Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

К ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ЛЕГЕНДЫ О ДАРАХ МОНОМАХА

Как известно, «Сказание о князьях Владимирских», созданное в первых десятилетиях XVI в., является одним из самых ярких памятников русской политической идеологии этого времени. Важной его частью является рассказ о посылке императором Константином Мономахом киевскому князю Владимиру Всеволодовичу знаков императорского (царского) достоинства, что означало присвоение царского титула этому правителю Древней Руси и его преемникам. Изложение сюжета не случайно заканчивалось словами: «И оттоле и доныне тем венцем венчаются царским велиции князи володимерьстии, его же прислал греческий царь Констянтин Мономах, егда ставятся на великое княжение русьское» 1.

О значении, которое придавалось этому сюжету в русских правящих кругах, лучше, чем что-либо другое, говорит тот факт, что соответствующий рассказ, заимствованный из «Сказания», уже в середине XVI в. был включен в состав чина венчания русских государей. Тогда же тексты «Сказания» были использованы при переговорах с Великим княжеством Литовским для обоснования прав Ивана IV на царский титул 2. Как показывает сопоставление текстов, собранных Р.П. Дмитриевой и опубликованных ею в приложении к исследованию, памятник, отлившись в первые десятилетия XVI в. в определенные канонические формы, в дальнейшем, по существу, не изменялся: во вступлении к чину венчания царя Федора Ивановича читается тот же текст, что и в первой редакции «Сказания». Вместе с тем сравнение этих текстов с записями выступлений русских дипломатов на переговорах показывает ряд отличий от канонической версии. Так, вместо обязательных для литературной традиции «крабицы», «ожерели» (барм), «чепи» здесь говорится о присылке Владимиру Мономаху вместе с венцом «диадимы» 3. Еще большее значение имеет, как представляется, встречающееся в тех же записях объяснение, что Иван IV венчался по древнему обычаю на царство, «зан же ныне землею Рускою владеет государь наш один» 4. Такое объяснение не только не имеет соответствия в тексте «Сказания», но и явно находится с ним в противоречии, так как в «Сказании» говорится о короновании царским венцом всех преемников Мономаха – великих князей русских. Все это показывает, что в кругах, связанных с Посольским приказом, рассказ о дарах Мономаха начал жить самостоятельной жизнью, отличной от литературной традиции «Сказания».

О путях дальнейшей эволюции сюжета в этих кругах дает понятие публикуемый текст – выдержки из наказа «великому» посольству, которое весной 1587 г. было направлено в Речь Посполитую 5. Послы [142] должны были вести переговоры об избрании царя Федора Ивановича на польский трон, вакантный после неожиданной смерти короля Стефана Батория. Составители наказа предполагали, что в ходе переговоров может встать вопрос о титуле правителя объединенных под одним скипетром России и Речи Посполитой. Для обоснования того, что в этом случае на первом месте должен стоять царский титул, в наказ был внесен рассказ о регалиях, посланных из Царьграда Владимиру Мономаху, и их дальнейшей судьбе.

В первой части рассказа (эпизод передачи регалий) публикуемый текст довольно точно следует версии «Сказания» 6, с одним, но довольно важным отклонением: в рассказе подчеркивается, что в Киев были отосланы царская «шапка» и «диадима», которыми император «поставлялся на царство Греческое», т.е. византийские императорские регалии, освященные символы императорской власти.

Что касается последующей части рассказа, то она, по существу, не имеет аналогий в тексте «Сказания», в котором ничего не говорится о судьбе царских регалий после смерти Мономаха.

В этом рассказе судьба регалий тесно связана с той схемой развития древнерусской государственности, которую начиная с XV в. разрабатывали в Великороссии: регалии переносит из Киева во Владимир Андрей Боголюбский, затем они оказываются в руках предка московских князей Александра Невского, который коронуется ими на царство во Владимире, затем они переходят в руки его сына Даниила – первого московского князя. Мистическое перенесение центра власти сопровождается материальным передвижением ее овеществленных символов.

Стоит также отметить, что если в «Сказании» речь идет о том, что «оттоле (т.е. со времен Мономаха) и доныне тем венцем венчаются царским велиции князи володимерьстии... егда ставятся на великое княжение Русьское», то в публикуемом тексте говорится о царской коронации Александра Невского, а затем Ивана III и Василия III, а промежуток между правлениями этих государей характеризуется как тяжелое время междоусобных войн князей и «нахождений» на Русь ордынских царей. Лишь благодаря чудесному Божьему вмешательству этому тяжелому времени был положен конец, прежние «велицие князи» стали служить одному, московскому государю, власти которого подчинились и все «бесерменские» царства. Благодаря этому вмешательству, по-видимому, был возрожден и приобрел прежнюю силу древний обычай царской коронации.

Обращает на себя внимание, какое большое место занимает в сравнительно небольшом тексте тема отношений России с «бесерменскими» государствами. К этой теме русские политики в переговорах с Великим княжеством обращались и ранее, еще в середине XVI в. 7, но в то время право Ивана IV на царский титул основывалось на факте обладания мусульманским царством: «место Казанское и сами знаете извечное царьское» 8. В наказе покорение некогда могущественных мусульманских царств – свидетельство особой божественной милости, избранности Руси, которая в силу этого может претендовать в христианском мире на особое почетное место, не хуже того, которое занимали некогда Старый, а затем Новый Рим. [143]


Из наказа «великому» посольству С.В. Годунова с товарищами в Речь Посполитую

/л. 72/ И будет паны рада учнут говорить о титлех, только они оберут государя себе за короля, и в титле государю как описыватись. И послом великим, боярину Степану Васильевичю Годунову с товарыщи, говорить. Только Бог случит те государства коруну Польскую и великое княжество Литовское со государством с Московским в вечной покои, в любовь и в соединенье под государя нашего царскую руку, а вы, панове рада и все рыцерство, по своим волям и по своей любви оберете государя нашего, великого государя, за государя себе, и в титле описыватись государю царем и великим князем Владимирским и Московским всеа Русии и королем Польским и великим князем /л. 72 об./ Литовским, а иные великие городы, как Новгород, так Казань, Астрахань потому ж мешая 9 описывать с коруною Польскою и с великим княжеством Литовским, потому ж в титле и росписать как пригоже, по нашему с вами, с паны радами, приговору да на чем паны с послы с великими приговорят, как которой город против титла государского стать, по тому послом великим, приговоря с паны радами, и розписати, которой город Московского государства и которой город Польские земли и которой город Литовского государства после которого города 10 описать, по тому и записать.

А будет паны рада учнут говорити, что коруна Польская государство великое, изначала на том государстве короли, а великое княжество Литовское всегда /л. 73/ с Московским государством в ровенстве, и в титлы бы писать наперед королевство Польское, а потом государство Московское да великое княжество Литовское, а иные потому ж мешать и розписывать. И послом великим, боярину и наместнику великопермскому и костромскому Степану Васильевичю Годунову с товарыщи, говорити.

Тому сстатися невозможно, что государю нашему, великому государю, царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии свое [144] государьство Московское и царьское титло подписать под коруну Польскую. Вам всем, паном радом, то известно, сколь давно и за сколько за много лет божьею помочью прародитель государя нашего великий государь Владимер Маномах Киевский и всея Русии, как воевал Греческие государства /л. 73 об./ и какую почесть ко государя нашего прародителю к великому государю владимерскому (так!) Маномаху, какие почести прислал греческий царь Константин Маномах крест животворящий и царьскую шапку и диадиму, которыми поставлялся на царство Греческое, то все, всю свою почесть государьскую, прислал к прародителю государя нашего к великому государю к великому князю Владимеру Мономаху, такое достоянье царское с Неофитом митрополитом ефеским, сь епискупы в лете 6622 году, тому по ся места пятьсот пятнадцать лет. А то ныне все царьское достоянье крест животворящего древа, и шапка царьская и диадима /л. 74/ у государя нашего от его великих прародителей. И поставляютца изначала на Владимерское и на Московское государство теми царьскими достояньми. И государя нашего отец блаженные памяти великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии поставлялся на царьство на Московское преосвященным митрополитом Макарием всеа Русии и всем освященным собором по их древним обычеем царьским. А ныне государь нашь, великий государь, царь и великий князь Феодор Иванович всеа Русии, з божьею помочью по благословенью отца своего блаженные памяти великого государя, царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии седчи на своих государствах, венчался потому ж крестом животворящего древа и царскою шапкою и диадимою царскою по древнему обычею. А поставляетца царь государь нашь в соборни и апостольской церкви Пречистой /л. 74 об./ Богородицы, а благословляет его, государя нашего, тем крестом животворящего древа и диадимою царскою и шапкою царскою по древнему обычаю митрополит со всем освященным собором и на государя нашего возлагает, да государь нашь, слушав обедни, и причащаетца телу и крови Господа Бога Спаса Нашего Иисуса Христа от митрополита в царских дверех в олтаре. И такое древнее государя нашего царское достоянье за колько лет как мочно отпустить и под коруну Польскую положить. А коруна Польская и великое княжество Литовское почалось быть вместе и коруноватися почали короли на коруну Польскую и на великое княжество Литовское не в давных летех, вам самим известно. И вам, паном радом, то пригоже розсудить, как мочно такое милосердие владычне /л. 75/ и Пречистые Богородицы милость и великих чюдотворцов московских ко государем нашим, благочестивым царем, милость отпустить. То их царское достоянье искони век и за только лет.

Принесено бысть 11 то царьское поставленье крест животворящего древа и царьская диадима и царьская шапка от царствующего града Византия, Нового Рима, к великому государю, государя нашего великого прародителю к великому князю Владимеру Маномаху Киевскому и всея Русии, и как ис Киева принесено великое государство в Володимерское великим государем великим князем Ондреем Боголюбским, и как то [145] царское достоянье принесено бысть из Володимеря пресловущее царство в Москву великим князем Данилом Александровичем. И какие были волненья во много лет /л. 75 об./, меж себя государи волновалися за грехи всего хрестьянства, как Московские великие государи, так Володимерскии, так Ноугородцкие, так Тверские великие князи, так Суздальские, так Нижегородцкие, так Смоленские, и Ярославские, и какие меж их были крови и бои о государствах, и какие за их рознью были нахожденья от великих царей Большие Орды, Золотые Астороханских, а ныне з Божьею помощью и Пречистые Богородицы не все ли те государства под единою царьскою рукою государя нашего учинились, и те великие князи почели государю нашему одному служить и ныне служат, а те великие государьства Большие Орды Золотые все государю нашему служат, которые были в бесерменских государствах начальные государства не все ли те осветилися святым крещением Казанское /л. 76/ государство и Астороханское и по Волге многие городы поставлены, и церкви божьи освящены, и сияет вера христьянская по тем местом по всем аки солнце, то вам самим в ведоме. А изс того государства из бесерменского злочестивои прегордыи царь Батый какую победу над христьянскими государьствы за грех всего христьянства учинил, а ни за что иное, только за несовет и за нестроенье и за неединачество, что все было на рознь. Да в те во все нестроенья такие, как Господь Бог и Пречистая Богоматерь и московские чюдотворцы такое чюдо преславное показали роду государя нашего прародителей и до него, до государя нашего, до великого государя, царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии такое царьское достоянье веры греческие хрестьянские, крест животворящего древа /л. 76 об./ и их честь царская и диадима царьская и шапка царская ублюдена божьим сохранением. И государю нашему, великому государю, как мочно и помыслить, что свое царьское имя поднести под коруну Польскую, хоти бы и Рим старый, и Рим новой царьствующий град Визаньтия почела прикладыватися ко государю нашему, и государю нашему своего государства Московского и своего царьского титла, как мочно под которое государьство поступитися...

/л. 77/ И будет паны рада почнут говорити о том: то вы широкие речи говорили, сказываете, что за только лет то делалась царьское поставленье от прародителей государя вашего, и то государя вашего отец князь великий Иван затеял, поставил себя царем и учел писатца царем, а дед государя вашего князь великий Василеи и прадед князь великий Иван и иные прежние великие князи Руские, которые на Москве были, почему на царство не поставлялись и царем не писались. И послом великим, боярину и наместнику великопермскому и костромскому Степану Васильевичю Годунову с товарыщи, говорить и о том имянно россказати паном радом.

Дед государя нашего великий государь, государь, царь и великий князь Василеи Ивановичь и прадед государя нашего великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии царемь писалися /л. 77 об./, только к одним пограничным государем х королем Польским и к великим князем Литовским с царьским именованьем не писалися, а к иным к великим государем, к салтану турскому и к цесарем римским, к Максимильяну цесарю и кь Фердинанду и к Персицкому царю и [146] к Ишпанскому королю и к иным великим государем отписывались с царьским именованьем, и к ним, ко государем, отписывали те великие государи потому ж с царским именованьем и докончальные грамоты о том у государя нашего их прародителей с царским именованьем.

А прежние великие государи Александр Ярославич Невски победоносец, храброй государь, которой был на великом княженье Володимерском и на Новегороде Великом и с немцы рать вел 12, и их победил, во многих местех их побивал и многих под свою руку царьскую подклонил, тот великий государь венчан был тем же животворящего древа крестом /л. 78/ и царьскою шапкою Маномаховою и диадимою царьскою по древнему обычеи прародителей своих, великого князя Володимера Маномаха, в царьствующем граде в Володимере и отписывался во все государьства дальние царьским именованьем.

И такое великое дело царьское достоянье изобретчи государем нашим, ныне государю нашему как опустить или поступитца под коруну Польскую и к великому княжеству Литовскому, тому сстатися невозможно. А ныне государю нашему многие государства приложились под его царьскую руку и сверх Казанского царства и Астароханского.


Комментарии

1. См. обращенные к Владимиру слова императора: «Яко да нарицаешися отселе боговенчаньный царь» (Дмитриева Р.П. Сказание о князьях Владимирских. М.; Л., 1955. С. 177-178).

2. Там же. С. 142 и сл.

3. Сборник Русского исторического общества. СПб., 1987. Т. 59. С. 345.

4. Там же.

5. Российский государственный архив древних актов. Ф. 79. Сношения России с Польшей. Кн. 18. Л. 72-78.

6. Обозначение события точной хронологической датой говорит о знакомстве составителей наказа со второй редакцией этого памятника.

7. Дмитриева Р.П. Указ. соч. С. 144.

8. Сборник русского исторического общества. Т. 59. С. 437.

9. Первоначально написано «меншая», затем – исправлено.

10. В тексте рода.

11. В тексте «бы есть».

12. Первоначально написано: «велел», затем исправлено.

Текст воспроизведен по изданию: К истории развития легенды о дарах Мономаха // Славяне и их соседи, Вып. 8. М. Наука. 1998

© текст - Флоря Б. Н. 1996
© сетевая версия - Thietmar. 2009
© OCR - Strori. 2009
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1998