Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Коллегия адвокатов

У нас недорого коллегия адвокатов по выгодным ценам.

kurganov.ru

РЕЛЯЦИЯ

или

ОБСТОЯТЕЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ

УЖАСНОГО и ПЕЧАЛЬНОГО РАЗРУШЕНИЯ и СОЖЖЕНИЯ,

варварски произведенного московитами и казаками

при взятии прекрасного

ГОРОДА ЛЮБЛИНА.

1656 года.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Предлагаемая брошюра представляет рассказ немецкого современника об эпизоде из эпохи польско-русских войн в царствование Алексея Михайловича, именно о взятии старого польского города Люблина соединенными отрядами русского воеводы Петра Ивановича Потемкина и Предводителя казаков Данила Выговского, брата гетмана Ивана, в октябре 1655 г. Павел Алеппский, описавший путешествие антиохийского патриарха Макария в Poccию, приписывает это событие боярину Василию Васильевичу Бутурлину (Чтения в И. О. И. и Др. Р. 1898 г. кн. IV, стр. 140), очевидно, как главнокомандующему армией, которая в союзе с Богданом Хмельницким действовала против войск Яна-Казимира на юго-западе и часть которой составлял отряд, взявший под начальством Потемкина Люблин.

Немецкий текст печатаемой ниже “Реляции” воспроизводится по представляющему библиографическую редкость оригиналу, хранящемуся в Библиотеке Московского Университета под рубрикой 5. F. с 1а in 4°. В бумагах кн. М. А. Оболенского, принадлежащих Московскому Главному Архиву Министерства Иностранных Дел (картон № 4), вместе с копией “Реляции” (по оригиналу Спб. Публ. Б-ки) находится перевод ее, сделанный в 60-х г.г. минувшего столетия; при сличении с оригиналом перевод этот оказался удовлетворительным, но устаревшим и требующим многочисленных поправок и изменений.

Хранящаяся в М. Гл. Архив копия “Реляции” о разрушении Люблина представляет добавление к большой рукописной статье кн. М. А. Оболенского, носящей заглавие: “О древнейшей святыне Kиева, о кресте, вырезанном из части животворящего древа, на котором был распят Господь наш Иисус Христос”. Эта статья, очевидно, предназначалась к печати; на верху ее находится помета: “От Московского Комитета для цензуры духовных книг печатать позволяется. Марта 3 дня 1866 г. Московская Духовная Академия. Цензор Профессор Священник Филарет Сергиевский”. Тому же вопросу кн. Оболенский посвятил в 3-ей [4] книге журнала “Киевлянин” на 1850 г. статью: “О двух древнейших святынях Kиева: мощах св. Климента и кресте великой княгини Ольги” (Киевлянин. Кн. Ш-ья на 1850 г., изд. Максимовичем. Москва. 1850 г., стр. 147 — 150). Резюмируя сведения, сообщаемые кн. Оболенским в обеих его статьях получаем следующую краткую историю св. креста: вел. княг. Ольга принесла в Киев крест из части животворящего древа, на котором был распят Спаситель. Крест этот хранился около 400 лет в алтаре Св. Софии (Киевской Соборной церкви), затем в начала ХV-го века — по польским источникам в 1520 г. — был привезен венским епископом доминиканцем Андреем из Кракова в Люблин и оставлен в доминиканском костеле св. Станислава. В 1655 г., по требованию воеводы П. И. Потемкина, жители Люблина выдали ему св. крест; тогда же он был доставлен в Москву и здесь, в Успенском соборе, находился около 12 лет, затем в силу Андрусовского договора 1667 г. возвращен полякам; с этого времени и доныне св. крест находится в Люблине в костеле св. Станислава.

Рукописная статья кн. Оболенского — в ней мы находим значительно больше сведений по интересующему нас вопросу, чем в статье, напечатанной в “Киевлянине”, — снабжена ценными библиографическими указаниями и выписками из разных сочинений, заключающих материал для истории св. креста. Так как вопрос о возвращении полякам частицы животворящего древа, отнятой в 1655 г., был предметом одной из статей важнейшего польско-русского договора, а самая святыня, ныне находящаяся в Люблине, долгое время хранилась в Kиеве и Москве, то поэтому мы позволяем себе остановиться на тех, иногда очень редких, сочинениях, в которых сообщаются сведения по этому предмету, пользуясь в значительной степени указаниями кн. Оболенского и, по мере возможности, пополняя их известиями, идущими из других источников.

1) Прибавления к Творениям Св. Отцов. М. 1844 г., ч. 2, стр. 278 — здесь важна похвала митрополита Илариона вел. кн. Владимиpy; из нее явствует, что бабка Владимира св. Ольга принесла крест в Киев из Нового Иерусалима.

2) Востоков. Описание русских и словенских рукописей Румянц. Музея. Спб. 1842 г. Стр. 452 — 453 — житие св. Ольги в пергаментном Сербском Прологе XIII или начала XIV в.; в нем находится подтверждение свидетельства митр. Илариона.

3) Карамзин. История Государства Российского. Изд. 2-ое. Спб. 1818. Т. I, прим. 382 — мнение Карамзина, отрицающего самое существование креста.

4) Godzimirski Gabryjel: Historyja o drzewie Krzyza Panskiego, z lacinskiego Tomasza de Asculo przelozona. Krakow. 1618. [5]

5) Bzowski Abraham: Propago D. Hiacinthi. Venetiis. 1606.

6 — 7) Ruszel Franc. Pawel: Fawor Niebieski podczas *lekcyi na krolestwo Jana Kazimierza, miastu Lublinowi *zasu gwaltownego niebezpieczenstwa od swawolnych kozakow, cudownуm sposobem 1648 od Boga pokazany. Lublin. (Wieczorkiewicz). 1649 (в Спб. Публ. Б-ке).

Его же: Skarb nigdy nieprzebrany kosciola swietego Katholickiego, krxyz Panski, о ktorym tu sa trzy ksiegi, z *ktorow swietych i historykow powaznych napisane. Lublin. (Wieczorkiewicz). 1655 (в Б-ке Моск. Дух. Типографии, в Б-ке гр. Красинских в Варшаве, в Оссолинеуме во Львове).

По мнению кс. Рушля, греческие императоры Василий и Константин передали крест из животворящего древа сестре своей, царевне Анне, которая, выходя замуж за вел. кн. Владимира, привезла эту святыню в Киев. Кн. Оболенский опровергает это сведение и склоняется в пользу древнейшего известия митр. Илариона, известия, подтверждаемого свидетельством Сербского Пролога. “Только незнание наших отечественных преданий и памятников — пишет кн. Оболенский — заставило автора польской книги (т. е. кс. Рушля) отнести факт перенесения св. Креста в Киев к общему и главному просвещению Руси при Владимире Святом, и событие, совершившееся при Ольге, приписать Анне (Киевл. 1850. Ш. стр. 150) — Тот же кс. Рушель сообщает сведения о киевском епископе Андрее из Кракова, выпросившем у киевск. князя Ивана чудотворный крест, о намерении епископа перевезти крест в Краков и о чуде, случившемся во время остановки епископа в Люблине и убедившем его оставить крест у люблинских доминиканцев. Андрей из Кракова остался в Люблине до конца своей жизни и похоронен в доминиканском костеле в 1434 г.(?). Сведения об Андрее из Кракова можно также найти у

8) Friesius Chr. Got. De episcopatu Kioviensi. Varsaviae. 1763. Cap. VII: Andreas, Ordinis Praedicatorum. Pag. 35 — 36.

9) Акты, относящееся к истории Западной России. Спб. 1846 г. Т. I, стр. 35 — 36, № 25 — Окружная грамота лит. вел. князя Александра — Витовта, 1415 “после ноября 15”, с изобличением злоупотреблений прежних киевских митрополитов, допустивших расхищение драгоценных киевских святынь. Латинский перевод той же грамоты у Игнатия Кульчинского в Appendix ad Specimen Ecclesiae Ruthenicae. Romae. 1734, pag. 49 — 50.

10) Полное собрание Русских Летописей. Изд. Археогр. Комм. Приб. к Ипатьевской Летописи. Т. II, стр. 352 и 354 — сведения об Иване Ольгимунтовиче Гольшанском, посаженном Витовтом на [6] киевское княжение после отравления Скиргайла Ольгердовича Фомой Святогорцем, наместником Софийской митрополии в 1396 г.; вероятно, при Иване. Ольгимунтовиче епископ Андрей из Кракова увез из Kиевa крест. Мы говорим: вероятно, так как, к сожалению, лишены возможности точно установить имя киевского князя, отдавшего св. крест епископу — доминиканцу. В доминиканском костеле в Люблине находится картина с надписью: Tu stanal Andrzej Biskup z Drzewem Krzyza Swietem, od Jwona Ksiazecia w upominku wzietem, т. е. “здесь остановился епископ Андрей со святым древом креста, взятым на память от князя Ивана” и т. д. (Ks. J. Szeliga. Krotka wiadomosc o Krzyzu Раnа naszego Jezusa Chrystusa, a szczegolniej о znakomitej jego czesci, znajdujacej sie w kosciele ks. dominikanow lubelskich. Lublin. 1879., pag. 17. 2-ое издание (кс. И. Клопотовского) — Warszawa. 1903). Русский летописец, передавая сведения об Иване Ольгимунтовиче Гольшанском, говорит: “сей Иоанн потом отдаде дщерь свою Софию за Ягелла, короля полского, року 1419”; в таком случае Иван Ольгимунтович был бы отцом родоначальницы Ягеллонской династии Софии, матери польских королей Владислава Ш Варненчика и Казимира Ягеллончика; однако, Стрыйковский в своей “Хронике” категорически, со ссылками на Кромера, Длугоша (Длугош, рассказывая о четвертом браке Ягайла в 1422 г., говорит: filiae Andreae filii Jwanis Ducis Kiioviensis nullam dotem secum laturam accipere induxit (pag. 446)), Вапповского и др. опровергает это сведение и утверждает, что 4-ая жена Ягайла, Сонька или София, была “дочерью Андрея Ивановича, сначала Киевского, а в то время Друцкого князя” (Macieja Stryjkowskiego Kronika. Wydanie nowe. T. II. Warsz. 1846. pag. 159 — 160. См. также Дениса Зубрицкого Критико-истор. повесть временных лет Червоной или Галицкой Руси; перев. О. Бодянского. М. 1845. стр. 226, 253 и прим. 143-ье на стр. 255 — 259). Проф. Бобржинский называет 4-ую жену Ягайла Софию “русской княжной, дочерью Юрия, князя Гольшанского” (Bobrzynskiego Dzieje Polski. T. I. Warsz. 1880, примеч. на стр. 259 — 260). — Кн. Оболенский в своей рукописной статье пишет: “Вскоре после разграбления Kиева татарами под предводительством Эдигея в 1416 г. еп. Андрей должен был искать себе убежища в Польше; сюда же переселился киевский князь Андрей Иванович... Киевский князь Андрей Иванович привез с собой в Польшу свою жену Марину, сына Игнатия и дочь Соньку; польский король Владислав Ягайло, узнав о его прибытии, назначил ему в постоянное местопребывание Люблинский замок и не оставлял его своим расположением до самой его смерти”. Князь этот похоронен в Доминиканском костеле рядом с еп. Андреем. Но польские писатели называют киевского князя, приехавшего в Люблин [7] с Марианной и Игнатием и покоящегося в доминиканском костеле, Ивоном (Szeliga. Op. cit. pag. 19) и Ивоном (Иваном) Георгиевичем (Slownik geograficzny. Т. V. Warsz. 1884. pag. 427 (статья: Lublin)).

11) Rudawski Laur. Joann. Historiarum Poloniae ab excessu Vladislai IV ad pacem Olivensem usque libri IX. Varsaviae et Lipsiae. 1755. Lib. VI, cap. IV — здесь находим описание Люблина, рассказ о взятии этого города русскими и казацкими войсками в октябре 1655 г. и о принесении московскому великому князю “величайшей добычи с меньшею частью доминиканского креста, хранившегося до сих пор целым, с большим уважением у отцов Святого Доминика, — безошибочного знамения будущих бедствий, которое открывалось весьма часто, но особенно в 48-м году этого века (в 1648 г. на Люблин напал Богдан Хмельницкий), когда в течении довольно долгого времени он (крест) обагрялся кровью и являл разные образы, которые страшно видеть и о которых страшно сказать (“spolia certe maxima ad magnum ducem Moschoviae reportata, cum minori parte. Crucis Dominicae, quae hucusque intacta magna veneratione apud patres Divi Dominici asservabatur, futurorum malorum omen infallibile, quod saepius, sed maxime anno octavo supra quadragesimum huius aetatis patuit, dum sanguine maderet satis justo tempore, variasque referret figuras, visu dictuque horrendas”. О событиях 1648 г. см. Szeliga. Op. cit, pag. 29 — 30).

12) Дворцовые разряды. Т. III. Дополнения. Спб. 1854 г., р. 18 — 19 — о докладе царю Алексею Михайловичу относительно одержанной при Люблине победы и взятии частицы животворящего древа Креста Господня и об отправлении государем на встречу к В. В. Бутурлину с товарищами стольника Матвея Степанова Пушкина “с своим государевым жалованием, с милостивым словом и о здоровье спрашивать”, причем “боярина и дворецкого Василья Васильевича Бутурлина на дороге не стало”.

13) Путешествие Антиох. Патриарха Макария в Россию. Перев. Г. Муркоса Вып. IV. (Чт. в И. О. И. и Др. Р. 1898 г., кн. 4-ая. Кн. XI, гл. XVIII — о взятии Бутурлиным “города собраний” — Люблина; кн. XII, гл. V — о судьбе Бутурлина, который, узнавши в Киеве о гневе царя на него за заключение мира с татарами, принял яд и умер; о встрече св. креста и торжественном молебствии “в благодарность Богу, даровавшему это сокровище” (Описание церковного торжества 5 февр. 1656 г. в Моск. Успенском Соборе по случаю привезения из Люблина частицы животворящего древа см. у А. П. Голубцова в “Чиновниках Моск. Усп. Собора”. (Чт. в И. О. И. и Др. Р. 1907, кн. 4-ая, стр. 240 — 241)).

14) Подлинные мемориалы и сообщения бывших в Москве полномочных послов Беневского и Бржостовского. 1667 г. Дела Моск. Гл. Арх. Мин. Ин. Дел. Польские дела 1667 г., № 13. [8]

(польский текст не приводится).

(Перевод: Мемориал относительно удовлетворения пунктам, описанным в Андрусовском трактате (Приводим собственный перевод за невозможностью найти перевод ХVП в.).

Чтобы согласно 8-му пункту были выданы архивы, публичные акты, всякие метрики, библиотеки, костельные (и) церковные книги и частных (лиц), особенно письма и посольства, совершенные с обещанием подданства, дабы мы отвезли это с собой, так как уже наступил срок отдачи. Также книги воеводств смоленского и стародубского, киевского и черниговского и Новгорода Северского. А мы для описания и для отобрания всего этого готовы назначить гг. дворян Его Корол. Милости.

Чтобы костельные и церковные сосуды, утварь и принадлежности, следовательно, святыни и св. реликвии, особенно тело св. Калистрата в Смоленске, древо св. креста, взятое в Люблине, и друг., также разные образа, алтари, забранные из разных костелов и церквей, и колокола, которые найдутся, — чтобы, не ожидая другой комиссии, были возвращены, особенно (чтобы) образ Пресвятой Девы, взятый в Вильне, был отослан от донцов, также медные, золотистые, большие колонны и литые фигуры, забранные там же, в Вильне, из костела св. Казимира, и медная жесть, взятая из того же костела, алтарь в Кутеенской (?) церкви [9] и разная утварь, церковный принадлежности и книги. И забранные в Полоцке образа, алтари, колокола (и) утварь; при этом же случае (Подразум.: сказать или напомнить) относительно письма в Киев, чтобы выдан был пинский колокол оо. иезуитов с доказательством, что он — их; относительно письма в Смоленск, чтобы позволено было возвратить оо. иезуитам книги и сосуды отданные мещанам на хранение. При этом Его Царское Величество идя под Вильно, взял в Шклове колокол и дал карту, что он хотел по возвращении вернуть его, так чтобы этот колокол был возвращен).

15) Дела Моск. Гл. Арх. М. И. Д. Сношения России с Польшею. 1667 г. № 12, св. 95: Приезд в Москву польских послов Станислава Беневского с товарищи.

“176-го (1667 г.) декабря в 8 день великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа великия и малыя и белыя Росии самодержец изволил часть древа Креста Христова, что взят в Люблине, а был на Москве в соборной апостольской Церкви, и образ Пресвятые Богородицы, что взят в Вильне, и стоял в монастыре у Спаса на Симонове в Церкви по Андрусовскому посольскому договору и по посольскому прошенью с Москвы отпустить и отдать польским и литовским великим и полномочным послом, да послом же референдарю послать по его челобитью образ пречистые Богородицы казанские.

И тогож дня, как часть древа креста Христова и образ пресвятые Богородицы Великого Государя из хором понесли, а образ пресвятыеж Богородицы казанские в то время взят из Посолского приказу.

И Великий Государь изволил проводить от хором до Лобного места пеш, а часть древа креста Христова и обе иконы пресвятые Богородицы несли священники.

А за образом шли чюдовской архимарит Иоаким и священники чюдовскиеж, да Благовещенские и дьяконы в ризах с оплечьи низаными а дьяконы шли с кандилы и образ Пресвятые Богородицы кадили, да перед образом же шли певчие патриарши до двора посолского и пели из дохматов Богородичны.

А проводя великий государь до Лобного места изволил часть древа креста Христова и обе иконы отпустить на посолской двор с тем же чюдовским архимаритом и со священники и с дьяконы, а отпустя иконы изволил сесть в сани и итти к себе Великому Государю.

А за иконы по егож великого государя указу шли до посолского двора боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин Нащокин, да думные дьяки Дементей Башмаков, Гарасим Дохтуров, Григорей Караулов, Лукъян Голосов, да головы стрелецкие, да приказные люди, а по сторонам шли стрелцы, а перед иконы пели и шли теж патриарши певчие. [10]

А пришед на Посолской двор говорил дьякон ектенью, а после того Архимарит отпуст и целовав иконы.... (и часть древа отдали) а приняли... коны (у них иконы. Последние два примечания — по Статейному списку польского двора, 1667 — 1668 г., № 116, стр. 241 — 242) кутеенские старцы да ксендзы и поставили в корету.

А встречал иконы референдарь, да королевские дворяня вышед за ворота.

А отдаючи иконы боярин Афонасей Лаврентьевич говорил референдарю речь.

А как речь изговорил и иконы в корету поставили.

И архимарит со священники и с дьяконы пошли с двора.

А часть древа Христова понесли в большие хоромы их ксендзы, да бернадын, а были по своему чину в одежде и встречали со свечами.

А провожали в хоромы часть древа Христова боярин Афонасей Лаврентьевич и думные дьяки и целовали часть древа Христова провожатые все и послы.

И взяв послы часть древа Христова на Государеве милости на отпуске били челом” (Ср. “Дипломатич. собрание дел между Российским и Польским Государствами с 1488 по 1682 г.”, соч. Н. Бантыш-Каменского. Ркп. Ч. IV, л. 191 — 192).

16) Valerianus. Historia crucis Christi in Lublin. Crac. 1537. Эту книгу указывает проф. Л. Финкель в Bibliografii historyi polskiej. Lwow 1891. Cz. I, pag. 408, № 7060.

17) Wargocki Andrzej X. O. Krzyzu у ukrzyzowanym, nadto: O drzewie Krzyza S-o, Drzewie cudownym u оуcow Dominikanow w Lublinie ksiag dwie. Rzeczy zaprawde godne czytania, powazne, zbawienne. W Zamosciu. 1620.

18) Ara salutis Crux sacratissima. Без года, очень старинной печати.

На две последние книги ссылается В-н, автор статьи “Крест из животворящего древа, находящейся в доминиканском монастыре г. Люблина, и соединенные с ним предания” — Киевлянин, № 130, от 3 ноября 1866 г. В-н был в Люблине и видел эти книги в б. библиотеке доминиканского монастыря.

19) Delitiae Lublinenses.

Драгоценная рукопись, принадлежащая ныне Б-ке Моск. Гл. Арх. М. И. Д. Кн. Оболенский в статье: “О древнейшей святыне Киева” пишет: “На память о пребывании креста в Соборном Храме Пресвятой Богородицы остался на хранение в Посольском приказа драгоценный манускрипт, в котором положено начало записыванию бывших от креста чудес и который находился некогда в люблинской церкви св. Станислава”. [11]

Рукопись в лист, переплетена в зеленую кожу. По старому архивск. каталогу № 182. На ярлыке с лицевой стороны: “Чудеса от древа животворящего креста”.

На 1-м лист: “А” (зачеркнуто). “М”.

“Книга рукописная латинская, содержащая подлинное описание чудес, бываемых от древа животворящего креста Господня в Люблине 1620 г.” (почерком начала XVIII в.). — “Deliciae Lublinenses seu descriptio crucis miraculae Lublinensis 1620”; карандашом исправлено: “seu descriptio miraculorum crucis Lublinensis ab 1611 usque ad annum 1650 (эти даты, как явствует из дальнейшего описания, неверны).

Затем 2 чистых листа; на 4-м листе: “Delitiae Lublinenses hoc est, Mira et inaudita miracula quae Deus Ter Optimus Maximus operatur sеmреr per lignum Viuificum Sanctae Crucis Lublini in aede S. Stanislai Martiris ac (P)atroni Regni Poloniae manens, cuius deuotione flagrantes simul (cu)stodes sunt Fratres Ordinis Praedicatorum”. Под этим изображение креста. Под горизонтальной линией креста: “Amiens noster dormit”. С правой боковой стороны: “Nullus Tyrannus. Nullius modo est qui optime uelit uel(?) semel sufficit”(?). Внизу листа: “Mihi absit gloriari nisi in cruce Domini Nostri Jesu Christi. Paulus ad Galatas. 5. — Conscripta et ad acta tradita publici Notarii sub R. P. F. Antonino Susmario Priore Lublinensi Praedicatore Generali Vicario Confratern. Lublinensis Anno Domini 1619 Mense Junio”. В этот основной текст, начиная от слова “соnscripta” внесены другой рукой добавления и отчасти поправки: “Sebastiani Kaiek authoritate Apostolica et imperiali approbati sub fideli regimine A. R. P....(неразборчиво) Georgii Trebnicz”.....(неразборчиво) — На обор. того же листа:

“Crux Lublinensis, nunquam superabilis ensis

Idcirco dignis fulget per saecula signis

Albo tak=

Crux Lublinensis, terret velut horridus ensis

Hostes, quin dignis claret per saecula signis” (вариант: Hostes, quin dignis micat omni tempore signis).

На 5-м листе: “Avthentica de ligno Ssmae Crvcis Lvblini apvd PP. Ord. Praed. existentis anno 1620. Frater Vincentius Sesencouius Praedicator Ordinarius Conuentus Vilnensis Ordinis Praedicatorum invenit”.

На 6-м листе: “In honorem SS. Trinitatis Patris et Filii et Spiritus sancti et Beatissimae Virginis Mariae omniumque sanctorum Angelorum praecipue Michaelis Archangeli principis militiae coelestis amorem. — Incipit liber miraculorum Ligni Sanctae Crucis Lublini apud Praedicatores Patratorum conscriptus et ad Acta datus publici Notarii Famati Sebastiani Kajek Sulmiricensis Apostolica et Imperiali auctoritate approbati sub felici regimine, A. R. P. Georgii Trebnicz S. T. B. Prouincialis Poloniae ordinis Praedicatorum et sub R. P. F. Antonino Susmario, praedicatore generali Priore Lublinensi ac vicario Confrat. Lublinensis. Opera R. P. F. Vincentii [12] Sesencouii Praedicatoris ordinarii ejusdem Conuentus. Anno Dni 1619. Mense Junio die 24”.

Затем следует предисловие к читателю (Praefatio ad lectorem) на польском языке, в котором автор сообщает, что запись чудес предназначалась к обнародованию, но исполнению этого намерения помешали три обстоятельства: 1) непрерывная война при Владиславе Ягайле, который, воюя с крестоносцами и нося по б. части крест на святых хоругвях, не имел времени выслушать тех, кто записывал чудеса от, св. древа; “а в то время — читаем в предисловии — негоже было подать что-нибудь публике, пока не присудят великие суды (так их называли), которые отправлял сам король, а другие около ста лет должны были ожидать справедливости не столько от короля, так как он судил, сколько вследствие войны, производившей великие перемены как в людях, так и в делах (а nа on czasz niegodzilo sie nicz podacz in publicum, azby byly wielkie szady (tak zwano) oszadzity, ktore szam krol odprawowal, a drudzy blisko sta lat sprawiedliwosci czekacz musieli, nie tak dia krola bo szadzil, iako dia woyny, ktora iako w ludziach tak у w sprawacb czynila wielkie odmiany). 2) Случавшиеся в Люблине пожары, особенно в царствование Сигизмунда II Августа, когда сгорел костел св. Станислава с привилеями монастыря и были уничтожены “чудеса и обеты древу Креста не столько собственно от огня, сколько от человеческого неразумия и нерадения” (czuda, vota do drzewa Krzyza, nie tak wprawdzie gwaltownie przesz ogien, iako dla nierostropnosci у niepilnosci ludzkiey znisczaly). Этому способствовала “лютерская ересь” (herezja Lutrowa), распространившаяся в то время в люблинском повете и охладившая рвение многих католиков; 3) благочестие люблинского населения и виднейших граждан шляхетского сословья (nabozenstwo ludu Lubelskiego у czelnieyszych obywatelow slacheczkiego stanu): лицам, которые хотели сообщить во всеобщее сведение чудеса от древа креста Христова, они говорили: “отцы, на что вы посягаете? разве не знаете, что глуп тот, кто указывает другому на солнце, так как без солнца никто не может обойтись. Так и вы не избежали бы этой глупости, если бы указывали людям на древо св. креста” (oyczowie a czego sie to wazyczie, a za niewieczie kto sloncze komu zalecza glupi iest, bo sie bez niego kazdy obyscz nie moze. Tak gdybyscie wy Drzewo Krzyza S. do ludzi zaieczacz mieli tegobyscie glupstwa nie usli). Ныне однако, когда Бог открывает полякам глаза на врага св. креста, врага, находящегося в соседстве с Польшей, является уместным, говорит автор, сообщить, какого могущественного защитника обретает Польша в животворящем кресте, и какие великие чудеса творит Бог через св. древо.

На 7-м лист помещена копия грамоты папского нунция Франциска Диоталевия (Franciscus Diotalevius), данной в Варшаве 9 марта 1618 г. [13] и разрешающей, в виду прошения профессора теологии, генерального комиссара и визитатора ордена доминиканцев в Короне Польской, Дамиана Фонсеки (Damianus Fonseca), совершать каждую пятницу марта месяца до праздника св. Пасхи процессию с животворящим древом св. креста, обязательно внутри костела и под балдахином.

Потом идет описание чудес на 67 листах, на лат. и польск. языках. Первое записанное чудо — до 1434 г. (citra annum Dni 1434), последнее — 23 июля 1655 г. (краткое описание этой же рукописи см. в соч. С. А. Белокурова “О Библиотеке Московских Государей в XVI стол.” Прил. II, стр. CXCIX).

Из позднейших сочинений, касающихся истории Люблинского креста, заслуживают особенного внимания труды кс. Карла Дембинского и кс. Яна Амвросия Вадовского.

20) Debinski Karol ks., M. S. Т. Drzewo Krzyza sw. w kosciele s. Stanislawa B. i M. w Lublinie. “Przeglad Katolicki”, №№ 29 — 38. Warszawa. 1895 г. В начале своего труда — №№ 29 — 31 — кс. Дембинский подвергает критическому анализу сочинения многочисленных авторов, писавших о люблинском кресте, начиная с самого древнего Valerianus’a, которого мы уже отметили на основании Библиографии Финкля (Кс. Дембинский приводит более подробное заглавие: Matth. Valerianus. Historia perbrevis quo pacto videlicet magna portio Crucis Christi in oppidum Lublin pervenit. 1537(?). Единственный в настоящее время экземпляр этой книги хранится в Ягеллонской Б-ке в Кракове). История Valerianus’a представляет дословное повторение сведений, находившихся в “Magnus Liber Choralis”; эта последняя книга, относящаяся к 1432 г., хранилась некогда в люблинском доминиканском костеле, но уже кс. Рушель, писавший в начале второй половины XVII в. свой “Skarb nieprzebrany”, не видел ее; однако, существование этой “Liber Choralis” не подлежит сомнению: перепечатавший историю Valerianus’a Thomas Cianavenus de Asculo (R. P. Thomas Cianavenus de Asculo. Historia brevi descripta compendio de sacratissimo ac salutifero Crucis Dominicae Ligno qualiter Hierosylimis Constantinopolim, inde vero Kijoviam demum Kijovia Lublinum translatum Ordinisque Praedicatorum Patribus miraculose est donatum. Ex officina Andreae Petricovii. A. D. 1618. Книга эта находится в Б-ке кн. Чарторыских в Кракове) в конце своей книги пишет: “Supra dicta historia impressa concordat etiam de verbo ad verbum cum alia, quae Lublini reperitur in magno libro chorali, ex pergameno manuscripto anno Domini 1432”. На польский язык книгу Cianavenus’a de Asculo перевел уже упомянутый нами кс. Гавриил Годзимирский (Кс. Дембинский приводит более подробное заглавие: “Historya krotko opisana о przenayswietszym у zbawiennym drzewie Krzyza Panskiego. Jako z Jeruzalem do Carogrodu a ztamtad do Kijowa, z Kijowa zasie do Lublina za sporzadzeniem Boskim przywiezione; a Oycom Zakonu kaznodzieyskiego cudownie darowane iest”. W drukarniey Andrzeia Piotrkowczyka. R. P. 1618. В конц. XVII в. было издано краткое извлечение из книги Cianavenus’a под заглавием: “Historya krotko zebrana о tym wielce cudownym Drzewie Krzyza s., ktore sie w Lubhnie u Oycow Dominikanow w kosciele s. Stanislawa Meczennika znayduie”. (См. Maciejowski. Pismiennictwo Polskie, III. pag. 98)). Кроме [14] известных кн. Оболенскому сочинений кс. Павла Рушля, кс. Андрея Варгоцкого (в Б-ке гр. Красинских в Варшаве) и “Ara salutis” (в Б-ке гр. Замойских в Варшаве), кс. Дембинский разбирает в своем труде следующих авторов:

21) Dlugosz Jan: Liber Beneficiorum Dioecesis Cracoviensis. T. III., pag. 460 — 461, wyd. Aleksandra Przezdzieckiego. Krakow. 1864.

22) Chylicki Jacek ks. Historya krotko zebrana о cudownym Drzewie Krzyza sw., ktore zostaie u WW. OO. Dominikanow w Lublinie. Zamosc, w drukarni akademickiey (в Б-ке гр. Замойских в Варшаве).

23) Pruszcz Piotr Hyacynth. Morze Laski Bozey, ktore Pan Bog po roznych mieyscach przy obrazach Chrystusa Раnа у Matki Jego Przenaiswietszey na serca ludzi poboznych i w potrzebach ratunku zadaiacych...wylewa. W Krakowie, w drukarni Dziedzicow St. Lenczewskiego Bertat, r. 1692.

24) Przewoski Petrus. Brevis historia cum variis devotionibus ad S. Crucem Lublinensem immensis miraculis fulgentem. 1744.

25) Siejkowski Michal ks. Dni roczne Slug Boskich Zakonu Kaznodziejskiego. Krakow. Drukarnia Akademicka. 1743.

Kpоме того кс. Дембинскому было известно несколько рукописных сочинений, из коих особенно важны:

a) Seb Kajek. Acta variorum inscriptionum, Testamentorum, Resignationum, Plenipotentiarum ac aliorum instrumentorum per me Sebastianum Joannis Kaiek de Sulmierzyce....scripta. 1598 — 1619. В этой рукописи, принадлежащей архиву люблинской епархиальной консистории, находятся записи многочисленных чудес, сделанные, очевидно, самим Кайком со слов тех, кто испытал чудеса на себе, или их родственников.

b) Album seu Cathalogus Omnium Fratrum et Sororum Confraternitatis SSS. Crucis a S. D. N. Innocentio XI institutae A. 1687 d. 28 Sept. Romae per... Nicolaum Oborski Episcopum Laodicensem Sufraganeum Cracoviensem admissae. A. 1737. Ркп. принадлежит костелу св. Станислава в Люблине.

c) Summa Privilegiorum Serenissimorum Regum Poloniarum Fundatorum Almi Conventus Regalis Lublinensis Ord. Praed. ad Aedes S. Stanislai 1757 — здесь особ. важны привилеи короля Владислава IV, относящееся к привезению св. креста в Люблин и постройки часовни для хранения оного. Ркп. принадлежит архиву люблинской епархиальной консистории. [15]

26) Wadowski Jan Ambrozy Ks. Koscioly Lubelskie. Na podstawie zrodel archiwalnych. Krakow. Nakladem Akademii Umiejetnosci. 1907. О доминиканском костеле св. Станислава: стр. 207 — 356; в частности о св. кресте: стр. 257 — 269 и 272. Историю св. креста кс. Вадовский, в противоположность многим другим историкам, излагает по Длугошу, который приписывает доставление креста из Kиева в Польшу не епископу Андрею, а самому киевскому князю; по мнению Длугоша, это событие произошло в царствование Казимира Великого, почти одновременно с основанием доминиканского костела, т. е. около 1342 г. Киевского князя, свергнутого с престола и нашедшего в Польше убежище для себя, своей жены Марины и сына Игнатия, Длугош называет Григорием. Кс. Вадовский, признавая версию Длугоша наиболее правдоподобной, не считает однако возможным установить имя Киевского князя, пожертвовавшего костелу св. Станислава эту замечательную святыню.

27) Kosciol i klasztor po — dominikanski w Lublinie. S. O. Warszawa. Wyd. ks. J. Klopotowskiego. 1902 г.

Весной 1906 г. пишущий эти строки переслал копию печатаемой ниже “Реляции” своему учителю, известному польскому историку, этнографу и языковеду, И. Л. Лопацинскому, обрабатывавшему в то время материалы для истории казацких нападений на Люблин в 1648 — 55 гг. В августе 1906 г. Иероним Людвикович скоропостижно скончался в разгаре своей научной деятельности и в расцвете жизненных сил. Не имея возможности узнать, несмотря на неоднократные запросы, какая судьба постигла этот последний труд нашего учителя, мы порешили воспользоваться любезностью Общества Истории и Древностей Российских при Московском Университете и издать эту любопытную “Реляцию”; но, во время печатания настоящей статьи, в варшавском журнале “Przeglad Historyczny” (сент. — окт. 1909 г.) появилась первая часть упомянутой работы И. Л. Лопацинского (Zczasow wojen kozackich. Przyczynki do dziejow Lublina z lat 1648 — 1655. Ze zrodel wspolczesnych zebrane); в ней между прочим, помещен и польский перевод “Реляции” с многочисленными примечаниями; во второй же части имеют быть указаны сведения об отобрании у жителей Люблина частицы животворящего древа. Предполагая, что эта часть работы основана главным образом на польских источниках и примыкает в этом отношении к указанным сочинениям кс. Дембинского и кс. Вадовского, мы позволяем себе думать, что настоящее издание, поскольку в нем использованы pyccкие печатные источники и рукописные документы М. Гл. Архива М. Ин. Дел, может явиться дополнением к труду И. Л. Лопацинского, независимо от перепечатываемого впервые подлинного текста крайне редкой немецкой брошюры с русским переводом.

Текст воспроизведен по изданию: Реляция или обстоятельное описание ужасного и печального разрушения и сожжения варварски произведенного московитами и казаками при взятии прекрасного города Люблина 1656 года // Чтения Обществе истории и древностей российских, Книга 2. 1910

© текст - Рябинин И. С. 1910
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Abakanovich. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЧОИДР. 1910

Коллегия адвокатов

У нас недорого коллегия адвокатов по выгодным ценам.

kurganov.ru