Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ДАВИД ЛЕХНО

УСТНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ

DEWAR SEPHATHAIM

ДАВИД ЛЕХНО И ЕГО ИСТОРИЯ КРЫМСКОГО ХАНСТВА

В своих замечаниях по поводу конспекта учебника по истории СССР товарищи Сталин, Киров и Жданов выдвинули как одну из важнейших задач исторической науки изучение «истории народов, которые вошли в состав СССР». 1 В связи с этим внимание исследователей должно быть привлечено к разысканию новых источников по истории СССР, особенно освещающих прошлое народов колоний российского царизма.

С этой точки зрения большой интерес имеет хранящееся (в двух «списках) в Одесском историко-археологическом музее рукописное (на древнееврейском языке) сочинение Давида Лехно.

Это сочинение, озаглавленное автором «Dewar sephathaim» (т. е. «Устное повествование»), представляет собой рукопись в 80 страниц чрезвычайно мелкого и убористого письма (в печатном виде в оригинале оно составило бы не менее 7 печ. листов, в переводе 9-10 печ. листов), делящуюся на введение и 53 небольших главы. Посвящено, оно изложению истории Крымского ханства с 1681 по 1731 гг. (в введении дается краткий обзор истории ханства в предшествующий период).

Хотя первые сведения о хронике Лехно появились в печати девяносто лет назад, до сих пор она остается полностью почти не изданной и еще не была предметом хоть сколько-нибудь углубленного источниковедческого изучения.

В самом деле, что было сделано за все эти девяносто лет для изучения и публикации хроники Лехно?

Вскоре после того, как эта рукопись попала в собрание Одесского Общества Истории и Древностей, во втором томе «Записок» Общества, вышедшем в 1850 г., были помещены первые переведенные пять глав (9, 10, 13, 17 и 23) хроники. 2 Переводчик Й. Финкель (заведующий одесским еврейским училищем), совершеннейший дилетант в области исторической науки, предпослал своему переводу заметку строк в пятнадцать, в которой доказывал, что автор был еврей, а не караим (что, собственно говоря, и не требовало особых доказательств); самый же перевод был очень невысокого качества. Через 30 лет к изучению хроники Лехно, приступил известный ученый А. Гаркави. Кроме одесских рукописей, А. Гаркави были известны также рукопись из собрания Фирковича в Ленинградской Публичной Библиотеке (менее полная, чем одесская) и рукопись из собрания путешественника И. Черного (тоже неполная). Однако и Гаркави не ставил себе задачи дать исследование о хронике Лехно; он ограничился тем, что перевод [296] еще четыре новых главы (3, 5, 11, 25) и.перепечатал с исправлениями главы, переведенные Финкелем. 3 На этом закончилось издание Лехно в переводе на русский язык.

Хотя оба переводчика опубликовали как раз те главы, которые имеют ближайшее касательство к русско-татарским и русско-турецким отношениям, публикации. Финкеля и Гаркави остались совершенно, не замеченными историками России; единственная известная нам ссылка на хронику Лехно встречается в работе по истории Крымского ханства В. Смирнова. 4 Хроника Лехно оказалась неотмеченной даже в образцовом по своей полноте библиографическом обзоре еврейских исторических источников М. Штайншнейдера. 5 Как мало внимания привлекло сочинение Лехно, видно из следующего любопытного факта. Обнаружив среди рукописей Азиатского музея Академии Наук (ныне Института Востоковедения) фрагмент из хроники Лехно, такой видный знаток еврейской письменности, как академик П. Коковцев, не знал., что это г. произведение уже частично издано (по его словам, хроника Лехно — «opus ut videtur hactenus ignotum»).6 В качестве образца Коковцов опубликовал одну главу хроники (12) в оригинале. 7

В 1910 г. И. Марков напечатал небольшую заметку о Д. Лехно. 8Но в ней не содержалось никаких новых данных и не было сделано даже попыток; осветить источниковедческую ценность хроники; сообщалось лишь о намерении автора издать это произведение с параллельным русским переводом. 9. Это заявление было повторено в 1916 г., 10 но только в 1924 г. И. Марков частично реализовал свое обещание: он опубликовав первые 16. глав (только в оригинале), снабдив его кратким, почти совершенно бессодержательным введением.11 На этом, сколько нам известно, остановилась дальнейшая работа по изучению и публикации сочинения Лехно. Подводя итоги, можно, таким образом, установить, что до сих пор издано в оригинале немного больше четвертой части, а в переводе — одна шестая, и что эта хроника не была, до сих пор предметом, хоть сколько-нибудь серьезного исследования.

После этого историографического экскурса перейдем к краткому рассмотрению вопроса о значении хроники Лехно как исторического источника.

Как мы уже указывали, хроника Лехно посвящена истории Крыма с 1681 по 1731, г. Не приходится говорить, какое значение имеет каждый новый источник; по истории так плохо до сих пор изученного Крымского ханства. Денный вопрос, на который должен быть дан ответ при оценке познавательной ценности хроники Лехно, — это вопрос об ее источниках т.е. о том, в какой степени повествование Лехно является аутентичным историческим свидетельством. Исчерпывающий ответ на это может быть дан только в результате углубленного изучения, при обязательном привлечении всех татарских и турецких источников. Но и предварительное ознакомление с [297] хроникой может дать некоторый материал. Сам Лехно говорит об этом в своем предисловии». По его словам, ему приходится встречаться с «умными и разумными учеными мусульманами», и эти «знатные и ученые люди» посоветовали ему записывать все то, что он услышит от них, «дабы это сохранилось в памяти... и чтобы оно послужило ему к возвеличению его славы и чести между народами земли и учеными разных племен». Он согласился и с тех пор тщательно записывал все, что слышал «от военных людей, возвращающихся с войны, и от ученых, знающих прошлое»; «и у всех близких и далеких я спрашивал о новом и старом» и т. д. Значит, если верить Лехно, его единственным источником были рассказы «знатных и ученых мусульман». Об этом же должно было свидетельствовать и наименование хроники, означающее в русском переводе «Устное повествование».

Действительно, нет сомнения в том, что в основе повествования Лехно лежат записанные им рассказы лиц из ближайшего окружения ханов. Только от них он мог услышать столько подробностей о борьбе и интригах среди феодальной верхушки Крыма в годы Каплан-Гирея, Кара-Девлет-Гирея и, особенно, Саадат-Гирея. Нам думается, что эти части хроники (особенно главы 20, 21, 24, 33, 35, 37-41, 44, 45 и др.) являются важнейшим первоисточником по истории Крыма тех лет. Со слов очевидцев, надо думать, описаны Лехно и те походы, в которых участвовали крымские татары. В этом отношении бесспорно большую ценность имеют рассказы Лехно об участии татар в войнах с Россией: о крымском походе 1689 г. кн. В. Голицына (гл. 5) о русско-турецкой войне 1695-1699 гг. и о взятии Азова (гл. 9-11), о русско-крымских отношениях в первые годы царствования Петра (гл. 17-20). Любопытно повествование хрониста о Северной войне (гл. 13 и 23); но куда большую ценность имеет его рассказ о пребывании Карла XII в Бендерах (после Полтавского поражения), о дипломатической переписке и осложнениях, возникших по этому поводу (гл. 26). 12 Ценность первоисточника имеют и те главы, в которых описываются походы крымских татар против Черкесии и Кабарды (гл. 22, 36 и др.). Преимущественно со слов очевидцев описаны Лехно и турецкие дела тех лет (например, очень подробный рассказ о восстании янычар в 1703 г. — гл. 18; о событиях в жизни еврейской общины в Константинополе — гл. 29; см. также гл. 19, 27, 30 и др.). Весьма много места уделено в хронике Лехно и описанию турецко-австрийских войн тех лет (особенно гл. 31, 32 и др.); войн с Персией (особенно гл. 34, 42, 43 и др.). Поскольку во всех этих главах нашли свое отражение рассказы участников событий, нет сомнения, что хроника Лехно может иметь значение и как источник по истории Турции.

В некоторых случаях Лехно записывал, очевидно, и то, непосредственным наблюдателем чего был он сам. В какой мере он мог, лично следить за политической жизнью ханства, мы не знаем, но по общему тону его повествования, по тому пристрастию, которое слышится в его подробных рассказах о придворных интригах, чувствуется, что, Лехно не всегда писал с чужих слов. Бесспорно, что когда наш хронист описывает события из жизни еврейского населения Карасубазара (главного еврейского центра в Крыму тех лет), он выступает как непосредственный наблюдатель. Книга Лехно, как источник по истории евреев в Крыму, дает много меньше, чем от нее можно было ожидать. Трудно указать какого-нибудь другого [298] еврейского хрониста, у которого еврейские интересы занимали бы такое малое место. Но и то немногое, что мы находим у Лехно о жизни еврейской общины в Карасубазаре (гл. 28, 37 и др.), значительно пополняет; тот скуднейший набор данных по истории евреев в Крыму в XVII-XVIII вв., которыми мы располагаем. 13

Но Лехно знал также и некоторые письменные источники. Так, в введении он отсылает читателя за подробностями к известной хронике Ганновера Jawen mezuloh (первое издание — Венеция, 1653), описывавшей события на Украине 1648-1652 гг. 14 В другом месте (гл. 21) он ссылается на «Историю крымских царей» (очевидно он имел в виду какую-то татарскую хронику, возможно до нас и не дошедшую). Источниковедческое исследование, возможно, вскроет и другие источники Лехно и степень его зависимости от них.

Еще более сложная задача, которая стоит перед исследователем, — это вскрытие социально-политических тенденций Лехно. Но это может быть сделано только в результате тщательного изучения всех материалов хроники и их источников.

В заключение — несколько замечаний о самом хронисте. Следует сказать, что о Давиде Лехно у нас нет почти никаких биографических данных. Его хроника не содержит никаких автобиографических материалов. Его фамильное прозвище (Лехно — по-татарски «поляк») свидетельствует о том, что его семья происходила из Польши. Но сам Лехно был человеком еврейско-татарской культуры. Это обнаруживает с полной очевидностью стилистический анализ хроники. Лехно известен как автор еще двух сочинений: одной грамматической работы, «Mischkan Dawid» (из нее опубликовано только предисловие) 15 и предисловия к молитвеннику, так называемого «Кафского ритуала». 16 Это предисловие, написанное в 1725 г., содержит некоторые исторические сведения о евреях в Крыму. 17 Умер Давид Лехно в 1735 г.

Кем был Лехно? Очевидно он не был духовным лицом (что естественно было предположить, учитывая его образованность); это отразилось бы на форме его титулования, да и слишком «светский» характер имеет его хроника. Принимая во внимание широкие знакомства Лехно среди правящей верхушки Крыма, его обширную осведомленность во всех внутренних и внешних — политических делах ханства, можно предположить, что он был правительственным финансовым агентом (казначеем, откупщиком налогов и государственных имуществ, откупщиком монетного двора и т. п.). Что крымские евреи тех лет занимали эти должности, нам известно из нескольких источников: так, в 60-х годах XVIII в. государственным казначеем был еврей Яков Нееман, а содержателем монетного двора при хане Шан-Гирее был еврей Иосиф. 18 В XVIII в. евреи фигурируют также как откупщики соляных озер на севере Крыма. 19 Нам представляется, что Лехно скорее всего происходит из этой среды. Но это только [299] предположение, которое не может быть пока подкреплено документальными данными.

Настоящая заметка — ее следует рассматривать как предварительное сообщение — имеет целью обратить внимание более широких кругов историков СССР на этот почти неизвестный, но бесспорно ценный исторический источник. 20 Нет сомнения, что он заслуживает скорейшего научного издания и в оригинале и в переводе с соответствующим комментарием и источниковедческим введением.


Комментарии

1. Сборник «К изучению истории», стр. 22, М., 1937.

2. «Записки Одесск. Общ. Истории и Древностей», II, ч. 2-3, стр. 693-704, Одесса, 1850.

3. А. Гаркави. Отрывки из исторического сочинения Д. Лехно. «Отчет Публ. Б-ки на 1882 г.», 5-отд., нуж. стр. 1-41, СПб., 1884.

4. В. Смирнов. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты. стр. 609 и 624-625, СПб., 1887.

5. М. Steinschneider. Die Geschichtsliteratur der Juden, Frankfurt a. M., 1905,

6. «Известия Академии Наук»; 1906, № 4, стр. 144.

7. Там же, стр. 149-150.,

8. И. Маркон. Давид, Лехно («Еврейская старина», 1910, № 4, стр. 599-602); ср. его же заметку, в «Еврейской Энциклопедии», X, стр. 185.

9. Там же, стр. 602.

10. См. «Записки Вост. Отд. Русск. Археол. Общ.», 1916, XXIII, вып. 3-4, стр. 18.

11. Публикация в сборн. «Dwir», II, стр. 244-273, Берлин, 1924, (на древнееврейском языке).

12. А. Гаркави, опубликовавший в русском переводе почти все, что относится к истории России, эту, самую интересную, главу оставил без перевода.

13. См. сводку всего материала в статье Д. Маггида. Евреи в Крыму («История еврейского народа», XII, кн. 1, стр. 108, М., изд. «Мир», 1921).

14. Подробнее о хронике Ганновера см. в моей работе в «Исторических Записках», IX.

15. В газете «Hakarmel», 1863, № 15, стр. 117—118.

16. Этот «махзор» был напечатан в 1793 г. в г. Межирове.

17. Оно не было включено в печатное издание «махзора», но по рукописи, хранившейся в Карасубазарской синагоге, несколько раз печаталось. Лучшая публикация в книге А. Harkawy. Die Altjuedischen Denkmaler aus der Krim, 88. 230—232, СПб., 1876.

18. Д. Маггид. Указ. соч., стр. 110.

19. С. Боровой. Евреи в Запорожской Сечи («Исторический сборник», I, стр. 159, 1934).

20. Следует здесь напомнить, что известны также и другие крымские хроники на еврейском языке: «События, случившиеся в Крыму в царствование Шагин-Гирей-хана» караима Азарьи с. Ильи (опубликована в русском переводе А, Фирковича, во «Временнике Моск. Общ. Истории и Древн. Российск.», кн. 24, стр. 101—131, М., 1856) и «Исторические заметки о событиях в Крыму в 1683—1688 гг.» караима Якова с. Мордухая (русск. перевод опубликован А. Фирковичем, там же, стр. 131—134).

Текст воспроизведен по изданию: Давид Лехно и его история Крымского ханства // Исторические записки, Том 10. 1941

© текст - Боровой С. Я. 1941
© сетевая версия - Тhietmar. 2008
© OCR - Николаева Е. В. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Исторические записки. 1941