Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ДАИМБЕРТ, ЖОФФРУА И РАЙМУНД

ПИСЬМО ПАПЕ

(1099)

Господину Пасхалию 1, Папе Римской церкви, всем епископам и всему христианскому народу, от [Даимберта] архиепископа Пизанского, герцога Жоффруа, ныне милостью Божией защитника церкви Гроба Господня, Раймунда, графа Сен-Жильского и ото всей армии Божией, что в земле Израильской, приветствие.

Умножьте свои мольбы и просьбы во рвении Божием радостью и благодарением, ибо Бог проявил Свою милость в исполнении чрез наши руки того, что обещано Им было в древние времена. Ибо после взятия Никеи, вся армия, составленная из более чем трехсот тысяч воинов, покинула то место. И хотя армия была столь огромной, что могла бы за один день покрыть всю Романию и испить до дна все реки, и съесть все плоды земли, несмотря на это, Господь вел их посреди такого изобилия, что барана продавали за пенни, а быка за двенадцать пенни или меньше. Более того, хотя князья и короли сарацин поднялись на нас, они были с легкостью побеждены и одолены по воле Божией. Однако, из-за того, что некоторые стали высокомерны из-за этих успехов, Бог воздвиг против нас Антиохию, неуязвимую для людской мощи. И здесь Он удерживал нас в течение девяти месяцев и столь смирил нас за время осады, что во всем войске осталась едва ли сотня хороших лошадей. Бог раскрыл нам изобилие Своих благословений и милостей, и ввел нас в город, и предал турок и все их имущество в нашу власть.

Поскольку мы думали, что это было достигнуто нашими собственными силами и средствами, и не воздали достойной хвалы Господу, который это сделал, мы были осаждены столь великим числом турок, что никто не смел сделать вылазку куда-либо за пределы города. Более того, голод столь ослабил нас, что некоторые едва сдерживали себя от поедания человеческой плоти. Было бы утомительным описывать все страдания, что мы перенесли в этом городе. Но Господь воззрел на Свой народ, который Он столь долго наказывал [в тексте-порол], и милостиво утешил их. Так, прежде всего Он открыл нам, как награду за наши несчастия и как залог победы, Его копье, лежащее [погребенным] со времен апостолов. Далее, Он столь укрепил сердца воинов [в тексте-людей], что они, от голода и болезней бывшие неспособными ходить, теперь были наделены силою держать оружие и мужественно сражаться с врагом.

После того, как мы отпраздновали триумф над противником, когда наше войско чахло в Антиохии от болезней и истощения и было задерживаемо распрями среди предводителей 2, мы двинулись в Сирию, взяли штурмом Барру и Марру, города сарацинов и захватили крепости той страны. И когда мы там остановились, в войске был столь великий голод, что народ христианский поедал уже гнилостные трупы сарацинов. Наконец, по божественному указанию, мы вступили в пределы Испании 3 и изобильнейшая, милосерднейшая и победоноснейшая десница всемогущего Отца была с нами. Ибо города и крепости страны, чрез которую мы проходили, выслали к нам своих послов со многими дарами и предложили [выплачивать] нам дань и сдать нам свои [укрепленные] стенами города. Но поскольку войско наше было невелико и было единодушное желание поспешать к Иерусалиму, мы приняли их дары и сделали их своими данниками. В одном из городов, что был на морском побережье, людей поистине было больше, чем во всем нашем войске. И когда те, [кто был] в Антиохии, Лаодикее и Архасе услышали, как над нами простерлась рука Господня, многие из войск, что оставались [в гарнизонах] в этих городах, последовали за нами в Тир. Далее, с Господней помощью и сопровождением, мы проследовали до самого Иерусалима.

И когда войско весьма страдало во время осады, особенно по причине нехватки воды, совет был созван, и епископы с князьями повелели дабы все босиком обошли вокруг стен города, с тем чтобы Тот, Кто вошел в него смиренно ради нас, был бы сподвигнут нашим смирением к тому, чтобы открыть его [т.е. Иерусалим] нам и учинить суд над Его врагами. Бог был умилостивлен нашей смиренностью и на восьмой день после нашего унижения 4 [имеется в виду акт смирения], он предал город и врагов Своих в наши руки. Воистину, то был день, когда первоначальная церковь была перенесена туда и в который отмечается праздник расеяния апостолов. И ежели вы жлаете знать, что было сделано со врагами, обнаруженными там, знайте, что на Соломоновой Паперти и в его храме кони наших воинов шли по колено в крови сарацинов.

Затем, когда мы обдумывали, кому должно держать город, и некоторые, движимые любовью к своей стране и родным, возжелали вернуться домой, мы узнали, что царь Вавилона пришел в Аскалон с неисчислимым множеством воинов. Его целью было, как он сказал, обратить франков, что были в Иерусалиме, в плен и взять штурмом Антиохию. Но Бог относительно нас предназначил иное. Так, тогда мы узнали, что вся армия вавилонян была при оружии 5, так что, если бы они возжелали впоследствии напасть на нас, у них не было бы оружия [подразумеваются войска], которому они могли бы доверять. Не может быть вопроса о том, сколь велика была добыча, когда были захвачены богатства царя Вавилонского. Более ста тысяч мавров пали тогда от меча. Более того, паника была столь велика, что около двух тысяч были задавлены у ворот города. Число утонувших в море было неисчислимо. Многие застряли, запутавшись в зарослях. Определенно, весь мир сражался на нашей стороне, и если бы многие из наших не задержались бы при разграблении лагеря, немногие из великого количества врагов смогли бы сбежать с поля битвы.

И хотя это может показаться утомительным, нижеследующее нельзя не упомянуть: в день перед сражнием войско захватило многие тысячи верблюдов, волов и овец. По распоряжению князей, они были распределены среди людей. Когда мы двинулись в бой, удивительное дело,-верблюды сформировали множество эскадронов, и овцы с мулами сделали то же самое. Более того, эти животные последовали вместе с нами, делая привал когда мы делали привал, наступая, когда мы наступали и насыщаясь, когда мы насыщались. Облака защищали нас от жара солнца и охлаждали нас.

Соответственно, после празднования победы войско возвратилось в Иерусалим. Герцог Жоффруа остался там, а [Раймунд,] граф Сен-Жильский, Роберт, граф Нормандский и Роберт, граф Фландрский, вернулись в Лаодикею. Там они встретили флот, принадлежащий пизанцам и Боэмунду 6. После того, как архиепископ Пизанский [Даимберт] установил мир между Боэмундом и нашими начальниками 7, Раймон приуготовился вернуться в Иерусалим ради Господа и своих братьев.

Итак, мы призываем вас и католическую Христову церковь, а также всю Латинскую церковь ликовать столь восхитительной храбрости и набожности ваших братьев, столь славному и весьма желанному воздаянию всемогущего Бога, и столь преданной надежды на отпущение милостью Божией всех наших грехов. И мы молимся, чтобы Он [призвал] вас – то есть, всех епископов, клириков и монахов, которые ведут благочестивую жизнь, и всех мирян – воссесть одесную Господа, живаго и правящего во веки веков. И мы просим и умоляем вас во имя Господа нашго Иисуса, который был с нами и помогал нам и освободил нас ото всех несчастий, быть заботливыми с нашими братьями, которые возвращаются к вам, делая им добро и уплачивая их долги, дабы Бог мог воздать вам и простить вам все ваши грехи и вручить вам долю ото всех тех благословений, ими или же нами заслуженных пред очами Господа. Аминь. (Лаодикея, сентябрь 1099 г.)


Комментарии

1. Пасхалий II, Папа Римский (1099 – 1118)

2. Распри были вызваны вопросом о том, кому должна достаться Антиохия (см. ниже).

3. Испания занимает трриторию на правом берегу Оронта, раскинувшись на восток, рядом с древней Апамеей (Apamea) – Комментарий Хагенмайера.

4. Имеется в виду описаный выше акт смирения. В данном контексте слово не носит уничижитльного оттенка.

5. Т.е., «под ружьем», и не имела резервов.

6. Боэмунд I Тарентский (между 1050 и 1058 – 7 марта 1111, Каносса), князь Антиохийский, один из предводителей I крестового похода. Сын Роберта Гвискара, командовал одним из его полков в Византии, когда Гвискар сражался на стороне императора Алексея I Комнина против турок. Боэмунд отличился со своими нормандцами при взятии Никеи, в битве при Дорилее, где были разбили войска турецкого султана Киридж-Арслана и проложен путь в Малую Азию. Один из руководителей осады Антиохии, после взятия которой добился власти над ней для себя. Был в плену у турок. Вернувшись в Европу, был принят Папой и с почестями встречен французским королем, отдавшим за него свою дочь Констанцию. Набрал новое войско для дальнейших завоеваний, но после его неудач принес вассальную присягу византийскому императору.

7. После взятия Антиохии между Раймундом Тулузским и Боэмундом возникли разногласия (см выше). Боэмунд еще до падения города вынудил остальных вождей крестоносцев согласиться на передачу этого города в его владение. Когда войско двинулось на Иерусалим, Боэмунд остался в Антиохии, став правителем этого города, не приняв, впрочем официального титула, дабы не нарушить присяги, принесенной Алексею, ромейскому императору.

Текст переведен по изданию: Dana Carleton Munro. Letters of the Crusaders. Original Sources of European History, (Philadelphia: Department of History, University of Pennsylvania, 1894) vol. 1, no. pp. 4, 8-11.

© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© перевод - Черепанов П.С. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001