Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СКАЗАНИЕ СВЯЩЕННИКА ИАКОВА

Предлагаемое здесь сочинение принадлежит, как видно из его начала, священнику Иакову, бывшему в 1634-35 годах с тогдашним Русским посланником, Борисом Дворениновым, в Крыму. Не совсем точная известность его доселе библиографам н любопытное содержание самого разсказа делают его весьма замечательным. Священник Иаков указывает нам впервые на Татарский город Ин-кермен, как на место, где в древнейшие времена процветало Христианство и сооружено было много церквей и где; еще в ХVІІ-м веке нетленные остатки Святых изливали благодать свою на верующих. Довольно подробно описывая признаки этого города, автор полагает, что так назывался по-Татарски город Ангиан, где лежали Святые Мученики Анисифор и Порфирий. По его же словам, Ин-кермен мог принадлежать к числу городов древней Херсонской области или Херсонеса, знаменитого крещением Св. Владнмира. Более точное определение местности, указываемой в настоящем сочинении, предоставляется новейшим археологам, топографам этого края.

Желая иметь сведенья более подробные о событии, расказанном священником Иаковом, мы обратились к хранящемуся в Московском главном архиве Министерства Иностранных Дел Статейному списку бывших в Крыму посланников Дворенинова и поддьячого Непейцына. В нем однако же не записано обстоятельство, о котором повествует поп Иаков. Выписываем из этого статейного списка произшествие, случившееся 7143 года Апреля, в 2-й день, в тот самый, когда заболел поп Иаков.

«Апреля во 2-й день приезжал на стан к посланникам Яшловской Адирша-Мурза-Сулешов, а посланникам говорил, чтоб лошадей не пускали на вьшуск, и [686] они ему говорили, что лошадей нам окроме выпуску выпускать негде и кормить их нечем, и Мурза им грозил: лошади де у вас поемлю, и вас де с стану собью, то де земля наша, а вас де тепере нихто не оборонит, царя де тепере в Крыму нет и, грозя, поехал в Яшлов. А как поехал Мурза от стану и Ондрей Непейцын пришол с своего стану к Борису на стан с саблею и с пистолем, и седчи в стану почал переводчика Шабана Янсечерина лаять матерны и переводчик Шабан почал ему говорить: лаешь да напрасно, не за Государево дело, станешъ де на Москве запиратца, детиною де ты меня зовешъ тако де ты мне не даешь, и Ондрей вскочил, толкнул Шабана концом саблею и Шабан от нево побежал в свой плетень, и, как Шабан из плетеня своево во двери с саблею появился, и Ондрей ево застрелил из пистоля пониже титек на обе стороны, а, застреля его, побежал с стану к Бакчисараем, дорогою; и посланник Борис велел его поимать людем своим, и как его людн узнали под горою и им почал говорить: подите де от меня прочь, побью де вас всех, вам де до меня какое дело, и Борис пошол к нему, почал ему говорить: не всех де тебе людей перебить одново застрелив, а тобя изымают же и в Бакчисарае тебя не упустим, и Ондрей хотел из пистоля убить Бориса, и Борисов человек Мирошка Иванов поспешил к нему с стороны н изымал ево за пистоль и толмач Иван Иевлев руки ему ошиб, н выстрелить по Борисе не дал, а ево Ондрея изымав привели в стан, сковав велел ево стеречь накрепко до Государева указу, Резанцу, сыну боярскому Левонтию Нарышкину, да вожу Сенке Потапову, а денег с нево сняли двенадцать рублев два алтына две денги, да десеть ефимков, а про те денги Ондрей сказал, что де денги Государевы, что он имел многие товары в цену, надеяся на то, что Великий Государь нашь на Москве велит заплатить своею казною; и Ондрей Непейцын сказал: которые де я имал товары у жидовина у Изрыну Яшловскова, Тотарина у Олеика Юрги и у Кафинца у Армянина у Офенки на двестн на пятдесят золотых и те де у меня товары лежат в Жидовском-городке у жидовина у Изры, а иные де уменя в стану закопаны.

И тово-же числа Борис взяв толмача Юрья Бурнашова да Ивана Иевлева и то ево рухледь похороненную вынял и ево лошади и рухлядь переписал иа роспись, а что он у ково Ондрей имал и што у нево покупки, и тому роспись найдена в ево письме с иным ево многим письмом и по той он своей росписи, покупке своей перстней и яхонтов и золотых не сказал, где у нево схороненно или у ково положено. [687] А женка ево Варька, Гришкина жена, в роспросе сказала, что у нево мышлено давно убить Шабана из пистоля, и в те поры былн у стану пристав Резван да Яшловские Татарове Алейко Юрга, да Мула Шабанов, да Темирко».

Разсказывая события 2 Апреля, посланник Дворенников не упоминаетъ о бользни Иакова, но надо полагать, что занимаясь делами, чисто политнческими, он не обращал внимания на все прочее и потому также не передал нам ничего о мощах упомянутого Святого. Потому мы должны быть весьма благодарны священнику Иакову, сохранившему нам столь любопытное известие; за достоверность же оного ручательством служитъ вышеприведенное место статейного списка, где названия лнц и описание самой местности подтверждают разсказ Иакова.

При этом мы не можем не остановить внимания читателей на следующем обстоятельстве, разсказанном в самой повести. Русское посольство, по прибытии своем в Крым, нашли мощи в состоянии чрезвычайного поругания, многие нз свиты посольства, глубоко огорченные таким оскорблением святыни, решились перенести с собою на Русь нетленные остатки Святого; но вот является сам Святой, одному нз них во сне и говориг: « мните мя, о друзи, взяти могщи моя на Русь, а язь убо хощу по прежнему зде учинити Русь». Это пророчество изреченное за полтора века до присоединения Крымского полуострова к России, без сомнения, имеет большую важность.

Новость находится в рукописи, принадлежащей мне, писанной скорописью в XVII веке, в четвертку 1; в начале оной находится «Просветитель» Іосифа Волоколамского и несколько мелких статей, а с листа 461-го по 468-й печатаемая здесь повесть, за тем с листа 469-го по 601-й несколько слов Максима Грека.

Князь М. Оболенский

Москва. Д. Ч. О.


Повесть известна и удивлению достойна о мощах недоведомого святого, како обретошася и в коих странах и в коем граде и в которое время списано многогрешным попом Иаковом

в лето года 7143 (1634) года.

Во времена благочестивые державы Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всея Руси Самодержца п при пастве великого господина святейшего [688] Иоасафа патриарха Московского и всея Росии во 142-м году случися мне многогрешному попу Иакову быти в Крымстей земли с посланником с Борнсом Дворениновым: ест же убо в Крымстей земли на полуденной стране, на брегу Черного моря, против Бела-города 2 чрез морской рукав, промеж Козлевым 3 и Болыкною 4 гора вельми высока, камонь утес, аки стена, высота горы тоя сажень сто и болшн, от моря версты с три, верхуж тоя горы городок каменной не велик и не многолюден, зовомый по их Татарскому языку Инекермен. Кермен бо по нашему языку град нарицается, и живут в нем Татарове, и Гречане, и Армени, к томуже городку из моря пролива, и тою проливою с моря приходят карабли от многих стран. Под тем-же городком полу тоя горы есть древняя християнская церковь, высечена из горского камени, как во Пскове у Пречистые Богородицы, в церкви-ж писано все стенное писмо и от многих лет полиняло, а олтарь разорен; в ней четыре столпа, толстота вкруг четырех пядей, позади-ж убо левого крылоса стоит гробница каменна длина двунадцети пядей, высота в пояс, как двум лечи широта, а в гробнице земля, а над гробницею выделана каруна, как у Петра Митрополита, в небе у каруны писан Саваоф, оба-полы его Пророцы, над гробницею на стене писаны два Святыя: с правую руку Святый ростом не велик, одежда на нем, как и на Дмитрее Царевиче, приволока багор на золоте, испод празелен, в руке держит меч в ножнах; с левую руку Святый написан ростом велик, одежда как на Дмитрее Мученике Селунском, верхняя риза багор с золотом, испод празелен, верхняя пугвица застегнута, в левой руке держит выспрь крест; подписки главы оборучаны, стены стесаны, во гробнице лежат мощи наги нетленные......

В тоиже гробнице земля, в земле подле тех мощей другие мощи, кости наги. Подле той гробницы другая гробница в помосте церковнем, а в нем главы человечьи многие и кости наги; позади праваго крылоса перила каменны в человека вышиною, промежду перил и церковные стены гробница-ж в помосте церковнем рака, как трем человеком лечи, или четырем, а в ней седм глав человеческих и кости наги. Двери у церкви чинардовые, а с паперти трои двери затворные, против церковных дверей окошко красное для ради свету, как и у Пречистой во Пскове. Во храм идучи направе трапеза, что светлица, а с левую страну храма два предела разорены-ж, да по паперти многие комары, что кельи, а лесвица на паперть, как и у Благовещения; а около тое [689] горы, многие горы высокие, до самых же до Железных-врат и до Томанского-пеперевозу к востоку, а высоки неудоб сказаемы, облаки ходят низко в полу гор, а по горцам многие християнские церкви разорены ж, а промеж гор живут Армен и Християн много, но от насилия Татарского благочестие иссякло. Да около же тех церквей, жития в горах, подобно стрижем, камора об камору высоко и низко на полверсты и болши. В иных живут Гречане, иные пусты, да мимо же того городка промеж гор прошла речка 5, с Яузу, и пала в море.

И во 143-м году Марта во 2-й день восхотех убо ити в тот Ин-городок на поклонение мощем, и на уведение взях с собою посолского приказу толмача Юрья Бурнашова, да Воротынского уезду Рожественского дьячка Силу Кирилова, и поидохом во град во Ин, (да с намиж послано было от посланника Бориса Дворенинова на мощи — одежда срачица, и порты и саван, и венцы, и калиги, и покров) от Яшловского стану, верст с тритцеть, и приидох во град и внидох в пещеру к Русскому полоненику, к Максимку Иванову Новосилцу, а тот Максим живет в полону тридцетьдва года. И дождахомся нощи и татарского ради зазору, и внидохом во храм, идеже б мощи, и выняхом из гробницы и положихом на дщице и отрохом платом с теплою водою, для того, что пала на мощи пыль, и после тое теплые воды те мощи побагровели, аки у жива человека, мы же хваля Бога, оболкше его, в одежду и взяхом от мощей его правые руки болшой перст по первой состав, аки нарочно отпал, и вложихом в дароносицу и отпевши панихиду по всех православных християнех и положихом во гробницу и покрывше покровом и отпевше молебен всем Святым и целовавше мощи отидохом на прежереченное место и дождахомся дни. И созвавше Гречан и полонеников Руских, которые живут лет по сороку и начахом спрашивати про мощи, и многие Гречане сказали: мы де господине тово не ведаем, как тем мощам имя, памятухов де тому у нас нет, а писма де об нем не видали, а запустело де то место и благочестие изсякло после Царяградского взятья, лет с десять спустя. Да Белорусец, полоненик, зовомый Василий Хромой сказал: мне де здеся в городке сорок лет и я де застал те мощи целы а брада де была черна подолговата и одежда де была на мощах цела, а покрытъ де бы черным бархотом, то-де не в давных годех собралися Татарове и взяли де те мощи из гробницы и отнесли от тово городка в степь верст с пять, и закопали в землю глубоко, для того, что стало [690] ставится от мощей страхование Татарам великое, которые живут в городке. над церковию, и наутрее мощи паки обретошася в гробнице, они же паки покусившеся отнесоша в ту же яму и закопавше отидоша; и наутрее мощи паки обретошася в той же гробнице. Татарове же в третий дснь с великою яростию пришедше в церковь идеже мощи, яко львы, рыскающе окаяннии Агаряне, мнеша-бо от Християн или от Грек приносимы мощи бываху, и оцепивше за нозе ужем и потащивше на преждереченное место в степь и свергоша в ту же яму и закопавше и камение тяжко возложиша верху мощей и поставиша стражев, отидоша. И наутрия же паки третицею мощи обретошася в той же гробнице, и един от Татар ярости великие наполнися, живый от града версты с две, пришед во церковь и восхити мощи от гробницы, и взя мощи и сверже в красное окошко на землю, а паперть от земли саженъ с пятьдссят, беже в ту пору была грязь велика. И в тое пору Бог даде отмщение рабом своим: в кою пору Татарин он поганый агаренин свершая свое всесквернавое дело, оборугая мощи, и в тое пору у того Татарина в дому его невидимою силою побило вся сущая его и жену, и дети и скот, он-же безбожый агаренин, окаяный враг, не ведая бывшаго в дому своем, пойде в дом свой и егда престави ногу чрез праг вратной и абие невидимою силою ту убиен бысть и поиде во дно адово, испровергл зле свою окаянную душу в преисподний тартар, и обратися болезнь его на главу его, н наверх его неправда его сниде, бысть двор его пуст и по се время, и не бе живяй в нем. И с тое де поры в ту церковь Татарове ходит не смеют, а мощи паки обретошася в той же гробнице никим же носим, и страхование де великое от мощей Татаром бывает; а называют де тое церковь Святым Юрьем изстари, а мощам де имени отнюдь проведати не можем; а Гречане и Армени и жены их и дети по вся Пятницы и по Воскресением к мощам приходят на поклонение и свещи и фимиян приносят. Мы же паки целовавшие мощи и возложихом цку каменную велию зело, верху гроба, на-утрие возратихомся на стан к посланнику, яже видехом и слышахом сия и написахом, в славу Христу Богу нашему. Аминь.

И сие убо да не буди молчанию предано. Некогда убо нам великое тщание о сем имущим, да убо уведати про имя Святаго онаго, и увидавше взяти мощи на Русь, и во един от дни, некоему от нас в полудне спящу, явися Блаженный, им же образом написан на стене и главу також имея оборугану и глагола с великим запрещением: мните мя, о друзи, взяти мощи моя на Русь, а яз убо хощу по прежнему зде учинити Русь, а имя ми [691] и память моя бывает в Семенов день. И тако невидим бысть. Оному же воспрянувшу от сна и поведавшу видение посланнику и всем людем, и о сем прославихом Бога и угодника его, ему же имя Господь весть, Аминь.

Во 143 году Апреля в 2 день иа Яшловском стану судом Божим грех ради моих, постиже мя велия скорбь, яко и живота уже ми отчаятися, и пребых в той болезни десять дний, ни ядох, ни пиях, ни с постеля моея двинутися могох и начах призывати оны Святыя на помощь и едва востах и отпев молебен всем Святым и святих воду и пих с части оноя, еже взях от мощей и абие здрав быв яко николиж болех, и прославихом Бога. Некогдаж убо по неколицех днех той убо Максимко Новосилец от великия нищеты покусился взяти с мощей оных одежду и тако впаде в раслабление велие, яко не могий с места двигнутися, ни рукама ни ногама могий владети, ни языком глаголати, мы же поидохом убо на Русь и без нас не вемы, что ему Максимку бысть. Повержетъ бо Господь, безгласны ниц, творящая беззаконие.

Мню бо сему граду Иню быти Ангияню, есть бо в тех странах град Ангиан, в нем же Святии мученицы Анисифор и Порфирий, в тех же бо странах есть и Наин град близ Капернаума, нодалече суть от того места, за Египет; в тех же бо странах и Болгары промежду Дунаем и Непром иже наричутся болшие-Болгары, в них же Средец, славный град, имеет в себе мощи Георгия-Новаго, иже наричется Болгарский. Есть же инии Болгары на востоце, на брегу реки Волги , но в тех Болгарах благоверие не бывало; в Полестинских же Болгарах и странах, благоверие и до ныне; близ бо тех Болгар и Афонская святая гора. Мучен бысть Георгий Болгарский от Селимана царя Турскаго в лето 7020 году, индикта втораго, Маия в 26-й день. В Перекопи была церковь христианская велми чюдна и велика, ныне же сделана костелом. В Козлеве церкви соборная християнская зело велика и украшена, сделана мечетью; в Бакчисараех , где Царь живет , християнская ж церкви велика и высока, сделана мечетью; царь ходит в нее по своей вере молитися. Искиюрт 6 от Бакчисараев с версту, церкви зело велика и украшена велми была, нынеже сделана мечетью; а кладутся в ней Крымстии Цари и царевичи, а простые мурзы и татарове отнюдь не кладутся. Около тех мест многие християнские церкви, иные разорены ж, а в иных службы свершаются и до днесь от Грек. В Кафе три города каменных; город в городи велик зело; грады, в них же многие християнские церкви зело велики и украшены велми; сей убо Кафе мню быти [692] Херсони 7, еже называют Корсунь незнаючи, а еже убо околнии градове, область Корсунская, еже есть Херсонская. От Перекопи по Перекоп до Болыкни 3 днища ходу, от Кафы вдоль до Козлева пол 4 днища ходу не скорою ездою, а все было благоверие. А Старой-Крым 8 стоит пуст, в степь подався гораздо далеко, в Нагайское кочевье. А около Крымской эемли обошло море, а сошлося у Перекопи, толко в промешках восмь верст, а от Перекопи с версту на ся страну, из моря перелива, в мелком мести по ступицы , а в межень пересыхает. Есть же убо и иная Корсунь и в Литве 9, град велик зело и многолюден.


Комментарии

1. Прим. Другой список этой повести находится в Румянцевском музее. См. описание Востокова стр. 521 рукопись под № СССLХIII лист. 386.

2. Ахтияр, что теперь Севастополь. — Н. М.

3. Евпаторией.

4. Балаклавой.

5. Черная или Чоргуна, впадающая в Севастопольский залив.

6. Эски-Юрт, ныне запустелое предместье.

7. Такое ошибочное мнение о местоположении Херсона имел Стефан Броневский, и потом Одерико.

8. Эски-Крым.

9. Ныне город Киевской губернии.

Текст воспроизведен по изданию: Сказание священника Иакова // Записки Одесского общества истории и древностей, Том II. 1848

© текст - Оболенский М. 1848
© сетевая версия - Thietmar. 2009
© OCR - Прокопенко В. 2009; http://velizariy.kiev.ua
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЗООИД. 1848