Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 68

1689 г. между июня 8 и августа 31 *.Отписка красноярского воеводы И. В. Башковского в Сибирский приказ о посылке к киргизским князьям служилых людей для сбора сведений о монголах, войне Галдана Бошокту-хана и о приезде его посланцев в Красноярский острог для установления мирных отношений

(* — Датируется по упоминанию числа в тексте и наименованию 197 г. как «нынешнего»)

/л. 98/ Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю и великой государыни, благоверной царевне и великой княжне Софие Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, холоп ваш Игнашко Башковской челом бьет.

В нынешнем, государи, во 197 году июня в 3 день писал ко мне, холопу вашему, в Красноярской из Верхнево Караульного острогу приказной красноярской сын боярской Сава Щуплев, а в отписке, государи, ево написано. — В нынешнем де во 197 году июня в 2 день приезжал к Караульному острогу киргиской мужик, а сказывал де ему, Саве Щуплеву, и служилым людем, чтоб де они, служилые люди, жили в остроге с великим опасением и в Красноярской бы ко мне, холопу вашему, весть подали, что пришли де на Киргискую землю шестеро калмыцких тайшей со многими калмыцкими людьми. И хотят де они, калмыки и киргизы, иттить под Красноярской, и под Томской, и под Кузнецкой, и под Енисейской войною.

И в нынешнем же, государи, во 197 году июня в 8 день после тех вышеписанных вестей пришли вскоре в Красноярской из Киргиз калмыцкие и киргизские посланцы и говорили передо мною, холопом вашим, и подали письмо, а в письме, государи, их написано, чтоб де ваши великих государей подгородныя ясачныя люди — качинские и аринские и иные подгородные ж землицы давали им, калмаком и киргизам, ясак /л. 99/ и впредь бы по вся годы давали ж. А естьли де они, подгородные ваши великих государей ясачные люди, им, калмаком и киргизам, ясаку с себя не дадут и впредь давать не будут, и они де, калмаки и киргизы, нынешнего лета придут под Красноярской войною и впредь угрожают. И как де им, калмаком и киргизом, ясаку преж сего не дали, и они де, киргизы, пришли под Красноярской войною и подгородных ваших великих государей ясачных иноземцов з женами и з детьми в полон побрали.

Да в нынешнем же, государи, во 197 году июня в день посылал я, холоп ваш, из Красноярского в Киргизы для проведыванья всяких вестей красноярских служилых людей пятидесятника казачья Ивашка Сиротинина с товарыщи. И он, Ивашко, приехав в Красноярской, подал мне, холопу вашему, за руками доезд. А в доезде де, государи, ево написано. — Дошел де он, Ивашко, до крайних киргиских людей, и ему де, Ивашку, говорили крайние люди, чтоб де он, Ивашко, в верхние киргиские улусы не ездил. А естьли де он, Ивашко, в верхние улусы поедет, и ево де киргизы убьют до смерти. А под Красноярской де хотят иттить калмаки и киргизы войною. [205]

И в нынешнем же, государи, во 197 году июня в ... (Число в тексте не проставлено) день прибежал из Киргиз алтызарской мужик Еренякова улусу лутчей человек ясаул Конженачко, а в вестях передо мною, холопом вашим, сказал. — Вышел де он, Конженачко, на ваше великих государей имя /л. 103/ служить вам, великим государем, в Красноярской. А киргизы де их все стоят на своей Киргизской земле на своих урочищах. А калмыцкой де тайша Бужукту-хан стоит на Кемчюге. А племянника де ево Бужухту-ханова Дугара 1 розвоевал Алтын-хан Лозан и ево де, Дугара, убил, а жену ево Дугарову з детьми и со всеми людьми взял. А он де, Лозан, ему, Дугару, был зять и сродич свой. И были де на Киргиской земле трое калмыцких тайшей и брали де /л. 101/ они, тайши, у них, киргиз, коней и коров и всяким скотом. А как де те тайши из Киргиз ушли, и после де того пришли на Киргискую ж землю трое ж тайшей, а с ними 20 человек. И те де последние трое тайшей брали с них, киргиз, всяким скотом половинной скот. Да они ж де, тайши, переписали у них, киргиз, женеск пол — вдов и девок для того, что де их калмыцкого тайшу Бужухту-хана розвоевали Казачья орда. Да у них же де, Казачьи орды, живет калмыцкого тайши Бужухту-хана племянник ево родной Чокур. И он де, Чокур, воевал ево, Бужухту-хана, с Казачьего ордою заедино. А воюет де ево, Бужухту-хана, он, Чокур, за то, что де он, Бужукту-хан, убил брата своего родного 2, а ево Чокурова отца, до смерти, и силы де у него, Бужухту-хана, побили много. А жена де ево, Бужухту-ханова, уходила к Боронтоле 3 со многими людьми по их вере молится. И Борон де Тала Бужухту-хановы жены и з силою не принял и говорил Боронтала жене ево, Бужухту-ханове, и заклинал, чтоб де у них, у калмаков /л. 102/ с мугалами и у мугал с калмыками ныне и впредь межу ими войны не было. А естьли де ево, Боронтале, учинятся не послушны, и будут меж ими войны, и он де на них напустит кровь.

Да он же, Конженак, в вестях сказывал, что идут де на их Киргизскую землю калмаков пеших 2 тысячи. А как де они будут на Киргискую землю, и чаять де от них, калмаков, на их земле доброво нечево кроме разоренья. И оттого де он, Конженак, пришел под вашу великих государей самодержавную высокую руку на вечное житье и в подданство.

И я, холол ваш, по тем воинским вестям, живу в Красноярском с великим опасением и с крепкими караулы. И тех киргиских и калмыцких посланцов в Красноярском я, холоп ваш, задержал /л. 100/ для того, что они приходили с угрозами и впредь бы им приходить и ясаку просить было неповадно. И послал я, холоп ваш, из Красноярска в Киргизы красноярского служилого человека Якушка Кузнецова. Да из них, посланцов, отпустил с ним, Якушком, одного человека и в наказе ему написал и велел говорить. — Прислали они, киргизы, в Красноярской посланцов своих прошать с подгородных ваших великих государей ясачных иноземцов ясаку, а в прошлых годех шертовани они, киргизы, и у шерти говорили, что де они, киргиские князцы, /л. 108/ и со всеми улусными своими людьми хотели с себя и с киштымов своих вам, великим государем, ясак давать по вся годы, и никаких задоров и войны не вчинать, и жить под вашею великих государей самодержавною высокою рукою в вечном подданстве. А ныне они, киргизы, почали задоры чинить и с ваших великих государей ясачных людей, с подгородных иноземцов, ясак просить, а естьли де [206] ясаку не дадут, и они де придут под Красноярской войною. Да они ж, киргизы, ваших великих государей промышленых людей 9-ти человек на соболином промыслу побили. А которыя, государи, служилые люди посыланы к ним, киргизам, бывают для проведыванья всяких вестей, и они, киргизы, тех людей грабят и всячески над ними ругаются.

Да ему ж, Якушку Кузнецову, велел я, холоп ваш, им, киргизам, сказать. — В прошлом во 195 году посланы ваши великих государей ратныя люди в даурские остроги в полк к окольничему и воеводе Федору Алексеевичю Головину. И те ваши великих государей ратные люди зимовали в Енисейском и в Красноярском и в уездах. И естьли бы де за их киргискую неправду, что они, киргизы, шертовав вам, великим государем, ясаку не давали, а просят ясак с ваших великих государей ясачных людей, и за задоры, и за убивство промышленых людей, и за грабеж служилых людей, мошно б красноярцом с тою даурскою силою иттить на них, киргиз, войною и их побить. Только де л. 109 после шертованья на них, киргиз, войною крас/л. 109/ноярцы не хаживали да и иттить без вашего великих государей указу не смеют и никаких задоров и войны не вчинают. И естьли бы де им, киргизам, иттить под Красноярской войною, и им де ясак будет мушкетные пульки и вострая сабля на их шеи. Да он же бы, Якушко, киргизам сказал, что де им, маломочным людем, с ваших великих государей подгородных ясачных иноземцов ясаку просить не довелось, и впредь бы посланцов своих для ясаку не присылали. И приказал их киргискому мужику, которой приехал с ними, посланцами, а с Якунькою отпущен ис Красноярска, велел киргиским князцом сказать. — Буде они что учинят над вашим великих государей служилым человеком Якунькою какой задор и грабеж или убойство, и над /л. 107/ теми их посланцами я, холоп ваш, велю учинить то же, что и над служилым учинится. И он де, Якунько, приехав к ним, киргизам, против наказной памяти говорил, чтоб они были под вашею великих государей самодержавною рукою во всяком покорении.

И в нынешнем же, государи, во 197 году пришел в Красноярской и сказался от калмыцкого тайши Бужухту-хана с письмом, а в письме написано брата ево, Бужухту-ханова родново от Хандына, чтоб де ваши великих государей красноярские служилые люди с ним, Бужухту-ханом, и с ево калмыцкими людьми жили в миру и в совете. А что де ево, Бужухту-хана, в прошлом году киргизы учинились непослушны, и на бой к нему, калмыцкому тайше, против мугал не пошли, а сказывали де они: боясь де того не пошли к нему, Бужухту-хану, что де без них, киргиз, придут красноярцы с войною и землю их разорят, а жен де их и детей в полон во/л. 106/зьмут. И они де на помочь затем к нему, Бужухту-хану, не пошли. А с Красново де Яру войны не бывало. И за то де у них Бужухту-хан весь скот и живот обрал и их, киргиз, хочет всех запродать в Китайское и землю их зделать пусту.

И я, холоп ваш, против ево Бужухту-ханова письма калмыцкому посланцу говорил. — Бучту-хан их прислал тебя со всяким добром и с миром, а преж тебя пришол калмык от Бужукту-хана с письмом же и с ясачных великих государей людей прошал ясаку на вашего Бужухту-хана и войною угрожал. И он, посланец, про первого посланца знает ли и от Бужухту-хана ли с тем письмом пришол? И он, посланец, говорил. — Пришол де он с миром от Бужухту-хана, а первой де посланец знатно, что пришол с таким письмом от киргиз. И воруют де киргизы, а про то де их Бужухту-хан киргиское воровство не ведает. [207]

И велел де ему Бужухту-хан проведать про их киргиское воровство. И он, посланец, прошал с теми первыми посланцами очной ставки. И я, холоп ваш, дал ему, посланцу, с первым посланцом очную ставку. И посланец ему, первому посланцу, говорил. — Пришол де он от Бужухту-хана на Красной Яр с письмом, что прошать с ваших великих государей ясачных людей ясаку, и то де письмо сам ли он взял у него, Бужухту-хана, из рук или словом /л. 105/ ему говорил про ясачных ваших государевых людей?

И он, первой посланец, ему, посланцу, говорил. — Послан де он с тем письмом на Красной Яр прошать ясаку от калмыцких яйзанов с Киргиской земли, а те де яйзаны были на Киргиской земле. И он де, посланец, от них, яйзанов, а не от Бужухту-хана. И он, посланец, спросил у него, первого посланца, хто именем яйзан ево послал? И он ему, посланцу, имя яйзаново сказал.

И говорил мне, холопу вашему, последней посланец. — Знатно де, что по наученью послан он от киргиз, и о том /л. 104/ о всем возвестит Бужухту-хану. А как служилой человек Якунько из Киргиз в Красноярской приехал, и я, холоп ваш, тех их киргиских и калмыцких посланцов отпустил из Красноярска в свою землю.

И о том о всем что вы, великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня, благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, укажете.

На л. 98 об.:

Отметка о подаче: 198-го декабря в 12 день с красноярским атаманом казачьим с Федором Кольцовым.

Помета: В столп, а в Красноярской послать великих государей грамоту 4, велеть в Красноярском от воинских людей жить с великим береженьем (В тексте: березеньем) и задоров с ними никаких всчинать не велеть.

РГАДА, ф. Сибирский приказ, стб. 1052, ч. 1, лл. 96, 97, 103, 101, 102, 98, 108, 109, 107, 106, 105, 104. Подлинник. Листы в столбце перепутаны.


Комментарии

1. Из племянников Галдана Бошокту-хана имя Дугара носил сын тайджи Сенге — Дугар Арабтан или Дугар Равдан. Он являлся сподвижником Галдана, принимал участие в войне с Тушету-ханом. И только в июле 1696 г. на совете, на котором выяснилось тяжелое положение армии Галдана (не было продовольствия и надежных источников снабжения), возникли разногласия о путях преодоления трудностей и часть тайджи, в том числе и Дугар Равдан, покинули джунгарскую армию (см.: Златкин И. Я. История Джунгарского ханства. 1635-1758, с. 179, 206).

В «Мэн-гу-ю-му-цзи» приводятся сведения еще об одном Дугар Равдане, родственнике Галдана Бошокту-хана, который «кочевал вместе с Галданом в Кобдо у Алтая и пользовался его особым расположением, но вскоре порвал с ним» и перешел в 1702 г. к маньчжурам (см.: Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монгольских кочевьях, с. 85, 384).

Что же касается сообщения об успешных действиях Алтын-хана Лубсана против джунгарских войск, то они не совсем точные, так как только после принятия маньчжурского подданства в начале 90-х годов он смог участвовать в этой войне. В частности, сражение при Улан-Бутуне, где отличился Лубсан, происходило в сентябре 1690 г., т.е. значительно позже сообщения документа (см.: Ермаченко И. С. Политика маньчжурской династии Цин в Южной и Северной Монголии в XVII в., с. 144).

2. Речь, видимо, идет об Ончоное-батуре (Чечен в русских документах) и Цзотбе-батуре, которые убили своего брата Сенге, а сами погибли от руки Галдана. Чокур — это скорее всего сын одного из убитых тайджи.

3. Боронтала — так в русских документах назывался Тибет. В данном контексте под этим наименованием имеется в виду Далай-лама.

4. В соответствии с пометой из Сибирского приказа 24 сентября 1690 г. была послана грамота за приписью дьяка Осипа Татаринова (см.: РГАДА, ф. Сибирский приказ, стб. 1052, ч. 1, лл. 114-129).