Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Esteticline.ru

Каталог препаратов и косметики для мезотерапии esteticline.ru.

esteticline.ru

ГАБАН ШАРАБ

СКАЗАНИЕ ОБ ОЙРАТАХ
(Калмыцкая летопись)

Чтобы не быть в забвении бывшему в сем само собою сотворившемся мире и владеющему Сорока и Четырех званиев народами, и жизнь вторично приемшему за свои добрые дела Чингис хану 1, описую я поколение и дела его, найденные у его потомков.

Имел он у себя во владении мунгалов сорока родов и четыре рода дербен ойротов, из сих последних один род, называемый элет, по возмущению диявола, именуемого шара шулму, т. е. желтого злого духа, откочевав, истребили; второй род хойты и батуты; третий — баргу бураты (буряты) [85] — Ан. Б.); четвертый — дербеты, зюнгоры, хошуты и торгуты.

Алдар Габцу объявляет, что торгуты подлинно из рода ойротов, а тангуты тогда назывались байрай. Далай же хан подтверждает, что Ван хан был с Чингисом одного поколения.

Первого торгутского владельца, подчинившегося ойротам, называемого Казбанга, отлучившегося от Ван хана, китайских войск предводитель Дорджи Раптан обещал соединить с его родственниками, оставшимися у Ван хана, но когда и по какой причине от Ван хана он отошел, здесь не описываю за неимением письменного точного известия, а уповаю, что оное у мунгалов найтиться может.

Казбангов сын Сусуй, а на мунгальском языке Буяни Теткукчи; у Сусуя сын Баяр, Баяров сын Менгей. У Менгея девять сынов: старший Бойго Орлюк, другой — Онхон Чапчачи, а прочие семь сынов прозваны Махачин керятами.

У Бойго Орлюка от двух жен шесть сынов: старший — Зулзуган Орлюк, второй — Бура, третий — Гурай, четвертый — Манхан, от наложницы рожденный; пятый — Улу Цензей, шестой — Болихон.

Зулзугаев сын Хо Орлюк, у него шесть сынов и шесть дочерей: старший — Худай Шукер Дайчинг, второй — Йельденг, третий — Кирсан, четвертый — Санджин, пятый — Лоузанг, шестой — Сюнкей.

У Дайчинга четыре сына, а Гюре — бездетен; второй — Даю, коего сын, называемый Джалбу, отдан в родню, а род его остался; третий — Нама Серен, четвертый — Пунцук Джамцан. У Пунцука три сына: старший — Аюка хан, а двое умерли бездетны.

Аюка хана дети: Чакдарджап, Гунджап, Церин Донраб (Дондук), Галдан Данджин. У Гунджапа два сына: Дондук Омбо и Бокширго.

Нама Серенев сын Назар. У Назара четыре сына: Дорджи [86], Гюмбю, Рабджур, Убаши. У Дорджи три сына: Лубджа, Бай, Данджин.

От Хо Орлюковых шести сынов одних Бунчуковых (Пунцуковых) родившихся сынов было тридцать два.

У Бойго Орлюкова второго сына было сынов четыре: старший — Цецен нойон 2, второй — Обукуй (Юбюкюй) тайши, третий — Далай цорджи, четвертый — нойон Убаши.

У Цецен нойона тринадцать сынов: старший — Маньзушири, Асаман, Абак, Рахула, Ахуту, Буку, Хайрт, Дюнекей, Эцесексен Кюлгюн, Эбел, Далай Убаши, Кюкен Убаши, Чинг.

У Ахутая три сына: Очирой Дебя, Хай, Хулхай. У Очироя шесть сынов: старший — Мазан. У Мазана четыре сына: старший Яман. У Ямана три сына.

У Бойго Орлюкова третьего сына Гурая два сына: Убанг Хашха, Шойбанг Хашха 3. У Убанга три сына: Ангасар, Басуй, Шуптерей. Шуптереев сын Дарши. Даршиев сын Боко тайджи. Боко тайджиев сын Хулхайчи. Хулхайчиев сын Ябашка.

Бойго Орлюкова четвертого сына Манхана сын Бучи. Бучиев сын Герел. Герелов сын Галту. Галтуев сын Дарбага Омбо.

У пятого Бойго Орлюкова сына Улу Цензея три сына: старший — Холочи. У Холочи четыре сына: старший — Делгер. Делгеров сын Шатамул. Шатамулов сын Тобой.

У шестого Бойго Орлюкова сына Болихона пять сынов: Онгой, Онгосор, Обо, Онг, Салту. У Салтуя четыре сына, старший Ботой. У Ботоя четыре сына, младший — Хошучи. 4

Зулзуган Орлюкова роду нойон Дондук Омбо; Бураева роду Яман; Гураева роду Ябашка; Манхаева роду Дарбагай Омбо; Улуцензеева роду Унзат цорджи; Болихонова роду эмчи Габан Шараб. 5

Менгеев второй сын Онхон Чапчачи, у него пять сынов, старший Эзеней тайджи, у него четыре сына: Манус Йельденг [87], Тенес Мерген Темене, Дурал Дайчинг, Зогодей. Тенес Мергенев сын Мерген Джононг, у него сын Эрке Джононг. 6

***

Род владевшего разными народами Чингис хана меньшего брата, называемого Хабуту Хасара: Хабуту Хасаров сын Энке Сюмер тайджи; у него сын Адашири Галзучинг тайджи; у него сын Ке Кеменекту; у него сын Бурхан Санджи; у него сын Саба Ширмен; у него сын Аксагалдай нойон. У него два сына: Арак Темур, Орок Темур. Орок Темур, не получа наследия от большего своего брата, поссорясь, отошел и подчинился ойродскому Тогон тайши. Орок Темуров сын Дюренг Дечин, у него три сына: Темур, Тегудей, Чинсанг. Происшедшие от них потомки названы галигасами. Тегудеев сын Самулху Цензен; у него сын Атахай; у него сын Агуди; у Агуди восемь сынов, старший Кусей; у него два сына — Обак Чинсан, Бокуй Мирза. Обак Чинсанов сын Ядай Чинсан; у него сын Ур (Нур) Узанг Шукер; у него сын Гюмбу Шарап.

***

Род хошутовых (хошутских. — Ан. Б.) владельцев, которым название хошуты дано от Тогон тайши. 7

Бокуй Мирзаев — (старший. — Ан. Б.) сын Нойон Хонгор, у него было две жены: одна — владельческой природы, другая — из подлого с роду; от первой — пять сынов: старший — Байбагас Батур; Тумедей Уйзанг Кундулен Дургечи Убаши; Гуши [оный во время правления улусами назывался Дай Гуши, а по принятии духовного сана назывался Номыйн хан Гуши] 8; Засактучинг Батур; Буян Хатун Батур. Рожденные от подлой жены: Хамугай Бактуху, Ук Тушету.

У Байбагаса два сына: Цецен хан и Аблай. [88]

У Цецен хана два сына: Эрдени хон тайджи, Галдама (Галдамба).

Эрдени хон тайджиев сын Галдан Дорджи.

Галдамбаев сын Лоузанг Гюмбу. Сим род Цецен ханов кончился без потомственно, а Абалаев род находился при Коко нуре.

У Гуши хана пятнадцать сынов, старший Даян хан; у него сын Далай хан; у него сын Ликсум хан. Гуши ханов второй сын Далай хун тайджи.

Изъяснение о роде дербетовых и зюнгаровых владельцев, якобы они произошли от тенгриев (небожителей).

Один звериный охотник под кривым деревом нашел лежащее дитя. Того дерева фигура была наподобие винокурной трубы, почему и названо дитя цорос, т. е. кривое, и, якобы, то дерево произросло от птицы, называемой ули, и лежащее под ним дитя питалось падающими с него каплями.

У сего найденного дитяти было два сына — Аманай и Демуней. Аманай имел десять сынов, Демуней — четырех.

И называют дербетовых и зюнгаровых владельцев в рассуждение их предка, найденного под деревом, племянниками тенгриев, но Раши Гюменгов Гунзатс (басовщик), называемый Алдар Габцу, охотником найденное дитя полагает быть диявольским.

О роде дербетовых и зюнгаровых владельцев с начала до двадцать первого колена описание находится у зюнгаров.

Тогон тайши, его сын Эсен. Эсенев сын Оштемей Дархан нойон. Оштемеев сын Аюлгу. Аюлгуев сын Олкеней тайши. Олкенеев сын Дархан Нойон. Дархан Нойонов сын Кишик Орлюк. Кишик Орлюков сын Хамук тайши. У Хамук тайши три сына, старший — Ушханай тайши, Дархан Чинсан, Онгой. Ушханаев сын Акши тайши. Акшиев сын Монгой Цецен. Монгоев сын Дайгал. Дайгалов (Дайхалов) сын Олодой, Алдарка. У Архана (Дархан Чинсана — ?) два сына: Онгоцо и Онгой. Онгоцоев старший сын Нойолоху Чингсан 9 [89]. Нойолгуев сын Амиду Чингсан. Амидуев сын Хуладай Хошучи. Хуладаев сын Сакил нойон Хашха. Сакилов сын Кукен Батур.

Онгоцоев второй сын Абида Була тайши. Абидаев сын Хара Хула. У Хара Хулы десять сынов, старший Батур хун тайджи. У Батур хун тайджи десять же сынов, старшие Сенге и Бошокту хан. Сенгеев сын Зорикту хун тайджи. Зориктуев сын Галдан Церен. У Бошокту хана потомков не осталось.

Дербеты с зюнгарами одного происхождения, но с которого колена дербеты от зюнгаров отделились, за неимением точного известия здесь и не описываю.

Баргу бураты остались частью в России около Сибири и называются по-российски братские калмыки, а частью — у мунгалов.

Хойты — в Хиве и в Зенгории (т. е. в Джунгарии. — Ан. Б.).

Олюты расселились везде, даже и до Персии, и по неимению в сих трех родах дальней надобности и не описываю их.

Ойротов (ойратов) освободил от пленения мунгальского один Эсельбейн Ка чрез хитрость: повьючивши на верблюдов в коробки вооруженных саблями людей, под видом угощения, везомого к ним, нападши врасплох, разбил и тем своих избавил и принес большую услугу.

Того времени владельцы подтверждали, что Эсельбейн Ка жил в земле, называемой тогда Ацула, а другие, что в Хиве.

Во время умерщвления оного Эсельбейн Ка саблею человеком, называемым Улан, с приказания Абуда Бучиева, оный Ка при смерти своей сказал: "В знак, что я безвинно умираю, желая только ойратам быть в благоденствии, ты, убийца, разсядсе на сем месте". И как только оный Улан его, Ка, срубил и потекла из него кровь, то сам на том же месте лопнул.

После того ойратские владельцы с мунгалами, смотря по [90] обстоятельствам, ссорились и примирялись, и разменивались как людьми, так и панцирями, а наконец всего, по вышеописанным обстоятельствам, первым Хо Орлюк, уклоняясь, вышел на Волгу. И с того времени разделились мунгалы с ойратами.

Бывшие при сочинении Уложения Далай тайши, Чукер, Хара Хула с сыном, Табадай батур тайши, Ахаевы пять сынов, Цецен нойон, Орлюк с шестью сыновьями, Гюйенг и прочие хойтовы (т. е. хойтские) и ойратские владельцы в присутствии Хутукты, называемого Очиродира 10, положением на головы свои идолов первого Шакджамуни, другого Номыйн сакусун, то есть хранителя закона, и держанием эрликовой цалмы 11, присягою между собою утвердили: 12 мунгалов у себя в холопстве не иметь и однородцев, хотя б и самые подлые были, в тяжкие работы не употреблять, за дочерьми в приданое не отдавать и в холопстве не иметь, и иностранным не отдавать, и кровь их не проливать, и во всем поступать, как на первом съезде с мунгалами положено, которой присяге Далай хун тайджи и Аюка хан держались.

Тенус Мерген Темене вызвал для научения закону Цаган Номын хана и отыскал путь ездить в Тибет, место, где почитаемый богом Далай лама пребывание имеет. И оный Цаган Номын хан обучил письменам и сидящих во тьме неведения просветил законом, за каковую Тенус Мерген Теменем оказанную однородцам большую услугу почитать его вечно узаконено.

Описание познаний закона вступивших в чин духовенства владельцев.

Цаган Номын хану Байбагас представлял, что он о превратностях светского жития довольно слыхал, но чтоб бессмертие получить, желает быть духовным; что слыша, прочие владельцы спрашивали оного Номын хана: одному ли духовным быть спасительнее и обществу полезнее, или из наших детей по одному, на что ответствовал: чем духовных [91] более, тем для общества спасительнее и полезнее, почему Далай тайши своего сына, Хара Хула одного сына, Орлюк сына, называемого Лоузанг, а Байбагас вместо себя усыновившего Хутукту посвятили в духовный чин.

И сии первые из владельцев были духовными, и сим посвящением владельческих детей в духовный чин Байбагас оказал большую услугу.

Гуши хан, Орлюк с шестью сыновьями, Батур хун тайджи, Кундулен Убаши, Цецен, Аблай, духовные и все младшие ойратские владельцы на собрании положили почитать Далай ламу за первенствующую духовную особу, также и в почтении иметь и род тибетов, из которого происходят Далай ламы, и из сего поколения никого насильно при себе не держать, а давать волю жить, где пожелают.

По причине неудовольствования в отогнатых у тангутов конских табунов чукеровыми людьми, всем ойратам прекращен был путь ездить для поклонения Далай ламе, почему Гуши хан и прочие старшие владельцы узаконили: всех причиняющих воровство у тибетцев казнить смертью, а вставшее семейство головою туда отдавать.

После того в улусы Бошокту хана приезжал Далай ламайский посланец, называемый Джирмахай, где в съезде были Раренг Номын хан, торгутский Унзат цорджи с зюнгарскими и торгутскими зайсангами, и положили, уважая тому посланцу, как в российском подданстве, так и во всех местах живущих калмык, обещанных от господ своих, почитать за собственных Далай ламинских, а суды и расправы чинить тем владельцам, у кого они в ведомстве состоять будут.

Ойратских владельцев примечания достойные речи

Кундулен Убаши и Гуши хан при поклонении Далай ламе просили, чтоб, "обогатившись, не быть скупыми; прославившись, славой не гордиться", а сверх того Кундулен Убаши [92] сказал: "Когда не умели писать и к письмам припечатывать красными печатьми, говорили правду и данных только слов держались, а изучившись грамоте, сделались лживцами".

Хо Орлюк при разделе детям своим тысячи кибиток улусных людей сказал: "Честному человеку много или мало достанется улусов, нет нужды, ибо ойратские владельцы до приезда моего с съезда не разъезжались. Вы же хотите ли быть честными или нет, оное от вас самих зависит".

Дайчин внука своего Аюку хана спрашивал: "Знает ли он, в чем должность владельца состоит?" — "Не знаю", — ответствовал ему. "В чем же она состоит?" — "Знать обстоятельства времени, когда быть равному подданным, подданным повелевать и о подданных попечение иметь, и когда кто будет знать, сим образом поступать, тот может быть владельцем". И еще в наставление ему же, Аюке хану, сказал, что "и одного разумного человека в милости содержать должно, а когда будут хотя и девять разумных людей, то всех в милости содержать надлежит, ибо и девять за одного могут почесться".

Когда Богдойн геген Дайчину прислал грамоту и печать на ханское достоинство, то он обратно отправил, донеся, что "подобных ему много имеется, и потому ему ханом быть не можно", за что многие ойратские владельцы его похвалили.

Предсказания Цецен хана

"Баргу бураты в российском подданстве будут; хойты — в хивинском; мои же родственники в тибетском и китайском, а меня разорят в соседстве находящиеся зюнгары; сами же зюнгары в хивинском ли или в китайском подданстве останутся, точно предсказать не могу; а Дайчинговы потомки торгуты, как находятся в тесном месте, сами собою жить недолго будут, а останутся в российском или другом каком варварском подданстве". [93]

Хотя Цецен хановых предсказаний и много было, но чтобы тем не умножать бумаг, всех здесь и не описываю.

Аюка хан во время молитвы просил номын сакусуна, т. е. хранителя закона: "Если у подобного мне возродится мысль вредить божеский закон, то б вскорости извлек его сердце".

Лоузан Дорджи сыну своему говаривал, чтоб он чрез меру над подданными не господствовал, ибо де в бытность мою с ойратами не было обыкновения кибитку называть "оргю" 13, а отец и старший брат мои по знатности своей кибитки свои приказывали называть оргю, однако же во время сушения сайгачьего мяса сами палки строгали.

Бошокту хан говаривал: "Все равно, что знатный, что подлый, если только случающиеся добро или худо сносить будут в состоянии".

Ойратских владельцев исполнившиеся предсказания

Цецен хан детям и внучатам своим сказал: "Когда я приду в упадок, то вы, как сами не останетесь в благости да и людей благополучными сделать не в состоянии будете, а станете скитаться по разным людям", что и исполнилось.

Хо Орлюк сказал, что ойратского поколения владельцами подлого происхождения люди господствовать будут, что и исполнилось.

Гуши хан Йельденгу сказал, что в бедное состояние приведет его больший брат, и останется только с четырьмя или пятью кибитками, что и исполнилось — ибо Дайчин, его разоря, оставил на месте, где жил, ни с чем.

Цецен хан сказал, когда пришел на Ухулаково сражение Батур хун тайджи с семью тысячами человеками, наряженными в латы: "Я желаю, чтоб он только, если в сей силе будет, меня привел не в состояние", что и исполнилось, ибо Бошокту хан 14 его разбил.

Хойтский владелец Солтон тайши Цецен хану сказал, что [94] учиненную нашими предками присягу мы, ближние потомки, нарушили, а наши потомки и совсем уже в пренебрежении оставят. За таковое нарушение учиненной предками присяги самостоятельными не останемся, что и исполнилось.

Далай хун тайджи сказал, что мы, живучи на местах предков наших, в числе людей счисляемся, а после смерти моей истребитеся, что и исполнилось, ибо они сделались китайцами.

Сенге Рандул сказал: "Протчие хутукты 15 упражняются в чтении духовных книг, а наш хутукту упражняется в снискании военного оружия, то есть луков и стрел", что и исполнилось, ибо Бошокту хан, оставя духовный чин, сделался светским человеком.

Буян Мергену тайджи сказал, чтоб он с родственниками своими не соединялся, а если соединится, живота лишен будет, что и исполнилось, ибо Бунчук (Пунцук. — Ан. Б.), поймав, убил.

Аблай сказал, когда услышал, что торгутовы улусы перешли через Волгу, что Дугар ему последует, что и исполнилось.

Дугар сказал: "Когда мои поступки безвинны, то ты, Аюка, по каким-либо судьбам будь в подданстве российском", что и исполнилось.

Аюка хан, услышав об уходе Санджиповом, сказал, что спящий неспящему помогать не в состоянии.

Чакдорджап Дондук Омбо сказал, что противодышущий мой дух ты удержишь, что и действительно сделалось.

Исполнившиеся предсказания владельческих жен

Цецен Ахай, когда привел к ней Огедей Холчи белого верблюда, сказала, чтоб сим предзнаменованием родственники твои сделались холопами, а потомки наши над ними господами, что и свершилось. [95]

Владелица Юм сказала: "Если б я родила сына, то б детей моих претензию отыскала". По каковому ее желанию родился Бошокту хан, который Цецен хановы улусы разорил.

Владелица Намджал Ринчину сказала: "Множество сыновей твоих бездетны будут, а моего одного сына потомкам желаю быть владельцами", что и действительно исполнилось.

За благодеяние злодеяние оказавшие ойратские владельцы

Когда три брата, предки Гальгасов, Чукера хотели убить, Сайн Ка от смерти его избавил; а как Чукерова избавителя, Ка называемого, умерщвляли, Чукер в оном участие принимал.

Аюка хан, возвратясь из изгнания, двоюродного своего дядю Дугара, который его правителем калмыцкого народа учинил, отдал в Россию.

Хун тайджи Бадара, донесшего об убийцах, хотевших его убить, умертвил.

Умертвившие ближних своих родственников владельцы

Багахошутский Биру, умертвя большого брата, жену его за себя взял.

Цецен хан и Аблай друг друга убили.

Торгутский Дайчин племянника и меньшего брата своего Йельденга разорил.

Цаган Ахай, разграбя мать свою, без всего оставил.

Дарджи мачеху свою удавил.

Цецен батур меньшего брата Сенгу умертвил.

Хун тайджи меньшего брата Данджин Омбу в ссылку сослал.

Дасанг меньшего брата Нитера убил. [96]

Галдан Церен мачеху и младших братьев побил.

Санджип отца своего Аюку хана принудил бежать в российские жилища.

Первый убивший зятя своего, Галдан Данджина, (был. — Ан. Б.) Зорикту хун тайджи.

На племянницах, от сестер родившихся, женившиеся владельцы

Торгутский Дайчин племянницу свою, Батур хатуна, родившуюся от зюнгарского Мерген Дайчина, взял за Хашху.

Ойратские владельцы, потерявшие улусы

Эсельбейн Ка улусы свои потерял от пьянства 16.

Дербетский Далай тайши улусы потерял, отдавши во власть жене; другие утверждают потеряние улусов за умерщвление сына, называемого Манзу; другие же уверяют, что лишился улусов по приключившейся ему болезни.

Чукер захватил себе множество улусов, а сын его Эрдени через то сделался гордым, которого неприятели убили, в чем вспомоществовали и прочие владельцы, обиженные от него.

О Цецен хане утверждают, что он лишился улусов за взятие в отягощение народное неправильным образом подвод; а другие уверяют, что родственники ево оставили за чрезмерную его гордость.

Аблай лишился улусов за умножившуюся в нем зависть.

Бошокту хан лишился улусов за беспредельное свое лукавство.

Ланцан хан лишился улусов за гордость.

Прежние ойратские знатные владельцы один другого подданных от своих не различали, а различать начали Бошокту хан, завоевав Цецен хана; Зорикту хун тайджи, отняв у [97] Санджипа, и условились, чтоб однородцев от себя к другим не отпускать, а прежде один другому отдавали.

Санджип с отцом своим, ханом Аюкою, в 1699-м поссорился, а в 1700-м покочевал в Зенгорию (Джунгарию. — Ан. Б.), куда пришел в 1701 годах в вешнем первом месяце, по-калмыцки называемом Цаган Сара, то есть в феврале 17, и по приходе его туда Зорикту хун тайджи, улусы его взяв себе, самого за караулом обратно отправил к Волге к отцу его Аюке хану 18.

Чрез порядочное владение размножившие своих подвластных ойратские владельцы

Гуши хан, владея только 5.000 (кибиток? — Ан. Б.), напоследок овладел бесчисленным множеством тибетцев.

Торгутский Дайчин, пришед в 160 кибитках, размножил до 100.000 кибиток.

Зорикту хун тайджи, бежав с 7-ю человеками, размножился до 40.000 кибиток.

Лоузан в надел взял себе только 70 кибиток, а через девять лет присовокупил к оным 8.000 кибиток.

О подвластных своих попечение имевшие владельцы

Гуши хан о подвластных своих попечение имел.

Во время Иреглу Хомголов междоусобия в убожество пришедших подвластных джунбулаков, трухменцев с и протчих иноверцев Орлюк с шестью сыновьями, хотя и разорил, но наконец в обогащении их попечение имел.

Аюка хан, разоря хатай хапчинов, напоследок об обогащении их попечение имел.

Зорикту хун, разоря хасак с, напоследок об обогащении их попечение имел. [98]

Сыновьям надел давшие ойратские владельцы

Дербетский Далай тайши двум старшим сыновьям наделу менее, а меньшему Дайчин Хошучи более дал, а протчим каждому по мере; сыну же, называемому Церину, совсем ничего не дал.

Гуши хан большего своего сына, называемого Джишику, учредя над тибетцами главным правителем, другого никакого наделу не дал, а Далай хун тайджи все улусы в надел отдал, а оный, уже не хотя один всеми владеть, разделил прочим своим родственникам, о чем услыша, отец, заплакав, сказал, что Далай лама, может быть, за то его помилует.

Кундулен Убаши сыновьям своим улусы разделил поровну.

Батур хун тайджи, улусы разделя на две части, одну часть отдал одному сыну, а другую протчим восьми сыновьям.

Орлюк шести сыновьям своим улусы разделил по общему обыкновению, а себе большую часть взял.

Дайчин трем сыновьям своим Даю, Бунчуку (Пунцуку. — Ан. Б.) и Нима Серену наделу дал по равной части, а себе взял более, причем сказал: "Я де не знаю, для чего сыну более себя дать наделу," почему Кундулен Убаши сказал, что он разумное сделал, дав детям наделу менее, а себе взяв более, и тем остался в своей силе, а он, Кундулен Убаши, разделив все детям, а себе ничего не взяв, пришел не в состояние.

Аблай двум своим сыновьям разделил улусы по равной части.

Бошокту хан ойратским владельцам представлял о положении, каким образом сыновьям давать надел, притом представил же, что проворный и добрый сын, хотя ему и ничего наделу дано будет, взять может, а глупому и давать не должно; посредственному же надлежит ли давать? Но между тем, не учиня никакого о том положения, он, Бошокту хан, умер.

Цецен хан сказал: "Если за посредственным сыном смотрение [99] и о нем попечение иметь, то может называться сыном, а глупому совсем наделу давать не должно".

Аюка хан все улусы сыну Гунджапу намерен был отдать, но после для чего не отдал, неизвестно.

Прежних владельцев жизнь и дела за неимением писаного известия здесь не описывал, а причина тому, что ойраты народ кочевой и не ведший тогда журналов.

Ойратских владельцев жены, прославившие и умножившие детей своих, совокупясь с своими мужьями

Владелица Ахай осиротевших пятерых сыновей 19 своих прославила так, что оне назывались барсами.

Владелица Цецен Ахай шестерых своих детей, учиня владельцами Цецен нойоновых детей лучших им, Теменеевых потомков и прочих родственников, называемых керят, вечно подданными им сделала.

Владелица Юм внука своего Хун тайджу пред всеми прославила.

Владелица Э-Цаган осиротевшего сына своего Малая и прочих у всех ойратов привела в знатность.

Владелица Сайханджу хатун для спасения своего все имущество свое Далай ламе в жертву принесла.

Владелица Сулумца хатун при отправлении владельца Галдамбы в поход, наделав зольников и ружей, отличившихся на сражении храбростью оными дарила и тем у подданных пришла в любовь.

Владелицы Гунджи, жизнь и дела хотя и намерен был описать, но за чрезмерную ее в делах строгость, описание оставляю.

Порядочным образом владевшие ойратами владельцы

Далай хун тайджи, отца своего улусами порядочно владея, быть у жены своей во власти и ея слов слушать, за ничто почитал, и сыну своему воли ни в чем не давал, и всем [100] воздавал по мере состояния: и отличившимся храбростью противу их храбрости, разумным по мере их разума, зайсангам всяким по достоянию, служителям по заслугам; и всех ойратов почитал за единого человека; духовным большие почитания делал; светских не озлоблял; приезжающих посланцев почитал; владельческой природы людей в силу учиненной присяги отлично содержал от протчих.

Далай же тайшу, что он жену свою властью уполномочил, ойраты похвалили.

Дайчин Йельден, двум своим сыновьям дав полную власть, приведен в разорение. Причем сказал он, Далай хун тайджи, что собственных дел другим не вверять, а делать самим должно, и если ойратские владельцы порядочно будут поступать, то останутся в своей силе, а через непорядочные поступки истребятся, о чем подобным мне людям рассмотреть должно. Он же, осердясь на одного человека, протчим лицо свое светло показывал, и данных слов держался, и всякие суды по справедливости решал, и прошения подданных людей с прилежанием выслушивал. По прибрании же племянника своего Канрука в руки и по удержании 30.000 улусов ево на некоторое время, которых напоследок Бошокте и Джононгу отдал, о чем Аюка хан, услыхав, сказал: "Если Далай хун тайджу поставят над ойратами судьею, то ойраты самовластными остаться могут".

Бошокту сказал, что у Далай хун тайджи не равным ему, а подданным в услужении у него быть за справедливо почитаю.

Далай хун тайджи Аюке хану сказал, что "моя малая фамилия останется в подданстве у китайцев, а ты, будучи малолюден, отдал себя под покровительство многолюдным, у коих вечно в подданстве останешься, чего для засправедливо почитаю, откочевав, соединиться тебе с ойратами". И он, Далай хун тайджи, как ближних своих служителей, так и посторонних между собой сидящихся без удовольствия не оставлял, и приходящих к нему владельцев с большим или [101] меньшим числом людей — всякого оставлял при своих людях.

Аюка хан сказал, что де "мы от последования божеских и светских законов отстали".

Зорикту хун тайджи сказал: "Вы говорите, что от хорошего отца не родится сын, подобен отцу, однако можете ли и то сказать, что Далай хун тайджи хуже Гуши хана?"

Поступки Аюки хана

Оный Аюка хан ложь и справедливость в человеке знал; так же, как и Далай хун тайджи, подданных в равенстве содержал, и многих подлых знатными учинил; родственников своих подвластных людей, пришедших разными случаями в убожество и разорение, от собственных своих не отличал; природных же махачин керятовых людей другого рода людям как в ведомство, так и для наказания не отдавал, а содержал по прежде учиненной ойратскими владельцами присяге во всяком спокойствии, и держался апробированного ойратскими владельцами; похвалял же речи и поступки ойратских знатных владельцев и, будучи со всех сторон обеспокоивай неприятелями, улусы содержал в настоящем порядке, и все, видевшие Аюку хана в сорокадевятилетнее время ево жизни, похваляли.

Дела Зорикту хун тайджины

Оный Зорикту хун тайджи подвластных своих подводами не отягощял, и сверх обыкновенных податей излишнего не собирал; представлений жены своей не слушал; нищих снабжал; о нужном для подданных не менее самих их попечение имел; и о размножении народа старался. Хотя добрые его, Хун тайджи, дела и описал, но не все — за непочтение ево к духовным людям. [102]

Об отданных в научение закона духовных людях ойратскими владельцами и имевших оных на своем содержании

Дайчин родственников своих, обучающихся закону, на своем содержании имел.

Джикшигю, Даян хан и Далай хун тайджи, Батур хун тайджи, Цецен хан, Аблай, хойтов Солтан тайши, дербетов Тойн — каждый своих родственников имев на содержании, положили, что хотя из наших и холопей, кто обучился закону, быть свободным беспрекословно, также и не обучившихся закону родственников, происшедших от крови отца, обучившегося закону, от холопства освобождать.

По тому положению Далай хун тайджи, Аюка хан и Зорикту хун тайджи с обучающимися закону духовными и поступали.

О сватовстве ойратских владельцев

Аюка хан сказал, что прежде обыкновение бывало смотреть жениха и невесту, а потом свататься; если согласятся, выдавали; а ныне по гаданиям будут ли счастливы или нет, смотря на склонности обоих, и прежние владельцы невестину отцу давали 500 пятилетних лошадей и 100 пятилетних же верблюдов; оная же дача уменьшалась от торгутского Орлюка, Йельденга, убивших дербетова Дайчин хошучи, за каковое убийство в штраф торгуты отдали трех девок.

Ойратские владельцы, по понесенным бедствиям и ругательствам от своих, владевшие улусами

Когда Гуши хан и Батур хун тайджи намерены были вступить в бой, Гуши хан на переговорку ездил один, где Гумбе Дорджины представления апробовал.

Далай хун тайджи от Цецен хана ругательства снес и от собственных подвластных чинимые ему представления, кои из онных справедливы, узнавал. [103]

Бошокту хан от посланца ругательства снес.

Во время сражения Цецен хана с Аблаем Галдамба с тремя человеками безоружными к ним взбежал.

Аюка хан Солом Церена и тайджи Батура, хотевших ево поймать, простил; простил же и Муртазалия, убившего ево, Аюки хана, меньшего брата; также сносил терпеливо и грубые от подданных представления.

Чакдорджап, к изгнавшим его отцу и меньшим братьям возвратясь, торгутские улусы привел в добрый порядок.

Как из чужих Историй видел, так и слышал, что во всех государствах один только сын управляет отца своего государством, а наши ойратские владельцы как людей, так и оружие детям своим делят, и хотя они и законно сие делают, однако, наконец, дети их чрез то приходят между собою в несогласие.

Чингис хан, четверым своим сыновьям и семерым внучатам дав пять стрел, приказал ломать вместе, но как они не могли их переломить, то в научение сказал им: "Если они будут жить вообще согласно, будут де непобедимы, а если разделятся и не будут жить согласно, то рассеются". Каковое ево учение потомки, позабыв, приходили в несогласие.

Лошадь признают по хвосту и по гриве, а корову — по рогам; человека же, худых или добрых качеств, — почтением или непочтением к нему узнают.

Глупый человек, хотя б был и знатного происхождения, удостоившись милости господина своего, смеясь с произношением величавого голоса "ха-ха", говорит, что прошедшее поминать нет нужды.

Махани Серенг Хун тайдже сказал: "Донести ли вам, отчего Чакдорджап пришел в несогласие?" — "Объяви", — сказал в ответ ему (Хун тайджи. — Ан. Б.), причем спросил он, Махани Серенг, Чакдорджапа: "Сказывают, что хан по тебе стрелял?" Напротив того Чакдорджап спросил: "Правда ли, как говорят, якобы Хун тайджи влюблен был в двоюродную свою сестру? Если то правда, то и моя правда". Напротив чего Махани Серенг уже не отвечал. [104]

Монгол зайсанг Цаган Ахаю сказал, не похваляя победившего мунгалов Бошокту хана: "Тебя, разорившего мать свою, похвалять возможно ли?"

Баян Дархан зайсанг на вопрос Далай ханов о прошедших делах ойратских, несведомое себе донес, на что ему Далай хан сказал: "Ты самый подлец, и за что тебя твой господин жаловал?" А Алдар Ка на таковой же вопрос объявил, что он ничего не знает, почему (Далай-хан. — Ан. Б.) сказал ему: "Как тебе не знать, будучи знатного происхождения человеку?"

Дела древних ойратских зайсангов

Древние зайсанги старались об утверждении власти господина своего и о благоденствии его подданных и однородцев своих, хотя б и не родственники были, приводить у господина своего в милость, в каковой сами состоят, и о учиненных господином его добрых делах представляли ему с похвалою, свои же учиненные добрые дела приписывали своим господам, а худые сымали на себя, и убытки владельческие почитали своими собственными.

По таковых бывшие зайсанги старались содержать законы божеские в почтении, а светские — в добром порядке, (заботиться. — Ан. Б.) о благоденствии подчиненных, и подражать добрым делам прежде бывших владельцев и зайсангов.

Дела поздних ойратских зайсангов

Таковые зайсанги, доставшим господам их после умерших владельцев подвластных, позабыв о том, что и сами после умерших не достались, называя пленными и разными образы, ругают и добрые дела приписывают себе, а злые относят на господ своих; дружбу же сводят только с теми, кто с ними пьянствует, а прочих пренебрегают; если из однородца придет для услужения к их господам, желая получить милость, такового стараются отогнать, и ежели у господина [105] выбудет десять кибиток, то оное не почитая за убыток, радуются о полученным себе десяти лошадях, и видя, где себе прибыль, стараются оную себе получить, как жаждущий, видя воду, напиться; представляя господам своим всякую ложь, иногда господ своих почитают с неба сшедшими; иногда же говорят, где то время, если б его не было, то ойратские владельцы и зайсанги не могли бы быть.

Хойтский Солтан тайджи Цецен хану сказал, что мы, жалуя глупых людей, и мы для них и без причины на других гнев имеем, и для того, не во всем им уважая, по справедливости рассматривать должно.

Галдамба все свои улусы намерен был отдавать в ведомство Малай Хашхе, но от того удержал его Цецен, сказав ему, что таковою отдачею холопу людей подданных сердца не должно оскорблять.

Когда хотели Хара Хулу поймать, от того удержал Далай тайши, сказав, что "вьюк большого верблюда годовалый верблюжонок поднять может ли?"

Когда Хо Орлюка Темене намерен был поймать, Цецен нойон сына своего, Аркуля называемого, для предохранения его отправил к нему со всеми при нем находящимися людьми, почему Хо Орлюк сказал, что для меня такой справедливый судья не сыщется.

Гуши хан, поймав Дайчина, намерен был отдать Йельденгу, на что Йельденг сказал ему: "Отрезав у человека от лядьвей с мяса, самому дать ли?"

Погнавшегося за Лоузаном Дайчина Дорджи Галдамба намерен был напасть военною рукою, но от того удержал его оный Лоузан, сказав, что брат ево, Дайчин, торгутским народом владеть не может.

Ойратские владельцы, не имевшие в малолетстве своем на себе пороков

Гуши хан, Далай хун тайджи, Дайчингов Даю тайши, Батур хун тайджиев Сенге Рандул, Цецен ханов Галдамба, также [106] сказывают и о Пунцуковом сыне Джамце, что и он в малолетстве не имел на себе пороков.

Ойратские владельцы все положили, чтоб всяко своих однородцев другим народам не отдавать, почему бежавших от одного к другому возвращались, и за стыд себе почитали узнавшего человека, отняв людей, себе присваивать. Потом, разделясь на части, оный стыд оставили.

Описание времени, с которого они разошлись друг от друга

В 1628-м году Лоузанг ойратским владельцам представил намерение свое от них отлучиться, в 1629-м году действительно отошел, в 1630-м году перешел Яик и Волгу, завоевал татар. В том же году Хо Орлюк и Дайчинг пришли к Яику, в 1631-м году пришли к Волге.

По приходу же на Волгу, прожив четырнадцать лет и вспомня учиненную ойратскими владельцами присягу, покочевали было обратно на прежние жилища, и на дороге к ним приехала родственница их — дербетева владельца, называемого Дайчинг хошучи, жена, за которою следом муж ее, Дайчинг хошучи, пришел с войском. На него Орлюк и Йельденг со всеми торгутами напав, в сражении убили.

В том году, как Дайчинг был у Далай ламы, все ойратские владельцы положили: если из владельцев один другого обидит, то всем ойратам обиженному вспоможение чинить в отыскание своего удовольствия, чего опасаясь, Дайчинг удалился; по прошествии ста десяти лет после выхода калмыков к Волге в 1737-м году с войском был в российском походе. 20

Аюка хан говаривал: "Если кто с знающим о древностях человеком разговаривает, то тот может быть человеком. Протчие народы крепко содержали свои положения, а ойраты и присягами утвержденные свои положения ни во что вменяют, тако ж и древние правы". [107]

Если в сем есть спасение, что я сие написал, то да будут ойратские владельцы, яко луна, а подданные да умножатся, яко звезды небесные, и да пребудут навсегда в покое и тишине!

О роде ойратских владельцев, кто от кого происходил, и о делах Хун тайджиных от Гуманг ламы и от Эмчи гелуна, Алдар габджи и Дорджи Раптана, о разных многих древностях от владеющего народом, носящим желтые шапки, Аюки хана, слыша и выспрашивая у протчих людей, знающих древности, написал в 1737-м году во второй на десять месяц того года в день, называемый Пурбэджал, написал лекарь Габунг Шарап.

И да избавят Боги всех ойратов от всех злых приключений!

И хотя я, Габунг Шарап, и одержим был животной болезнью, но отнюдь, не позабывая слышанного, сию Гисторию окончил. 21

В заключение: ОМ МАНИ ПАД МЯ ХУМ! с ХА ХУРИ!


Комментарии

Фотокопия этого анонимного перевода имеется в библиотеке Института востоковедения РАН (Москва) под названием: 'Табун Шарап. Сказание об ойратах. Калмыцкая летопись. Пер. с калмыцкого". Б. М., 1731 (дата ошибочна, так как в тексте указан год 1737-й). Рукопись содержит в фотокопии 42 листа. Шифр фотокопии: VIIМ 463/289. Начинается страницей 197, заканчивается страницей 217.

К переводу мы сочли нужным дать краткие примечания в тех случаях, когда требуется разъяснение темных мест текста, сверяя их с калмыцким текстом по списку рукописи, хранящейся в Калмыцком фонде библиотеки Восточного факультета Санкт-Петербургского университета. Если есть примечания анонимного переводчика, мы отмечаем их как примечания переводчика и указываем, где они размещены.

1. Чингис хан прежде достоинства ханского назывался Суту бокдо, а сие имя Чингис хан дано ему по голосу от одной маленькой птички, сидящей на дереве в то время, когда знатные ево советовали, каким бы пристойным именем его переименовать, произнесшей "чингиз". (Это примечание переводчика дано на полях рукописи и зачеркнуто. — Ан. Б.)

2. Цецен нойон имел 13 жен, от коих было множество сыновей, но из оных имена написаны здесь только тринадцати, т. е. от каждой жены по одному сыну. По смерти Цецен нойона дети его вставшие улусы разделили по себе На малые части, от чего пришед в бессилие, подчинились Хо Орлеку и его детям, кои, лиша их владельческого звания, переименовали зайсангами с преимуществом пред прочими в рассуждении разделения аймашных людей, ибо потомки их, называемые Йеке Еркетеневы зайсанги, вставшие здесь за побегом изменника наместника Убаши с владельцами с большею частью улусов в Зенгорию, до нынешнего лишения их по определению Астраханского губернатора Бекетова зайсангского звания за побег их за изменниками и при побеге от Волги учиненное российским подданным злодейство, аймашных своих людей делили детям своим на равные части так, как владельцы детям своим делят. (Это примечание переводчика перечеркнуто. — Ан. Б.)

3. Биоко тайджи выехал на Волгу к дальним своим родственникам, вышеупомянутым Йеке Еркетеневым зайсангам, которого так же, как и первых, лишал владельческого звания, переименовали зайсангом с преимуществом вышеписанных родственников; потомки ево называются Бага Еркетеневы зайсанги, кои также лишены зайсанского звания за побег и учиненное злодейство. (Это примечание переводчика зачеркнуто. — Ан. Б.)

4. В анонимном русском переводе: "У Салтуя четыре сына: старший Борхоной; у Борхоноя четыре сына: старший Буртуй; у Буртуя четыре сына; Одхони Хошучи". Исправлено по калмыцкому оригиналу, где это место звучит следующим образом: "Салтун дөрвн көвүн; икнь — Бутуй (Ботой). Бутуйин дөрвн көвүн; отхнь — Хошуч". Значит, "одхони" (отхнь) — это не имя, как полагает неизвестный переводчик, это слово означает "меньший, младший из детей". В "Сказании о Дербен Ойратах" Батур Убаши Тюменя об этом факте сказано следующее: "У Булихона (Болихон) был сын Онго, его сыновья: Онгогор, Обо, Онг, Салту; у последнего сын Бурхани; его сын Бутой, его сын Хошучи".

5. Это автор настоящего сочинения.

6. В калмыцком тексте здесь заканчивается первый раздел (глава) сочинения Габан Шараба. Заключительная фраза оригинала звучит так: "Эннь торhудын нойдудын уг бәәнә (болна)", т. е.: "Это вот родословная торгутских нойонов". В анонимном русском переводе она отсутствует. Дальше излагается родословная хошутских нойонов.

7. Это название второго раздела, оно в анонимном русском переводе записано на полях текста.

8. К этому Номын хан Гуши в русском переводе дается примечание: "То есть начальник духовенства". Слова, взятые в квадратные скобки, в тексте русского перевода зачеркнуты.

9. Неизвестный переводчик в примечании отметил: "Нойологу Чингсан; Нойологуев сын".

10. Как полагает Г. С. Лыткин, "Цаган Номын хан, Очиро Дарайн хутукту, Майдари хутукту есть одна и та же личность, как оказывается из сличения разных мест "Биографии богдо Нейчжи Тойн Далай Маньчжуширия" (на монгольском языке), "Биографии Зая пандиты" (на ойратском языке) и "Ист. Вост. Монг." Санан Сецена (на монг. языке). Прежнее имя его Балдан Цзямцо Шрибада". См. Примечания к его переводу "Сказания о Дербен Ойратах" Батур Убаши Тюменя, с. 354 настоящего издания.

11. Цалма — веревка с петлею, которою накидывают лошадей. Ерлик, коего калмыки почитают судьею мертвых, и умерших души за содеянные свои по определениям ево мучимы бывают; оный Ерлик на сивом быке ездит, держа в одной руке палку, а в другой — помянутую веревку, коею ловит злых духов, вредящих роду человеческому, и убивает их держащею в руке палкою; тело их употребляет в пищу и объезжает на том быке всю вселенную во мгновении ока. (Это примечание переводчика приписано на полях текста. — Ан. Б.)

12. Здесь приписаны пропущенные слова: "чтоб как им, так и потомкам их вечно".

13. Подлые калмыки (т. е. низкого происхождения, простые люди, чернь. — Ан. Б.) из почтения к своим владельцам кибитки их не называют "гер", а "орьге", т. е. двор; так же и знатных духовных кибитки "орьгою" же называют. (Примечание переводчика . — Ан. Б.)

14. На полях приписка: "Баатур хон тайджиев второй сын".

15. На полях приписано: "знатные духовные особы".

16. В калмыцком тексте: " Эсельбейн Ка эрикэр нутган алдв". Здесь слово "эрикэр" (от эрк, эркн) никак нельзя перевести: "от пьянства", должно быть: "от чрезмерной власти"; если "от пьянства", то должно быть "арикар" (от "арки", "арики" — водка).

17. Сбоку на полях приписка: "с 15.000 кибиток улусных людей".

18. В анонимном русском переводе весь этот абзац зачеркнут.

19. На полях приписано: "приведя их у ойратов в почтение и знатность".

20. Непонятно, о ком идет речь. Из текста же на калмыцком языке видно, что здесь подразумевается Галдан Норбо: "hалдн Норв орсын цергт мордгч — hал моhа (1737 г.) жил". Т. е.: "1737 (огонь — змея) — год, когда Галдан Норбо объединился с русским войском".

21. Этого предложения нет ни в одном списке калмыцкой рукописи "Сказания о Дербен Ойратах" эмчи Габан Шараба, нет упоминания и о болезни автора этого сочинения.

Esteticline.ru

Каталог препаратов и косметики для мезотерапии esteticline.ru.

esteticline.ru