Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АБУ ХАМИД АЛЬ-ГАЗАЛИ

НАСТАВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЯМ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Размышления о власти и государстве являются важнейшей частью духовного и идейного наследия аль-Газали. Поиски великого философа привели его к мысли, что «власть политики распространяется на аристократию, простой народ, на все явное, но не на скрытое, тайное» (Соответственно хасса, амма, захир и батын). Эта идея уходит корнями в теоретическое и научное наследие Ислама, которое утверждает необходимость существования имамата (государства и власти). Такая необходимость обусловлена самой логикой бытия вещей — логикой, которая в конечном итоге есть ни что иное, как «Божественный закон бытия», который охватывает и устойчивые закономерности существования всех вещей во Вселенной, и хаос (возникновение и распад), созданный Аллахом в ней. Это — разумная светская концепция, опирающаяся на богатейшие традиции калама (Разъяснение терминов приведено в предметном указателе в конце книги), философии и фикха, и Аль-Газали рассматривал самые различные ее аспекты. Приоритет он отдавал тем проблемам, которые обсуждал и исследовал в ряде произведений до того, как стал суфием, в частности, в трудах «Умеренность в убеждении» и «Отповедь батынитам» . В книге «Возрождение наук о вере» аль-Газали предлагает комплексную философскую концепцию самой сути власти, рисует ее идеальный пример, критически изучает события политической истории Халифата и распределяет их, пользуясь его терминологией, по «политическим рангам». Политика, по его мнению, является одной из опор мироздания, так как цивилизует и сплачивает людей, устанавливает для них разумный порядок. «Рангов» же, или общих типов политики, — четыре:

Политика пророков и их власть над аристократией, простым людом, надо всем явным, но не над скрытым, тайным.

Политика халифов, царей и султанов, их власть над аристократией, простым людом, надо всем явным, но не над скрытым, тайным.

Политика улемов (исламских ученых) и их власть над аристократами, но не над простым народом, над сокровенным и тайным, а не над явным. [10]

Политика проповедников и их власть над простым людом, но не над аристократией, над явным, а не тайным.

Таким образом, аль-Газали отбирает у политической власти ее прямую религиозную функцию, а также освобождает скрытое (мышление и дух) от контроля этой власти. Он ограничивает задачу власти лишь регулированием гражданских отношений в обществе (между аристократией и простолюдинами). Значит, задача власти и государства — поступать в соответствии с законом (фикхом и шариатом), который строится на осознании и реализации всеобщих (простонародья и аристократии) интересов. Значит, задача власти — выстраивать единое социальное и законодательное пространство в государстве и обществе. Эту мысль аль-Газали развил до логического завершения, введя понятие, названное им «Божественный аспект власти». В его концепции власть и стремление к власти сопоставимы с «Божественностью» по своей форме, однако противоположны ей по содержанию в том случае, если власть аморальна. Ведь власть обретает «священный» смысл именно в сопряжении с моралью, а при отсутствии таковой превращается в механизм насилия и в путь к высокомерию. Последнее проистекает из незнания того, что является смыслом и главной задачей власти, а ведь они — в сохранении равновесия и справедливости во всех составляющих государства и общества.

Подача вышеназванных идей в форме «советов», так, чтобы они были близки и чувствам, и разуму, и фантазии читателя, с моральной точки зрения является высоким творческим достижением. Оно не потеряет своей ценности до тех пор, пока существуют государство и власть.

Аль-Газали прекрасно понимал ту истину, что власть обращается в человеке только к животным инстинктам, но может и поднять его по политической лестнице до небес. Власть подобна Божественности, когда движется к лучшему (проводит реформы), но отрицает Божественность, когда становится высокомерной. То есть власть несет в себе и добро, и зло, и красоту, и мерзость, и жизнь, и смерть. Именно поэтому аль-Газали пытался сделать Божественность — человеческой, а политику — моральной. Именно поэтому он писал в «Наставлении правителям»: «То, что раб султана — раб, — это всего лишь метафора, а вот султан — действительно раб Аллаха». [11]

Аль-Газали считал, что истинная власть правителя — не в обретении им внешних атрибутов, а в постижении скрытого, неявного смысла власти — ее истинного смысла. Если в человеке сливаются и внешние, и внутренние черты правителя, то он является им, даже если его никто во власть не зовет. Наоборот, без этого он — пленник, даже если весь мир называет его своим господином. Поэтому аль-Газали считал, что истинному правителю необходимо прежде всего овладеть своими «внутренними армиями» — инстинктами, гневом, хитростью и так далее. Великий философ хотел показать, что перед властью должна стоять лишь та задача, ради которой она создана — нести добро всем на свете. Поэтому аль-Газали обращается к султану, говоря, что Аллах доверил ему власть, посеял зернышко веры в его груди и повелел поливать его водой покорности, дабы из зернышка выросло дерево, корни которого уйдут вглубь земли, а ветви — достигнут высокого неба.

Символический образ — корни власти в глубине, а ветви — в небесах. Это сравнение говорит о необходимости единства между, с одной стороны, действиями государства по установлению справедливости и общественного равновесия, а с другой — основами государственного бытия. Их аль-Газали образно описал как «корни древа веры» в ее взаимосвязи с властью. Корни эти связывают природное начало каждого человека с обществом и государством. Аль-Газали не создает догмы, а пытается укротить природу человека, укротить таким путем, который послужил бы укоренению светских основ власти и государства, привел бы к их опоре на мораль и благочестие. Иными словами, аль-Газали желает установить единство морали и политики, опираясь на разнообразные традиции и критерии Абсолюта. Цели, стоящие перед этим единством, равно как и стимулы, создаваемые им, таковы, что оно приобретает всемирную значимость, в том числе — и сегодня. Точнее, его значимость постоянна в силу непреходящей ценности морали во всем, что касается мирного построения государства и общества.

Текст воспроизведен по изданию: Абу Хамид аль-Газали. Наставление правителям и другие сочинения. М. Ансар. 2004

© текст - Миниянова А., Хисматуллин А., Мадраимов Х., Насыров И. 2004
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Петров С. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Ансар. 2004