Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Жизнеописание ойрат-калмыцкого просветителя Зая-пандиты Окторгуйн Далая (Намкаджамца)

Средневековая ойрат-калмыцкая литература знает и биографические, житийные сочинения в виде намтаров.

Намтары представляют собой биографии первосвященников буддийской религии, написанные ими самими или их учениками (послушниками) и сподвижниками. Возникли они у монголоязычных народов под влиянием тибетской религиозной литературы и писались в основном по трафаретам, восходящим к тибетской духовной канонической литературе, почему и наблюдается в них использование легендарных и мифических материалов, однообразие в описаниях святых, обладающих всевозможными ламаистскими добродетелями. Редко, но все-таки встречаются образцы жизнеописаний, в которых автор нарушает канонические рамки и создает нечто оригинальное. Этот биографический жанр имеет вид "житий", "жизнеописаний", а сам термин "намтар", заимствованный из тибетского, переводится: "биография", "житие", "жизнеописание".

Одним из интереснейших образцов намтара является сочинение "Лунный свет — история рабджамба Зая-пандиты", более известное под названием "Биография Зая-пандиты" (краткое название: по-русски "Лунный свет", по-калмыцки "Сарин герл"). Оно было написано в конце XVII в. (некоторые называют 1691 год) Раднабадрой, одним из лучших учеников и последователей ойрат-калмыцкого просветителя Окторгуйн Далая (Намкаджамца) Зая-пандиты. Раднабадра в составе многочисленной свиты учеников Зая-пандиты Окторгуйн Далая много лет сопровождал своего духовного учителя в разъездах по ойрат-калмыцким кочевьям, был искусным писцом-переписчиком переводов ойрат-калмыцкого просветителя (об этом свидетельствуют отдельные места текста "Лунного света", колофоны-послесловия переводов Окторгуйн Далая Зая-пандиты).

Раднабадра излагает события в хронологической последовательности, год за годом сообщая о деятельности Зая-пандиты Намкаджамца [157] (Окторгуйн Далая), о его разъездах по ойратским и калмыцким кочевьям, о том, где, когда, у какого нойона останавливался, чем занимался, какую сутру (книгу, сочинение) переводил и т. д.

В настоящее время известны несколько рукописных текстов (списков) "Лунного света" на ясном письме и одна рукопись на старомонгольской письменности (описание списков рукописей "Сарин герл" — "Лунного света" см. в работе: Бадмаев А. В. Зая-Пандита: (Списки калмыцкой рукописи "Биография Зая-Пандиты"). Элиста: Калм. кн. изд-во, 1968). Из всех известных списков рукописи "Лунного света" на ясном письме три списка являются неполными (они были в прошлом веке найдены в Калмыцкой степи, а две рукописи на ясном письме с полным текстом жизнеописания Зая-пандиты ойратского были найдены в Кобдоском аймаке Северо-Западной Монголии.

Среди рукописей с биографией Зая-пандиты Окторгуйн Далая самой лучшей является та, которая была найдена ученым-монголоведом [158] А. В. Бурдуковым (1883-1943), прожившим в Западной Монголии около 30 лет, в 1910 г. в Кобдоском аймаке Северо-Западной Монголии и доставлена им в бывший Азиатский Музей. Сейчас эта рукопись хранится в рукописном фонде С.-Петербургского филиала Института востоковедения РАН в коллекции А. В. Бурдукова. Она известна как список А. Бурдукова. Рукопись состоит из 42 пронумерованных листов (пагинация прописью на калмыцком языке) формата 43 x 10 см (количество строк — 33-34), четкое ясное письмо, бумага и текст в хорошей сохранности. На первом листе (обложка) в левом верхнем углу рукою А. Бурдукова сделана надпись: "1910. № 4. Нацык Бейся Баитского. А. Бурдуков".

Другая, тоже хорошая рукопись, была доставлена в Институт языка и литературы АН МНР в 1963 г. из сомона Манхан Кобдоского аймака. Рукопись содержит 48 пронумерованных листов формата 40 x 12 см (пагинация прописью), на странице по 34 строки текста. Почерк четкий, но каллиграфически уступает списку А. Бурдукова, многие листы в плохом состоянии, углы оборваны, но текст мало пострадал.

Эти две рукописи самые полные, хорошо дополняют друг друга, хотя имеют значительные разночтения в написании имен, названий, пропуски слов, выражений, что вообще характерно для разных списков, рукописных текстов и копий письменных памятников.

Первое упоминание о "Лунном свете" встречается в "Грамматике калмыцкого языка" А. В. Попова, который опубликовал небольшой "Отрывок из Жизнеописания Зая-Пандиты" на ясном письме вместе с переводом на русский язык и примечаниями (см.: Попов А. Грамматика калмыцкого языка. Казань, 1847. — С. 352-359. Калмыцкий текст, примечания и перевод). Отрывок повествует о борьбе Очирту Цецен-хана с Аблаем в 1661 г., закончившейся не в пользу последнего.

Профессор А. М. Позднеев в своей "Калмыцкой хрестоматии для чтения в старших классах калмыцких народных школ" (СПб., 1892. — 1-е изд. — С. 169-172; СПб., 1907. — 2-е изд. — С. 169-172; [159] Пг., 1915. — 3-е изд. — С. 171-174) опубликовал отрывок под названием "Первый период развития калмыцкой литературы (от 1650 по 1662 г.)", содержащий названия сочинений, переведенных Зая-пандитой Окторгуйн Далаем.

Полный текст "Лунного света" впервые издал монгольский академик Б. Ринчен на старомонгольской письменности по рукописи, найденной в библиотеке халхаского Зая-пандиты Лувсанпринлая (см.: Раднаабадраа. Рабжамба Зая бандидын тууж Сарны гэрэл хэмээх энэ мэт болой. Улаанбаатар, 1959).

Большой фрагмент жизнеописания на старомонгольской письменности с приложением к нему названий переводов Зая-пандиты Окторгуйн Далая на монгольском и тибетском языках опубликовал в 1959 г. академик Ц. Дамдинсурэн в своей "Антологии старописьменной монгольской литературы" (см.: Дамдинсүрэн Ц. Монгол уран зохиолын дээж зуун билиг оршив. Улаанбаатар, 1959. — С. 320-334).

Полный ойратский (калмыцкий) текст "Сарин герл" ("Лунный свет") на ясном письме был издан в фотокопии по рукописи, хранящейся в ИЯЛ АН МНР, в 1967 г. вместе с латинской транслитерацией (транскрипцией) текста (см.: Biography of Caya pandita in oirat characters. Ulanbator, 1967).

Затем эта фотокопия была на ясном письме издана ойратскими учеными Синьцзяна (КНР) отдельным номером журнала "Хан тенгри" (1983. № 4). Текст снабжен интересными примечаниями, принадлежащими историку Ш. Норбу. Позже этот же текст, но с уточненными комментариями, был издан на старомонгольской письменности (Зая бандида. Ши. Норбо тулган харьцуулж тайлбарлав. Өвөр Монголын ардын хэвлэлийн хороо. Шинэ хото, 1990).

С небольшими сокращениями текст "Лунного света" по рукописи списка А. Бурдукова в современной калмыцкой орфографии опубликован нами в сборнике "Сарин герл" (Элст, 1991. — 161-171 х.).

Содержание текста настоящего памятника пересказал проф. К. Ф. Голстунский в своей книге "Монголо-ойратские законы [160] 1640 года, дополнительные указы Галдан хун тайджия и законы, составленные для волжских калмыков при калмыцком хане Дондук Даши" (СПб., 1880. — С. 121-130).

На русский язык текст "Лунного света" ("Биография Зая-пандиты") переводился несколько раз. В отечественной монголистике первым переводчиком этого памятника считается Г. С. Лыткин.

В 1858 г., когда на Восточном факультете Санкт-Петербургского университета студентам объявили тему конкурсного сочинения под названием "Исторический очерк знаменитого в буддийской иерархии ламы Зая пандиты, с показанием его влияния на распространение буддизма между ойратами и ученых его заслуг для калмыцкой литературы", на рассмотрение жюри были представлены две работы. Одна из них была закодирована девизом "Историк должен допросить каждый народ, по возможности, на его родном языке. Языки и характеры народов происходят от одного и того же необъяснимого начала; тот не знает вполне народа, кто не понимает его языка".

В своем похвальном отзыве на это студенческое сочинение жюри конкурса написало: "Из сухих и часто отрывочных сведений, заключающихся в калмыцкой Биографии Зая пандиты, автор сумел создать прекрасное, стройное целое; у него каждый факт получает значение, каждый намек объясняется общим ходом исторических событий". Отметив ряд еще других научных достоинств этой работы, жюри наградило ее автора золотой медалью. Им оказался Г. С. Лыткин.

К сожалению, это конкурсное сочинение опубликовано не было, и судьба его неизвестна, судьба русского перевода Г. С. Лыткина тоже неизвестна.

В 1999 г. вышли в свет две книги: Норбо Ш. Зая-пандита: Материалы к биографии / Перевод со старомонгольского Д. Н. Музраевой, К. В. Орловой, В. П. Санчирова. — Элиста: Калм. кн. изд-во, 1999. — 335 с; Раднабадра. Лунный свет: История рабджам Зая-пандиты. Факсимиле рукописи; перевод с ойратского Г. Н. Румянцева и А. Г. Сазыкина; транслитерация текста, предисловие, примечания и указатели А. Г. Сазыкина. СПб.: Петербургское [161] востоковедение, 1999. — 176 с. (Памятники культуры Востока: Санкт-Петербургская серия. VII). В них впервые представлены два варианта полного перевода текста "Биографии Зая-пандиты" на русский язык. В обоих переводах тоже имеются неточности и целые фразы, требующие аргументированного толкования и уточнения.

Русский перевод "Биографии Зая-пандиты", текст которого публикуется ниже, является анонимным, неизвестна и дата написания. Подлинник его хранится в рукописном фонде ИВ РАН в С.-Петербурге (старый шифр: Nova III, 36 bis, № 221057; новый шифр: АВ, р. II, оп. 1, ед. хр. 345). Рукопись содержит 61 лист (121 пронумерованная страница) формата 35,5 x 23 см, сброшюрована в общую тетрадь. Машинописная копия ее (2-й или 3-й экземпляр) имеется в библиотеке С.-Петербургского университета под шифром: М.IV.39 и содержит 52 листа, имеет множество ошибок, пропусков слов.

Рукописный русский перевод "Биографии Зая-пандиты" очень несовершенен, вероятно, это черновой вариант необработанного перевода, и называется "Биография Зая-помдиты. Перевод с колмыкского языка". Перевод сделан с одного из списков, найденных у калмыков, потому что он заканчивается на том же месте, что и калмыцкие списки рукописей жизнеописания Окторгуйн Далая Зая-пандиты. Хотя этот перевод и несовершенен, и неполон, и имеет множество ошибок, по нему можно получить представление о содержании рукописи, рассказывающей о жизни и деятельности ойрат-калмыцкого просветителя. Перевод этот знакомит читателя с особенностями одного из интереснейших образцов биографического, житийного жанра средневековой калмыцкой литературы.