, его верного и главного советника, в прошлом мае 1637 года снова издал декларацию в пользу всех находящихся в Голландии португальских купцов, предоставив им право беспрепятственно приезжать и торговать во французском королевстве и его портах подобно всем его друзьям и союзникам, так чтобы никто не мог причинить им никакого вреда под предлогом того, что они евреи, и отсюда видно, что если они обратятся  [335] к королю за защитой, то он будет оказывать им покровительство против всех на свете.

Он будет внушать им, что тщеславие испанского короля и его фаворита графа Оливареса есть причина разорения португальского королевства, так как введенные ими в Португалии налоги и расходы по содержанию армии весьма отягощают страну и не приносят ей никакой пользы. Напротив, Португалию поставили в такое положение, что она не сможет уже никогда восстановить свои силы, потому что из-за личного желания вышеназванного фаворита воевать с Францией,— а это то же самое, что штурмовать небо,— у португальцев захватывают корабли и караки 5, приходившие ранее в Лиссабон по 2-3 раза в год; главное же и непоправимое несчастье — потеря Пернамбуку и Бразилии 6, ибо без этой торговли Португалия отрезана от мира и обречена на голод, ведь и бедняки и богачи жили за счет торговли бразильскими товарами, благодаря ей они содержали свои семьи, платили налоги королю, и эта же торговля предохраняла их от преобладания кастильцев.

При удобном случае, смотря по обстоятельствам и настроению собеседников, он со всеми предосторожностями даст им понять, что если только они не воспользуются прекрасной возможностью освободиться от испанского господства, то Португалия никогда не сможет поправить свои дела, через два года она станет самым нищим королевством в мире и попадет в рабство; ибо он уверен, что когда испанский король и кастильцы увидят, что уже больше не могут извлечь из них 7 никакой пользы, то и вообще прогонят их из Испании под предлогом религии или мятежа, подобно тому, как они поступили с новыми христианами, потомками мавров, дабы отнять у тех их большие богатства в деньгах и движимости 8,— или же выведут их на поселение в Кастилию, а инквизиция будет их несправедливо наказывать, потому что так всегда поступают испанцы, когда желают прикрыть свою жестокость благовидным предлогом.

Если же они полностью освободятся от вышеназванного господства и тирании, то смогут восстановить свои связи и торговлю не только с Бразилией и Пернамбуку, но и со всеми правителями Африки и португальской Индии, с Голландией и Англией 9,— потому что король Франции примет их под свое покровительство и будет защищать против всех на свете, так что они смогут поправить свои дела, и Португалия превратится в самое процветающее и свободное королевство в Европе, а у кастильцев не будет ни сил, ни возможностей причинить им зло, если вышеназванный король будет поддерживать Португалию.

Далее, когда к тому представится случай, он даст им понять, что был во Франции и знает, сколь велика армия его величества, и что королевский флот на обоих морях насчитывает более сотни кораблей, а голландцы также зависят от воли его величества. И скажет, что если они ради общего блага и в своих собственных интересах желают, чтобы он спешно вернулся во Францию и через посредство своих друзей и прочих известных ему влиятельных особ обратился к королю и к его высокопреосвященству, то им тут же пришлют большую подмогу в 40-50 кораблей с войском числом в 8-10 тысяч солдат или даже больше и тогда же вышлют запасы зерна, продовольствия и военного снаряжения, в чем он вполне уверен и отвечает за это головой. И если они пожелают, чтобы 1-2 или даже больше влиятельных и доверенных лиц с их стороны немедленно отправились вместе с ним, то он ответит, что путь очень удобен и короток и что он поэтому готов тотчас же сесть на корабль и отплыть вместе с ними или один, потому что в это время года дуют попутные ветры. В этом случае он безо всякого промедления сядет на корабль, заверив их в своем скором возвращении и договорившись с ними, к какому порту или рейду должны прибыть французские корабли с войском, в какое примерно время и какой сигнал должны им дать с суши, а также какой сигнал будет дан с самих кораблей, дабы уже не могло быть никаких недоразумений и все было исполнено совершенно точно, как то и подобает по отношению к такому великому монарху, как король Франции, и в таком деле, как помощь королевству, угнетенному тиранией.

Сделав все, как сказано выше, он немедленно отправится в путь, но перед отъездом постарается переговорить со всеми из должностных и частных лиц, кто только может быть заинтересован в деле, и подбодрить их, дав им всевозможные заверения в успехе всего вышесказанного, ничего не упустив из виду, — все это с соблюдением должной тайны.

Наконец, ему надлежит узнать, какой помощи они желают от Франции и какой залог дадут для того, чтобы нам быть уверенными, что наши солдаты не погибнут вскоре после высадки вследствие какого-либо неожиданного соглашения, могущего состояться между португальцами и испанским королем.

Он должен заверить их, что Франция отнюдь не хочет утвердиться в Португалии, что она не требует для себя никаких крепостей, но лишь хочет получить уверенность том, что они не примирятся с испанским королем до заключения всеобщего мира, который обеспечит их безопасность.

Чтобы получить такую уверенность, король удовлетворился бы предоставлением заложников, которых отправят во Францию и будут обращаться там с ними так же хорошо, как и в Португалии 10. Если вышеназванный посланец найдет, что дела зашли [336] уже очень далеко, он даже может привезти королю письма от представителей страны, должным образом подписанные, и взять с собою доверенных лиц от португальцев, дабы они подтвердили сказанное в письмах и сообщили о положении дел, после чего король вскорости отправит им свою подмогу.

В этом случае следует узнать, не желают ли они, чтобы король послал им вместе с вышеназванной подмогой находящегося в Париже португальского принца, внука их короля дона Себастьяна 11. Однако он предложит это только в том случае, если они еще не избрали себе другого государя, ибо был слух, что они провозгласили королем герцога Браганского. 12  Если это действительно так 13, то нужно всячески остерегаться всего, что могло бы возбудить у герцога ревнивое недоверие. Напротив, было бы очень кстати заверить его, что король будет всеми силами поддерживать его права.


Комментарии

1. Дьепп — французский порт в Нормандии.

2. Рай — английский порт на берегу Па-де-Кале.

3 Имеется в виду вице-королева Португалии (1635-1640) Маргарита Савойская вдовствующая герцогиня Мантуанская, по матери внучка испанского короля Филиппа II. Под австрийским домом подразумевается вообще династия Габсбургов.

4. Франция помогала против Испании последнему королю независимой Португалии Антониу I (1580). В Париже жили в эмиграции сам Антониу (ум. в 1595 г.) и его младший сын Криштован (скончался там же 3 июня 1638 г.), получавшие пенсию от французских королей

5. Карака — большое португальское судно.

6. См прим. 5 к док. I.

7. Здесь речь идет только о португальских евреях.

8. Имеется в виду изгнание морисков в 1609 г.

9. Составитель инструкции воздерживается от ясного обещания добиться возвращения Португалии ее колоний, захваченных союзницей Франции Голландией

10. В дальнейшем эта позиция была пересмотрена — вероятно, под влиянием известий о подавлении восстания в Эворе. В инструкциях Сурди (май 1638 г.) и Сен-Пе (август 1638 г.) получение в залог одного из португальских портов ставится непременным условием активной французской помощи (см. введение).

11. Явная описка в копии: у Себастьяна не было детей. Очевидно, имеется в виду сын Антониу I Криштован (см. выше, прим. 4).

12. Герцог Жуан Браганский (1604-1656)—потомок португальских королей, впоследствии король Португалии Жуан IV (1640-1656), основатель Браганской династии.

13. В действительности восставшие не провозглашали официально Жуана Браганского королем, имели место лишь стихийные манифестации (L. Menezes. Historia de Portugal restaurado. Lisboa, 1679, t. 1, p. 65).

(пер. В. Н. Малова)
Текст воспроизведен по изданию: Франция и Португалия перед португальской революцией // Средние века, Вып. 33. 1971

© текст - Малов В. Н. 1971
© OCR - Прудковских В. В. 2003
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Средние века. 1971