Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Письма Сигизмунда III к Московским коммиссарам

Писем Сигизмунда III в рукописи, у нас находящейся, заключается двадцать одно.

Из них двадцать относятся собственно к войне, веденной Польшею с Россией в 1617 и 1618 годах, и писаны: четыре в 1617 году, четырнадцать в 1618 и два в 1619; а последнее, 21-е, писано уже в 1622 году, к назначенному с Польской стороны Коммиссаром для определения границ между Россией и Польшею Мстиславскому Воеводе Тишкевичу, дабы он старался окончить пограничные споры. [110]

Каждое из сих писем писано на особом листе обыкновенной писчей бумаги, серовато-желтого цвета, в Королевской Канцелярии, и подписано собственноручно Королем (по Латыни — Sigismundus Rex).

Из них 16, 17 и 18, составляют дупликаты одного и того же письма; 16 и 17-е даже подписаны одного и того же дня, а 18-е днем позже.

На последней странице каждого письма приложена печать Королевской Канцелярии, состоящая из Герба Польского и Великого Княжества Литовского, а в середине собственный Герб Сигизмунда; на одном только 9-м письме [111] приложена большая печать Королевства.

Под печатью, в самом низу страницы, на всяком письме находится на Латинском языке адрес, к кому оно писано.

В заглавии каждого письма находился Королевский титул, написанный на Польском языке, исключая письма 1, 4, 5, 6, 7 и 8-го, в коих вместо Польского был употреблен Латинский язык.

Письма 1, 2, 7, 8, 11 и 16 писаны одною рукою. Письма 3, 4 и 5, другою и весьма хорошим почерком. Письма 6, 14 и 20 опять иною рукою. [112]

Письма 9 и 21 опять иною.

Письма 12 и 15 опять иною.

Письма 11 опять иною.

Письма 17 и 19 опять иною.

Письма 18 опять иною.

Письма сии в том отношении важны для Истории, что они показывают характер Сигизмунда, и объясняют тогдашнюю политику Польского Двора в отношении к России.

С письма 10-го в конце книги приложен снимок. [113]


I

(1617)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Почтенный во Христе Отец! Вельможные и Благородные, искренно и верно нам любезные! Из письма Благосклонностей и Верностей Ваших 1 узнали Мы каким образом вы поступили в делах, до экспедиции Нашего Сына относящихся, и какие письма написаны вами к Вельможному Виленскому [114] Воеводе 2, и к войску, на тамошней границе расположенному. С благодарностию все то от Б. и В. В. принимаем и признаем, что все учиненное Б. и В. В. было нужно. Писали также и Мы к Вельможному Виленскому Воеводе, получив известие о намерении его идти в Лифляндию, дабы, оставивши сей поход, ожидал прибытия Нашего Сына; надеемся, что сие исполнит и на службу Сына Нашего возвратится. Универсалы для удержания праздных и своевольных людей, чтобы, пока не откроются более обстоятельства, не рассеивались по земле Московской, и оной не разоряли, без замедления прикажем выслать, а от Б. и В. В. будем ожидать известия о дальнейшем успехе тамошних [115] дел. Желаем при сем Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья. Дан в Варшаве I дня месяца Сентября от Р. X. MDCXVII года; царствования же Нашего в Польше XXX, а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе Отцу, Вельможным и Благородным Коммиссарам, для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [116]

II

(1617)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Почтенный во Христе Отец, Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные! Какое было намерение прошедшего Сейма относительно ведения сей экспедиции Нашего Сына, то в памяти Б. и В. В. Из инструкции, верно на том же Сейме списанной, которая есть у Б. и В. В., и из малых податей на столь большую экспедицию позволенных, можно видеть, что оная позволена болеe для испытания к Нашему Сыну расположения [117] тамошнего народа, которое обеспечено, нежели для вeдeния продолжительной войны, что бывает от покорения городов. За тем мы бы желали, чтобы Сын Наш лично не подступал к Дорогобужу, но наблюдал бы успех тамошних дел из какого-либо другого места, не полагая наудачу счастия первоначальной своей военной славы, которая при противоположном cледcтвии, — сохрани Боже, не малый понесла бы ущерб у тамошнего народа. Следует Нам заметить и то еще, что Б. и В. В. отправили в Москву Ридзица с инструкциею, что вы не причиною пролития крови; при теперешних действиях сие уже изменится; но как возвратить то, что уже сделано, трудно, то просим, дабы Господь Бог благословил сие ваше решение и дал Нам вскоре услышать о пpeдпpиятии сем утешительные известия. К Вельможным Подскарбиям [118] Коронному и Литовскому, посыланы Наши письма, дабы деньги сколько возможно обращали к Б. и В. В.; полагаем, что сие исполнят. На прошедших днях уже послана часть денег из Короны; а большая еще сумма с старанием приготовляется и немедленно к Б. и В. В. будет отправлена для тамошнего войска. Но как сие последнее имело от нас наказные листы только на две четверти 3, то поручаем Б. и В. В., чтобы тем, кои находятся теперь на службе, вы, согласно с первыми Нашими письмами, обеспечили на будущую четверть службу и плату их; а о дальнейшем времени службы сделаем известною Б. и В. В. волю Нашу в последствии. Начало однако сей четверти Б. и В. В. считайте от осмотра каждой роты; ибо полагаем несправедливыми, чтобы те, которые [119] поздно явились на службу Посполитой Речи, могли равняться с теми, кои не опоздали против назначенного времени. Плату, следуемую Смоленским солдатам, приказали Мы по ходатайству Б. и В. В. обдумать, и, имея в виду заслуги их, хорошо Вами свидетельствуемые, Мы бы рады были показать им милость Нашу и в тех нескольких тысячах злотых. Но как не в Нашей власти располагать против постановления Сейма податными деньгами, то не можем на то согласиться; впрочем, за свои заслуги они могут быть уверены в Нашей милости. Дальнейших известий об успехе тамошних дел будем ожидать от Б. и В. В., нисколько не сомневаясь, что во всем будете иметь старательное наблюдение о безопасности Нашего Сына и о постановлении прошедшего Сейма; при сем просим от Господа Бога Б. и В. В. [120] доброго здоровья. — Дано в Варшаве XVIII дня месяца Октября от Р. X. MDCXVII года; царствования же Нашего в Польше XXX; а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе отцу, Вельможным и Благородным Коммиссарам, для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [121]

III

(1617)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный король.

Почтенный во Христе Отец! Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные! Имели Мы немалые наши причины, которые приводили Нас к тому, что Мы не соглашались на движение Нашего Сына к Дорогобужу; но, как cиe возымело утешительное пocледcтвиe и Б. и В. В., смотря вблизи на дела, удобнее можете давать советы, то похваляем [122] сделанное, желая дальнейшего во всем благoпoлyчия и не сомневаясь, что везде имеете во внимательном наблюдении безопасность Нашего Сына, и при нем славу всей Посполитой Речи. Дальнейшее удержание в службе войска, при Нашем Сыне находящегося, нам надобно соображать по податям, позволенными на прошлом Сейме, а также согласно с мнениями на счет сих податей всех станов Посполитой Речи, таким образом, чтобы за недостатком денег не обрушились на Посполитую Речь такие трудности, какие недавно мы испытали. Взирая, однако же, на столь отдаленное предприятие Нашего Сына, и, наконец, имея надежду, что податей сих может достать еще на одну четверть, не можем противиться предложению Б. и В. В., дабы все войско, которое с Нашим Сыном пришло, и то, которое он там [123] застал, не оставалось на дальнейшую службу. Обращаем также в Москву, согласно с мнением Радных Панов, при нас находящихся, часть того полка, который к Вельможному Киевскому Воеводе был послан Сыном Нашим, приказавши выдать оной часть денег из казны, а об остальной, указавши на Б. и В. В.; по прибытии в тамошние края, Б. и В. В. будете наблюдать, дабы каждой роте выдана была плата от смотра оной; ибо Мы, ни на какое сравнивание, которое будет со вредом Посполитой Речи и с обидою для тех, кои охотнее и скоро на службу Посполитой Речи явились, не можем согласиться, о чем пред тем Мы писали уже к Б. и В. В. Наконец, досмотрите и того, чтобы роты были в полном числе людей; ибо часто узнавали Мы, что после сражений и долгих обложений (где вообще убывают [124] люди, а не прибывают), число оных бывает то же, как в самом сражении, или при начале обложения. О податях Великого Княжества Литовского имеем такие известия, что их уже более нет, а затем зарплату войску придется произвести из тех денег, кои Вельмож. Короны Подскарбий, согласно с назначением Посполитой Речи, посылаешь к Б. и В. В.; а когда что будет уделено из Литовской Казны, то оное легко можно присоединить. Дальнейшее удержание в службе людей, даст Господь Бог, будем рассчитывать с будущего Сейма, и в сем отношении поступим согласно с мнением всех станов Посполитой Речи, прося между тем Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве VII дня месяца Декабря от Р. X. MDCXVII года; царствования же Нашего в Польше XXX; [125] а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Xpucmе Отцу, Вельможным и Благородным Коммиссарам, для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [126]

IV

(1617)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Почтенный во Христе Отец! Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные! Из письма Епископа Луцкого, узнали мы о походе Нашего Сына при передовом отрядe, отправившемся под Можайск с Вельможным Виленским воеводою. В большом у Нас удивлении таковое решение Б. и В. В., и Мы никогда не ожидали, чтобы Б. и В. В., коим безопасность [127] Нашего Сына и первая Его слава от Нас и Посполитой Речи поручена, могли позволить и допустить то, что лежит на скользком и слабом основании счастья; что сопряжено с большою опасностью в случае, Боже сохрани, какого несчастия; а хотя бы и счастие послужило, то не с большою славою. Службу передовых отрядов не привыкли отправлять те, от коих все в войске зависит; — это дело Полковников или знающих Ротмистров; сами Гетманы редко пускаются на такую удачу, разве бы требовала того крайность при близком подступе нeпpиятеля. Но и самая поздняя пора, и, наконец, дальнее расстояние, которое должно взять не менее недели времени, долженствовали быть во внимании у Б. и В. В., дабы Вам, как надлежало, остановить опасную охоту Нашего Сына, которая, хотя и хорошо выполнилась, [128] как мы того желаем, не может однако принести большего при-ращения славы, и немного, как кажется, приобретет любви у солдат, а— сохрани Боже от несчастия и опасности,— невознаградимая потеря. За тем, не можем похвалить такового поступка Б. и В. В., ни совета на поход Нашего Сына, кто бы ни был оного творцом. Б и В. В. будете впоследствии предостерегать , чтобы все предприятие Нашего Сына с безопасностию и надлежащим предусмотрением было выполнено, и не позволите таких дел, от коих неверные и сомнительные бывают последствия. Мы нисколько не сомневаемся, что Б. и В. В., по обязанности на Вас возложенной, будете иметь cиe на Вашем попечении. Желаем при том Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья.— Дано в Варшаве XXIX дня месяца Декабря от Р. X. MDCXVII года; царствования же Нашего [129] в Польше XXX, a в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе отцу, Вельможным и Благо-родным Коммиссарам, для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [130]

V

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Почтенный во Христе Отец! Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные! Из теперешнего письма Б. и В. В., от 23-го Декабря, видим, что Наши писания, коими уведомляли Б. и В. В. об отправленных войску деньгах, не дошли еще к Вам; надеемся однако, что вскоре потом вы получили cиe известие, а за тем и тамошнее войско могло быть удовлетворено и оставлено на дальнейшую службу; ибо Вельможный Подскарбий [131] Коронный приготовляет и другую сумму, которую в непродолжительном времени пришлет Б. и В. В. Не в малом у нас должно быть удивлении извещение Б. и В. В. о намерении тамошнего войска, что оно грозит побегом от Нашего Сына: сего только недостает к иным позорам, которые солдаты Наши своими поступками навлекли на себя, чтобы бежать от вождей и Государя своего, с ними в неприятельской земли находящегося. Будучи сынами Посполитой Речи, они хорошо могут сами знать, как часто, хотя и позволено, затруднительно бывает сбирать подати; с каким трудом достаются деньги; также и то, что ни один Монарх, и ни одна Посполитая Речь не бывает так счастлива, чтобы всегда, а особенно во время войны, могла доставать деньги, тем же более у нас, где часто одна голова может [132] испортить все, что много других сделали к пользе Посполитой Речи. На прошлом Сейме, когда о сей экспедиции Нашего Сына было рассуждаемо, усматривали и Мы, что придет до таковых затруднений; испытавши и Сами непостоянство солдат, (хотя многие из них удостоверяли о постоянстве; при Нашем Сыне), боялись того, до чего теперь дошло. Не сомневаемся однако же, что Б. и В. В. употребите всякое старание, дабы войско cиe могло быть содержимо, пока, наконец, Сейм, который уже подходит, не постановитъ о сей экспедиции чего-нибудь основательного. Деньги те, которые посланы Б. и В. В., распорядите так, чтобы, заплативши давнейший долг солдатам, можно было дать впредь какую-нибудь сумму я на Литовское войско; а также и на пехоту, пока не подойдут другие деньги равномерно, надобно [133] иметь внимание и на полк Благородного Мартина Козановского, о коем Мы уже извещали Б. и В. В., чтобы и ему чем-нибудь помочь. Б. и В. В. имеете предостерегать, о чем Мы уже и прежде Вам писали, чтобы служба считалась каждому солдату от осмотра его, а притом чтобы деньги выдаваемы были на то число людей, которое находится под знаменами, и Нам кажется невероятным, чтобы оное не уменьшалось. Удержание солдат на 4-ю четверть, соглашаясь с мнением Гг. Сенаторов, при Нас находящихся, и видя хорошее окончание предыдущих Сеймиков, позволяем, а для того Б. и В. В. имеете всему сему войску объявить о службе, и привести к тому, чтобы оно постоянно оставалось в оной до окончания будущего Сейма, который надеемся, даст Господь Бог, будет для Нас утешителен,— о чем Мы также пишем и войску, [134]каковое письмо Б. и В. В. вручите Ему; пишем равномерно и к Вельможному Виленскому Воеводе, чтобы своею властию удержало оное в тамошней службе, дабы не дошло, как для войска до толь великого позора, так и для Сына Нашего до какой опасности. По письму от Московских Бояр, с коего копию Б. и В. В. Нам послали, трудно иметь какую-либо надежду на переговоры: отправление однако ж Ридзица достаточно покажет, чего ожидать. Инструкция, ему данная, Нам нравится, исключая того, что Б. и В. В. вместили, дабы, если не захотят приступить к переговорам, то чтобы отправили посла на Сейм. Страшимся, что тотчас возьмутся за cиe предложение и потом ни с чем основательным не пошлют, а только с таким же домогательством, какое и теперь чинят, и потому, если можно, хорошо было бы [135] переменить cиe. Поручивши при сем старанию и надзору Б. и В. В. все сии Дела, желаем вам от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве XII дня Января от Р. X. MDCXVIII года; царствования же нашего в Польше XXXI, а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе Отцу, Вельможным и Благородным Коммиссарам для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [136]

VI

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Почтенный во Христе Отец! Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные! Справедливо Б. и В. В. и сами признаете и с Нами сноситесь о теперешнем войске, которое при Королевиче Нашем Сыне в недостатке, и о дальнейших вспомоществованиях. Сами знаем, что силы тамошнего войска весьма ослаблены, от чего и безопасность Нашего Сына надлежащим образом не обеспечена. Обдумываем о том, каким бы способом [137] найти скорую помощь. Посланы уже деньги, пока можно удовлетворить войско, и удержать на дальнейшую службу; наконец, скоро и вновь отправим туда значительную денежную сумму,— а вслед за тем, на днях, и значительное число людей полка Благо-родного Мартина Казановского, как конницы так и пехоты, коим, как бы то ни было, тамошнее войско может усилиться. — Приближается и Сейм, назначенный наиболее для поддержания Московских дел: что на оном Коронные Станы охотно согласятся на назначение вспомоществования, имеем от многих Сеймаков не злую надежду. Трудно теперь чинить другие предприятия, в особенности, при денежном недостатке. Сейм вскорости откроет для тамошних дел способы дальнейшего вспомоществования и основательнейшие пособия, [138] коих Нам надобно ожидать. Немецкая пехота, которая в Ливонии, по причине неустройства в сей провинции, теперь там нужна, а хотя ж бы что-нибудь из оной и можно взять, не видим каким образом без опасности, в малом числе людей, пройдет она чрез неприятельскую землю. На выбранцев трудно полагаться, ибо они изнурены беспрерывными в течении сих двух лет экспедициями, а притом Нам надобно иметь внимание и на пограничную безопасность. О приготовлении пороха пишем к Вельможному Подскарбию Великого Княжества Литовского, который будет знать, в каком месте удобнее и с меньшими издержками заготовить и припасти его. На писание Б. и В. В. отписавши, просим Господа Бога, чтобы Он, как сии советы и соображения Наши, так и предприятия Нашего Сына соблаговолил до надлежащего успеха [139] привести и осчастливить. Желаем Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве в XXIX дня месяца Января от Р. X. MDCXVIII года; царствования же в Польше XXXI, а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе Отцу, Вельможным и Благородным Коммиссарам для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [140]

VII

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Почтенный во Христе Отец! Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные!— Мало имеем надежды из того донесения Секретаря Нашего Благородного Ридзица, которое Б. и В. В. Нам послали, чтобы с тем гордым и упрямым народом могло кончиться переговорами, поелику от него поданы и упомянуты такие Дела, кои совершенно отнимают [141] надежду на дальнейший, по сему предмету, успех; не смотря на то, что cиe откроется, в которое время Б. и В. В. не престанете прилагать старание, дабы угодить мнению Посполитой Речи. Об одежде для придворной пехоты позаботится Вельможный Подскарбий Коронный, с которым Мы уже снеслись. Посылаем Вам несколько грамот для Ротмистров, поступивших на место умерших; Б. и В. В. вручите их тем, кои обязались служить, назначивши им время, от которого начинается их службы. На заслуги Нашего Секретаря Благородного Ридзица, коего Б. и В. В. рекомендуете Нам, намерены иметь в представляющихся к тому случаях, милостивое внимание, а за тем желаем Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве XVII дня месяца Февраля, от Р. X. MDCXVIII года; царствования [142] же Нашего в Польше XXXI, а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе Отцу, Вельможным и Благородным Коммиссарам, для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [143]

VIII

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Почтенный во Христе Отец! Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные! Не тайно Самим Б. и В. В., как много затруднений бывает при сборе податей, и как медленно поступают они от сборщиков в казну, и потому пусть не будет в удивлении у Б. и В. В., что Вельможный Коронный Подскарбий позднее прислал и прошедшую сумму, которая уже к Б. и В. В. дошла, как узнали Мы из письма Вашего; и та [144] другая сумма, которая также отправлена, прибудет несколько позже XIII Марта; надеемся однако, что в скорости она будет доставлена, тем более, что дороги еще не испорчены. — За тем желаем, чтобы Б. и В. В. тщательное принимали старание на счет войска, коему Мы, а равно весь Сенат, пишем, дабы оно терпеливо ожидало доставки тех денег и дальнейших денежных подмог, коих Мы надеемся от доброго, да даст Господь Бог, окончания Сейма. Можно было бы и теперь послать большую сумму: но, по мнению Гг. Сенаторов, надобно Нам из сих денег обратить двадцать тысяч на Запорожских казаков, которые, для вспомоществования тамошним делам и разделения неприятельских сил, скоро могут стать в Московской земли. Не сомневаемся, что тамошнее войско даст место как [145] основательным причинам, так и Нашему требованию, и не захочет побегом от Нашего Сына навлечь на себя вечное посрамление и позор, о чем, чтобы также Б. и В. В. приложили старание, Мы настоятельно требуем, желая Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья.— Дано в Варшаве III дня месяца Марта от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего в Польше XXXI, а в Швеции XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе Отцу, Благородным Коммиссарам, переговоров о Моссковских делах общею властью Сейма высланными, искренно и верно нам любезным. [146]

IX

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Благородные, верно Нам любезные! Не так в самом деле близко прошедший Сейм состоялся, как Мы желали и как настоящие разные надобности Посполитой Речи того требовали. Однако, Мы тщательно о том обдумываем и прилагаем усердное старание, чтобы тамошнее войско, при Нашем Сыне находящееся, как наипоспешнее было усилено и деньгами и людьми. Поелику же это должно продолжиться на некоторое время; то Мы [147] хотим дать Б. и В. В. сие писание, напоминая и желая, чтобы В. В. пока не придет помощь, с Сыном Нашим из Вязьмы не трогались; наблюдая в сем отношении и безопасность Нашего Сына и славу Посполитой Речи, дабы при поспешном каком-либо действии обе они, Боже сохрани, не понесли какого несчастья. Мы уверены, что В. В. в точности исполните Нашу волю, и желаем В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве XXX дня месяца Марта от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего в Польше XXXI, а в Швеции XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ

Благородным Коммиссарам, для переговоров о Московских делах, общею властию Сейма высланным, верно нам любезными. [148]

X

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Благородные, верно Нам любезные! Из теперешнего письма В. В. узнали Мы на какое место намереваетесь двинуться с Нашим Сыном; не сомневаемся, что во всем этом Вы будете поступать осторожно, дабы безопасность Нашего Сына и слава Посполитой Речи не понесли какого ущерба. — Гг. Коммиссарам, которые еще остались, дали Мы Наши письма, чтобы они [149] как можно скорее спешили к Вам; Мы уверены, что они постараются исполнить как Нашу волю, так и обязанность, на них возложенную; тем более что давно уже выехал отсюда Епископ Каменецкий, с коим вместе в сию дорогу имел отправиться и Вельможный Канцлер Литовский. Видя, сколь необходимо для Посполитой Речи, чтобы в сих переговорах не было никакого промедления, желаем дабы В. В., не ожидая прибытия прочих, а сколько есть на лицо, В. В. приступили к переговорам и оные бы окончили согласно с первыми Нашими письмами и наставлениями, предохраняя прежде всего как наитщательнее права Нашего Сына, а если бы сие по упрямству тамошнего народа не могло пока остаться по-прежнему, приступите к заключению перемирия на какое-либо значительное время, или даже к заключению вечного мира, [150] буде представится к оному, с пользою Посполитой Речи, удобный случай. В особенности же, чтобы могли остаться при Короне и В. К. Литовском Северская земля: но если иначе быть не может, то чтобы по крайней мере осталось то, что теперь у Нас в руках. Все сие тем настоятельнее и чаще должно нам напоминать В. В., что не видать никаких способов для продолжения сей войны, не только по причине сделанной Нам на прошлом Сейме от всех станов декларации, но и от нового приближения неверных к Нашим пределам, для уничтожения пограничных замков, — о чем сим временем верные письма получили Мы от самого Турецкого Султана и от Каймакана, занимающего место Визиря. Деньги немедленно вышлем В. В.; с благодарностью принимаем, что В. В. не только уговорили, но даже некоторые [151] из Вас и собственными достатками войско в службе удержали; желаем, чтобы чинили то и наперед в продолжении того короткого времени пока не придут деньги. Будем сие считать в числе прочих заслуг Ваших, и щедротами Нашими награждать. За тем желаем В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве XV дня месяца июня от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего в Польше XXXI, а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ

Благородным Коммиссарам, для переговоров Московских общею властию Сейма высланным, верно Нам любезным. [152]

XI

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Благородные, верно Нам любезные! По долгом Нашем ожидании известий о благосостоянии Нашего Сына и В. В. на прошедшей неделе пришла к Нам почта, из коей узнали Мы, что вы с войсками стали под Борисовым; ожидаем оттоль уведомления, какие дальнейшие надежды подают дела В. В., о чем не пропускайте сообщать Нам известия, не задерживая так долго почт, которые по прибытии секурсов, от Нас посланных, [153] безопасно могут производить переезд до Вязьмы. Не сомневаемся, что В. В., ставши уже поближе к столице, не упустите никаких средств, относящихся до намерения Вашего и Посполитой Речи, в предыдущих письмах изъясненного, о чем просим Господа Бога, чтобы Он благословил Верности Ваши. Полк Благородного Мартина Казановского с воли Нашей пошел было в лагерь на Украину, и потом по воле же Нашей обратился в Московский край; поручаем В. В., чтобы ему, так же как и прочему войску, даны были деньги, считая службу со времени смотра, произведенного или Сыном Нашим, или в лагере Вельможным Коронным Гетманом, принимая в расчет также и то, что на сей предмет взято уже из казны; — но как пришедши на Московскую границу, полк сей вновь был пересмотрен, и некоторые [154] роты остались, а другие прибыли, то В. В. имеете признавать тот список, который отдаст Вам помянутый Мартин Казановский, и на основании оного, как кто служил, платить, что равномерно не упускайте наблюдать и во всем войске, ибо не всегда, как Мы имели известия, роты были в комплекте. Поручивши сие В. В., желаем Вам от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве III дня месяца Августа от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего в Польше XXXI, а в Швеции XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Благородным Коммиссарам, для переговоров Московских общею властию Сейма высланным, верно нам лю6езным. [155]

XII

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Благородные, верно Нам любезные! По долгом ожидании почты от В. В., пришли к Нам письма от 28 июля, в коих извещаете Вы о благосостоянии Нашего Сына и войска, при нем находящегося, требуя при том на некоторые пункты Нашего решения. Касательно того, как должно поступить с Москвою, в случае, если бы она ни на условия, ни на перемирие согласиться не захотела; В.В. снеситесь с прочими Вашими товарищами, которые к войску [156] или уже прибыли или скоро прибудут. Само время с прибытием казаков Запорожских и других секурсов, может, да даст Господь Бог, сделать что-нибудь такое, что пункт сей не будет требовать дальнейшего Нашего решения. Продолжение службы войску прежнего набора, не в малом внимании должно быть у Нас; взирая на намерение Посполитой Речи, что и самым В. В. из первых писем хорошо известно, страшимся, чтобы долг Посполитой Речи не увеличился до такой степени, что позволенных податей будет недостаточно; с другой же стороны, смотря на тамошние потребности, чтобы в случае уменьшения войск, упорный неприятель не ободрился более, требуем уведомления от Вельможного Коронного Пoдcкapбия в отношении денег, как велика сумма может еще быть из позволенных [157] податей, — что получивши, немедленно известим В. В., оставаясь в надежде, что тем временем тамошнее войско не произведет никакого бунта и терпеливо подождет решения Нашего. Относительно замков и Донцов, на службе Нашего Сына находящихся, что должно будет предпринять, решение сего будет зависеть от дальнейшего успеха. Теперь же желаем В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве XXV дня месяца Августа от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего в Польше XXXI а в Швеции XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Благородным Коммиссарам, для переговоров Московских общею властию Сейма высланным, верно Нам любезным. [158]

XIII

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Преподобный ! Вельможные, Благородные, искренно и верно Нам любезные! На писание Б. и В. В., которое с последнею почтою Мы получили, и в коем Б. и В. В. спрашиваете Нас: можно ли солдатам прежнего набора, коим 13 Сентября кончается четверть, продолжать службу еще на новую четверть, Мы не могли дать скорейшего решения, по тем причинам, о коих Мы к Б. и В. В. писали прежде, а именно: не желая ввести в долг Посполитую Речь против [159] ее воли, хотели Мы объясниться с Вельможным Коронным Пoдcкapбиeм, дабы узнать, осталось ли за исключением теперешних долгов, сколько-нибудь денег на сию Московскую экспедицию от Посполитой Речи позволенных. От него получили Мы ведомость, что еще немалая часть позволенных на Московскую экспедицию податей осталась; хотя все они в скором времени не могут быть собраны, поелику чоповое 4, позволенное на сию войну, кончится только еще в 1620, а другое в 1621 году. Сверх сего, и Ксендз Шульдрский, приехавши к Нам, дал Нам ведомость, что теми деньгами, кои недавно посланы, если не весь долг будет войску выплачен, то весьма не много оного останется. По сему позволяем Б. и В. В., чтобы не только тем солдатам, коим [160] 13 Сентября срок кончится, на новую четверть, но и тем, которые уже в службе при Королевиче Нашем сыне находятся, если какой роте по записи должна окончиться служба, то чтобы обещали плату еще на одну четверть. Что же касается до полка Благородного Мартина Казановского, то Б. и В. В. ожидаете решения Нашего, с какого времени должна ему считаться служба, полагаем, что с того времени, когда кто пред Королевичем Нашим Сыном на смотру был, служба ему, по справедливости, должна идти; — тщательно, однако, рассматривая, чтобы те роты, кои суть причиною нескорого против обязательства прибытия в Московскую землю (о чем Б. и В. В. от Благородного Казановского, как Полковника, достаточный отчет получите), не были сравниваемы во времени начала их службы с теми, [161] кои охотнее и скорее предлагали свои услуги. Также и на то тщательное внимание должно обращать, чтобы с сим полком надлежащим образом был сделан расчет в том, сколько какая рота взяла своего жалованья из Коронного Скарба со времени записи, находясь, как при Нашем Сыне, так и при Коронном Гетмане, дабы казна Посполитой Речи два раза за одну службу даром не платила. Напоминаем при том Б. и В. В., чтобы плата войску даром не шла, и такие большие издержки Посполитой Речи не производились бы понапрасну; но чтобы Б. и В. В., в течение сих нескольких месяцев, удобных для военных действий, времени не теряли, а при усилении тамошнего войска, не только деньгами, но и людьми, которые, вероятно, уже дошли, чинили что-нибудь значительное. Иметь, однако, во [162] внимании то, чтобы война сия, согласно с намерением Посполитой Речи, в сем же году могла быть кончена, как о том часто Б. и В. В. было писано. На другие пункты того же письма Б. и В. В. теперь не можем дать положительного решения, не зная как пойдут дела с этим народом. Равно и о том, что Ксендз Шулдрский от Б. и В. В. Нам привез, надобно Нам ожидать совета и мнения Гг. Сенаторов. Желаем при сем Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве VIII Сентября, от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего в Польше ХХХI, а в Швеции XXIV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Преподобному, Вельможным и Благородным Коммиссарам в Московскую экспедицию, из Сейма от Нас и Посполитой Речи назначенным, искренно и верно Нам любезным. [163]

XIV

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Преподобный! Вельможные, Благородные, искренно и верно Нам любезные! Дошло до Нас разом три письма Б. и В. В., два от 7-го Сентября, а третье от 10-го того же месяца, из коего Мы узнали, какое теперешнее положение Московских дел. Благодарим за то старание Б. и В. В., с коим при таком недостатке во всем, вы до того довели, что солдаты, невзирая на столь тяжелые труды, остались на дальнейшую службу, и как [164] имеем донесение от Б. и В. В., далее от Можайска подвинулись к столице. Дай Бог, чтобы мужеством и неутомимостию их — сдачею столицы или переговорами, которые были бы cum dignitate Reipublicae (с достоинством республики) согласны, — счастливо учинился копить сей экспедиции. По справедливости, при такой малости войск, коей причина есть отпадение некоторых рот, надобно сомневаться, чтобы столица сдалась при первом появлении Б. и В. В. Мы однако же уверены, что Б. и В. В. будете поступать с такою осторожностью, чтобы Сын Наш находился в совершенной безопасности; чтобы целость и достоинство Посполитой Речи не были нарушены, и что сие будет prima et precipua cogitatio (первым и преимущественным Б. и В. В. помышлением); чтобы при подступе к столице так пошли дела, как есть намерение [165] и ожидание Посполитой Речи, а особенно теперь, когда Москва, вероятно, показывает более наклонности к переговорам, — все сие prudentiae et dexteritati (благоразумию и прозорливости) Б. и В. В. поручаем. Залог, который Б. и В, В. дали солдатам, уважая, что оный требовала у Вас крайняя необходимость, не берем за зло, а тем временем подойдут деньги, которые, думаем где-нибудь близко тамошнего места — но чтобы они поспешили, приказали Мы написать серьезно к тем, которые при них идут, дабы, нигде не останавливаясь, как наискорее поспешали к войску. Выехал и Шляхетный Лампарт Сераковский вместе с Ксендзом Шулдрским, который везет Великопольских поборов шестьдесят тысяч злотых, и ему нигде не медля, поспешать Мы приказали. Полагаем, что не только на зарплату прошедшей четверти, которая [166] кончится 13-го Сентября, достанет сей суммы денег, но и на новую можно будет что-нибудь дать. Вперед не упустим обдумывать и о дальнейших денежных вспомоществованиях, по приезде к Нам Вельможного Коронного Подскарбия, ревностно стараясь, чтобы еще собрать сколько-нибудь денег и выслать на войско, хотя при такой холодности Посполитой Речи и при тех опасностях, какие от неверных на Корону находят, не так-то легки publicae pecuniae expediendae rationes, (издержки общественных денег). Тем временем Б. и В. В. приложите всякое старание, чтобы не оставлять тамошних дел со стыдом et cum indignitate Reipublicae (и недocmouнством республики). Побег сих рот из-под Можайска домой, как Вельможный Виленский Воевода дает Нам знать, крайне Нам чувствителен, но [167] как сие уже случилось, то трудно тому пособить — воротить их невозможно; непостоянство их вознаградит мужество остальных войск, коим даем Наше писание, похваляя их усердие к отечеству и Нашему Сыну и рыцарское (благородное) сердце. Желаем при том Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве X дня месяца Октября от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего Польского XXXI, а Шведского XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Преподобному, Вельможным и Благородным Коммиссарам в Московскую экспедицию, из Сейма от Нас и Посполитой Речи назначенным, искренно и верно Нам любезным. [168]

XV

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Преподобный! Вельможные, Благородные и верно Нам любезные! По долгом ожидании писания от Б. и В. В., пришли к Нам письма, коими вы извещаете о здоровье Нашего Сына и о тамошних успехах под столицею, и пишете, что там происходило до 18-го Октября. Просим, чтобы Господь Бог все тамошние дела к доброму окончанию направил и благословил их так, чтобы Посполитая Речь могла получить от них какую-нибудь [169] славу и пользу. Того мнения Мы были, что движение Б. и В. В. под столицу с тем наиболее умыслом вами предпринято, чтобы ближе было сноситься с неприятелем, и тем удобнее привести его к какому-либо трактату; ибо не надеемся, чтобы Б. и В. В., не попробовавши сначала с ними переговоров, для коих чрез выслание их дворян представлялся удобный случай, прибегли к штурму или к стремительному наступлению, и тем упрямые умы их сделали еще более упорными. Но что уже сделалось, хотя Мы того и не можем хвалить, трудно воротить; нисколько однако же Мы не сомневаемся, что Б. и В. В., имея пред глазами и намерение Посполитой Речи и частые наши напоминания, не упустят никаких средств, которые бы нужны были к окончанию тамошней войны, о чем и теперь напоминаем Б. и В.В., [170] принимая во внимание разные другие опасности, которые над Посполитою Речью висят. — Чрез Ксендза Шулдрского Мы послали повеление Наше Б. и В. В., на те пункты, на кои вы спрашивали Нашего решения; написали Мы и относительно объявления войску дальнейшей службы, что мы cиe должны рассчитывать из отчетов, которые Б. и В. В. имели Нам прислать, т. е., если посланными деньгами будет заплачено всему войску, то много ли останется долгов, и как велика сумма приходится всему войску на четверть. О чем от Б. и В. В., не имея еще известия, трудно дать решение; по донесении же вашем, объявим Нашу волю. Тем временем Б. и В. В. удерживайте войско yвещаниями и деньгами, которые уже посланы. Надеемся, что оно ни чего такого не предпримет, чтобы могло принести неприятелю утешение. По другим предметам, [171] со стороны снабжений замков, оставления в оных войск, возвращения Нашего Сына, о коих Б. и В. В. требует Нашего мнения, Мы находимся в затруднении разрешить их теперь. Вы должны сами сообразить cиe по ходу дел, времени и обстоятельствам. А Мы также из будущих Сеймиков, которые наступают, узнавши намерение обывателей Коронных и Великого Княжества Литовского, не упустим уведомить Б. и В. В. о том, что до ведения тамошней экспедиции будет относиться. Если бы однако (чего не думаем) до такого несчастия могло дойти, чтобы, не окончивши дела, пришлось оттоль удалиться, то Б. и В. В. оставят там какого-либо Полковника, человека опытного, расторопного, знающего тамошние дела и как с тамошним народом поступать, который бы удерживал неприятеля до того [172] времени, пока Сейм не поставит на счет сей войны чего-либо дальнейшего. Лисовцев и казаков, на коих менее выходит жалованья, нежели на прочих, имеете Б. и В. В. удерживать в службе. А если Москва захочет оставаться в непреклонном упорстве, расположите их на тех местах, с коих бы они могли вредить неприятелю и не допускать его доставать продовольствие. Прочное удержание Белого весьма важно для Литовских границ и для войска, в Москве находящегося. По сему желаем от Б. и В. В,, чтобы место cиe, для охранения, поручена было Благородному Референдарию Великого Княжества Литовского, с напоминанием иметь такую бдительность, чтобы оно не впало в неприятельские руки. Пишем также о сем и Вельможному Виленскому Воеводе. Прочие предметы наблюдению и благоразумию Б. и [173] В. В. поручаем , прося при том Б. и В. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Дано в Варшаве XXI дня месяца Ноября от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего Польского XXXI, а Шведского XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Почтенному во Христе Отцу, Вельможным и Благородным Коммиссарам, для переговоров о Московских делах общею властию Сейма высланным, искренно и верно нам любезным. [174]

XVI

(1618)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Преподобный! Вельможные, Благородные, искренно и верно Нам любезные! Из писания Б. и В. В. от 22-го Ноября, узнали Мы об успехе тамошних дел и в каком положении они в то время находились. Не можем только похвалить, что Б. и В. В. прилагаете всякое старание и рвение со слишком большими своими трудами, дабы угодить ожиданию Нашему и намерению Посполитой Речи, в отношении приведения к желанному концу сей экспедиции Нашего сына. Не сомневаемся, что во всем [175] сем поступили и поступаете так, чтобы заключение мира было основательно, безопасно и принесло Посполитой Речи значительную пользу. Большое подозрение Нам дает о скользкой вере того народа, во-первых то, что вечного мира с Посполитою Речью учинить не хотели, во-вторых и то, что они так сильно настаивают о Вязьме и Козельске, желая, без сомнения, укрепивши вскоре свои силы, (что при таком, как там, повиновении не трудно) и сбывши Наши войска, о чем на прошедших съездах старались и о скорейшем выводе оных важнейшее полагали условие, обратиться на Наше Государство и все то, что отдали теперь Посполитой Речи, вновь отобрать, имея так близко в Вязьме и Козельске ворота к сим отданным замкам. А потому при заключении трактатов, имейте Б. и В. [176] В. на то внимательное наблюдение, чтобы и право Нашего Сына было охранено, и чтобы тот хитрый народ, при теперешних ослабленных своих силах, принял условие, которые были бы согласны с безопасностию и пользою Посполитой Речи. О чем не замедлите Б. и В. В. снестись с Нами; ибо Мы до сего времени не имеем от Вас известия, как велик долг остался войску (что наиболее Посполитая Речь назначила Нам наблюдать), — не могли Б. и В. В. ничего о сих предметах настоящим образом написать. Теперь узнали Мы из письма Б. и В. В. о великости долга, что оный может быть сей час уплачен, поелику к шестидесяти тысячам, посланным из великой Польши, Вельможный Коронный Подскарбий приготовляет также значительную сумму, которую не замедлит выслать. Таким образом, зная, [177] что еще из позволенных на прошлом Сейме податей, остается не малая сумма, и теперешние Сеймики дают надежду на дальнейшую помощь, полагаем, что при сих трактатах, Б. и В. В. надобно поступать осторожно, имея при том внимание, чтобы и самое удержание сих замков не могло так дорого стоить; также чтобы и войско при Нашем Сыне находящееся, сими же деньгами могло быть удержано в службе еще на некоторое время. За тем просим от Господа Бога Б. и В. В. доброго здоровья. — Дано в Варшаве XX дня месяца Декабря от Р. X. MDCXVIII года; царствования же Нашего в Польше XXXI, а в Швеции XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Преподобному, Вельможным и Благородным Коммиссарам, в Московскую экспедицию Нами и Посполитою Речью назначенным, искренно и верно Нам любезным. [178]

XVII

(1618)

Номер 17-й в подлинных письмах есть дубликат письма номер 16.

XVIII

(1618)

Номер 18-й в подлиннике есть также дубликат письма номер 16 с той разницей, что письмо номера 18 писано 21-го Декабря. [179]

XIX

(1619)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Преподобный! Вельможные и Благородные, искренно и верно Нам любезные! Узнали Мы из письма Б. и В. В., писанного из Вязьмы, о заключении перемирия и о возвращении с Сыном Нашим к Вязьме; не могли Мы без большого соболезнования слышать, что Б. и В. В., не донесши Нам, так поспешно приступили к заключению сих трактатов с Москвою. Видим в этом не только не славу, но даже вред для Посполитой Речи потому, что бесполезно [180] сделано так много издержек и убытков, и что нeпpиятeлю, не имевшему не только сил, но и никакой ниотколь надежды, дано время подкрепиться, и потом, по высмотрении удобной поры, излить яд на Посполитую Речь. Видим и то, какое имел утешение неприятель, смотря на несвоевременное движение и Нашего Сына и войск на дороги, заваленные не только лошадьми и вещами, но даже и людьми, от морозу померзшими, — чем бы после проигранного сражения не мог более натешить и насытить своих глаз. Хотя Мы часто предлагали в письмах Наших Б. и В. В. экспедицию сию кончить, согласно с намерением Посполитой Речи, но Мы уверены были, как требовало того и самое Дело, что когда уже придет до окончательного заключения, то вы о сем доложите Нам как Вышней [181] вашей власти, а особенно когда и войско, как Мы имеем известие, готово было ожидать долее, и со стороны неприятеля никакой опасности не предстояло, наконец и самой Посполитой Речи намерение не так далеко простиралось, чтобы экспедиция сия непременно в сем году окончилась, но чтобы долгу на нее не прибавлять более, чем бы могли вынести позволенные подати; сих же последних столько еще остается, что можно и долги заплатить войску и еще удержать оное на значительно долгое время. Сие Нам за несвоевременным Б и В. В. извещением, по коему надлежало сообразить о долге войску, трудно было знать, хотя и о сем Мы столь часто писали к Б. и В. В. Принимая все сие во внимание, Мы не без соболезнования, что тамошние дела так пошли, но если еще Сын Наш принужден будет уступить свое право (о [182] чем как и о прочих условиях сего трактата ничего не знаем), то Мы принуждены бы были еще более соболезновать. Но сие надобно уже предоставить Господу Богу, который тем поступком хотел покарать Посполитую Речь. Деньги, коих на лицо сто пятьдесят тысяч, Вельможный Коронный Подскарбий немедленно вышлет. Надеемся, что все сии долги могут быть заплачены. Того только Б. и В. В. досмотрите, чтобы счеты долгов войску порядком и надлежащим образом были составлены и чтобы кто-нибудь из Б. и В. В. остался при производстве сей платы. Полку Благородного Казановского сейчас заплатить из тех денег, которые находятся в Смоленске, дабы люди не выходили за границу и со сборищ сейчас разъехались, и более таковых не делали; равно и другим полкам объявить, что тотчас получат свою [183] плату; хорошо бы было однако, чтобы они в тамошней земле еще остались, пока могут стать на границу деньги, которые по такому расстоянию довольно долго должны быть в дороге. При сем просим от Господа Бога Б. и В. В. доброго здоровья. — Дано в Варшаве XII дня месяца Января от Р. X. MDCXIX года; царствования же Нашего в Польше ХХХП, а в Швеции XXV.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Преподобному, Вельможным и Благородным Коммиссарам, в Московскую экспедицию Нами и Посполитою Речью назначенным, искренно и верно Нам любезным. [184]

XX

(1619)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Преподобный! Вельможные, Благородные, искренно и верно Нам любезные! В постановлении Б. и В. В., с Москвою учиненном, которое Нам Секретарь Гридзич, от Б. и В. В. к нам посланный, доставил, находим между прочими условиями, кои Б. и В. В. на себя приняли, и то, чтобы пленные с обеих сторон в назначенное время и место доставлены были и освобождены. В чем, дабы со стороны нашей не было какого зaмeдлeния, и желая, [185] чтобы пленные Польского народа из тяжелой неволи, которую от Москвы терпят, как наискорее были освобождены, приказали Мы Шляхетному Якову Бедрицкому, чтобы, ехавши в Малборк, вместе из тамошнего замка взял Филарета Митрополита Ростовского, и немедленно сего к Б. и В. В. препроводил, с коим, по прибытии его, учините как и с прочими пленными на основании постановления трактата. Просим за тем от Господа Бога Б. и В. В. доброго здоровья. — Дано в Варшаве XXII дня месяца Января от P. X. MDCXIX года; царствования же Нашего Польского XXXII, а Шведского XXV года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Преподобному, Вельможным и Благородным Коммиссарам, в Московскую экспедицию Нами и Посполитою Речью назначенным, искренно и верно Нам любезным. [186]

XXI

(1622)

СИГИЗМУНД III, Божиею милостию, Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Самогитский, Ливонский, также Шведов, Готтов и Вандалов наследный Король.

Вельможный, искренно и верно Нам любезный! С согласия Панов Радных Коронных и В. Кн. Литовского, составлена Коммиссия и назначены Коммиссары для окончания пограничных споров между Москвою и волостями, принадлежащими к тем замкам, которые, ex vi induciarum (в силу перемирия) должны оставаться за Нами. Хотя чрез Нашего гонца Радными Панами [187] к Боярам посланного, время сей Коммиссии назначено Москвою ad primam Septembris (c 1-го Сентября), однако Мы приказали писать к Нашим Коммиссарам, дабы Коммиссию сию как нужную с одной только стороны, и назначенную для съезда, в весьма коротком времени невозможным к исполнению, замедлили на дальнейшее время. На что, если бы Москва пристала, желали бы Мы, чтобы и Б. В. как Пограничный Сенатор взяли на себя сей труд, и с прочими Нашими Коммиссарами явились в назначенное время и место для убеждения о продолжении с сим народом обоюдного мира. Б. В. докажете своему отечеству свойственную Вам любовь и добрую волю для Наших услуг, что Мы взаимно благодарностью и милостью Нашею будем Б. В. вознаграждать. Просим за тем Б. В. от Господа Бога доброго здоровья. — Писано в Варшаве [188] ХХVII дня месяца Августа от Р. X. MDCXXII года; царствования же Нашего Польского XXXV, а Шведского XXIX года.

СИГИЗМУНД КОРОЛЬ.

Янушу Скумину Тышкевичу, Воеводе Мстиславскому, Старосте Юрборскому, искренно Нам любезному.


Комментарии

1 Весьма часто встречающееся в сих письмах выражение "Благосклонностей и Верностей Ваших" будет заменено буквами: Б. и В. В.

2 Виленский Воевода, Великий Гетман Литовский и Губерна-тор Ливонии, был Ян Карл Ходкевич, начальствовавший войсками при Владиславе во время похода его в Россию.

3 Т. е. на 6 месяцев.

4 Подати со всякого рода напитков.