Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Кирилл Дмитриев

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев.

facecollection.ru

БЕРЕЗИН Л. В.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ХОРВАТИИ И ВОЕННОЙ ГРАНИЦЕ

(1863 ГОД)

Л. В. Березин, географ и историк, стал русским вице-консулом в Риеке в ноябре 1862 г. В июле-августе 1863 г. он совершил поездку по западной части гражданской Хорватии и Военной границы, о чем послал подробный отчет послу в Стамбуле Н. П. Игнатьеву 1. Эта записка — одно из ряда сочинений Березина, посвященных хорватским землям — их истории, общественной мысли, культуре, экономике, населению, административному устройству, политической обстановке, положению церкви. В своих донесениях Березин видел причину оппозиционных австрийскому правительству настроений хорватов в "материальном положении" (как он писал) Хорватии-Славонии (высокие налоги, хозяйственные трудности, безуспешность попыток построить важную железную дорогу Риека-Земун и др.) [1. Д. 1017. Л. 46 и др.], а также указывал на влияние внешних событий - объединения Италии, политики Франции и России, обстановки на Балканах.

Некоторые сочинения (статьи, обзоры) Березина были опубликованы в русской печати, другие сохранились в архивах. Данные, содержащиеся в сочинениях Березина, частично приведены в наших работах 2. Для самого автора его статьи послужили подготовительным материалом для двухтомного исследования, уникального для своего времени по объему и богатству содержания (это первое русское обширное исследование, посвященное Хорватии 3).

В публикуемом ниже отчете Березин сочетает рассказ о природе страны с историческими экскурсами и краткой характеристикой общественно-политической обстановки в Хорватии во время "режима Шмерлинга". Нарисованная автором картина не может оставить равнодушным читателя, интересующегося прошлым Хорватии.

В данный текст внесены необходимые изменения: устаревшая русская орфография заменена современной. Примечания, сделанные Л. Березиным, обозначены курсивом.

* * *


Отправляясь из города Фиуме 2 в село Топуско (в 1-м Банальском регименте в 6 часах 3 от Карловца), мне предстояло на выбор два пути: один - через [94] Карловац, а другой — по железной дороге через С. Петере, Аграм (Загреб. — В. Ф.) в Сисек, откуда 4 часа езды в почтовом экипаже до села Топуско. Первый путь, хотя и ближайший, но соединен со многими неудобствами, второй же уже более спокоен. Я решил ехать в с. Топуско чрез Карловац с целью возвратиться в Фиуме чрез Сисек и Аграм.

На расстоянии нескольких часов мне надлежало ехать по весьма грустной местности: Людовицеа - название дороги, идущей из Фиуме в Карловац - проходит по склону Карс-планины (отрасль Альпийских гор), которая, спускаясь из южных частей Крайны и держась направления на Юго-Восток, представляет на протяжении своем в приморской части Хорватии каменистую, лишенную всяких признаков растительности поверхность. Впрочем, по мере удаления оной на восток природа видимо оживает: появляются источники, встречаются пихтовые и ольховые леса, идущие из северо-восточной части Хорватии, вообще, плодородие почвы заметно уже обозначается. Первое попавшееся мне село было Ореховица — около 60 домов в получасовом расстоянии от Фиуме, - получившее, без сомнения, название от растущего вблизи орешника. Не считаю лишним здесь заметить, что отличительной внешней характеристикой хорватских сел является разбросанность сельских строений на значительном пространстве. Случалось мне видеть стоящий особняком дом, в нескольких саженях 4 от него — другой, затем — третий и т.д. — все они составляли одно село. Крайняя бедность населения лежащих вдоль Людовицеи сел сильно противоречит с выгодностью, по-видимому, местоположения оных: расположенные при наилучшей в Австрии дороге и между двумя торговыми пунктами — Карловцем и Фиуме — селения эти должны были бы, как можно было бы предполагать, находиться в лучшем положении. Если же принять в соображение условия, с коими связан их быт, нельзя не убедиться в противном: каменистая почва, слабо вознаграждающая труд селянина, стеснительные меры правительства по отношению развития сельской промышленности, значительные подати, коими обложено сельское сословие в Хорватии, построение железной дороги из Сисека в Штейнбрюк 5, изменившее отправление товаров из Боснии, Славонии, Баната и Венгрии, отправляемых уже (не по Людовицеи в Фиуме, как было прежде) из Штейнбрюка в Триест, наконец, значительные шоссейные пошлины, взимаемые на Людовицеи, — вот причина упадка торгового движения по Людовицеи, застоя сельской промышленности, а следовательно и расстройства самого домашнего хозяйства селянина.

Дорога ведет в гору: вправо, в долине, образуемой двумя склонами горы, лежит небольшое хорватское село Свильно. Подвигаясь вперед, мне приходилось ехать по местам, ознаменованным в истории Хорватии многими событиями, относящимися к эпохе нападения на Хорватию монголов. Так, после полуторачасовой езды прибыл я в село Чавля, расположенное на склоне Гробник-планины и входящее в состав сел Гробникского поля. Народное предание, описывающее помянутое поле как место славной победы хорватов под начальством одного из рода Зринских — Степана I и фамилии Франкопанов в [95] 1242 г. над монголами, не преминуло оттенить повествование свое разными мифическими сказаниями: так оно говорит, что во время самой битвы падали на монголов с неба камни, а также и змеи, которые сосали их кровь. Впрочем, г. Кукулевич 6 в изданной в нынешнем году брошюре на основании исторических документов определяет место битвы хорватов с монголами (1242 г.) в окрестностях города Карлопаго (Карлобаг. — В. Ф.). Народное же предание, мною выписанное о Гробникском поле, и самое название оного 7 ясно свидетельствуют, что было оно некогда местом какого-то исторического события, — в подтверждение сего последнего предположения можно привести также и то, что, во-первых, гробничане сохранили до настоящего времени название пасоглавцы, которое придают они монголам, а во-вторых, находящиеся на вершине горы, примыкающей с юго-запада к Гробникскому полю, развалины замка Франко-панов, по пресечении их рода перешедшего во владение фамилии Зринских, — ныне же — собственность графов Батьяни, — замка без сомнения некогда оборонявшего близлежащую местность от вторжения азиатских племен.

С юго-запада — Гробник-планина и с северо-востока — Хум (местные названия отраслей Карс-планины) ограничивают Гробникское поле. Камни, кои покрывают поверхность оного, и отсутствие всякой растительности — все это идет в связь с самим преданием о Гробникском поле. Здесь лежат села Чавля, Елене, Подхум и некоторые другие; население (до 6000 душ) ведет торг лесом, мебелью, что сбывается в Фиуме, в особенности в двухдневные ярмарки, бывающие три раза в году — в начале июля, августа и сентября месяца и собирающие поселян из окольных мест. Нельзя пройти молчанием отсутствие всяких энергических мер Риекского (Фиумского) комитата, которые бы служили к благосостоянию самой жупании: мне пришлось увидеть на Гробникском поле большую часть селян соседних сел, которые копали иссякнувшее от засухи озеро — единственный бассейн воды для всей этой местности. В заключение описания Гробникского поля считаю долгом заметить, то Риекский комитат, принимая во внимание всю историчность, по преданию народному, Гробникского поля, пожелал избрать оное в 1862 г. за место народного торжества по случаю освящения комитатского знамени, - торжества, оставившего здешним хорватам весьма грустное воспоминание 8. [96]

Начиная от села Чавля, дорога круто идет в гору до села Елене, — свежесть температуры становилась весьма ощутительна, хотя был еще июль месяц. На пути лежат два небольших села: Каменяк, получившее свое название от хребта, венчающегося скалами, которые от самого села тянутся на некоторое расстояние вдоль дороги, и Шкроботняк.

Село Елене, в четырехчасовом расстоянии от Фиуме, расположено на самой возвышенной точке Карс-планины и служит пунктом соединения двух дорог -Людовицеи (из Фиуме в Карловац) и Каролины (из Фиуме через Буккари (хорв. Бакар. — В. Ф.) в Сень и из Буккари в село Елене), господствует оно, таким образом, над всей приморской частью Хорватии. Во время последней Итальянской войны 9 австрийское правительство — на случай высадки французского войска в каком-либо приморском пункте Хорватии и в видах предупреждения движения оного во внутренность страны — поспешило укрепить помянутое село, — до настоящего времени сохранилась еще батарея, при коей находится рота солдат.

Спускаясь вниз, голая каменистая поверхность Карс-планины принимает уже другой вид: показывается растительность, а в получасовом расстоянии далее тянется еловый лес, одна часть коего называется Плата, а другая — Регина.

Хорватский элемент уже начинает смешиваться с чешским и словенским. Частная венгерская компания, получившая дозволение от австрийского правительства провести шоссе из Фиуме в Карловац 10, наняла рабочих между словенцами и чехами. Прибывши в Хорватию со своими семействами, по окончании работ поселились они вдоль Людовицеи и положили основание некоторым селам, как, например, Локва, Дельнице и т.д. Само правительство в видах обезопасения помянутой дороги, проходившей совершенным пустырем, продавало по весьма низким ценам прилегающие к ней места с целью, без сомнения, заселить помянутую местность. Так, нередко попадаются 2 — 3 жилых строения совершенным особняком, служащие постоянным пребыванием владетеля близлежащих земель, — как, например, не доезжая села Мерзла-водица.

На всем пути от Фиуме впервые встречаются здесь источники. Река Водица, берущая здесь начало, вскоре исчезает в горах и вторично появляется уже на противоположной стороне их. Подобного течения реки весьма часты в Хорватии, в особенности в Военной границе. Невдалеке отсюда при селе Локве идет на юг от Людовицеи через Врбовско другая дорога — более краткая, впрочем, худосодержимая, в Северин, но так как не взимается там шоссейной пошлины, то товары и отправляются по большей части этим путем — через Северин в Карловац.

Продолжая ехать по Людовицеи, на пути повстречалось мне село Дельнице -пребывание судца Дельничского котара 11. В каждом котаре мы находим двоякого рода управление: судебная и административная власть принадлежит котарскому судцу, поставляемому великим жупаном, финансовая часть, как то: взимание податей и разного рода повинностей с населения входит в ведение порезного управления, находящегося в прямой зависимости с отделением министерства финансов в Фиуме, которое уже сносится с самим министерством финансов в Вене. На последнем загребачком Соборе хорваты заявили свое [97] желание подчинить финансовое управление ведению самого собора, но домогательства их не увенчались успехом 12. Устройство в каждом котаре финансовых бюро, имеющих правительственных чиновников, может, в случае нужды, принести немалую выгоду правительству по отношению получения подробных сведений о настроении умов местного населения.

На всем пространстве между Фиуме и Карловцем сербское население весьма незначительно: кроме села Моравице 13, в нескольких часах расстояния от села Дельнице, уже больше не встречается сербских сел в этой местности. Ослаблению сербского элемента в Хорватии немало содействовали: 1) притеснительные меры правительства по отношению православного населения, — так, например, Мария Терезия даровала хорватским селам магистрат, совмещавший в себе внутреннюю администрацию, кроме того, были даны им и многие другие привилегии; 2) деятельность австрийского правительства и иезуитов, прибывших в XVII в. в Хорватию, направленная к потрясению православия; 3) поселение по распоряжению правительства чехов, моравов и славонцев 14 между сербами в виду сделать католический элемент преобладающим vis-a-vis сербского. При такой опасности, которая неминуемо грозила православию, сербы начали уже с давнего времени выселяться далее на восток и юг, оставляя свои жилища вновь прибывающим поселенцам-католикам.

В двухчасовом расстоянии от села Моравице, на границе Риекской и Загребской жупаний, при реке Кульпа лежит село Северин — владение одной из богатых фамилий хорватских баронов Враницани. Не считаю лишним заметить, что Риекская жупания есть наибеднейшая из семи хорватских жупаний. На пространстве 28 кв. миль и 87 000 жителей не находится ни одного города, кроме Фиуме, села же, как я выше заметил, весьма бедны.

Начиная от села Северин, местность уже более ровная: отсюда идет до города Карловца так называемая Покупска равнина. Не стану описывать сел, попадающихся по пути до Карловца, - ограничусь только поименованием их: Кланац, Бихово, Босанац, Вукова-горица, Прилиште, Нетретичь и Дубовац. Езда по Людовицеи - наилучшей в Австрии дороге и служащей почтовым трактом во внутренность Кроации — не представляет тех удобств, каких можно было бы ожидать: 24-х часовом расстоянии не находится ни одной почтовой станции, где можно было бы получить чего-нибудь съестного, что мне невольно напомнило поездки мои, совершенные при тех же условиях в Турции.

Город Карловац — при слиянии рек Корана и Купа - представляет двоякое в административном отношении устройство: гражданское, как город Загребской жупаний, и военное, как главное место штаба Слуинского регимента. Построение Карловца (Карлсштадт) относится к XVI ст. Эрц-герцог Карл, брат императора германского Рудольфа II, с целью доставить хорватам оплот на случай вторжения в Хорватию турок, положил основание в 1579 году городу, наименовав оный Карлсштадтом. Каменная стена и ров, окружавшие оный и сохранившиеся до настоящего времени, разделяют город на две части: военный город за стеной и гражданский, выстроенный уже в позднее время вне [98] стены. В 1581 г. Карловац получает право именоваться свободным королевским городом. Турки, начавшие делать свои вторжения в Хорватию в середине XV в., успели в 1595 г. покорить все пространство между средними частями рек Купа и Корана, Карловац же выдержал их нападение. В начале XVII в., по приобретении Австрией турецких владений, простиравшихся между реками Купа и Уна, и, по введении в них военного устройства, Карловац избран был местом штаба Слуинского регимента.

Прибыв в Карловац накануне приезда туда епископа дьяковарского Штросмайера, нашел я хорватов, занятых приготовлениями к приему Штросмайера, уважаемого не столько за политику, далеко не совпадающую с интересами народа, сколько за значительные пожертвования на пользу народных учреждений 15. Я уже имел честь описать Вашему превосходительству празднество, устроенное карловчанами для Штросмайера. Необдуманная выходка каноника Мишкатовича по отношению православного протоиерея карловацкого Бековича была не одобрена хорватами: все хорватские газеты, описывая помянутое карловацкое торжество, прошли молчанием полемику Мишкатовича с Бековичем.

Держась пути из Карловца на Топуско, мне следовало ехать по Слуинскому регименту (25 кв. миль и 60000 жителей). Регимент этот подразделяется на три части: дольна — примыкающая к Карловцу, средня — небольшое пространство земли при западных границах гражданской Кроации, образуемое поворотом р. Кульпы, и горьне — при западных границах гражданской Кроации между реками Кульпа и Сава. Шесть часов езды, отделяющих Карловац от села Топуско, не представляют ничего особенно замечательного. На расстоянии 5 часов приходится ехать по недавно исправленной Шокчевичем 16 дороге, которая идет из Карловца через Глину и Петринью в Костайницу. Заметно спускаясь с Покупской равнины, проезжаешь небольшие возвышенности, достигающие уже самого села. На половине пути и на границе Слуинского и 1-го Банальского региментов лежит большое сербское село Войнич, где находится и кафана: можно получить чистую комнату и иметь стол.

Вступая в Военную границу, прежде всего поражает то полное однообразие, которое проглядывается и в домашней жизни граничара, и в отправлении им своих обязанностей, и даже на самой природе: военное начало, идущее в связи с немецким, явственно обозначаются в Военной границе. Общая подлежимость граничарского населения военной службе и обязанность оного быть постоянно наготове при первом поданном сигнале двинуться в поход полагают особый отличительный оттенок и на самую домашнюю сельскую жизнь граничара. В Военной границе, мы видим, земледелие и скотоводство предоставляется по большей части женщинам, редко случается, что граничар-селянин занимается полевыми работами. Несмотря на плодородие почвы в Слуинском и [99] Банальском региментах, кои мне пришлось проехать, за отсутствием рабочих рук поля остаются необработанными. Самые сельские строения — все деревянные 17, весьма жалкого вида: сама православная церковь отличалась от окружающих ее строений единственно по возвышающемуся на ней кресту.

Положение хорватского села в Военной границе относительно лучше по отношению сербского. Разность такая происходит от значительных вспоможений, ассигнуемых правительством в помощь хорватских сел, от коих изъяты сербские села. Так, например, правительство строит на свой счет в хорватских селах Военной границы церковь, училище, ассигнует сумму на содержание священника, — сами селяне изъяты от всяких приношений в пользу священника за исключением доставки ему раз в год небольшого воза дров. Сербы же селяне строят на сельские сборы церковь, обязуются отлагать деньги и часть сельских произведений в пользу священника и самого епархиального архиерея. Впрочем, несмотря на такое превосходство внешнего положения католического священника перед православным, хорват-граничар имеет больше поверения к сему последнему, ибо находит поведение его более безукоризненным, чем католического священника.

При такой внешней обстановке серба-селянина и хорвата-селянина серб-граничар, несмотря на численное превосходство сербского элемента в Слуинском и Банальском региментах, нравственно уступает место хорвату. Немецкие училища - рассадники образования в граничарском населении - успевают заметно ослаблять народные его начала. Немецкое направление, приобретаемое с самим образованием, не может, впрочем, легко привиться к еще младенческому уму граничара-серба, душою преданного своей старине и крепко связанного узами православия. Народные обычаи и православие твердо еще держатся между простым классом граничарского населения. К сожалению, не находит оно себе никакой нравственной поддержки со стороны самого православного духовенства, получающего образование в Плашской семинарии. Чтобы дать более ясное понятие о положении воспитанника, готовящегося к духовному званию и о степени его образования, не премину я изложить некоторые сведения о самой Плашской семинарии. Это есть небольшое, низкое, сырое одноэтажное строение, не отличающееся от окружающих его бедных сельских домов. За недостатком помещения в самом здании семинарии воспитанники живут без всякого надзора начальства между селянами и ведут жизнь, полную соблазна. Чтобы иметь право поступить в семинарию, надо пробыть два года в пучкой школе (элементарной школе). Самое обучение в семинарии под руководством профессоров 18, не имеющих не только способностей, но даже и необходимых знаний, весьма поверхностно: оно состоит в объяснении церковнослужения и кратком изложении истории церкви. Несмотря на такие неблагоприятные условия, с коими связано обучение и само внешнее положение семинариста, всякий поступающий в семинарию обязан ежемесячно вносить 16 гульд. в семинарскую кассу. Кроме того, приходится ему за свой счет обзавестись книгами, одеваться и вообще жить. По окончании курса и после значительных подарков епархиальному архиерею получает он приход в [100] каком-нибудь селе. Для поднятия нравственного православного духовенства в Хорватии надлежало бы более обратить внимания на внешнее помещение семинарии, поведение воспитанников, на выбор самих профессоров и на самую программу преподаваемых предметов.

При совершенной бедности православного населения и отсутствии всякой деятельности на благо церкви Плашского епископа Петра Иовановича, помышляющего более об угождении правительству и приобретении внешних отличий, Плашская епархия изъята в то же время от вспомоществований со стороны правительства, располагающего значительными суммами православных церквей 19, и предоставлена, таким образом, средствам своей паствы. Поэтому мы видим, что на расстоянии 338 кв. миль, где считается до 400000 православных, находится весьма ограниченное число православных церквей и один весьма бедный монастырь Гомериа 20.

Изложив вкратце условия, при коих происходит образование православного духовенства в Кроации, не считаю лишним упомянуть при этом о положении здесь и католической семинарии. В каждой католической епархии находится семинария, где обучение продолжается три года и все воспитанники содержатся за счет самого заведения. Поэтому бедные, кончавшие курс наук в хорватских или немецких гимназиях, и, не имея средств продолжать курс высших наук, поступают по большей части в семинарии, по выходе откуда получают тотчас же место сельских священников. Правительство ассигнует суммы на поддержание семинарий, в них читаются предметы на латинском языке, за исключением Загребской и Дьяковарской, где читаются по-хорватски.

В заключение своих заметок о положении сербского и хорватского населения в Военной границе я поименую мнения, высказанные по поводу вопроса: сербы — постоянные ли жители Хорватии или же позднейшие ее поселенцы? Есть три мнения: 1. По мнению г. Кукулевича, сербы постоянно населяли Хорватию, но католическая пропаганда, особенно усилившаяся со времени прибытия в XVII в. в Хорватию иезуитов и нашедшая ревностную себе поборницу в лице Марии Терезии, принуждала сербов или переходить в католицизм, или же оставлять свои земли. Верные православию сербы начали переселяться в Турцию. Но неправосудие и притеснения турок заставили сербов снова искать [101] убежища в Хорватии. Переселившиеся таким образом из Боснии и Герцеговины сербы в Хорватию суть, по мнению, г. Кукулевича, древние ее жители. 2. Другое мнение, напротив, отрицая местное происхождение сербов, населяющих хорватскую территорию, относит их к древним поселенцам боснийским и герцеговинским, и 3-е мнение, представителями коего Кватерник и Старчевич 21, отвергает самое существование на хорватской территории сербского элемента. Не подвергая исторической критике мнения вышеизложенные, я не могу пройти молчанием третьего мнения, очевидно, не заключающего в себе никакого основания.

На пути мне попадались виноградники и поля, засеянные кукурузой. В двух часах расстояния от села Войнич лежит село Вергинмост, где следовало свернуть в сторону и поехать до самого села Топуско по весьма дурной дороге. Вправо от меня была Петрова-гора, славящаяся железными рудниками.

Село Топуско лежит в часовом расстоянии от города Глина (место штаба 1-го Банальского регимента — 24 кв. мили и 54000 жителей) и в трехчасовом от кордонной линии 22 в долине, замыкаемой с трех сторон горами. Долина эта составляет один из крайних пунктов Посавской равнины. Относительному благосостоянию села Топуско (сербское село) немало содействуют минеральные воды, еще известные в римские времена под именем aquae balissae. Здоровье мое требовало прожить здесь некоторое время. В Топуско есть каменная весьма красивой архитектуры православная церковь, далеко превосходящая великолепием виденную мною в Аграме, и католическая; в селе помещается компания 23. Мне пришлось быть в церкви в день св. пророка Илии, считающегося покровителем сербского граничарского населения. На клиросе весьма согласно пел хор из шести мальчиков. За ограниченностью пучких (элементарных) школ дети из окрестных сел собираются раз в неделю — в воскресенье до начатия литургии в Топусской церкви, где приходский священник преподает им Символ веры, молитву господню и другие молитвы, а также обучает их церковному пению. Один из певших детей прочел громко и ясно Апостол. За литургией присутствовал епископ Плашский Петр Йованович, прибывший в Топуско для лечения минеральными водами.

В частых разговорах, какие мне пришлось иметь с епископом Плашским, старался он показать все свое расположение к России и ту неизмерную благодарность, какую живо чувствуют все славяне турецкие, в особенности сербы княжества, за пролитую русскую кровь в видах улучшения их собственного положения, не скрывал от меня желания снова возвратиться в Княжество Сербию, где может быть он еще полезен.

Близ села Топуско лежат развалины францисканского монастыря, находившегося под Загребской митрополией и разрушенного в XVII в. турками. Монастырь этот, обладая значительными богатствами, содержал окружающую его местность. В получасовом расстоянии далее лежит сербское село Врановина, замечательное по железному заводу, добывающему железо из близлежащей горы Петрова-гора. На северо-запад от села Топуско при реке [102] Глина, изливающейся в реку Кульпа — город Глина, место штаба 1-го Банальского регимента. Пробыл я там несколько часов в ожидании лошадей, которые должны были меня отвезти прямо в Сисек (три часа езды). Глина — небольшой и весьма бедный город, единственным местом прогулки составляет широкая худовымощенная улица, пересекающая весь город, и оканчивающаяся площадкой, засаженной тремя-четырьмя тополями. Положение города весьма однообразно.

Держась пути на город Петринью, — два часа езды - место штаба 2-го Банальского регимента, мне случилось ехать мимо расставленных вдоль всей дороги военных сигналов, — это суть небольшие и невысокие снопы соломы, которые в случае тревоги сожигаются, и тем дается знать вблизи живущим граничарам о приготовлении к походу. Петринья - пребывание бригадного генерала обоих Банальских региментов — наилучший город в Военной границе. Народонаселение его простирается до 10000 жителей, 2 церкви — католическая и православная, куда приезжают и сербы из Сисека (за неимением там православной церкви). Начиная от города Петринья, приходится ехать по совершенно ровной и вполне однообразной местности вплоть до города Сисека, - вдалеке виднелись верхи хребта Карса. Сисек расположен по обе стороны реки Кулпа, и мост, перекинутый через нее, соединяет военную часть города с гражданской. В Сисеке провел я одну ночь, рано поутру на следующий день отправился в Фиуме через Аграм и Штейнбрюк. Оставляю описание путешествия этого, которое уже было мною совершено по железной дороге.

В заключение описания путешествия моего по Кроации считаю долгом присовокупить, что со времени дела австрийского агента г. Чавловича 24 строгие меры правительства по отношению граничарского населения значительно усилились: высшие военные власти, которые суть все немецкие, если заподозрят граничарского офицера в чтении какой-нибудь славянской газеты, то вносят его имя в лист лиц ненадежных; если в одном регименте двое-трое начальников суть сербы, то рассортировывают их по разным полкам, а вакансии их замещают уже немцами. Так, в недавнее время по мною описанной причине полковник Огулинского регимента, родом серб, был перемещен в Петринью. Все граничарское население, в особенности сербское, находится под большим присмотром военного немецкого начальства. Грустное дело арестования в начале мая нынешнего года Шорока - священника из Оточацкого регимента, 2-х торговцев и одного военного, подозреваемых в покупке для боснийцев военных снарядов, произвело сильное впечатление на все пограничное население. Суд над ними уже произнесен, но до начала августа месяца, то есть до моего отъезда из села Топуско, мученики народного дела находились еще в беловарской темнице. Все дело это велось под таким секретом, что трудно узнать подробности оного. В бытность свою в Топуско мне удалось собрать некоторые сведения о священнике Шороке: адъютант Беловарского регимента Бах, командированный для приведения в оковах в город Беловар помянутого священника, прибыл в Оточац в ночное время, немедленно сделал обыск в доме Шорока и затем, арестовав его, отправился немедленно с конвоем обратно в [103] Беловар. Слова, сказанные Шороком капитану Баху и сильно запавшие в сердце граничара, ясно характеризуют самую личность священника: "Не стыдится ли правительство, — говорил Шорок, - своего внутреннего бессилия, что принуждено было так сковать бедного священника и окружить его таким конвоем". В то время как капитан заметил Шороку, что искра упала в рукав, то он отвечал: "Надо поберечь правую руку, дабы она могла поднять меч против врагов славянства".


Комментарии

1. В самом тексте записки заголовок отсутствует, однако именно так назвал свою записку Березин в донесении Игнатьеву [1. Д. 1016. Л. 3-18].

2. Риека (хорв.).

3. Здесь и далее расстояние указано в часах езды лошадьми. Регимент — территориальный полк. Хорватско-славонская Военная граница состояла из 11 полков.

4. Сажень — старая русская меры длины, равна 2.13 м.

5. Пункт на хорватской границе, место стыковки австрийских железных дорог с собственно хорватской веткой, соединившей Загреб с австро-славянскими землями. Автор четко рисует экономические последствия создания железнодорожной связи Вены с Загребом и Сисаком (1862).

6. Иван Кукулевич-Сакцинский (1816-1889) - крупный деятель национального движения 30-40-х годов XIX в. В 1847 г. выступил в саборе (хорватском представительном собрании) на хорватском языке, потребовав его возвышения до уровня официального взамен латыни.

7. Древнее название Гробникского поля было Елене-поле от лежащего там села Елене.

8. Новейший далматинский поэт Паско Казали издал в июле месяце текущего года поэму Grobnik, где относит появление в Хорватии монголов приглашению их немцами, а также описывает события, сопровождавшие народное торжество 12-25 мая 1862 г. Гробник и его округа подвергались нападениям османов (в 1470-х годах) и, очевидно, с ними (а не с монголами в XIII в.) здесь происходили упорные сражения.

В донесении от 25 мая 1862 г. вице-консул Кожевников (предшественник Березина) сообщал о торжествах, связанных с освящением жупанийского знамени в Гробнике. Присутствовал выдающийся лидер либерального движения епископ Й. Ю. Штросмайер (1815-1905), раздавались возгласы: "Живели хрвати!" Однако вечером возвращавшаяся в Риеку процессия подверглась оскорблениям. Толпа, принадлежавшая, как сказано в одном из донесений, к "итало-венгеро-хорватской партии", т.е. состоявшая из противников вхождения Риекского округа в состав Хорватии, забросала процессию камнями, имелись раненые. Хорватские власти произвели аресты [1. Д. 1015. Л. 18].

9. Имеется в виду война Австрии против Франции и Пьемонта в 1859 г.

10. Построенная дорога стала называться Людовицеа, и открытие ее происходило в 1805 г.

11. Котар — район, часть жупании - области. Начальник области — великий жупан.

12. Речь идет о саборе 1861 г. Достижение финансовой автономии Хорватии осталось одной из задач хорватского национального движения вплоть до развала монархии Габсбургов.

13. Имеется там православная церковь.

14. До 60-х годов XIX в. католическое население Славонии обычно называлось (и называло себя) славонцами. Этноним "хорваты" упрочился здесь в 60 — 70-е годы.

15. О Штросмайере в сообщениях Березина упоминается неоднократно. Первоначально Березин считал, что хорватский лидер стремится не нарушать свои отношения с австрийским правительством и вместе с тем сохранить популярность среди народа, в котором преобладает "дух ожесточения против правительства" [1. Д. 1015. Л. 26; Д. 1017. Л. 83-84]. Но вскоре Березин отметил, что венские власти недовольны Штросмайером после его выступления против архиепископа Хаулика, сторонника участия Хорватии в централистском рейхсрате. Это выступление Штросмайера вызвало, по свидетельству Березина, "овации хорватов" [1. Д. 1017. Л. 31, 36; 1863 г.].

16. Йосип Шокчевич, бан Хорватии (глава местной власти), генерал.

17. В гражданской Хорватии попадается в селах много строений из нежженого кирпича, выкрашенных по большей части белой краской.

18. Двое духовных — местный протоиерей и архиерейской диакон — и один светский, держимый единственно ради бедности.

19. В 1786 г. по присоединении к Австрии Буковины, австрийское правительство отняло землю у находящихся там православных церквей и монастырей и весьма значительную сумму от продажи оных положило в свою кассу. Впрочем, маловажные суммы из этого капитала были иногда ассигнуемы правительством в пользу униатских школ. С 1814 г., то есть со времени вторичного присоединения Далмации к Австрии, правительство начало ассигновать из того же капитала сумму (около 20000 гульд) на содержание православной Задрской епархии, принужденное, без сомнения, принять такое решение вследствие положенного уже Наполеоном I во время владения им Далмацией содержания Задрскому епископу. Впрочем, румыны Буковины, выражая ныне желание иметь самостоятельную церковь, домогаются приобрести капитал, хранящийся в Вене, от продажи их церковных имений. Трудно предположить, чтобы румыны в том могли успеть.

20. Д. В. Березин показал противоречивые последствия так называемых "сербских привилегий" в церковно-школьной сфере. Привилегии эти (культурная автономия) были даны сербам (фактически, сербской патриархии) при переселении массы сербов в Срем и юго-восточные комитаты Венгрии в конце XVII в. Бедность населения и небрежение консервативного патриаршества - таковы причины описанного Березиным положения. В то же время автономия обеспечивала минимум условий для развития сербской национальной культуры в Австрии.

21. Лидеры радикального крыла национального движения.

22. Население, живущее вдоль кордонной линии, называется сережаны. Красная суконная, вышитая шнурами куртка и того же цвета с теми же рисунками шапочка составляют отличительный костюм сережана. Все население подлежит военной службе.

23. Рота, подразделение полка.

24. Л. В. Березин сообщал, что в мае 1863 г. по доносу П. Чавловича были арестованы, кроме Шорока (см. ниже. В. Ф.), два торговца — Гутеша и Узедац, а также один отставной офицер. Они были обвинены в связях с повстанцами в Боснии. Военный суд приговорил всех к тюремному заключению [1. Д. 1017. Л. 84 — 85].

Текст воспроизведен по изданию: Л. В. Березин. Путешествие по Хорватии и Военной границе. (1863 год) // Славяноведение, № 5. 2004

© текст - Фрейдзон В. И. 2004
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Славяноведение. 2004

Кирилл Дмитриев

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев.

facecollection.ru