Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СИГИЗМУНД III

ИНСТРУКЦИЯ

Благородному

САМУИЛУ ГРУШЕЦКОМУ,

СЕКРЕТАРЮ ЕГО КОРОЛЕВСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА,

Посланнику при Светлейшем Короле Государства Испанского и обеих Индий,

ДАННАЯ В ВАРШАВЕ, В 10-Й ДЕНЬ АПРЕЛЯ МЕСЯЦА, 1612 Г.


ПРЕДИСЛОВИЕ

В одной из книг Коронной Метрики, хранящейся в Московском Главном Apхиве Министерства Иностр. Дел под No XXVIII (Рукопись эта скорописная, XVII века, на Латинском и Польском языках, на 400 листах. Переплет современный, в пергамене, на корне коего видна cледующая старинная надпись: Scripta de publicis negotiis Nо 6; на верхней доске красным карандашем выставлен Nо 29.

На форисе перед книгою следующая новая помета: Publica Negotia; пониже: Instrukcye Poslom, tudziez` Listy do roz'nych osob od 1596; внизу No 4, а виизу следующего листа No 9.

На первом листе, в вычурной заставке, сделанной от руки, находится cледующее, современное, заглавие книги: Scripta de publicis Negotiis, tam externis, quam internis, Cancellariatu reverendissimi in Christo Patris, D. Laurentii, Episcopi Vladislaviensis et Pom. Regni Cancellarii, ab Anno MDCVIIII ad Annum MDCXII. Здесь писаны акты пo сиошениям Польши с Бранденбургом, Даниею, Пpyccиею, Римом, Венгриею, Богемиею, Молдавиею, и другими Державами, с 1608 по 1612 год), находится несколько грамот и инструкций Короля Польского, Сигизмунда III, принадлежащих к 1612-му году, столь замечательному и памятному в нашей истории. Между ними, в последнем отношении, отличается в особенности своим интересом инструкция, данная Королем 16-го Апреля Секретарю его, Самуилу Грушецкому, при отправлении его посланником к Испанскому Королю, Филиппу III, которую мы и предлагаем здесь читателям. Конечно, всякий, кто познакомится с этой инструкцией, согласится с нами, что она вообще, по излагаемым в ней фактам, заслуживает полное внимание, и потому мы считаем долгом указать преимущественно только на те выражения, которые, сквозь оболочку пышной речи, предписываемой посланнику Сигизмундом касательно побед его в [II] Poccии, обнаруживают, однако, весьма ясно, с одной стороны, подлинные отношения Поляков к Лжедимитрию, а с другой настоящее состояние, в каком они находились в то самое время, когда пиcана инструкция. Здесь Король сознается, что Поляки помогали Лжедимитрию, будучи, впрочем, уверены в незаконности его действий и требований; сознается, что его завоевания в Московии не имеют прочного успеха, и, в заключение, под влиянием страха, внушаемого ему и Русскими и Турками, обращается к Испанскому Королю с просьбою о присылке ему денежного вспоможения, "для поддержания Христианства." Вот, без всякого сомнения, факты, по многим отношениям весьма любопытные и замечательные!

Печатаемая нами инструкция, как в переводе, так и в подлиннике, на Латинском языке, передается со всею возможною точностию; но в отношении к последнему мы должны еще заметить, что в словах, писанных сокращенно, сделаны необходимыя дополнения, для облегчения читателей, знаки же препинания разставлены по соображению смысла.

Д. Ч. К. М. Оболенский.


ИНСТРУКЦИЯ САМУИЛУ ГРУШЕЦКОМУ

Посланннк наш, после прибытия своего к Светлейшему Королю Испанскому, изъявив приветствие и засвидетельствовав нашу любовь и уважение к Светлейшему Католическому Величеству в приличных сему делу словах, принесет поздравление его Величеству с добрым здравием, полным успехом в делах, мирным правлением пространнейшими Государствами и, отдав нашу грамоту, имеет произнести следующее:

Всякий, даже посредственного ума человек, понимает, что дружбою и союзом Государей, которым Верховный Владетель мира назначил быть правителями народов, поддерживаются все дела человеческие, со храняется общественный мир и спокойствие.

Так как дружба сия между предками его Королевского Величества, Всемилостивейшего моего Государя, и Августейшим Австрийским Домом, равно как покойными Католическими Королями Испанскими и Индийскими, предшественниками Вашего Величества, всегда была теснейшая и притом освящена и утверждена многими родственными связями, то не напрасно его Королевское Величество всегда считал нужным стараться о том, чтоб ее сохранять и поддерживать новыми услугами. Но как права дружбы требуют, чтобы те, которые взаимно соединены ею, считали для себя общими счастие и несчастие, то и его Королевскому Величеству весьма приятно было то благорасположение Вашего Величества, которое Вы изъявили чрез посланника Вашего, знатного сановника, Авраама Барона Донавского, поздравляя с благополучным возвращением по успешном окончании дел в Московии и с одержанными там победами. Его Королевское Величество признает, что ни чрезмерная отдаленность, ни разнообразие забот, которые обременяют Ваше Величество при управлении столь многими Государствами и областями, не могли воспрепятствовать изъявлению отменной любви и преданности к его Королевскому Величеству, Государю моему. Он принимает это за вожделенный плод дружбы и считает за величайшее одолжение. В свою очередь, Его Королевское Величество удручен тягчайшею скорбию по причине смерти Светлейшей и всякой памяти достойной Королевы Испанской, супруги Вашего Величества. Он душевно сетует, что преждевременный рок похитил Государыню, соединенную с ним теснейшими узами крови, не только у Вашего Величества и любезнейших детей Ваших, но и у всех, в родстве с нею находившихся, а равно и Ваше Величество, любезнейшего его брата и родственника поразил неожиданною скорбию и горестию. Но он не сомневается [2], что Светлейшая Королева, окончив сию бренную жизнь, в вечном блаженстве наслаждается плодами своей непорочности и благочестия. Мы же должны благоразумно переносить потерю тех, которые, хотя не пользовались долголетнею жизнию, однако памятью о своих добродетелях живут и здесь в потомстве, и, что еще более желательно, наследовали вечную славу. Сверх того, Ваше Величество имеете прекрасное утешение в скорби, общих ваших детей, как драгоценнейший залог и вожделенный плод столь славного супружества; самое присутствие их и известные и подающие большую надежду дарования могут быть достаточны, чтобы уничтожить всякую печаль. Противиться Божией воле запрещает Христианское благочестие, а Он столь милосерд, что как скоро наносить какую-либо рану, то исцеляет тотчас недуг и еще усугубляет счастие. И так, мой Светлейший Король молит от всего сердца, чтобы Он вознаградил семейную утрату благополучным окончанием всех дел и даровал бы Вашему Величеству спокойное и мирное состояние Государству, увеличение славы, а наконец продолжительное и крепкое здравие. И сего не только желает и просит от Бога Его Королевское Величество, Государь мой, но и сам так расположен, что, для охранения или умножения славы и счастия Вашего Величества, готов охотно, ежели то нужно будет, употребить все свои силы. Так много, по его мнению, зависит спокойствие и безопасность Христианских Государств от благополучия Вашего Величества. Не стану тратить много слов, выражая величайшую любовь Его Королевского Величества к Вашему Величеству, ибо по самым узам родства легко уже судить, какое благорасположение имеет Его Королевское Величество к Вашему Величеству, и какого желает Вам счастия. Я оканчиваю свою речь, чтобы не быть в тягость Вашему Величеству; что же касается до прочих повелений, данных мне Светлейшим моим Государем, я выскажу их тогда, когда получу приказание от Вашего Величества.

Потом, получив позволение на частную аудиенцию, будет говорить о делах, относящихся до Московии, о причинах предпринятой с нею войны и об успехе оной следующим образом:

Желание Его Королевского Величества, Короля Польского н Шведского, Государя моего Всемилостивейшего, когда он предпринимал тяжкую, и затруднительную и всем Христианским Державам полезную, для безопасности же его владений необходимую, войну с Московиею, было таково, чтобы, прежде всего, дать знать об этом и сообщить намерение свое Вашему Величеству, как ближайшему по родству Монарху. Хотя ему известно было, что Ваше Величество весьма удалены от тех стран, и потому, кажется, малое имеют отношение к Государствам Вашего Величества дела, происходящия на Севере Христианского мира, однако, поелику владения Вашего Величества так обширны, что не может произойти переворота ни в одном Европейском Государстве и вообще какой либо перемены в Европе без отношения к Государствам Вашего Величества, а дело, предпринятое Его Королевским Величеством, первою и главнейшею целью имеет распространение Католической Веры, посредством которой блаженной памяти предки Вашего Величества навеки [3] прославили свое имя, и славу сию, по праву наследства, передали Вашему Величеству, то Его Королевское Величество не хотел скрывать от Вашего Величества свое намерение и решение, ибо он знал, что Ваше Величество, по примеру в Бозе почивающих предков, на сие дело употребляете все заботы и все помышления свои, и не сомневался, что и настоящие его предприятия, происходящие из того же духа, Ваше Величество весьма одобрите. Его Королевское Величество сделал бы это гораздо прежде, если бы двухгодовая его экспедиция, а по возвращении многотрудные занятия делами Государственными не воспрепятствовали в сем Его Королевскому Величеству. Равным образом он думал, что ни с Его, ни с Вашего Величества достоинством несообразно сообщить Вашему Величеству что либо сомнительное о таких делах, которые, при перемене счастия, склонялись то на ту, то на другую сторону. Теперь же, поелику, по Божией милости, сделан огромный успех, внесено оружие в самые недра Московии, открыт свободный доступ для действий, свержены и покорены Самозванцы и незаконные хищники этого Государства, и дело пришло в такое состояние, что нужно поощрять начинания Его Королевского Величества и продолжать войну с большими силами, он счел за нужное искренно открыть Вашему Величеству, чего он ожидал с самого начала и какое его настоящее намерение, равным образом, по какому праву и по каким причинам он внес оружие в эти страны, для того, чтобы Ваше Величество, рассмотрев справедливость дела, тем с большею охотою благоприятствовали лучшим стараниям Его Королевского Величества и не захотели бы оставить без пособия в общем деле Государя, Вам самого близкого, защищающего и распространяющего Христианство. Эти обширнейшие Северные страны, хотя населены народами, родственными Полякам по языку и происхождению и называющимися Христианами, но, не смотря на то, или по суровости климата., или по воле их Государей, которые ни о чем больше не заботились, лишь бы безнаказанно пользоваться деспотизмом, всегда были весьма чужды образованности и кротости нравов. Люди зверские и невежественные, напитанные Греческою Верою, или, лучше сказать, суеверием, которую они устами и делами исповедуют, и в соблюдении своих договоров сохраняют ту же Греческую Веру! Они-то с предками Его Королевского Величества, Королями Польскими, за шесть сот лет назад и более, когда не имели другого названия, кроме Руссов, вели тяжкие и продолжительные войны, и будучи часто побеждаемы и разбиваемы, никогда не могли примириться, ибо этот народ, преданный расколу, преследовал Латинцев (так они называют Католиков) по какой-то врожденной ненависти; и хотя их Государи соединены были многими родственными союзами с Королями Польскими, а блаженной памяти Ягайло, родившийся от Русской матери, женился также на Русской, единственной дочери Князя, и от нее произошло то поколение, которое впоследствии распространило дом Ягайлов, не смотря на то, когда он, по праву наследства, искал для своих потомков этого Государства, они не могли удержаться в пределах долга; да и еще в то самое время из [4] темных начал возникшее Московское Государство, когда люди того же происхождения переходили в подданство нового Государя, вскоре так возрасло, что весь Христианский мир удивился, и даже устрашились Магометане, и долгое время было тягостно для соседних народов, особенно же для Королевства Польского; однако, после того как едва двести лет владели Государи той крови, которые основали Московское Государство, по безпечности Феодора, который на нашей памяти царствовал последний, владение перешло к Годопу (т.е. Годунову), частному человеку. Но поелику сей последний не умел пользоваться столь великим счастием, то в следствие пустого страха, что будто бы ожил Димитрий, которого он тайно умертвил в царствование Феодора, был свергнут с престола и оставил осиротевшее Государство. Ибо и тот, который под ложным именем Димитрия, с помощию Польских войск, вторгнулся в Государство, был убит через несколько месяцев, самими Москвитянами, наскучившими таким обманом. В это время в Московии находилось немалое число Поляков, которые пришли туда, прельщенные обещаниями Лжедимитрия отчасти для того, чтобы оказать ему воинское пособие, а отчасти, чтобы проводить к нему для почести невесту его, дочь одного Сенатора, мужа известного в Королевстве Польском, и, по видимому, не мало могли способствовать занятию престола. Да и были справедливыя и законныя причины предпринять войну, ибо Москвитяне, убив означенного Димитрия, взяли под стражу также послов, отправленных к ним по общему обычаю, и оскорбили весьма многих знатных и известных людей, по должности к ним прибывших. Но когда, по избранию народа, некто Шуйский, бывший сам Княжеского происхождения, провозглашен Государем, то Его Королевское Величество решился с ним иметь дело и, по праву народному, требовать возмездия за обиды и решительного удовлетворения. Когда это сделал Его Королевское Величество, отправив своих послов, то сей безрассудный человек, надеясь на помощь некоторых соседних еретических Государей, с которыми имел совещания, чуть не заключил этих послов в оковы, по крайней мере продержал их более года, и отпустил только тогда, когда увидел, что против него готовится война. Эту войну Его Королевское Величество, Государь мой Всемилостивейший, признал необходимою для того, во первых, чтобы отмстить недавния обиды и нарушение народного права, далее, чтобы утвердить оружием древнее право Королевства и наследие предков своих, отрасли Ягайловой, и чтобы возвратить области, отнятыя силою и похищенныя обманом Князей Московских; эти причины могут быть названы частными, а та общею, относящеюся до всего Христианства. Светлейший Государь видел, что, с одной стороны, Турки и Татары, а с другой некоторые еретические Государи, и те и другие враждебные Католическому имени, угрожают еще не окрепнувшему и, так сказать, беззащитному Государству. В войске Шуйского находилось несколько тысяч Татар, десять или более тысяч еретиков, Галлов, Голландцев и Британцев, да около тысячи конницы и пехоты было в [5] вспомогательном войске, собранном теми, которые замышляли войти сюда и, составив заговор против Его Королевского Величества и Королевства Польского, с варварами, которыми обильна эта Северная страна, хотели истребить Католическую Веру и положить основание еретическому Государству, дав ему титул Царства, который Москвитяне давно уже себе присваивают. Его Королевское Величество, в намерении противустать им, и по приглашению некоторых первенствующих мужей Московских, наскучивших войнами и деспотизмом Шуйского, предпринял эту войну и, приведя свое войско к Смоленску, крепости, принадлежавшей некогда Польше, отличающейся величиною и очень хорошо укрепленной природою и искусством, в которой было защитников, как известно, не менее шестидесяти тысяч, кроме того довольно съестных припасов и всего, что нужно для войны, осадил его. Хотя сначала дело шло не по желанию Его Королевского Величества и осада Смоленска казалась трудною, однако, по безпредельному милосердию Божию, твердостию Его Королевского Величества и крепостию воинов, побеждено упорство неприятеля, и не только Смоленск взят был силою, но и разбито, в замечательном сражении, многочисленнейшее войско, состоявшее из людей такого рода, о коих я сказал выше, и из сорока тысяч отборных Москвитян, которое Шуйский отправил с братом своим, Шуйским, чтобы освободить от осады Смоленск и внести оружие в Польшу. Войско это было разбито одною половиною Королевского войска, а другою командовал Станислав Жолкевский. Шуйский побежден и лишен престола, даже крепость и столица Московии занята Королевскими гарнизонами, война внесена в самые недра обширнейшего Государства, и те, которые упорно отвергали власть Его Королевского Величества, по большей части усмирены, вспомогательные же войска, прнсланные еретиками, побеждены и выгнаны. Но в то время, как Его Королевское Величество подвигает вперед столь многотрудное дело с счастливым успехом и с большими усилиями, безпрестанно появляются новые препятствия, которыя задерживают стремление Его Величества. Во первых, сами Москвитяне, еще не сокрушенные столь многими поражениями и, при чрезвычайном изобилии людей, готовые к возмущению, воспротивляются всеми силами и, привыкши к обманщикам и вероломству, возобновляют войны за войнами, что весьма не трудно сделать в Государстве, столь обширном и при столь дальнем друг от друга расстоянии областей. Далее, Турки, которые знают, что Его Королевское Величество сделается для них страшен, приобретя это огромное Государство, и, кроме того, еретики, которым также, как и Туркам, очень подозрителен и страшен союз Его Королевского Величества с Вашим Католическим Величеством и Августейшим Австрийским Домом, употребляют все усилия, чтобы замедлить исполнение намерений Его Величества. Не довольно было Туркам, что они в предыдущие годы частыми набегами Татар безпокоили пределы Государства; они и теперь, заключив на самых невыгодных условиях (как носился слух, когда я разставался с Его Королевским Величеством) мир с Персидским Царем, чтобы найти случай начать войну против Его Королевского [6] Величества, выгнали Палатина Молдавского, Государя, зависевшего от Его Королевского Величества, и поставили на его место другого; кроме того Батория, Князя Трансильванского, сумасбродного, вероломно оставившего Католическую Веру, соглашающегося на убеждения Турков, снабдили своею помощью, обезпечив притом деньгами человека, готового на всякое злодейство, и впустив во владения нашего Государя, чтобы отвлечь его от начатого дела или, по крайней мере, задержать. И так Его Королевское Величество, угнетенный отовсюду столь тяжкою войною и, так сказать, связанный злоумышлениями врагов Католицизма, переносит свои заботы и беспокойство к Вашему Католическому Величеству, как ближайшему своему другу, полагает их пред Вашим Величеством и заблаговременно возвещает, что если (да избавить от этого Бог!) какое-нибудь неблагоприятное обстоятельство воспрепятствует его стараниям, то дело Христианское будет находиться в величайшей опасности, проникнут чрез эти Северные пустыни варварские народы, а с ними будут в заговоре заклятые враги Католицизма, с которыми они уже имеют тайные совещания, и подвергнут величайшей опасности Католиков. Турки хорошо знают, как удобно для Московии снарядить флот и покрыть океан кораблями; знают, что из нее открыты в океан гавани, наполненные всякого рода товарами; что не было доселе у Московитян способных вождей и наставников, как действовать на суши и на море; в таком народе, который по многолюдству неисчислим, между тем как весьма многие Христианские Государи, имеющие другой образ мыслей на счет Христианской Веры, не только допускают ниспровержение Христианского общества, но даже почти тому помогают или, по крайней мере, смотрят на это сквозь пальцы. Его Королевское Величество, не в следствие пустых подозрений, но по собственному опыту, извещает Ваше Величество, что таково убеждение означенного неприятеля, и что он именно этого хочет достигнуть, и потому торжественно обещает, если бы, по изволению Божию, нужно было даже пожертвовать жизнию, и в таком случае не оставить своего долга, но оказать себя достойным своих предков. Преимущественно же, так как он знает, что Ваше Величество имеете наиболее силы к охранению Христианства, то охотно, переговорив о том с Вашим Величеством, готов предпринять то, на что будет общее согласие. Он совершенно убежден, что Ваше Величество, как Государь, самый близкий ему по родству и поддерживающий общее дело, не оставите его, но, с равным сочувствием и согласием, приступите к распространению и защищению Христианства в этих отдаленных странах, и прогоните его противников; тогда далеко распространится слава Божия и стяжают безсмертие слава и достоинство Ваших Величеств. Есть у Его Королевского Величества, Государя моего, достаточные силы, есть опытное войско в Московии, и готовы уже резервные войска; но главного, что нужно к поддержанию войны, несколько недостает, потому что вот уже более трех лет, как он содержит многочисленное войско, а Королевство не мало потерпело от внутренних мятежей прошедшего времени, и собственная казна Его Величества уменьшилась и почти совершенно истощилась. Это обстоятельство весьма затрудняет предпринятое [7] дело и не позволяет так быстро привести к желаемому концу, как требует того польза Христианского общества. Его Величество знает, что и Ваше Королевское Величество потребляете огромную сумму денег на содержание охранного войска столь многих Государств, и никогда не хочет просить ничего у Вашего Величества, что было бы для Вас тягостно или беспокойно; однако, по этой взаимной дружелюбной доверчивости, какая существует между Вашими Величествами, почел долгом не скрывать от Вас, в каком состоянии находятся дела Московские и что задерживает счастливое окончание этой войны. Ваше Королевское Величество, питая великое благоговение к Католической Вере и по благорасположению Вашему к Его Королевскому Величеству, сами рассмотрите, в состояниии ли Вы оказать какую-нибудь благовременную и необходимую помощь не только Его Королевскому Величеству, но и общему делу Христианскому. Все сие Светлейший Король мой отдает на произвол Вашего Королевского Величества. Если же что-либо в этом роде Ваше Величество сделаете без ущерба для себя, то не только он сам и его потомки, связанные узами крови с детьми Вашего Величества, но и все Христианское общество весьма много будет обязано Вашему Величеству и Вы приобретете себе вечное имя за утверждение Христианства.

Неаполитанские наши дела, согласно инструкции, данной Неаполитанскому нашему послу, которую мы его же обязали переписать ему в своем письме с означением, чего должно требовать, посланник предложит от нашего имени как Светлейшему Королю Испанскому, так и чнновннкам Его Величества, и какие рескрипты нужно будет выпросить, постарается получить и переслать их к послу нашему в Неаполь.

(пер. М. А. Оболенского)
Текст воспроизведен по изданию: Инструкция Самуилу Грушецкому // Чтения в Обществе истории и древностей Российских, Книга 3. 1847

© текст - Оболенский М. А. 1847
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Козырев В. Н. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЧОИДР. 1847