Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 41. Рапорт бригадира Бринка — князю Прозоровскому.

20-го мая 1776 г.

Вашего сиятельства от 7-го настоящего сего течения, относительно до препровождаемых при том о крымцах известий ордер, я с моим почтением 15-го сего-же имел честь получить и напротив того, а вследствие такового-же от 4-го числа вашего сиятельства пущенного, а мною с тем-же вместе полученного ордера, с моей стороны донесть вашему сиятельству нахожу.

О зловредных намерениях крымцов и в здешнем краю от времени до времени слухи подтверждаются, как я от 14-го сего мая в отправленном к его сиятельству г. генерал-фельдмаршалу и разных орденов кавалеру графу Петру Александровичу Румянцову-Задунайскому рапорте доносил, что едичкульская орда уверена от хана крымского, о ожидающих в Крым отряженных от Порты Оттоманской в пособие крымцам четырех военных кораблях к отнятию Керчи и Ениколя; а потому они и начинают переселяться с здешней стороны Кубани на Таманский остров, к переходу в Крым или-бы оставя там свои семейства и скот, набеги чинить в здешний край на отвлечение едисанов, джанбуйлуков и части едичкулов, кои между едисанами на Чубурах кочуют, держащихся еще нашей стороны, а сии внимая таковые слухи за вероятные, весьма также мысленно колеблятся.

После же того моего к его сиятельству донесения чрез приехавшего из Крыма по торговому сюда на базар [69] промыслу, бывшего в недавнем времени и в Тамани, армянина я уведомлен, что в Крым уже и прибыл назад тому двенадцать дней в Бакчисарай от Порты Оттоманской капиджи-баша с тридцатью человеками янычар. Но с какими намерениями или письмами, того сей вестоносец не знает, а только по бытности в Тамани слышал, что по прибытии капиджи-баши в Крым, прислан от крымского хана нарочный баш-чагодарь в Тамань к Орду-агаси с письмами, а какими, также не знает, а надеюсь обстоятельнее о сем известии получить соизволите от г. генерал-маиора Борзова, по ближайшему его там нахождению, о присылке которых подтверждают сие известие и еще два едисанские татарина, вышедшие от едичкулов из плена, кои в прошедшем году при Копыле в бывшее на султана нападение захвачены; что Орду-агаси, получа из Крыма письма, держит у себя весьма секретно и никому не открывает, а только присылал нарочного к Тохтамыш-Гирей султану, чтобы он к нему для преположения некоторых советов в Тамань прибыл, который туда и отъезжает. А между получением такового позыва в Тамань, сей Тохтамыш-Гирей-султан старался было склонять едичкулов, чтобы они сделали свое нападение на едисанов и при помощи его с черкесами, отвлекли их от подчинения Калге султану. Но однакожь, правду или нет, сии вестоносцы говорят, будто едичкулы в рассуждении однородства с едисанами на таковое его предложение не согласились, а только едисаны и джан-буйлуки подвержены при сумятных их обращениях опасности с одной стороны от Тохтамыш-Гиреевых, а с другой от Дьяум Гаджи покушений. Сего последнего коварного льстеца поступки здесь кстати нахожу вашему сиятельству описать. По всеобщему здешних начальных мурз, духовенства и стариков, призыву его с отделившеюся левого едисанского поколения частию в соединении сюда он длил время своими невозможными отзывами и наконец объяснил рпасность в таковом сюда движении от черкес но как весьма было нужно [70] заманивать его сюда, то в виде дружеском, я с моей стороны, лреподавая ему о том совет, обнадеживал при таковом его с народом переселении, прикрытием, когда войдет в наши границы; но вместо того на последния письма он и до сих пор ничего не отвечает и где посланные от Калги султана с теми письмами татары, остались неизвестно, а только задержанного из посланных от меня с ними-же казаков, хорунжого с одним казаком отпустил, чиня ему там чрез последователя своего Тау-султан-мурзу с великими угрозами о количестве наших войск распросы, и еще под присягою целованием креста, а к вящшему еще поруганию и принудили положить оный под ногу, держав между тем того хорунжого в железах, намереваясь его там и убить. Однакоже некоторые старики желающие обратиться сюда, не допустили, чрез что и междоусобную ссору имеют. А наконец при отпуске ограбили служители того мурзы два дротика, двадцать патронов, с шашки серебряной вызолоченый набор, арчашную подушку и денег серебряных четыре рубля. Между бытностию-жь сего хорунжого там. мог он приметить довольное скопище вооруженных татар, а частию и черкес не исключительно и кабардинцев. О сих последних, мое от 20 числа апреля его сиятельству в отправленном рапорте упоминание, что к приглашению их послан был мурза, и есть сбыточно. По таковым коварным сего Дьяум-Гаджи поступкам и особливо как все здешние, паче-же часть левого поколения и джанбуйлуки внимают его подстрекания, не оставалось больше ничего делать, как по соглашению с Калгой султаном употреблено было посредством доброхотствующих нам старания к склонению здешнее общество, чтоб оное собрав своего войска тысяч до трех вооруженных, под предводительством недавно прибывшего Чобан-гирей султана, отправить к пребыванию его Дьяум-Гаджи, и когда не согласится добровольно со всеми аулами соединиться с здешними, то насильно к тому принудить; но если-бы сего не удалось сделать, и он [71] бы успел уклониться далее, или хотя и за Кубань, то по крайней мере уже здешние, войдя с ним чрез то в ссору, не будут внимать никаких его коварных подъущений и сколько-нибудь останутся доброхотами Калге султану; буде-же не смотря на их таковую междоусобную ссору. и останется Дьяум-Гаджи на стороне противной, то и здешние мало по малу начнут, убегая отсель, присоединяться к нему, кроме малой части едичкулов в некоторых правого поколения едисанов а на Джанбуйлуков и левого поколения едисанов худая надежда. По таковом содействии уже сами по себе будут больше, опасаясь с противной стороны" за то мщения, держаться султана, а той самой посыланной некоторых мурз султан избавится от излишних на содержание их расходов.

А между тем пребывающие здесь татары, будучи в опасности от противной стороны, содержат свои отводные караулы около их кочевья.

Между прибывшими сюда из Тамани на судах по торговому промыслу греками и армянами примечены человек до четырех, кои подосланы от Орду-агаси для разведывания здешних повелений, и хотя они намерены были под видом своего торга проезжать и в аулы здесь кочующие; но однакоже не пущены с тем, что могут свой торг производить на здешнем базаре. Однакоже за ними с моей стороны и султанской чрез верных людей чиниться примечания не будут-ли иногда разглашать в народ каких-либо тайных внушений; а напротив того, для разведывания оттоманских обращений и нет-ли там каких военных приготовлений, послан и от Калги султана под видом торгового промысла нарочно из надежных армян, который-бы заехав в Крым побывал и у тех чиновников, кои ему Калге султану доброжелательны. Что-же он оттоль по возврате, достойного примечанию привезет, вашему сиятельству донести не оставлю.

На основании-же вышеупоминаемого от 4-го сего мая вашего сиятельства ордера, о чем я по вверенной мне особенной [72] экспедиции к его сиятельству прямо буду доносить, не оставлю с таковых донесений и вашему превосходительству копии отправлять, а о всем вышеписанном, я к его сиятельству в чаянии, что ваше сиятельство отнесть соизволите мое донесение, ныне уже оставляю до будущей впредь к его сиятельству оказии.