Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 43. 8/17 мая. Отзыв Наивысшего совета литовского народа под начальством Тадеуша Костюшко, наивысшего вооруженной силы обеих народов начальника, к униатам и неуниатам.

Одно у всех нас Отечество ко опровержению гнушливаго от шеи нашей ига от общего неприятеля совокупленными силами ко собственной быть должно наипаче ныне, когда лютим граблением и палением краю от Москвы общая всех щастливость переменилась во слезы, во плач и воздыхание. Ражница обряду и исповедания в Вас, братие, жительствующие в польским краю, не применяет того чувствования, которое претерпевает каждной обыватель смотря на утеснение, на грабления неволности, на смертноубийства и свирепия мучительства зверствующих солдатов. [86]

Внимайте, что о Вашем благоденствии, свободе и вольности в хозяйстве и купечестве завсегда правление края напоменно промышляло. Внемайте, что на последнем варшавском сойме во время конституции 3 мая уже установлено было духовенство Ваше соравнить в преимуществах духовенству латинскому, что о воспитании и просвещении совершенном Ваших духовных прилежно уже думано, что Речь Пасполита уже усердно старалась, дабы архирее и архиепископы неуниатские, согласившись с Царградским патриархом, составляли под законами уделенную свою иерархию.

Разсуждайте ж яко любезное и древнее Отечество всегда лестно и благосклонно имело радивость о Вашем благу, свободе и вольности Вашей. Когда ныне неприятель суровый невольничества цепы на нас навождает, кому, думаете, принадлежит Ваша благосклонность и дружба? Отечеству и краю, в котором благополучия себе, детим и сродственникам Вашим обретаете, или тиранам свирепым, который людскую кровь в том вольном и невинном краю проливает, огнем и мечем нас ничтожит, мучит и палит? Сие Отечество, родительница Ваша до сих пор волная и свободная, призывает Вас во помощь и пособствие. Равно для Вас и для всех вольность и свобода приятельна есть и желательна, когда затем от вольности и свободу производится дело, мы доброохотно кровь и жизнь и имение наше совокупляем.

Последуйте нам верно и дружеско, ибо участие того блага во всем нам принадлежит. Подумайте, сколко тысячей людей с тиранского правления, где от души платеж отдавать принужденны, переселилось к нам, а загнеждившись свободно, разродившиеся в немалое число ищадия на нашей земли во всякое благо изобилующее, получили покровительство законов и в том, што относится до исповедания и обрядов веры, и в том што касается безопастности собственного имения. Яким же образом не будете блюсти верности сему Отечеству, в котором столь блага для Вас находите?

Прошли уже те дикие времена, в которых строгая и застарелая ненависть русаков и поляков в одном же Отечестве вела к междусобенному кровопролитию. Нет уже (богу благодаренье) оной неволи, на которую пред тем хлебопащи и селяне жаловалися. Просвещенны с разума воздвиженное обучает, что Вы должны почитаемы быть братию, обучает нас, дабы мы Вам [87] были верно доброжелателями, о благо Ваше и свободе всегда прилежность и попечение имели.

Братия любезныя! Погибаем от лютих неприятелей, которые и нас и Вас слуплением и разграблением ведут к свирепой неволи. Предпримим же, братья, все охранение! Пособствуймы себе между собою и пребываймы всегда в верности к тому Отечеству, в котором и с которого проживаем. Сию отзнаку, когда к Вам презнаем сожителей и братию наший обряду руского, яко Вас уверяем о свободных и приличной под законом волности, когда божиею помощию над врагами преодолеем, так купно увещевляем, что кто-то либо нибудь из рускаго обряду, униат или неуниат, филипон или инный из проживающих между нами, посмеет на наш урон причислится неприятелям нашим, кто-либо нибудь москвитинку и лютому козачеству помоществовать шпегованием, перехованием, высыланием ведомости с краю нашего до неприятелей, такой непременно срамотною смертию казнен будет.

Уверяйжеся, братие, что мы Вашего блага желаем, что для Вас и для детей Ваших вольность и свободу уготовить усердно предпринимаем. Пособствуйте ж нам, инако погибнете от лютого неприятельского меча. Не лепитесь противу Отечеству, ибо за великую лесть срамоте строгой смерти и уничижение лестцов узаконено. Примайте ж сей глас наш в сердца Ваши.

Вы же, духовные обряду гречаскоруского, благородные епископы, архимандрити, архиреи, игумены и приходские священики, когда сей глас нас доброжелателей и верный услышите, когда сия отзывка наша посредством комисий порядковых воеводских и поветовых в ведомость Вашу прийдет, тогда непременно во первую неделю или во первый праздник прихажанов своих в церквах соберите, присягу верности Отечеству и краю со всеми людьми учинить перед богом не оставите. Отзнаку нашу нынешню обнародовать и через четыре поряду недели с верностию и ревностию людям толковать, а всех до верности Отечеству и до между собою ратования и охранения побуждать должни будете. Комисий же порядковые все сие в действие привести, дабы попечение имели и рапорт о исполнении нынешнего определения до верховнейшего народового совету дабы прислали всеусильно желаем и повелеваем. Во намерении же, дабы сия отзывка наша во целой провинции и городах, местечках, селах, на ратушах, торгах, ярмарках, в костелах и [88] церквах обнародована была, руками нашими подписавши за приложением печати, попечатать оную повелеваем. Изданно на заседании советном дня 8/27 мая 1794 года в Вилне.

Иосиф Неселовский, новогрудский воевода, президент
Михаил Огинский, делегат виленский
Иосиф Пац, староста вилейский
Михаил Грабовский, конюший литовский
Николай Саба Храповицкий, маршалок оршанский
Бенедикт Морикони, писарь ВКЛ
Томаш Воврецкий, эксхорунжий ВКЛ
Станислав Волович, подкоморий речицкий
Бенедикт Карп, хорунжий упитский
Антон Хлевинский, генерал-майор
Михаил Бростовский, староста минский
Николай Муравский, эксписарь войсковый
Ежи Белопетрович, эксписарь войсковый
ксёндз Михаил Карпович, архидьякон смоленский
Самуэль Корсак, полковник ВКЛ
Антон Тизенгаузен, хорунжий, президент Вильно
Валентий Горецкий, войский виленский
Доминик Нарбут, войский лидский
Тадеуш Высогерд, войский пренский
Антон Лахницкий, вице-президент Вильно
Томаш Умастовский, делегат ошмянский
Игнат Костровицкий, делегат лидский
Фульгенд Каминский, делегат эйшишский
Ежи Забелло
Антон Прозор, делегат ковенский
Винцент Минкевич, делегат виленский
Иосиф Нарбут, секретарь

РГАДА, ф. 16, д. 758, ч. 2, л. 171-172 об.