Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АССИЗЫ АНТИОХИЙСКИЕ

АРМЯНСКИЙ ПЕРЕВОД “АНТИОХИЙСКИХ АССИЗ”

Среди источников для изучения общественно-политического строя феодальных государств, основанных крестоносцами, законодательные памятники занимают весьма важное место.

В каждом из этих небольших государств существовали свои «Ассизы» — решения Высшего суда (Haute Cour). «Иерусалимские ассизы», которые действовали в Иерусалимском, а затем и Кипрском королевстве, явились, по словам Энгельса, наиболее классическим выражением феодального порядка (См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные письма, 1948, стр. 484). К числу подобного рода памятников относятся и ассизы Антиохийского княжества.

Французский оригинал «Антиохийских ассиз» утрачен, сохранился лишь перевод на армянский язык, осуществленный в Киликийском армянском государстве.

К концу XII века в Киликии окончательно сложилась феодальная монархия, в 1198 г. князь Левон II Рубинян был венчан на царство. Процесс государственной консолидации настоятельно требовал единых правовых норм, обязательных для всего Киликийского царства. В 1193 г. армяне, находящиеся под властью мусульманских правителей, обратились к киликийскому католикосу с просьбой предоставить им сборник гражданского права, ибо христиане должны судиться по своим законам. Тогда выяснилось, что в Киликии имеются лишь книги канонического права, гражданских же законов не оказалось ни в церквах, ни у князей. Поэтому в 1196 г. католикос Григорий Апират предложил Нерсесу Ламбронаци, епископу Тарса и известному церковному писателю, перевести с греческого т. н. сборник законов Константина, Феодосия и Льва. После этого Нерсес Ламбронаци перевел Моисеевы законы, «Эклогу» византийских императоров-иконоборцев Льва III и Константина V и «Военный закон» — законодательный памятник той же эпохи.

В 1184 г. Мхитар Гош создал свой знаменитый «Армянский судебник», который послужил основой для составленного в 1265 г. «Судебника» Смбата Гундстабля. А незадолго до этого Смбат перевел с старофранцузского языка «Антиохийские ассизы», правовые нормы которых были действительны и для Киликии. «И так как народ наш и суд армянский обычно руководствовались этими Ассизами, — пишет Смбат в предисловии, — между тем как от незнания их проистекали ошибки для нас и пагуба для душ наших, равно как и нерадение, чтобы обращаться за разъяснениями в высшие судебные инстанции, то я с большим рвением и усердием [стал искать] и нашел их [наконец] и взялся перевести». [332]

Язык перевода очень далек от классического древнеармянского — грабара. Смбат писал на киликийском наречии армянского языка со свойственными этой ветви синтаксисом и лексикой. В киликийском наречии много лексических заимствований как из восточных языков, так и западных — греческого, латинского, французского. В переводе сплошь и рядом встречаются такие слова, как *** (гр. ***) - приданое, *** (гр. ***) — завещание, *** (фр. bailli) — бальи, *** (фр. saisir) — овладевать, *** (фр. defendre) - защищать и пр.

«Антиохийские ассизы» стали известны ученому миру в 1876 г., когда известный армянский ученый Гевонд Алишан опубликовал армянский текст с французским переводом и введением, в котором изложил обстоятельства перевода и дал яркую характеристику Смбата Гундстабля — крупного военного, политического и культурного деятеля киликийской действительности XIII века (Assises d’Antioche, reprodutes en francais et publiees [par L. Alishan] au sixieme centenaire de la mort de Sempad le Connetable leur anceien traducteur armenien. Venise, 1876).

Издание Алишана, отвечающее всем требованиям современной ему науки, сделало «Ассизы» доступными широкому кругу ученых.

В настоящее время известны четыре списка «Антиохийских ассиз»:

Рукопись, переписанная в 1330-1331 гг. Саргисом и опубликованная Алишаном (Рукопись хранится в Библиотеке мхитаристов в Венеции, числилась под № 107. Описания рукописи см. у L. Alishan, у к. соч., стр. VI-VIII; J. Karst, Sempadscher Kodex aus dem XIII Jahrhundert oder mitrelarmenisches Reclnsbuch. Strassburg, 1905, стр. IV-V).

Копия, выполненная с этой рукописи в XIX веке для Алишана и приобретенная впоследствии Библиотекой мхитаристов в Вене (См. P. Jakobits Dr. Daschian. Katalog der armenischen Handschriften in der Mechitaristen — Bibliothek zи Wien, 1895, описание на нем, яз. стр. 208 -209, на арм. яз. стр. 903-905).

Рукопись 1618 г., хранящаяся в Государственном Матенадаране (за № 487) (См. “Армянский судебник Мхитара Гоша”, изд. В. Бастамян, Вагаршапат, 1880, Введение, стр. 151 и след., на арм. яз. (***) также J. Karst, ук. соч., стр. V и след. В отличие от варианта Алишана, язык этой рукописи восточноармянский. Сравнительный анализ рукописей см. у Г. Овнаняна, Исследования о простонародном языке предков, Вена, 1897, стр. 184 и след. (***)).

Рукопись, принадлежащая Арутюну Кюрдяну, опубликованная в 1956 г. (Журнал “Базмавэп”, 1956, янв.-февр. на арм. яз. Манускрипт представляет собой книгу канонов, переписан в 1621 — 1622 гг. в Хизане Григором Хизанци. Список был выполнен для вардапета Карапета, помечен его печатью. Шрифт — болорагир, заглавия писаны также нотрагиром).

Последняя рукопись содержит восемь первых глав «Ассиз» в редакции, весьма отличной от варианта, опубликованного Алишаном. [333] Издатель полагает, что его рукопись и рукопись Алишана сохранили различные переводы одного и того же старофранцузского текста; наличие опубликованной им рукописи доказывает, что «Ассизы» имели широкое хождение среди армян. Рукопись Матенадарана (о которой автор, видимо, не подозревает), подкрепляет справедливость этого положения.

Предлагаемый читателю русский перевод «Ассиз» сделан покойным А. А. Паповяном, который известен широкому кругу читателей как переводчик «Армянского судебника» Мхитара Гоша (изд. АН АрмССР, Ереван, 1954). В А. А. Паповяне счастливо сочетались филолог и юрист, что весьма положительно сказалось на переводе. Поскольку перевод публикуется посмертно, мы ограничились лишь небольшой стилистической правкой. Примечания сделаны в самых необходимых местах, они помечены «Г. А.» если заимствованы из издания Алишана и «Перев.» — если принадлежат А. А. Паповяну.

Одновременно с этим мы сочли целесообразным приложить перевод варианта «Ассиз», опубликованного А. Кюрдяном, поскольку этот вариант представляет самостоятельный интерес. Следует отметить, что при переводе этих отрывков пришлось столкнуться с значительными трудностями. Слова порой утрачивают всякую логическую связь и только наличие текста Смбата Гундстабля помогает нащупать мысль, которую хотел выразить средневековый переводчик. Поэтому, публикуя русский перевод этого варианта, мы рассматриваем его как первоначальную стадию работы над текстом.

К. Ю. [334]


АССИЗЫ АНТИОХИЙСКИЕ

Перевел с киликийского диалекта армянского языка

А. А. ПАПОВЯН

ПРЕДИСЛОВИЕ

По милосердию и с помощью великого бога мы приступаем к письменному изложению обычаев и ассиз Сеньории столицы Антиохии, обычаев и законов, применяемых во взаимоотношениях между вассалами и сеньорами. И всего их 17 глав.

Эти ассизы я, раб божий Смбат, коннетабль армян и владетель Паперона, сын Константина и брат благочестивого царя армян Хетума, попросил у благородного принца принцев и нашего кровного родственника, сира Симона, коннетабля Антиохии.

Последний владел тем [именно] текстом [ассиз], который при принце Боэмунде утвердили в письменном виде сир Пьер де Равендель, сир Томас Марешаль и другие мудрые и ученые сеньоры Антиохии. Текст этот его отец, почивший во Иисусе Христе сир Мансэль, коннетабль, подарил сыну своему — Симону, который из любви ко мне и по моей просьбе [со своей стороны] уступил его мне.

Я же потрудился и перевел па армянский язык.

И так как народ наш и суд армянский обычно руководствовались этими ассизами, между тем от незнания их проистекали ошибки для нас и пагуба для душ наших, как и нерадение, чтобы обращаться за разъяснениями в высшие судебные инстанции, то я с большим рвением и усердием [стал искать] и нашел их [наконец], и взялся перевести.

По окончании перевода я переслал его в Антиохийский Суд, где его сличили с текстом и собственноручными подписями удостоверили верность перевода слово в слово.

Итак, если кто желает искренне руководствоваться этими ассизами и [их] законами, то пусть знает он, что это и есть подлинные Ассизы Антиохийские.

И ныне те, которые будут пользоваться ими, пусть молят [бога] об отпущении мне грехов моих. Если же кого из вас постигнет наказание, то [знайте], что наказываю не я, а наказывают законы; в этом нет моей вины. И если кто из подвергшихся наказанию будет злословить, то хулить будет не меня, а божьи законы. [335]

(Оглавление ассиз в 17-и главах)

1. О сеньоре и вассалах; об их взаимных правах и обязанностях.

2. О порядке, в каком сеньор может принять на хранение ценные вещи вассала.

3. Об отпадении вассала от своего сеньора без разрешения последнего и о наказании виновного в том вассала.

4. О суде над вассалом, который говорит или совершает что-либо против своего сеньора.

5. В каких случаях сеньор может взять в свои руки имущество [вассала]. Таких случаев — три.

6. О браке вассала-рыцаря со вдовой или девицей.

7. О тяжбе вассала с вассалом об имуществе, владение которым связано со службой.

8. О тяжбе лица, имущество которого, — обязывает ли оно вассальной службой или нет, — захвачено кем-либо и находится во владении захватчика.

9. О тяжбе вассала с вассалом или с вассалами, или вассала с не вассалом.

10. О суде над [вассалами], наносящими друг друга удары в драке или толкающими друг друга.

11. О суде над вассалом, обвиняющим другого вассала в неверности по отношению к Сеньории.

12. О суде над вассалами, обвиняющими друг друга в смертоубийстве.

13. О тяжбе с вассалами по поводу имуществ вообще.

14. О браке рыцаря с женщиной, обладающей родовым имуществом и родившей ему ребенка.

15. О полевых землях, их границах и об обычном праве [по этим предметам].

16. О порядке платежей съемщиками земель по документам, основанным на Ассизах.

17. О суде над съемщиком, не производящим [вассалу] платежа и над уполномоченным, беспокоющим вассала.

(Оглавление ассиз, касающихся горожан)

1. Мы рассматриваем, прежде всего, брак и свойство горожан и купцов, ибо начало всякого роста возникает и регулируется посредством [установления] свойства.

2. О тяжбе с сиротами, не достигшими совершеннолетия.

3. О муже или жене, имеющих несовершеннолетних детей и желающих совершить завещание.

4. О браке со вдовой.

5. О браке со вдовой с ее согласия, но без согласия ее родителей. [336]

6. О самовольном нарушении фактического владения и восстановлении последнего (Заглавие изложено в свободном переводе в соответствии с содержанием статьи, ибо текст не поддается точному воспроизведению — Перев.).

7. Об обвинении одного лица другим и нанесении ударов или побоев или об обвинении во всякого рода других столкновениях.

8. Об убийстве родственника или постороннего человека.

9. Об утере собственного вьючного животного.

10. О тяжбе по поводу отцовского и подобного ему имущества.

11. О тяжбе родственников, обращающихся в Суд по спору о родовом имуществе.

12. О проданном родовом имуществе, оспариваемом друг у друга родственниками.

13. О найме дома согласно Ассизам или обычаю.

14. Если кто должен другому, и кредитор арестует имущество должника без разрешения суда.

15. О закладе имущества независимо от размера последнего.

16. О ссуде под залог.

17. О закладе родового имущества или залоге вещей по письменному акту или при свидетелях.

18. Об обычном праве относительно верховых и им подобных животных.

19. О мерах, весах и глашатаях.

20. О торговых операциях банкира.

21. О купцах и о городской торговле — внутренней и внешней. [337]

АССИЗЫ АНТИОХИЙСКИЕ

(Ассизы о сеньорах и вассалах)

ГЛАВА I

О вассалах и сеньоре

Прежде всего следует и надлежит знать, какая существует связь между сеньором и вассалом. Надо помнить, что они связаны столь тесными узами верности, какие только возможны.

Ибо вассалитетом вассал связал себя навеки со своим сеньором против всех прочих людей, на жизнь и на смерть. И как вассал, он обязан принести клятву верности своему сеньору. Сеньор же обязан принять его в свои вассалы с искренним доверием и [чувством] справедливости. И после этого вассал не имеет права поступать каким бы то ни было образом в нарушение своих обязанностей по отношению к сеньору или против сеньора.

А теперь мы вкратце изложим, для разумеющих, то, что наиболее существенно.

Когда сеньор приглашает вассала по какому-либо делу или по службе, то необходимо, чтобы вызов этот был сделан живым словом через посредство посланца, лично известного вассалу. Вызывая, посланец обязан указать ему день и условия [явки], согласно обычаю, принятому в подобных случаях. И вассал обязан явиться точно в назначенный день; если же [это оказывается для него невозможным], то он обязан тогда же или после добросовестно указать посланцу причины. Ибо, если он получает приглашение и не является в назначенный день, не представляя при этом законных оснований неявки, тогда сам сеньор или его судья приводят его к себе и в присутствии других вассалов спрашивают его: «почему ты не явился по вызову и согласно указанному тебе условию?» Если вассал будет отрицать и заявит, что посланец ему ничего не сказал, то, согласно обычаю, требуется, чтобы он поклялся верностью и вассальной связью, которыми он обязан своему сеньору в том, что по этому делу посланец не вызывал его. И тогда он освобождается от ответственности; он не может быть осужден по этому делу, и его ни в чем более не обвинят. Но, если вассал не желает клясться, тогда приводят к присяге посланца. Если посланец принимает присягу, то тем самым подтверждается обвинение, и этого достаточно. За это он, вассал, лишается своего имущества сроком на один год и один день. Через год и день он, явившись, немедленно получает обратно свое имущество. [338]

Но вассал, достигший шестидесяти лет, не обязан более никакой службой; он может уйти к себе на покой.

Клятва посланца, — независимо от того: вассал он или нет, — принимается лишь в том случае, если вызванный вассал не присягает; если же последний приносит клятву, то этим и кончается все. После этого сколько бы свидетелей и улик ни приводилось против него, все они должны быть отвергнуты. После состоявшейся присяги не могут быть допущены какие бы то ни было доводы, сколько бы их ни было и кем бы они ни были представлены — присягнувшим или противной стороной.

ГЛАВА II

О порядке, в каком сеньор может принять на хранение ценные вещи вассала

Принять имущество вассала сеньор может таким образом: если вассал пожелает отдать свое имущество на хранение и, явившись к сеньору, скажет: «вот, я пришел и отдаю свое имущество вам, мой сеньор, на попечение и хранение»; и если сеньор тотчас же примет это имущество, то впоследствии вассал, когда б он ни явился и потребовал своего имущества, вправе немедленно взять его обратно, и сеньор не может каким бы то ни было образом препятствовать ему в этом или возражать.

Но, если сеньор из сострадания к нему ответил, что он не желает принять имущество; вассал же в присутствии двух или большего числа других вассалов вновь повторит просьбу, говоря: «Свое имущество, в чем бы оно ни заключалось и во сколько бы оно ни ценилось, я передаю вам», тогда сеньор или его бальи заявляют суду: «Вот такой-то из моих вассалов, который пришел ко мне и в присутствии таких-то [лиц] передал мне на попечение свое имущество, но я не принял его. Несмотря на это, он вновь явился ко мне и сказал: «Сколько бы то ни стоило имущество, я передаю его вам»; и при этом явятся упомянутые свидетели-вассалы и подтвердят, что так именно говорил тот вассал, то, согласно Ассизам, суд вынесет решение о том, чтобы сеньор принял [предлагаемое ему] имущество на один год и один день и чтобы по истечении этого срока в один год и один день вассал, явившись, мог немедленно и без возражения взять имущество обратно.

ГЛАВА III

Об отделении вассала от своего сеньора без разрешения и о наказании виновного

Если случится так, что вассал отделится от своего сеньора и уйдет из страны, и сеньор пожелает восстановить на него свое право, то он должен созвать Суд и изложить свою жалобу на то, что такой-то вассал отделился от него без его разрешения и ушел из пределов страны. Суд посылает трех вассалов для вызова ушедшего и дачи им ответа. Если [339] же не найдут его дома, который, оказывается, он покинул вместе со всей семьей, то один из них должен приложить руку к двери [покинутого дома] и — двое других будут при этом свидетелями — сказать «Ты, вассал такой-то. Мы пришли к тебе и приглашаем тебя скорее явиться в Суд для того, чтобы дать ответ и оправдаться. Суд предоставляет тебе 15 дней с сегодняшнего дня, и 15 дней — с завтрашнего дня, и 15 дней — с послезавтрашнего дня, что в совокупности составляет 17 дней на то, чтобы ты предстал перед судом». Сказавши это, они возвращаются в Суд и докладывают о происшедшем.

Если [ушедший] вассал явится, как и подобает, в соответствии с условием и в предоставленный ему срок, дабы Суд разобрался в жалобе сеньора и в объяснениях вассала, то Суд выносит свое решение по выслушании жалобы и ответа; и этим кончается дело.

Но, если вассал ушел без разрешения, то он поступит лучше, если вернется в течение 17 дней, иначе он теряет [свое имущество]. Если же он не явится в Суд и не подчинится предложенному условию, сеньор же пожелает с помощью суда восстановить свое право, то Суд обязан судить по действующему обычному праву, согласно которому сеньор может отобрать его имущество и держать его в течение одного года и одного дня. И делается это потому так, что сеньор не имеет власти наложить руку на своего вассала, ниже на его имущество без разбирательства дела Судом и без решения последнего. По истечении же одного года и одного дня вассал тот, когда бы он ни явился в Суд для того, чтобы потребовать свое имущество, незамедлительно получает его обратно и продолжает службу, которую он обязан нести. И если сеньор или бальи имеет с вассалом какую-либо иную тяжбу или какой-либо иной спор, то он требует через суд, и по суду же отвечает вассал.

Но, если сеньор поручает вассалу дело, а он обращается к другому делу, а не порученному, то он, вассал, теряет [имущество] на один год и на один день. Если же вассал, вступив на службу без приглашения, отлучится на богомолье или по какому-либо иному делу, но вернется в течение 17 дней, то он не подлежит преследованию; если же будет отсутствовать дольше, тогда он теряет имущество на один год и один день.

ГЛАВА IV

О суде над вассалом, который говорит или совершает что-либо против своего сеньора

И если случится так, что вассал скажет что-либо или совершит какое-либо действие против своего сеньора, а сеньор или его бальи пожелают искать и добиваться правосудия против него, то надлежит, чтобы суд рассмотрел [дело] и вынес решение по выслушании жалобы сеньора и объяснений вассала.

Но, если вассал допустит [в отношении сеньора] какое-либо грубое или неприличное выражение, и покинет его и удалится из страны прежде [340] чем сеньор успеет подать жалобу на него, то необходимо, чтобы сеньор или бальи явился в суд и изложил последнему то, что сказал или сделал обвиняемый. Суд тогда обязан отправить за обвиняемым трех вассалов. Если последние сумеют найти его на месте [его жительства], то один из них — остальные двое будут свидетелями — скажет: «Такой-то! Сеньор твой созвал Суд по поводу тебя, сказавшего и сделавшего то-то и то-то. Сеньор требует правосудия. Суд вызывает тебя, — назначая тебе день явки; для этого он определил тебе срок в 15 дней, начиная с сегодняшнего дня и 15 дней — с завтрашнего и 15 дней — с послезавтрашнего, с тем, чтобы ты явился выслушать жалобу своего сеньора и держать ему ответ. Суд готов оказать тебе правосудие по своим обычным Ассизам». Посланцы должны выслушать его ответ. И если обвиняемый явится в течение указанного срока, то суд обязан рассудить дело справедлино по обычным Ассизам и статуту.

Но, если обвиняемый не явится, то справедливо, чтобы Суд пошел дальше и судил его по полной справедливости соответственно его вине; и это в том лишь случае, если он будет находиться в месте, где посланцы-вассалы могли видеть его. В противном случае нужно, чтобы сеньор терпел, пока посланцы, наконец, найдут его и известят его о вызове Суда. Если после этого вассал не явится для дачи ответа, то он потеряет имущество на один год и один день.

ГЛАВА V

О случаях, когда сеньор может взять в свои руки имущество /вассала/; а таких случаев — три

Взять в свои руки имущество вассала сеньор может в следующих трех случаях:

Во-первых: когда вассал — хозяин имущества — бросает свое имущество и оставляет его без присмотра.

Во-вторых: когда имущество переходит под опеку сеньора, как это предусмотрено в Ассизах. Переход же имущества под опеку означает следующее: если вассал и его жена умрут, а наследники окажутся несовершеннолетними, сеньор охраняет имущество в качестве опекуна и из этого имущества доставляет детям средства, необходимые им на пропитание, до достижения ими совершеннолетия.

В-третьих: когда сеньор вступает во владение имуществом вассала по решению суда и берет его по какому-либо основанию.

Каков бы ни был способ приобретения, имущество вассала сеньор может взять в свое владение и ведение лишь по этим трем причинам.

Если сеньор растратит, или подарит, или продаст, или каким-либо способом [отчудит другим имущество вассала], то последний, явившись, не может требовать свое имущество у настоящего держателя его.

По праву собственности и согласно Ассизе [явившийся собственник] должен требовать свое имущество у сеньора; именно сеньор обязан [341] выдать ему имущество и удовлетворить его, так как, если бы собственник искал у держателей, то последние могли бы, со своей стороны, часто переуступать имущество другим и тем самым затягивать дело до скончания века. И это еще потому, что держатель имущества, владеющий последним в течение одного года и одного дня, согласно Ассизам вовсе не обязан отвечать. Вот почему и установлено правило о том, чтобы требование было обращено к сеньору, обязанному немедленно удовлетворить собственника и передать ему его имущество.

Надлежащий возраст вассала наступает с достижением им пятнадцати лет и с посвящением его в рыцари, ибо для рыцарского звания нет совершеннолетия. Сеньор может, по своему желанию, произвести в рыцари на четыре года или па пять лет раньше, или как пожелает; но с наступлением этого последнего возраста сеньор не может признавать вассала еще молодым, не достигшим совершеннолетия. Он обязан немедленно посвятить его в рыцари и ввести во владение. И этого здесь достаточно.

ГЛАВА VI

О браке вассала со вдовой или девицей

Изложим взаимные права супругов в браке вассала, будь это брак с девицей или со вдовой.

Надлежит знать, что с момента вступления в брачный союз и независимо от того — родились ли у них дети или пет, супруги становятся соучастниками всего своего имущества, наследственного или какого-либо иного.

В случае смерти мужа жена получает всю обстановку и половину снаряжения мужа — безвозвратно; половину же остального имущества мужа — благоприобретенного или наследственного, — она получает в пожизненное владение и распоряжение, и в этой же половинной доле она несет службу сеньору. Если же она имеет ребенка, то ей должна быть выдана и другая половина имущества для ребенка.

Если жена умрет раньше мужа и бездетно, то муж возвращает все, что принесла с собою жена и в чем бы оно ни заключалось: в наличных ли деньгах или в чем-либо ином. Если же у них родился ребенок, хотя бы успевший издать первый крик, что подтвердят достоверные свидетели, — приданое не возвращается; никто не может требовать от мужа какой-либо части приданого.

Если муж и жена, имея детей, продадут вследствие какой-либо нужды или растратят, или подарят, или перепишут на чужое имя свое благоприобретенное или полученное по наследству имущество, за которое они обязаны службой, то дети при жизни отца или матери никоим образом не могут требовать обратно отчужденное имущество. После смерти же родителей они могут искать его обратно с разрешения Суда [342] и то в том лишь случае, если отчуждение имущества родителями имело место после рождения детей.

Если же родители растратили имущество, продали его или дали в приданое, или отдали в государственную казну до рождения детей, то оно оставляется их владельцам (приобретателям), и дети не могут требовать его обратно, разве только в случае, если воспоследует на то специальное разрешение сеньора.

После смерти вассала имущество его, за которое он обязан службой, если оно родовое, наследует один лишь старший сын, который [в таком случае] обязан выдать сестер своих замуж в семью, достойную его собственного рода.

Сокровища же свои, равно как всякое другое имущество, снаряжение и тому подобное, отец может дать кому он пожелает.

Рыцарь, желающий сделать завещание, может распорядиться в этом [завещательном] порядке не более, чем половиною такого рода движимым и благоприобретенным имуществом, ибо другая половина составляет приданое и свадебные подарки жене (*** “твайр” — donatio. — Перед.). В случае же его смерти без завещания все эго имущество, — много ли, мало ли его — делится на две равные части, причем одна половина переходит к старшему сыну, а другая половина — к жене. Если же наследниками являются одни лишь дочери, то все это имущество делится между ними поровну, за исключением замка и сеньории, которые со всем имуществом и доходами, входящими в состав этого замка или сеньории переходят к одной лишь старшей из них. Последняя (в этом случае) обязана выдать остальных сестер замуж. Если же сверх указанного имущества окажется еще другое, то это последнее делится между остальными сестрами поровну.

Имущество, свободное от вассальной службы, независимо от того: наследственное ли оно для умершего или благоприобретенное, муж может передать кому он пожелает или распорядиться им по своему усмотрению, но всегда с согласия жены — ибо это вытекает из права ее на свадебные подарки мужа. Если же жены нет в живых, то муж вправе распорядиться означенным имуществом [свободным от вассальной службы] по своему усмотрению.

Однако, если отец владеет имуществом, за которое он не обязан службой, на основании грамоты сеньора, и в этой грамоте будет сказано, что оно должно принадлежать ему и его законным наследникам, то такое имущество он может передать одному лишь старшему сыну, разве только сеньор соизволит разрешить ему грамотой передать имущество своим сыновьям или посторонним по своему усмотрению.

Если жена признана бесплодной или достигла возраста, когда она уже неспособна к деторождению, то сеньор не может понудить ее к замужеству; жена, в таком случае, обязана сеньору службой лишь в пределах полученных ею от мужа свадебных подарков. Но если она получила, кроме того, и другую половину имущества, то сеньор может ее, как других, выдать замуж. [343]

ГЛАВА VII

О тяжбе вассала с вассалом об имуществе, которое обязывает службой

Если вассал ведет тяжбу с другим вассалом об имуществе, владение которым связано со службой, и ответчик возражает, говоря: «Я владею своим имуществом и нахожусь в вассальной зависимости и потому не обязан отвечать перед тобою; я обязан отвечать только перед своим сеньором», то истец должен терпеть [фактическое положение] без возражения до того времени, пока не воспоследует [соответствующее] распоряжение сеньора.

ГЛАВА VIII

О тяжбе лица, имущество которого, — обязывает ли оно вассальной службой или нет, — захвачено кем-либо и находится во владении захватчика

В случае, если кто захватит какое-либо имущество вассала — будет ли это имущество, обязывающее вассальной службой, или нет — и вассал пожелает судиться и искать своего права в отношении противника, причем стороны не будут состоять между собою в кровном родстве, то захватчик, получив от Суда сроки, установленные в последовательном порядке для подготовки к ответу, может явиться в Суд и заявить своему противнику: «Имущество это я держу на твоих глазах в течение одного года и одного дня и ты за этот год и один день никогда не возражал и не защищал [спорного] имущества; [и потому], согласно Ассизам, я не обязан отвечать перед тобою».

И если тот, кто домогается отцовского имения, не приведет свидетелей и не докажет, что в течение означенных одного года и одного дня он требовал своего имущества, защищал [свои права], то Ассизы признают за противной стороной право держать в своем владении имущество навсегда и без всякого возражения со стороны истца.

В случае же смерти одного из тяжущихся открывается возможность для судебного спора. Если умирает истец, то только дети его могут в течение одного года и одного дня со времени его смерти возбудить дело и получить обратно имущество. В случае же смерти держателя имущества истец может в течение одного года и одного дня [со времени смерти захватчика] возбудить дело. Но если последний пропустил и этот срок в один год и один день, то наследники умершего [захватчика] могут явиться в суд, получить грамоту и утвердиться бесспорно в правах на [спорное] родовое имение.

Но если тяжущиеся состоят между собою в кровном родстве и право на спорное имущество принадлежит обоим, то указанный повод не имеет значения и сторона, не возражавшая в течение одного года и одного дня, не должна из-за этого терять своего права; возбудить спор [344] она может, когда только пожелает, и противник обязан ответствовать перед ним на основании обычных Ассиз.

Сроки и дни по спору о родовом имуществе между тяжущимися, независимо от того — родственники они друг другу или посторонние, — установлены следующие. В случае, если сторона просит срока на подготовку [к ответу], Суд обязан удовлетворить просьбу. Если по истечении предоставленного срока попросит еще отсрочку на подготовку, то Суд предоставляет этой стороне 17 дней и еще 17 дней для спорного, то есть родового имущества. Сверх этих двойных 17 дней предоставляется 40 дней, а по истечении этих последних 40 дней — еще 17 дней. По истечении и этих последних 17 дней — еще 8 дней, что составляет 93 дни, то есть три месяца и три дня. Это и есть те установленные дни, которые, как мы писали выше, Суд в последовательном порядке предоставляем тяжущимся (В манускрипте явная описка, вместо 17 дней всюду должно быть 15, и тогда сумма дней будет равна 93. Ошибка вызвана сходством буквенных обозначений цифр *** (17) *** (15). — Г. А.).

Но, если Суд предоставил тяжущемуся вассалу один из вышеуказанных сроков, а он, будучи вызван через посланца в ряды кавалерии или на какую-нибудь иную службу, удалился в связи с последней за пределы города на расстояние, установленное законом, то есть на расстояние одного фарсаха пути, а затем вернулся с той службы, то он, по возвращении своем, может, при желании, требовать и получить вновь свой срок, и Суд, согласно обычной Ассизе, обязан предоставить ему таковой.

И если кто, возбуждая дело против вассала, вызывает его в Суд, а вызываемый заявляет, что он болен (и потому не может явиться), то Суду надлежит для первого раза поверить ему и затем отправить ему вторично приглашение в следующих выражениях: «Приди и судись со своим противником». Если вызываемый повторит, что он болен, то надлежит, чтобы Суд отправил двух вассалов проверить состояние здоровья. Если посланцы, вернувшись обратно, подтвердят, что он действительно болен и удостоверят свои слова, то Суд обязан поверить им.

Но, если посланцы не усмотрят болезни и заявят, что вызываемый, по их мнению, не страдает какой-либо болезнью, Суд вызывает его в третий раз. И если и после этого он вновь продолжает утверждать, что болен, Суд назначает двух других вассалов, которые должны отправиться к нему вместе с врачом, приведенным к присяге перед крестом и евангелием [для освидетельствования его]. Вассалы-посланцы пусть имеют при себе крест и евангелие. Если врач, по освидетельствовании, подтвердит под присягой, что вызываемый болен, то последний с этого момента свободен от всякого принуждения, и никто не вправе тревожить его. Если же врач заявит, что он не находит у него никакой болезни, то вассалы — посланцы Суда — выносят крест и евангелие и обращаются к вызываемому со словами: «Надлежит, чтобы ты, как христианин, принес [345] присягу в том, что ты страдаешь такой болезнью, которая препятствует тебе явиться в Суд и оправдаться». Если он присягнет, то он может оставаться дома, сколько ему необходимо [для выздоровления]. Но в первый же день, когда он выйдет из дома, противник может преследовать его и привести в Суд для дачи ответа. Если же не присягнет, то недопустимо, чтобы он не явился в Суд и не судился бы, в обязательном порядке, со своим противником.

ГЛАВА IX

О тяжбе вассала с вассалом или с вассалами, или вассала с не-вассалом

В процессе о насилии или о похищении вещей, возбужденном на Суде вассалом против вассала, или не-вассалом против вассала, когда один обвиняет, а другой слышит обвинение [возводимое на него], необходимо, чтобы обвиняемый немедленно явился в Суд, и защищая себя, отрицал [приписываемое ему] обвинение в словах: «Нет, бог тому свидетель»; необходимо, чтобы он поднял свое знамя в удостоверение того, что он не совершал этого. Вслед за этим необходимо, чтобы обе стороны просили советников каждая по одному для себя; и Суд назначает таковых из числа заседателей, призванных для участия в Суде. По получении советников и по совещании с ними, стороны просят Суд об отсрочке.

Если жалобщик является в суд и лично и через советника заявляет: «Я представляю Суду объяснение и с полной определенностью и очевидностью устанавливаю насилие и лишение, которое противник учинил в отношении меня, и я готов доказать это способом, какой Суд сам найдет уместным», то по выслушании этого заявления ему предоставляется отсрочка до следующего дня, если объяснения давались вечером: если же объяснения свои он давал утром, то отсрочка предоставляется до вечера [того же дня]. Такова, и не более, продолжительность отсрочки в делах о насилии.

Если жалобщик обязуется представить свои доказательства и подтвердить свидетелями свою жалобу; если свидетели удостоверяют, что насилие действительно имело место и похищенная вещь находится в руках противника; что жалобщик совершенно добросовестно обвиняет его; если при этом показания свои свидетели подтверждают взаимным ручательством, говоря, что они, руководимые страхом божьим, готовы подтвердить правильность своих показаний способом, какой Суд найдет уместным, то [в этом случае] необходимо, чтобы показания свидетелей были взаимно согласованы и подкреплены.

Однако, если противник (обвиняемый) возражает через своих свидетелей и ручательством ли, или каким-нибудь иным способом силится опорочить свидетелей [жалобщика], то, если кто из последних пожелает, поднять свое знамя и вступить с ним в поединок, то это в его воле. Но, если свидетель не желает драться, то судьям надлежит рассмотреть жалобу. [346]

Если предмет жалобы стоит одну серебряную марку или больше, то процесс должен продолжаться. Если обвиняемый принесет присягу перед крестом и евангелием в том, что все показания свидетелей против него ложны, то он [свободен и] возвращается к своим делам. Но если обвиняемый не желает защищаться или принять вызов на поединок, то тем самым подтверждаются показания свидетелей о факте совершения им насилия; и, в таком случае, потерпевшему немедленно возвращается все, чего он лишился и все, что отнято у него силою; насильник же присуждается к штрафу в размере 36 су, что составляет 44 новых дирхема.

Однако и после того как жалобщик получит свои вещи, если Суд убедится в том, что обвиняемый желает, чтобы его судили вновь, то Суд выслушивает его; но в этом случае требуется, чтобы обвиняемый представил свои возражения и добился правосудия.

Если же обвиняемый в насильственных действиях не подает Суду жалобы с заявлением о готовности своей доказать свою невиновность способом, какой найдет уместным сам Суд, то, очевидно, что он тем самым сознался в совершении насилия. Этим небрежением он подтверждает жалобу своего противника, который [в таком случае], согласно обычной Ассизе, получает окончательно и бесспорно свои вещи и свои права. Ибо следует знать, что бог установил суд для истинных и правильных решений в интересах спасения мира, дабы каждый пользовался своим честным [добром] и избегал всего бесчестного.

В делах же, в которых предмет спора меньше одной серебряной марки, нет места для поднятия знамени (вызова на поединок). В таких делах достаточно присяги и свидетельства. К жалобам же, касающимся предметов стоимостью в одну марку и больше, применимо то, о чем мы писали.

Если свидетель не вассал, то показания его не должны в силу одного этого обстоятельства лишиться своей силы; лишь бы он не был бастардом.

ГЛАВА X

О суде над вассалами, наносящими друг другу удары в драке или толкающими друг друга

Если кто из вассалов наносит своему товарищу удары или толкает его и на Суде отрицает это, говоря: «Нет», другая же сторона имеет свидетелей, могущих прямодушно подтвердить факт и, в случае необходимости, принять вызов на бой; ударивший же продолжает лишь [голословно] защищаться, то последний тем самым признается виновным и присуждается к уплате Суду штрафа в одну тысячу антиохийских деканов, что составляет 50 -сирийских красных монет. Кроме того он [присуждается] к выдаче потерпевшему арабского коня со всей сбруей, а также панцыря, шлема и всего снаряжения, необходимого рыцарю в ратном деле. [347]

Если же потерпевший не имеет свидетелей, могущих подтвердить факт нанесения удара, но на его лице окажутся следы ударов, а на теле — следы повреждений, то в таком случае обвиняемому надлежит явиться в Суд и принять присягу перед крестом и евангелием в том, что он не наносил удара и не толкал, и тогда он свободен и возвращается к своим обычным делам. Если же он отказывается от присяги, то он платит вышеуказанный штраф Суду и возмещение потерпевшему.

ГЛАВА XI

О суде над вассалом, обвиняющим другого вассала в неверности по отношению к Сеньории

Если рыцарь обвиняет другого рыцаря в неверности по отношению к Сеньории; обвиняемый же не обращается немедленно в Суд и не возражает, говоря: «Нет, бог тому свидетель», не опровергает и не поднимает знамени, то он, обвиняемый, тем самым принимает на себя вину и предоставляет себя и детей своих в распоряжение бога и на усмотрение Суда. Если же он немедленно возражает своему противнику, опровергает его, отрицает и, поднимая знамя, говорит: «Нет, бог тому свидетель, обвинение ложно, и вот мое знамя, которым я желаю очистить себя от возведенного на меня обвинения», как это полагается человеку невиновному и при этом, передавая свое знамя, он не скажет, что готов доказать свою правоту способом, который сам Суд найдет наиболее подходящим, то он, в таком случае, передается в распоряжение сеньора. Если сеньор пожелает, — стороны обязаны вступить в поединок, ибо знамя [с этого момента] находится в руках сеньора, а не Суда.

Если оба противника являются перед сеньором, причем один из них подтверждает лично [без представления свидетелей] выдвигаемое им обвинение, [а другая сторона отрицает его], то спор [с этого момента] выводит из [компетенции] Суда и переносится на них самих, и если сеньор [в этом случае] пожелает, чтобы они дрались, то он может тут же решить вопрос и приказать вступить в поединок. Если кто из противников попросит при этом отсрочить или отложить поединок, то он тем самым подтвердит свою виновность и предаст себя на усмотрение сеньора.

Но если обвиняемый отрицает на Суде свою вину и заявляет: «Нет, бог тому свидетель, и вот мое знамя; я готов очистить себя от [взводимо то на меня] обвинения и доказать лживость последнего способом, какой Суд сам найдет наиболее подходящим», то Суд не должен никоим образом допустить поединок, но должен потребовать от жалобщика свидетелей столь совершенных, чтобы они могли подтвердить свое показание боем; необходимо, чтобы один из этих свидетелей мог, в случае необходимости, принять вызов на поединок с обвиняемым. Ибо, если кто обвиняет кого в каком-нибудь деянии, по которому нет свидетелей, обвинитель признается человеком неправым, не заслуживающим доверия. И потому прежде чем обвинять своего противника, необходимо, чтобы обвинитель [348] нашел достоверных свидетелей, ибо если он не выставит таковых свидетелей, то справедливо, чтобы он сам испил ту горькую чашу, которую, в противном случае, должен был испить обвиняемый.

ГЛАВА XII

О суде над вассалами, обвиняющими друг друга в смертоубийстве

Если кто из, вассалов обвиняет другого вассала и заявляет: «Вот этот человек убил такого-то из моих людей, — сына ли или чужеродца», причем труп убитого будет лежать тут же, кругом в крови, и приведет [обвиняемого] в Суд; если последний, выслушав обвинение жалобщика, принебрегает им, не возражает и не говорит: «Нет, бог тому свидетель»; не делает вызова на поединок, то он, обвиняемый, тем самым берет на себя вину и остается в распоряжении сеньора.

Подобные случаи, когда обвиняемый не защищается и подвергается ответственности, встречаются часто.

Если же обвиняемый немедленно возражает; просит себе советника из числа судебных сановников, который вел бы его дело; если он, как подобает, поднимает знамя и отрицает свою вину, то Суд обязан предоставить жалобщику, если он этого желает, срок на представление им своих доказательств и свидетелей, причем, если жалобщик пожелает тут же назвать вызываемых им свидетелей, то Суду надлежит записать имена последних. Но, если обвинитель в состоянии возбуждения заявляет, что он желает тут же, немедленно, доказать, что убийство совершено именно противником; Суд же в тот момент оказывается не в полном составе заседателей, то предоставляет ему срок и назначает день, когда он будет заседать в полном составе. И когда обвинитель предстанет перед Судом, то он уже не может ссылаться на новых свидетелей, так как он [до этого] раз уже согласился немедленно представить Суду свои доказательства. Срок же был предоставлен не ему, но был назначен для пополнения состава Суда. По пополнении же состава Суда обвинитель должен, согласно своему обещанию, представить все те доказательства, которые он представил бы, если бы дело слушалось немедленно. Итак, когда оба противника являются в Суд, который в тот день готов (т. е. собрался в полном составе); если свидетели единогласно подтверждают, что убийство совершено обвиняемым; обвиняемый же, наоборот, отрицает с принятием гарантии, о которой мы говорили неоднократно, то свидетели могут, если пожелают, вступить с ним в поединок. Но, поскольку обвиняемый залог своей гарантии передал в руки сеньора в присутствии Суда, то в случае, если свидетели отказываются от поединка с обвиняемым, последний приносит крест и евангелие и клянется перед ними в том, что он не преступен, не виновен. Если же кто из свидетелей принимает на себя бой с обвиняемым, то бой должен состояться безусловно, так как передача знака (гарантии) имела место в Суде и в присутствии Суда. И тот, кто потерпит поражение в поединке, тот и будет повешен. [349]

Если потерпел поражение обвиняемый, то он один и будет повешен; если же потерпевшим поражение является свидетель, то повешению подлежат как этот самый свидетель, так и обвиняемый.

Дело, в конце концов, сводится к тому, что во всех случаях смертоубийства, подкупа, или какого бы то ни было тяжкого обвинения в убийстве или измене отечеству, если кто из свидетелей согласен принять бой, то все остальные свидетели освобождаются от обязанности драться. Свидетель же, согласившийся на бой, в случае проигрыша последнего подлежит повешению. Если же свидетель не принимает боя, то обвиняемый клянется в том, что он не преступен и свободно возвращается к своим обычным делам; обвинитель же [в этом случае] признается ложным и подлежащим тому наказанию, которому подвергся бы обвиняемый, если обвинитель доказал его виновность.

ГЛАВА XIII

О тяжбе с вассалом по поводу имущества и долгов

Если кто привлекает к суду вассала, пребывающего на службе сеньора, то вассал, пока он находится под знаменем сеньора при исполнении этой службы, не ответствует перед противником. Также не ответствует он с момента вызова на службу и за время, пока он прикреплен к последней.

Но если повод к тяжбе возник за время после вызова и во время [исполнения им] службы, то он обязан ответствовать и представить своп объяснения, будучи вызван и состоя на службе.

Если же повод возник в другое время (Очевидно, до вызова и до вступления в служебные обязанности, в соответствии с первым абзацом настоящей статьи — Перед.), то он ответствует по возвращении домой.

ГЛАВА XIV

О браке рыцаря с женщиной, имеющей родовое имущество и родившей ему ребенка

Если рыцарь женится на женщине — вассалке, владеющей родовым имуществом, и она родила ему ребенка, то после смерти жены рыцарь, независимо от того: жив ли или умер ребенок, получает означенное родовое имущество в свое пожизненное владение преимущественно перед своими детьми и всеми родственниками жены. И это потому только, что у них родился ребенок.

Исключение представляет тот случай, если у жены остался совершеннолетний сын от первого брака: родовое имущество после смерти жены, в таком случае, переходит к этому сыну, как действительному собственнику. [350]

Но, если дети от первого ее брака — дочери, а от второго мужа — совершеннолетний сын, то этот последний и наследует матери и в таком лишь случае отец его — господин. Он берет имущество в пожизненное владение. После же смерти отца родовое имущество получает старший сын.

Если же у жены как от первого, так и от второго брака родятся одни только дочери, то после ее смерти ее родовое имущество Суд делит в равных долях между всеми дочерьми как от первого мужа, так и от второго. Доли дочерей от первого мужа Суд берет на свое попечение и выдает их замуж; долю же дочерей, родившихся во втором браке, берет в свое пожизненное владение отец, который и сам печется о них.

И если, — как знать, — умрут все дочери от второго мужа, и последний переживет их всех, то и доля умерших дочерей должна немедленно перейти к дочерям от первого мужа, ибо переживший отец не имеет в родовом имуществе своей [самостоятельной] доли.

ГЛАВА XV

О полевых землях, их границах и об обычном праве по этим предметам

Если где возникнут смуты и беспорядки из-за границ земель и деревень, и кто-нибудь явится к сеньору или его представителю бальи с заявлением о том, что такой-то нарушает его границу и попросит, чтобы Суд отправил людей для местного осмотра и устранения насилия, то Сеньории надлежит приказать дуку, присяжным заседателям, нотариусу, начальнику канцелярии и чинам последней, равно как отряду рыцарей-вассалов, отправиться на место происходящей смуты и разобрать заявления обеих сторон.

Если у одного из противников окажется документ, то пусть решают дело по этому документу, но пусть [предварительно] проверяют его, чтобы он был действительным и достоверным. Если же представитель противной стороны будет возражать, говоря, что спорной границей он владеет со времен своих предков, то подобное возражение не должно быть принято во внимание; и не приличествует, чтобы там, где имеются документы и свидетели, кто-либо мог быть лишен владения только потому, что он держит его с давних пор, а также, чтобы подвергшийся несправедливости не мог быть восстановлен в своих правах.

Ибо надлежит, чтобы каждый владеющий угодьями, находящимися вне города, держался в своих границах, точно установленных и отведенных ему, а не пользовался недобросовестно чужим владением.

Если же не окажется документа и не будет видна проведенная граница, то судьи должны вызвать стариков и сведущих людей соседей, а также уполномоченных. Все они должны принять присягу перед крестом и. евангелием и отправиться с ними на место.

Если здесь, на месте, они обнаружат старую границу, то они [351] должны восстановить ее со страхом божьим [в сердце], если же старой границы не окажется, то они должны провести новую и отметить ее углем и каменным знаком. Они должны выдать обеим сторонам [соответствующий] документ и внести его в реестровую книгу.

ГЛАВА XVI

О порядке арендной платы в соответствии с законными документами, основанными на Ассизах

Если является кто из обладателей ассизного права и заявляет: «Ассизное мое право, равно как и документ, основанный на нем, древнее, чем таковые других правообладателей, почему и платеж должен быть учинен мне раньше остальных», и на этом основании предстанет перед сеньором или его бальи и скажет: «Я обратился к такому-то арендатору; однако есть ряд и других правообладателей, которые опережают меня и получают платежи. Я же ваш старый вассал [в отношении которого] недопустимо подобное преимущество для других, и потому умоляю вас приказать запретить всякие выдачи кому бы то ни было. Пусть все правообладатели предъявляют вам свои документы и пусть все они получают платежи один после другого в последовательном порядке», — [то, если возникнет такой случай], приличествует, — да, впрочем, и обычай таков, — чтобы раньше всех оплачивалось первое [по времени] требование, а затем остальные по порядку, одно за другим до последнего по времени требования.

ГЛАВА XVII

О суде над арендатором, не производившим /вассалу/ платежа, и над уполномоченным, беспокоющим вассала

Если случится так, что уполномоченный или арендатор обеспокоит вассала при полной оплате следуемых ему от арендатора денег, то не следует доводить дело до того, чтобы [вассал] наложил руку на арендованную [у него] землю, или на самого арендатора; не следует также допускать, чтобы из пристрастия [к кому-либо из кредиторов] деньги были бы уплачены одному предпочтительнее другого, зная, что последний должен пользоваться предпочтением, как обладающий более старым долговым требованием, и как более старый вассал. Если этот последний [вассал, пользующийся привилегированным правом взыскания] явится к сеньору или его бальи и скажет: «Я жалуюсь на такого-то, имеющего требование более позднее, чем мое; что он должен получить лишь от того, что останется после предварительного удовлетворения моего требования, и я прошу, чтобы мое требование, подкрепленное документом, было оплачено раньше других, как более старое; и вот мои документы и доказательства; между тем он идет впереди, получает платеж и, тем самым, беспокоит меня», — то, если противник окажется тут же налицо и попросят отсрочки [разбирательства дела] для того, чтобы представить свой [352] документ и доказательства, Суд предоставляет ему срок в 15 дней. Если же [по истечении указанного срока] он не явится в Суд, то Сеньори? отправляет к нему сержанта, который и извещает его об этом в выражениях: «Такой-то вассал явился в Суд и подал на тебя жалобу в том, что ты поступаешь с ним произвольно. Итак, Суд предписывает тебе явиться в течение 15 дней, начиная с сегодняшнего дня, представить свой документ и доказательства и дать противнику, ответ».

Если в назначенный день он явится и даст ответ, — благо; если же он не явится, то Суд должен распорядиться, чтобы ему не выдавали ни гроша, пока не будет оплачена претензия жалобщика.

Здесь кончаются законы и права, относящиеся к вассалам. Теперь же изложим законы и права /касающиеся/ горожан и начнем с закона о свойстве.

(пер. А. А. Паповяна)
Текст воспроизведен по изданию: Армянский перевод Антиохийских ассиз // Вестник Матенадарана, Том 4. 1958

© текст - Паповян А. А. 1958
© сетевая версия - Тhietmar. 2014
© OCR - Станкевич К. 2014
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник Матенадарана. 1958