Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Кассового аппарата купить чековую ленту

Лента для кассового аппарата купить чековую ленту.

nbkgroup.ru

№ 1

Пункты, которыя я [Волынский] в конференциях... предлагал, так же потом и на письме поданы на персицком языке июня 2-го числа таковы.

1. Понеже в Государстве державы его царского пресветлого Величества подданным его шахова Величества купецким людем джулфинцам и прочим армяном (как приезжают для торгового промыслу) позволено им публичные церкви для отправления своей веры. Того ради и его царское пресветлое величество желает дабы и во области его шахова величества против того позволено было росийского народа людем построить церковь публичную, так как иранские законники езуитов (иезуитов) и протчие имеют здесь свои церкви.

2. Как во время аудиенций его шахову величеству доносил, так и ныне по указу его царского Пресветлого Величества Всемилостивейшего монарха предлагает дабы росийским купцам позволен был всем способной торги во всей Персии, и повелено б было по кипам всякие товары, а именно шолк сырец в Гиляне и в протчих провинциях также и протчие товары и в государство росийское без препятия вывозить, как и его шахова величества подданные купцы имеют свободу в купечестве (торговле) своем в государстве царского Пресветлого Величества.

3. Також во время государствования отца его, царского Пресветлого Величества великого государя царя Алексея Михайловича всея России самодержца, то есть с прошлого тысяча шестьсот шесдесят седмого году во время государствования шах Аббаса, также и [по смерти] шахова величества Аббаса во время государствования сына его Сулейман шахова Величества, то есть в прошлом 1673 году били челом его царскому Величеству подданные купцы его шахова Величества армяня джульфинской компании Григорей Лусиков да Степан Ромоданской с товарыщи, которые подали его шахова величества грамоты также и заручную челобитную от всей компании своей объявили и договорились в том, что им весь торг свой как протчие товары, так и шолк сырец сколько онаго где родится, которой год во области шахового величества в Гиляне и в протчих местах, оной весь привозить для продажи в Росийское государство, а другие пути, которые с купечеством своим оне чрез турецкую землю и протчие те все пути отставили, в чем на себя из записи дали, против которые и даны царского величества жалованные грамоты, а ныне того своего договору оная компания джульфинская не содержала (не выполняла), которой оне договор добровольно учинили и привозят в Росийское государство шелку сырцу самое малое число. Того ради, чтоб тому договору поведено было им указом шахова Величества весь свой торг обратить в Росийское государство, где им и самим поблизости пути способнее проезд [будет] нежели чрез турецкую область, также и безопаснее.

4. О невольниках, которые подданные его царского пресветлого Величества Росийского государства природныя, а побраны от шемфкалов и от протчих повся годно воровски, въезжавши в границы Росийские под именем других и берут людей в плен. Также, когда какое судно разоб[ъ]ет на Каспийском море при берегах держав шахова Величества то как солдат, так и купецких людей и протчих с тех судов берут. Также и товары грабят, а потом развозят людей в разные места, и продав яко сущих пленников. А понеже царское... Величество с его шаховым Величеством войны никогда [не имели [269] и так как]... именуется шахово Величество его царского Величества приятель, того ради его царское... Величество желает дабы оные невольники сколько есть в державе шахова Величества — сысканы [были] и без сорно (без ссоры) приятельски отданы были.

Также при том его царское Величество... о том просить повелел: которые подданные его Величества [освобождаются из плену как из области турецкой, так и от протчих [земель] чрез государство персицкое, того ради, чтоб его шахово Величество для любви (из-за приязни) царского Величества оные повелел без задержания пропускать [через иранскую территорию] и всякое им в том приятельски вспоможение чинить. Также и провожать до границы державы его царского Величества.

5. На Каспийском море при берегах персицких пристаня Низовская и Дербентская — зело мелки, где и бусы с великою нуждою (с великим напряжением, трудом) по песку тянут, а понеже (а посколько) для удобства [в целях улучшения плавания по Каспию] бусы отставлены (отменены), что много их пропадает от (из-за) морских погод, а делают, ныне лутчим морским манером торговые суды для лучшего сохранения обоих государств [и] купечества (торговли), которые в море форс имеют глубже и того ради, чтоб его шахово Величество повелел обыскать (найти) иное место, где удобнее оным судам приставать от погод (бурь) и там торг уста[но]вить. Также, чтоб в том месте [шах] повелел сделать гостиной двор, как здесь обычай для купечества, так и протчим чинится. Понеже от того, как росийским купцам великое разорение, как ниже сего объявлено будет.

6. Об обидах, какие есть здесь в Персии, в Шемахе и в Низовой пристани чинятся росийским и протчим подданным царского Величества, когда они приезжают в Низовую с товарами, тогда джанишин Шабранской держит их для своей корысти недели по три и по месяцу и принуждает их розвязывать товары на пустом месте (напрасно). Он же, джанишин берет (взимает) с руского товару ныне харчей со вьюка по одному рублю [и] по четыре деньги (две копейки), а прежде сего только брали 24 алтына (72 копейки), кой то (а это) напрасно, понеже (посколько) в государстве росийском с персицких купцов таких денег не берут.

Как приезжают в Шемаху [русские купцы] с товарами на гостиной двор и товар досмотру развязывать и невелят долгое время для своих взятков. Да и с тех же товаров выбирают на хана [Шемахи] и на диван бека лутчие сукна и [с]тамеды и протчие товары. И ценят малою ценою не против (не соответственно) настоящей, продажной цены. И тех денег за взятые товары не выдают им по году и больше [чем] чинится всегда великой убыток и остановка в торговом промыслу. Да и тех же денег берут с рубля по десять даяков.

...Также и другие такие есть должники, которые не платят на (в) свои договорные сроки, а бить челом на них невозможно, понеже с челобитчиков наших берутся с сыску за челобитье с каждого тюменя (около 10 рублей) по рублю, а в государстве росийском такова разорения подданным, купцам шахова Величества не чинят.

Они купцы здешния как басурманы, так и армяне берут у купцов наших, сторговався по [определенной] цене товары, и держат их у себя долгое время, а потом вымарают и изомнут товар их и приносят к ним назад и бросают перед лавки, не содержав того торгу, в чем им купцам росийским чинятся великие убытки и умаленье в цене в том товаре.

Также росийским купцам некоторым есть позволение шахова Величества, чтоб в Шемахе покупать шелк-сырец, которые и покупали как при Гусейн хане, так и при Исмаил хане [шемахинском]. А ныне [это] запрещено и тот шахова Величества указ отставлен неведомо для чего, а [тогда как] покупают (шелк-сырец) не токмо росийские купцы, но и других народов люди... те [русские купцы], которые домаглись (добились) у хана и у других знатных чрез дачи (взятки), также, когда, которые и купят росийские купцы шелк-сырец, — то с них берут с каждого вьюка харчей по 14 рублев [с] поль алтын[а]... [тогда как] с армян джульфинцов с такова ж вьюка только берут по одному червонному золотому [то есть вдвое меньше]. А в государстве [270] Росийском, как подданным царского Величества купцам, так и шахова Величества разделения никакова и отмены .нет перед другими, но берут с них равную пошлину как и [со] своих подданных. А з земчугу (жемчуга) и каменья [драгоценных] и той пошлины не берут и оные вещи оне продают по досмотру и без пошлины,— какова позволения и нашим купцам нет.

С них же, купцов росийских в таможне таможенный судья во время то, когда оне посылают вареной шелк из Шемахи, берет [таможенный судья] себе с каждой тай (вьюка) пол гривне (5 копеек), а прежде сего того не бывало. Также, когда едут из Шемахи в Низовую с товаром, то берут с них мостовщику с каждого вьюка по две гривны, а прежде сего брали по одной гривне.

Когда росийские купцы посылают из Шемахи привозные свои товары для продажи в другие городы, тогда с того товару пошлину и толмаченные деньги в Шемахе берут с них напрасно, понеже в тех городех, когда оне те товары привезут берут с них другие деньги (пошлины), а что в Шемахе заплатят, того там не зачитают.

Им, росийским купцем в Шемах[е] от босурманов в том великая обида, понеже по улицам и в рядах (на базаре) и на гостином дворе и у воды бросают в них каменьем, и бьют и плюют и бранят и ножами колют. А именно в прошлом в 1715 году купец наш росийский Иван Антонов, прикащик господина Евреинова был у себя в гостином дворе, х которому пришел таможенного судьи человек породою калмык стал у него брать бочки безденежно, которые он ему не хотел дать и за то его, Ивана, оной колмык поколол ножем.

В том же году пришли на гостиной двор руской шапошные мастера три человека и без всякой причины стали бранить купцов наших и веру нашу. Против того купец наш Денис Дмитреев сам избранился. За то его один шапошник порезал ножем.

Которые подданные его царского Величества росийского государства казанские татары обретаются в Шемахе и питаются работою своею, с которых ныне просят денег 30 рублев в подат[ь] на шахово Величество яко с своих подданных. А оные не здешние подданные, но подданные его царского Величества... всемилостивейшего моего государя. Того ради с них податей никаких брать не надлежит, понеже они подати платят нашему Росийскому государству. И в тех деньгах взят был один татарин и бит, после которых побои и дву[х] часов не пережив, умер. А прежде сего здесь с них податей таких не брали, как и в государстве нашем с таких подданных шахова. Величества податей не берут” [12, с. 1—За].

Примечание: остальные пункты с 7-го по 21-й заполнены перечнем обид русских купцов и торговых людей с точными фактами, указывающими на акты беззакония, со стороны местных иранских властей, иранских и армянских купцов и других лиц. Обиды и беззакония выражались во всякого рода притеснениях, захватах товаров, битье, заковывании “в железа” и так далее. Обращения же к местным властям за помощью приводили к дополнительным актам насилия, от которых был один способ избавиться — дать взятку [12, с. 4—7].

№ 2

Резолюция шахова, [что] учинена против пунктов, (которыя я в конференциях предлагал).

На первый пункт. Нет.

На второй пункт указ такой (за печатью шаховой).

Повеление того кому весь свет поддан (подчинен). Понеже в сие время честнейший и благородной господин Артемей, посланник государя высокоместного, корованного (коронованного) росийского честное доношение прислал [271] в (о) том, что оный государь высокоместный желает, что бы всем купцам росийским позволение дал, которые б всегда и всякого рода товары как шолк сырец и шолк изорбафной и другие товары и вещи какие хотят в стране Ширванской и в Гиляне и во всем государстве владения персицкого безпрепятия всякого покупали и в страну росийскую провозили б. Того ради по прошению всем купцам онаго государства позволение повелеваю, что во всем государстве персицком из всякого рода товаров и вещей, что хотят да покупают и в Росийское государство да провозят. И с тех товаров пошлину по обыкновению против других да дают и никто им из начальников и из иных в сем препятия (препятствия) да не наносят высокостепенные беглер беги и вельможи и судии и везири и начальствующий управители и канцеляристы и рагдари (взимающие дорожную пошлину) вышние и ниже их — по вышеозначенному знайте, что русского государства купцам есть позволение препятия им не чините и труда (затруднений) не наносите и кроме положеннаго больши с них не берите и им досад[ы] не чините и смотрите, что бы против сего указа противно не чинили и господа мустовфи честныя по вашим положениям постановленным творите, ибо сие будет взыскано.

На третий пункт указ такой (за печатью шаховою).

Повеление того кому весь свет поддан. Понеже в сие время... господин Артемий посланник государя... честное доношение прислал, что прежде сего во времена... моего прародителя... два человека джульфинских армян с своею компаниею в государство российское прибыв челобитную от всей компании припечатанную от джульфинских армян привезли и во всем своем купечестве (торговле) договорилися, чтоб весь шолк сырец и изорбафной и другие товары в Персиде покупать [и] в Россию привозить для продажи, а от иных мест купечество свое отставить как от турок, так и от других. Того ради и запись дали и грамоту взяли. И ныне вышереченные армяне по договору своему и обещанию учинили противно. Шолк сырец в Россию самое малое число привозят. О чем прошение есть, чтобы был указ дабы оная компания по своему договору и обещанию свое купечество (для того, чтобы путь ближе им без противности лутче) в Россию возвратила.

Но понеже купцам есть воля их, как хотят так и торгуют. И [а] ежели оной компании насильство будет в том, чтобы от иных стран свое купечество отставить и в Россию возвратить, — то будет [так] что им уже и не торговать.

И такое повеление есть непристойное. Того ради повелели и поводили, чтоб всякой и с [из] купцов кто захочет свои товары в Россию, да возят и торгуют. И по нашему указу да делает и тако все да знают.

На четвертый пункт указ такой (за печатью шаховой).

Повеление того... величайшему в чести превосходительнейшему милостию шаховой возвышенному Ширванскому Беглер беги объявляем, что в сие время... (посланник Артемий доношение прислал) в том, что андреевцы (жители селения Эйдери) и дагистанцы воровски (разбоем) в страны росийские вбегают и их пожитки грабят, а детей их в полон берут. И таковое дело древней любви и приятельству между славной фамилий (семьей), шахова Величества и вышеименованнаго царскаго Величества противно есть и причина ссоры.

Чего ради по прошению вышел сей честнейший (почетный) указ вам высокостепенному, да исполняете сие высокое повеление запрещение и скорой заказ (запрещение) накрепко учините дабы было по обычаю древнему, чтоб андреевцы и дагистанцы бы в страны росийские не бегали и там бы людей в полон не брали и не попускайте (не допускайте), чтоб кто такое бездельство (плохое дело) чинил дабы не были притчины ссоры к стране его Величества всеросийского. Чего ради заказ крепкой надлежит объявить, за что милостию шаховою возвышен будеши.

На пятый пункт указ такой (за печатью шаховою).

Повеление... о том, что доношение Артемея..., что пристани в Гиляне, в Дербенте и в Низовой зело мелки и суды купцов росийских вельми нужно приволакивать к берегу.

Того ради иное место для пристани оных судов чтобы обыскать (ибо от того им, купцам великие убытки и изъяны чинятся) и дабы было повелено [272] морскую иную пристань и каравансарай построить и торг учинить, чтоб судам приставать было свободно, и купечеству бы их изъяну и убытков не было.

Но понеже сие, чтоб в ином месте пристани морской быть и строение я торг заводить, есть противно древним обычаем и постановлению, и такого обрасца нет. Того ради о сем позволении невозможно быть, понеже есть против древняго обычая, и правил вновь заводить нельзя. Но почтеннейший Беглер беги страны Ширванские, и судия Дербенской, и Гилянские начальник[и] росийским купцам ласку и милость кажите (оказывайте) и не допускайте, чтоб кто какие им обиды и напрасные нападки чинил. И надобно тем, кто им какие злобы наносит — заказать (запретить) и наказание учинить, чего ради сей указ вышел.

На шестой пункт указ такой (за печатью шаховою).

Повеление... [Ширванскому Беглер бегу], что в сие время... (посланник Артемей доношение прислал)..., что в сие время как росийские купцы и другие народы подданные онаго государя высоко стольнаго приезжают в Низовую то джанышин Шабранской для своей корысти многое время на пустом месте держит и обиды чинит и со всякова вьюка по одному рублю берет, но обычай есть по три гривен, брать еще в Шемахе многое время оным купцам вьюки не велят розвязывать для своей корысти. Иногда [же] розвяжут, то их лутчие товары на Беглер беги и Диван беги и на других насильно берут, положа свою цену какую хотят и цену долгое время не дают. И когда станут платить то пол десятину задерживают. Или когда оные купцы из Шемахи в Низовую поедут, то со всякого вьюка мостовых денег по аббасе (20 копеек) берут. А прежде сего по гривне бирали. Также и шамахинской рагдар (дорожную пошлину) со всякого вьюка шолку берет по гривне, а сие в ново учинено. Еще и с росийских товаров, которые из России в Шемаху привозят и в иные места посылают и с тех товаров в Шемахе рагдарские и толмаченские деньги напрасно берут. И некогда оные купцы шолк покупают, то со всякого вьюка по 14 рублев с полтиною берут, а с джулфинских армян с такого же вьюка по одному червонному берут. И еще с нескольких людей, казанских татар, которые подданные государю всеросийскому, а живут в Шемахе на всякой год по 90 рублев харч берут. Также и шемахинские жители оных купцов росийских и иных людей бьют и бранят и досаждают и ругают и всякие трудности им наносят, и (а) от таких напастей великие досады и обиды чинятся росийскому народу, о чем прошение есть, чтоб я указ учинил, дабы торговыя дела не были.

Того ради повелеваю, чтобы высокостепенный Беглер беги ширванский и судия дербенской и низовской начальник и рагдари и другие владетели и судебные управители как ширванские страны, так и других мест Персицкаго государства закажите по прежнему обыкновению да почтения и чести росийским купцам и иным подданным предреченного государя росийского чинят и противо древняго положенного обыкновения напрасно от них ничего да не взыскивают: досады и такова мучения им да не будет; и что со всякого вьюку шелку рагдарских денег брали [то] от нынешнего времени да не берут; и трудности в том да не наносят. Так же и мостовые деньги, что в Низовой со всякого вьюка по две гривны брали, — ныне по прежнему обыкновению да чинят. Да и за шолк. Да и за шолк сырец харчей и рагдарских денег и других податей, что как свое товары из Шемахи в иные места повезут то так как с армян берут и с росийских купцов столько ж да взыскивают. И высокопочтенный Беглер беги Ширванской, что с нескольких человек татар подать берете — [то] по древнему обыкновению делайте, а против древнего обыкновения не делайте. И ширванским людем закажите, чтобы купцам и иным людем росийским нападков не чинили, и досад не наносили, и напрасно не нападали. Сего ради накрепко закажите и сие дело знайте.

На шестой же пункт указ такой...

Повеление того коли (посколько) весь век повинен... честное донесение [Волынский] прислал в том, что купцы бусурманы и армяне товар у купцов росийских, договорясь в цене в долг на срок покупают и на свой товары меняют, и (но) не содержат своего положенного договору на срок обещанной,. и цены за оные товары не дают и держат у себя многое время. Потом [же] [273] вымарав и изомнут [товары] назад отдают. И от того росийским купцам убытки и изъян чинится.

Сего ради повелеваю, чтобы купцы мусурмане и армяне (и другие, которые куплю и мену с росийскими купцы имеют) по положенным правилам и по честному суду, как есть обычай оных купцов по договору закупленные товары, как с обеих сторон сторгуются, — деньги бы наперед давали, также и в своем договору и обещании бы стояли, которое между собою положили, и, чтобы росийским купцом убытку и изъяну не наносили, в чем непременно да закажется и противо сего указу да не учинится, понеже взыскано будет [12, с. 8—14 об.].

(Далее следуют указы об удовлетворении русских жалобщиков.)

№ 3

Копия со ассекурации (обнадеживания) персицкой данной чрезвычайному посланнику Артемью Волынскому о купечестве в 1717 году

Пристойное доношение Артемья Волынского, полковника, посланника поверенной Его Царского Величества превознесенного, превышайшего, державнейшаго, действительнейшаго, преславнейшаго высокого престола содержателя, высокоместного Государя Российского;

Пункт 1. Понеже прежде сего пред нескольким временем в государстве персицком под владением высокого шаха, оного высокоместного Государя купцам в купечестве (торговле) многие обиды и нападки чинились. Того ради согласием обоих сторон и призрением шахова величества постановлено, что купцы российские всегда и во всякое время с товарами своими в Низовую или в иные места как прибудут, чтоб оных купцов не задерживали, а по прежнему обыкновению вьюков у российских купцов не розвязывали ибо начальники для своих корыстей розвязывают.

Под первым пунктом приговор (резолюция) подписан и запечатан печатью ихтимад девлетовою следующим образом:

Высокий указ по сему утвердился с сего времени ежели российские купцы в Низовую пристань прибудут, и тогда не пожелают свои товары тамо выгрузить, продать, чтоб вьюках или розвязывать не принуждали и оную компанию в вышеупомянутом месте не задерживали, в чем препятия и остоновки им не чинили б под опасением жестокого наказания;

Писано месяца рамазана 1129-го году (1716—1717 гг.).

При том и печать прилажена.

Пункт 2. Когда купцы российские с своими товары от пристани похотять в иные места ехать, то бы оным купцом обид и нападок не чинили в проезде их, и в найму верблюдов и лошадей препятия не было, но как хотят так бы повольною ценою и нанимали. В Низовой с них иных харчей, которые бирывали, чтоб ныне с оных ничего не требовали.

Под вторым пунктом также подписано и припечатано.

Высокий указ по сему утвердился, когда российские купцы похотять свои товары в иные места вести, то никто в подъеме, проезде и в найму верблюдов или тому кто вьюки повезет или в других случаях препятия да не[на]носит, но всякое вспоможение оным показывать надлежит и в проезде их всюду куда похотят ехать товары свои провозить невольно против древняго обыкновения, лишнева не требовать и не истязовать, за что жестокое наказание учинено будет.

Писано месяца рамазана 1129-го году, при том печать.

Пункт 3. Когда компания российская из Низовой в Шамаху поедет то б на каждой десяток верблюдов по 2 человека караульщиков давали, и в Низовой несколько человек в страны высокого шаха давали б же для караулу, чтоб от воров остерегали, при которых бы был начальник правдивой и верны[й] дабы караульщики и другие люди обид и нападок не чинили.

Под третьим пунктом подписано и припечатано. [274]

Высокий указ по сему состоялся. Как поедет компания росийская из Низовой в Шемаху то б несколько людей для конвою и караульщиков колико оной компании потребно будет, приставливав, давали [бы] на их кошт. [Н]адлежит помянутому конвою и караульщикам по их воле иметь путешествие, дабы охранением своим от воров и разбойников оберегали. И тем караульщикам определен бы был один начальник, чтоб оной недопускал кому из компании росийской обид и убытков [не] чинить под опасением жесткого наказания.

Писано месяца рамазана, 1129 году. При том печать [12, с. 15—17].

(Пункты 4, 5, 6 и 7 трактуют о разного рода других притеснениях русской торговле, которые должны быть устранены.

Однако наибольшего внимания заслуживает п. 8 о толмачах, т. е. фактически о статусе русских консулов).

Понеже прежде всего купцам росийским была великая обида в толмачах, которые из армян персицких и из других народов были ибо им и с тех толмачей прибыли не было кроме убытков. Того ради таким толмачам не быть, и никто б над купцами не начальствовал. Понеже от сторон оного высокоместного государя надлежит быть одному купчине для управления между персицкими людьми и росийскими купцы и должно ево иметь в почтении. И оной бы своим коштом довольствовался и жил в Шемахе.

Под [в]осьмым пунктом подписано и припечатано.

Высокий указ по сему утвердился, когда определенной толмач между персицкими людьми и купцами росийскими в своем деле неисправен и в том с обеих сторон оным не контентны (не довольны) того ради с сего времени беглер беги, судии и начальники против воли росийского народа толмача да не определяют. И да оставляют, чтобы каждой купец или продавец толмачем и его посредством были контентны. И сие дело да пребудет крепко и твердо, чтобы в продаже и купле всегда была воля (свобода) и всяк противности чинить да опасается, понеже [на]казание учинено будет.

Писано месяца рамазана 1129 году.

(Приписано) Ежели из росийского народа кто для сего купечества определен будет, то по состоянию его чина в почтении да содержится [12, с. 20, 21].

№ 4

3097. 1717, Июля 30. Договор, заключенный Российским. Посланником Волынским с Персидским Министром Эхтимат Девлетом. О торговле Российских купцов в Персии.

Договорныя статьи

1. Понеже преднескольким временем в государстве Персидском во владении Высокого Шаха, купцам онаго высокоместнаго Государя в купечестве многия обиды и нападки чинились, того ради, согласием обеих сторон и призрением Шахова Величества поставлено, чтоб купцы Российские, когда и в какое время товары привезши в Низовую или в иное место прибудут, и тогда б оных купцов не задерживали, и вьюки у российских купцов не развязывали бы, ибо начальники для своих корыстей развязывают. [275]

Ответы персидского министра

На 1. И по указу высокому поставлено: чтоб с сего времени Российские купцы в Низовую приезжали и всегда, как хотят свои товары продавали; и когда там не хотят продавать, и тогда их вьюков развязывать да не принуждать, и оных в вышеупомянутом месте да не задерживают и препятия и остановки им да не чинят, за что наказание учинено будет.

2. Еще когда купцы Российские с своими товары от пристани захотят в иныя места ехать, то чтобы оным купцам обид и нападок не чинили; также в походе их и в найму верблюдов и лошадей препятия не было, но как хотят, так бы и нанимали и в Низовой оных харчей, которые бирывали, чтоб не брали.

На 2. И по указу высокому поставлено: что всегда купцы российские, как хотят свои товары в иныя места везти, то никто в подъеме и в походе и в найму верблюдов, или кто вьюки повезет, препятия да не наносит и противности им не делает, и да пропускает их всяк повольно со всякими вьюки всюду куда хотят ехать и ничего против древняго обыкновения, да и больше, не взыскивают и не истязают, за что наказание учинено будет.

3. Еще как компания Российская из Низовой в Шемаху поедет, то бы на 10 верблюдов по 2 человека караульщиков давали, и в Низовой несколько человек от страны высокого Шаха караульщиков давали для караулу, чтоб от воров остерегали, и единой начальник правдивой и доброй при них бы был; того ради чтобы караульщики и другие люди обид и нападок не чинили.

На 3. И по высокому указу поставлено было: во время, что как поедет компания Российская из Низовой в Шемаху, несколько людей провожатых и караульщиков дабы оной компании, сколько им надобно, приставливали, и с тою компанией посылали бы чтобы охранением своим от воров и разбойников оберегали, и чтоб оная им наем давала, и к тем караульщикам да определен будет один начальник, которой бы не попускал, чтоб кто компании Российской обиды чинил, и такое противность да не будет, за что наказание учинено будет.

4. Еще как купцы с своими товары с Шемахи в каравансарай определенной приезжают тогда в продаже их товаров заказа не чинили б; надобно, чтоб они своею волею продавали и на товары Персидские меняли; понеже для Беглербегиев и начальников из товаров насильно берут и цену малую дают; а иногда и без цены берут; но ныне чтоб таковые вещи не были, и чтоб по сем времени никто никакой обиды не чинил; и ежели из товаров что похотят, то надобно цену прямую давать и брать; и еще купцам Российским, которые за их товары деньги дают, или когда принуждены будут судьям в Государстве Персидском в каком либо долгу на кого бить челом, то бы даяков и других харчей не брали, и убытков и обид в том им не наносили по прежнему обыкновению.

На 4. И по высокому указу поставлено: что когда прибудут в город в Шемаху, оным в продаже товаров препятие да не чинится, и да оставить их как кто хочет так чтобы с обеих сторон довольны были в своей покупке и в продаже. А когда довольны не будут, то Беглербеги и судья и начальники им да не насилуют, против правды и положения, убытков и обид им да не наносят; и когда за свои товары цену хотят брать, или кто Беглербегу и судье побьет челом, то с помощью и вспоможением правдиво в их цену да поступают; чего ради наказание учинено будет.

5. Еще купцам Российским прежде сего обиды и нападки в том чинили, когда свои товары продадут или в долг отдадут, то от Персиян или от их подданных у купцов Российских добрые товары берут, и долго времени держав, назад отдают; того ради иные, как сии капитуляции заключилися, то по сем времени должно по договору своему содержать или товары или деньги отдавать должно и далее срока не продолжать и ежели чрез срок кто продержит, должно на всякой месяц со всякого тюменя штрафа по абазе (монета персидская) давать.

На 5. И по высокому указу поставлено: что когда кто либо у российских людей товары с обеих сторон по договору в долг до положенного [276] времени купит, или в долг что на срок возьмет, всякой кто оное время продержит и на тот срок достигнет, как с обеих сторон по договору положили, да отдаст без задержки и остановки; и как с обеих сторон по договору товары кто возьмет, и насколько времени держав, с насильством назад да не отдаст и убытку им в том да не наносят; также как пройдет срок, то вышеположенной штраф за лишние дни да отдастся и по честному суду да заплатится.

6. Еще как купцы Российские в Шемахе или в иных пограничных местах своих товаров не могут продать, и хотят свои товары в иные города везти, и Персидяне их не пускают; того ради должно, чтобы поведено было свои товары куда хотят, возили б, и нигде харчей и раздарских денег не брали б, кроме того как будут продавать, пошлины обыкновенныя давали бы то есть от всякаго рубля по деньги, а иных харчей не брали бы.

На 6. И по высокому указу поставлено: что когда Российские купцы свои товары во всякое место Государства Персидского вьюками и всяко да провозят и никто противности им и препятствия да не учинит, и везде как по прежнему обыкновению и древнему положению раздарские деньги и пошлины, как бирали то по тому обыкновению и от их берут, и насильно больше обыкновения да не взыскивать; за что наказание учинено будет.

7. Еще раз как Российские купцы приезжают в Ширван и Гилян для продажи товаров или для промены на шелк сырец, тогда б Персидские жители обид и нападок и притивностей не чинили, и, как захотят, оной щелк покупали, и на товар меняли б повольно; и купцам Персидским неповольно было; и ежели после купцов Российских что останется, тогда б и покупали; также как Российские купцы скажут, что им уже полно, тогда что хотят, то делают.

На 7. И по высокому указу постановлено: что всегда Российские купцы в страну Ширванскую, или в Гилян как прибудут, и хотят шелк покупать или на мену менять, судьи и начальники и другие в сем противности да не наносят и да пускают, сколько шелку сырцу и какого роду захотят, с обеих сторон по договору да покупают или на мену да меняют, и в страну Российскую да провозят.

8. Еще понеже прежде сего купцам Российским была великая обида в толмачах, которые из Армянов Персидских и из других народов бывали, ибо им из тех толмачей прибыли не бывало, кроме убытков; чего ради, чтобы таким толмачам и не быть, и никто б над купцами начальством не был; понеже от страны онаго высокоместнаго Государя надлежит родному быть купчине для управления между Персидскими людьми и Российскими купцы, и должно его иметь в почтении, а харчем своим довольствоваться и жить в Шемахе.

На 8. И по высокому указу постановлено: понеже определенной толмач, которой толмачит между Персидскими людьми и купцами Российскими, и когда в том с обеих сторон недовольно, то того невозможно иметь, и тако по сем времени Беглербеги и судьи и начальники, против воли Российского народа, толмача да не определяют, и да оставляют, чтобы продавец и купец толмачем и его посредством были довольны; и сие дело да пребудет крепко и твердо, чтобы в продаже и купле всегда была воля и всяк противности чинить да опасается, понеже наказание учинено будет; также как из Российского народа кто либо для сего дела определится, и по состоянию его чина в почтении да будет.

9. Еще в том купцам Российским обида есть: ежели несколько шелку купят, и как к пристани привозят, то от всякого вьюка по 14 рублей с полтиной берут, а с Персидских купцов со всякого вьюка по червонному берут. Но между Царским Величеством и Шахским Величеством никакой разности нет и не будет, того ради не должно лишняго брать, но должно не против обычая, как с Персидских людей, так и с Российских купцов ровно брать.

На 9. И по высокому указу постановлено: что разность полагать между купцами Персидскими и Армяны и другими купцами Российскими, и брать такую пошлину непристойно есть; того ради по сему сколько ни будет шелку Российские купцы купят и навьючив в свою страну повезут, то как есть обычай положенной, как от Армян и от Персидских купцов берут и от них также по тому же да берут, и больше да не взыскивают; разности и различия между ими да не полагают; за что наказание учинено будет.

10. Еще из Шемахи в Низовую как едут, то надлежит доброй конвои вместе с купцами Российскими ехать, чтобы те товары, которые в Персиде купили в целости в Российское Государство привозили и ежели в каком месте что либо пропадет, надлежит взыскать, и оные товары взыскав, возвращать; и ежели на земли что пропадет, то должно сыскивать и возвращать; и ежели на море в том месте где судно от погоды разобьет, надлежит и в том месте где товары на берег выкинет, от оных жителей сыскав, хозяевам отдавать, не продолжая времени; и ежели что прежде сего пропало, розыскав, назад да отдастся.

На 10 По высокому указу постановлено: что когда компания Российская поедет из Шемахи в Низовую, то по обычаю, во время, как поедут, несколько людей провожать и караульщиков, сколько надобно будет оному народу и с платою сих народов, вместе да пойдут; и везде, где купцам Российским гибель учинится, и розыскав найтить, и отдать оным, о чем судии и начальники того места да прилежат, понеже от них будет взыскано; и ежели их судна погодою на море разобьет в стране Ширванскои и в Гилянской и в Мазандеранской, где прибьет товары, и рухлядью их да не завладевают, но хозяевам да отдают. Ежели противо сего что сделают, за сие наказание учинено будет [69, т. V, с. 500—503].

Текст воспроизведен по изданию: Посольство Артемия Волынского в Иран в 1715-1718 гг. (по русским архивам). М. Наука. 1978

© текст - Бушев П. П. 1978
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Демченко Е. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1978

Кассового аппарата купить чековую ленту

Лента для кассового аппарата купить чековую ленту.

nbkgroup.ru