Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Http://www.battipav-shop.ru/

Купить плиткорез nuova battipav basic plus 40 http://www.battipav-shop.ru/.

battipav-shop.ru

ПРЕДИСЛОВИЕ

До настоящего времени на русский язык переведено крайне мало письменных памятников по истории Кореи дофеодального и феодального периода. Более ста лет назад Н. Я. Бичурин (Иакинф) в своей книге “Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена” 1 опубликовал материалы по истории народов Корейского полуострова с первых веков до новой эры до IX в. н. э., извлеченные из китайских династийных историй. Этим Бичурин положил начало научному изучению в России истории корейского народа. В 80-х годах XIX в. П. А. Дмитревский, издавая перевод японского источника “Записки переводчика... Отано Кигоро” 2, впервые в России опубликовал и выдержки из корейского законодательного памятника XVIII в. “Общего свода великого Уложения” (Тэчжон тхонпхён). До настоящего времени работы Бичурина и Дмитревского являются единственными на русском языке переводами оригинальных источников по истории средневековой Кореи 3, а все крупнейшие памятники корейской историографии остаются недоступными для читателей исторической литературы на русском и других европейских языках.

Чтобы в какой-то мере восполнить этот пробел, а также привлечь внимание востоковедов к публикации источников по истории Кореи, нами предпринято настоящее издание “Исторических записей трех государств”, написанных Ким Бусиком в 1145 г. Это самый ранний из сохранившихся корейских исторических памятников, и для изучения начального периода истории Кореи он имеет такое же значение, как, например, “Повести временных лет” для истории древней Руси.

“Исторические записи трех государств” Ким Бусика, вобравшие в [9] себя письменные памятники более ранних эпох, представляют большой интерес не только для историка, стремящегося воссоздать общественно-политическую и экономическую жизнь корейского народа на заре его истории, но равным образом и для лингвиста, изучающего истоки современного корейского языка, для литературоведа, прослеживающего ранний этап литературного творчества корейского народа, а также для всякого, кто хочет изучить раннюю историю духовной и материальной культуры корейского народа.

“Исторические записи трех государств” не являются первым и самым ранним памятником корейской исторической мысли, а отражают результат довольно длительного развития корейского летописания.

Начало корейской историографии относится к периоду существования трех государств — Когурё, Пэкче и Силла, в каждом из которых под непосредственным культурным влиянием феодального Китая стали создаваться исторические сочинения на китайском языке. К IV в. относятся первые летописи Когурё (Юги ***, или “Записи о прошлом” в ста книгах) и Пэкче (Соги ***, или “Документальные (т. е. исторические) записи”). В Силла в 545 г. началась работа по составлению истории государства. В позднейших исторических сочинениях упоминается о том, что в Когурё на основе Юги в начале VII в. была составлена сокращенная история под названием “Новое собрание” (Синчжиб *** ), а в Пэкче существовал ряд исторических сочинений, в том числе “Основная история (летописи) Пэкче”, или Пэкче понги ***), “Новый свод [истории] Пэкче” — Пэкче синчхан (***) и другие 4. Эти древние исторические сочинения не сохранились не только до нашего времени, но в большинстве случаев даже до времени составления Ким Бусиком “Исторических записей” 5.

Поэтому при воссоздании истории трех государств Ким Бусик, судя по его ссылкам, опирался главным образом на исторические произведения, созданные в государстве Силла, которое после падения Когурё и Пэкче объединило большую часть страны и просуществовало еще более двух столетий. Этим корейские исследователи объясняют наиболее полное освещение в сочинении Ким Бусика истории государства Силла.

Основными силланскими источниками, не сохранившимися до нашего времени, но широко использованными в “Исторических записях” Ким Бусика, являются “Древние записи [истории] трех Хан” (Самхан Коги ***), “Древние записи [истории] Восточных пределов” (***), “Древняя история Силла” (***), а также сочинения силланских [10] авторов: Ким Дэмуна (“Биографии высших священников” ***, “История хваранов” *** , “Разные керимские (силланские) биографии” *** и др.) и Чхоэ Чхивона (“Собрание сочинений” *** и “Хронология царей” *** ). Факты из древних силланских записей Ким Бусик сопоставлял с сообщениями китайских исторических сочинений: “Истории троецарствия” (***), “Истории поздней Ханьской династии” (***), “Истории южных и северных династий” (***) “Истории Суйской династии” (*** ), новой и старой “Истории Танской династии” (***), а также Цэфу Юанъгуй (***), Цзычжи тунцзян (***) и многих других 6.

Среди ученых существует также мнение, что Ким Бусик составил “Исторические записи трех государств” на основе переработки или сокращения более древней истории трех государств (***). Это мнение основано на сообщении историка Ли Кюбо, родившегося через 17 лет после смерти Ким Бусика. В “Предисловии к истории вана Тонмён” Ли Кюбо 7 писал, что смотрел основную летопись вана Тонмён в найденной им “Древней истории трех государств”: “Князь Ким Бусик при повторном составлении истории государства (т. е. истории трех государств) очень сильно сократил сообщения о деяниях, [которые имеются в “Древней истории трех государств”]”.

Поскольку не сохранились ни тексты этой “Древней истории трех государств”, ни даже имя составителя, то нет никакой возможности установить изменения, внесенные Ким Бусиком. Во всяком случае можно только предположить, что Ким Бусик, сопоставляя “Древнюю историю трех государств” с другими источниками, прежде всего китайскими, стремился исправить ошибки (что видно по ряду примечаний Ким Бусика к текстам “Исторических записей трех государств”), внести некоторые дополнения, устранить из старых записей невероятные, фантастические предания и привести в определенную систему все имевшиеся в его распоряжении факты.

Множество различных наслоений, сложность в языковом отношении (наличие малопонятных слов корейского происхождения, использование китайских иероглифов для обозначения корейских имен и географических названий и т. д.), смешение исторических событий с легендами, особенно в тех частях, где автор за недостатком фактов пытается воссоздать историю на основе легенд, — все это делает “Исторические записи трех государств” одним из труднейших для понимания и исследования исторических [11] памятников Кореи; “Исторические записи… ” будут привлекать постоянное внимание исследователей, историков и филологов.

Приступая к исследованию этого памятника как источника по истории Кореи раннего периода, можно отметить, что “Исторические записи трех государств” Ким Бусика — выдающееся произведение корейской феодальной историографии и исторический источник первостепенного значения. Вместе с дополнениями, составленными в XIII в. монахом Ильёном под названием Самкук юса (“Дополнение к истории трех государств”) 8, “Исторические записи трех государств” Ким Бусика дают наиболее полный свод сохранившихся сведений об истории периода трех государств, когда происходило становление цивилизации на территории Кореи, того периода, откуда ведут начало национальные традиции корейского народа в области культуры, литературы и искусства. Характер общественного строя Кореи той эпохи служит предметом оживленных дискуссий в современной корейской исторической науке 9. Исследование “Исторических записей трех государств” в сочетании с изучением других письменных источников и археологическими изысканиями в немалой мере будет способствовать правильному решению коренной проблемы ранней истории Кореи — вопроса о характере социально-экономических отношений в трех государствах.

Несмотря на кажущуюся объективность, “Исторические записи трех государств” — произведение тенденциозное, проникнутое идеологическими устремлениями, выраженными не только в авторских отступлениях, которые выделены в специальные разделы “Рассуждений [историографа]”, но и всем построением этого сочинения. Являясь главой конфуцианской группы служилого столичного чиновничества, боровшегося против сепаратистских тенденций крупной землевладельческой знати, Ким Бусик в качестве политического деятеля и полководца в Корё отстаивал идею создания и укрепления централизованного государства. В середине 30-х годов XII в., будучи первым министром, он жестоко подавил сепаратистское выступление феодалов северо-западной части страны, которые во главе с монахом Мёчхоном подняли мятеж против центрального правительства Коре и образовали самостоятельное государство 10. Став на склоне лет историком, Ким Бусик по существу отстаивал тот же политический идеал, поэтому и в истории Кореи времен трех государств он прежде всего стремился видеть непрерывное существование централизованной монархии во главе с династией, правившей сначала в Силла, а затем — в Корё. Таким образом, в летописной истории Ким Бусика, представленной в виде непрерывной [12] истории царей, события догосударственного периода не могли быть отделены от фактов периода действительного существования трех государств, а время феодальной раздробленности, наступившей в поздний период существования государства Силла, рассматривалось как противоестественное явление. Владетелей различных феодальных уделов автор считал просто мятежниками или разбойниками, не признававшими законного царя. Во внешней политике Ким Бусик был сторонником признания вассального положения Коре в отношении феодальных династий Китая (Сун и Цзинь) и считал корейские государства вечными вассалами Китая, зачастую противореча фактам и замалчивая многие события, связанные с борьбою корейских государств против попыток угнетения их крупными феодальными династиями Китая (например, Танской). За это критиковали сочинение Ким Бусика уже в XVIII в. такие представители прогрессивной общественной мысли Кореи, как писатель Пак Чивон, отмечавший, что Ким Бусик, повторяя китайские исторические сочинения, игнорировал корейскую легендарную традицию, отразившую народную борьбу 11.

Несмотря на явную тенденциозность сочинения Ким Бусика, в нем все же достаточно разнообразного фактического материала, который позволяет историкам увидеть многие реальные картины исторической действительности той эпохи.

Произведение Ким Бусика нашло признание, видимо, сразу же после выхода его в свет. В книге Юй Хай (***) сунского писателя Ван Ин-линя отмечается, что в первом году чуньси (1174) “Исторические записи трех государств” Ким Бусика хранились в сунской дворцовой библиотеке (***). Печатные издания этого сочинения, таким образом, стали расходиться вскоре после написания, но постепенно совершенно исчезли; поэтому один из издателей его, Ким Году, в конце XIV в. писал: “Печатные издания “Истории трех государств” имели очень давнее хождение в Кериме (Корее) и уже исчезли, — [теперь] в обращении находятся только рукописные тексты”. (“Послесловие к изданию “Исторических записей трех государств”).

До настоящего времени нигде не обнаружены первоначальные издания “Исторических записей трех государств”, и самым ранним считается ксилографическое издание конца XIV в. (около 1393—1394 гг.), подготовленное кёнчжускими пуса (начальниками округа) Чин Ыгви и его преемником Ким Году. Затем в 1512 г. кёнчжуский пуса Ли Кебок предпринял новое издание с восполнением пропущенных мест. Типографские издания этого сочинения, напечатанные подвижным шрифтом, не поддаются точной датировке, но их относят ко времени правления ванов Хёнчжон (XVII в.) и Ёнчжо (XVIII в.). Имеющиеся современные издания, вышедшие в [13] Японии или в Корее в период японского господства, представляют фотографические копии или воспроизведение современным типографским шрифтом ранних ксилографов периода династии Ли с соответствующими редакционными коррективами.

В настоящем издании нами воспроизводится фотографическим способом текст экземпляра “Исторических записей трех государств”, хранившегося в Ленинграде в Секторе восточных рукописей Института востоковедения Академии наук СССР. Этот экземпляр из коллекции известного русского дипломата и ученого-корееведа XIX в. П. А. Дмитревского является сборным и состоит из восьми частей (томов), из которых, по мнению О. П. Петровой 12, 1, 3 и 5-я представляют рукопись, 6-я — ксилограф, а 4, 7 и 8-я напечатаны подвижным шрифтом. Касаясь датировки частей, напечатанных подвижным шрифтом, О. П. Петрова утверждает, что они являются первопечатными в Корее, относятся к началу XV в. и представляют мировую редкость. Вряд ли можно согласиться с таким заключением, так как оно основано лишь на одном рассмотрении формы шрифта и не подкрепляется текстологическим и источниковедческим исследованием памятника. Помещенное в издании послесловие Ким Году позволяет сделать вывод только о том, что это типографское издание воспроизводит текст, подготовленный в конце XIV в. Чин Ыгви и Ким Году.

Предлагаемая читателю работа является первой частью трехтомного издания, в которое войдут полный текст и перевод “Исторических записей трех государств”, а также исследования по истории Кореи раннего периода.

В первом томе воспроизведены “Летописи Силла”, наиболее полная часть летописной истории трех государств, охватывающая длительный исторический период и содержащая большое количество фактов и документальных материалов. Заслуживают внимания в “Летописях Силла” наметки периодизации — деление истории Силла на ранний, средний и поздний периоды, — которые могут служить ключом к рассмотрению важнейших перемен и сдвигов в социально-экономическом и политическом развитии Силла. Но эти вопросы, конечно, нуждаются в специальном рассмотрении при дальнейшем исследовании “Исторических записей трех государств” 13.

В публикуемых “Летописях Силла” одиннадцать книг оригинала представляют рукопись, а 12-я книга — ксилографический текст. Рукопись, видимо, является более поздней копией однотипного с имеющимся [14] экземпляром ксилографического издания XIV—XV вв. Изучение рукописных текстов показывает общность их с наиболее старыми из сохранившихся списков “Исторических записей трех государств”; вместе с тем заметно, что при переписывании были восполнены некоторые имеющиеся в старых изданиях пропуски. Публикуемые нами тексты сверены с современными изданиями 14, исправлены опечатки, допущенные переписчиками, и отмечены имеющиеся разночтения.

При переводе в текст внесены некоторые пояснения, названия годов правления дополнены указанием годов общепринятого летосчисления, а также введены дополнительные слова и фразы, либо вытекающие из контекста, либо необходимые для стилистической стройности. Смысловые дополнения в тексте заключены в квадратные скобки, краткие примечания или пояснения переводчика — в круглые скобки, а примечания и пояснения, имеющиеся в оригинале, отмечены угловыми скобками: переводы пропущенных в оригинале и восстанавливаемых текстов подчеркнуты прямой чертой; географические названия в указателе по возможности сопровождаются современными названиями 15.

Наконец, немалую трудность представляет точная транскрипция корейских слов русскими буквами; и мы не надеемся, что достигли здесь совершенства. Общеизвестно, что наиболее трудными для передачи по-русски являются корейские гласные, подобные ***, согласные типа ***, а также изменяющиеся в зависимости от положения в слове *** и другие. Стремясь к простоте написания, звуки *** мы передали в книге как “о” и “ё”, звук *** как “ч” и “чж”, звук *** как “чх”, *** как “к” и “г”, *** как “р”, “ль” и немой, а *** — простым “н” 16. Личные двусложные имена повсюду написаны слитно и не отделены по слогам, как это делается в распространенной транскрипции. Китайские имена и названия, а также названия созвездий, когда это оговаривается, переданы в современной транскрипции китайских слов.


Комментарии

1. Первое издание книги вышло в 1851 г. В 1950 г. Институт этнографии АН СССР переиздал эту работу в трех томах. Сведения о Корее помещены во втором томе.

2. П. Дмитревский, Записки переводчика… Отано Кигоро (“Записки Имп. Русского географического общества по общей географии”, т. XII, № 4, СПб., 1884).

3. При всех достоинствах и значении этих публикаций Бичурина и Дмитревского нельзя не отметить и их существенные недостатки: неполноту, отсутствие текстов подлинника с соответствующими филологическими комментариями к неясным местам и разночтений, а также отсутствие корейского чтения имен и названий. У Дмитревского, правда, была сделана попытка дать корейскую транскрипцию иероглифов, но далеко не удовлетворительная, и основная масса названий осталась в китайском чтении.

4. ***.

5. Об этом можно судить, например, по жалобам Ким Бусика на скудость исторических материалов, высказанным им в письме при подношении “Исторических записей” вану (письмо приводится ниже).

6. Краткие сведения о названных здесь и других сочинениях даются в соответствующих примечаниях к переводу “Исторических записей трех государств”.

7. Это предисловие встречается в собрании сочинений Ли Кюбо, известном под названием. “Полное собрание сочинений Тонгука Ли Сангука” (***). Цитируется по выдержке, опубликованной в сборнике источников по истории Кореи издания японского Общества по составлению истории Кореи [***] (***) (далее — Чёсэнси. Чёсэнси хэнсюкай).

8. *** (далее — Самкук юса).

9. Одна группа корейских историков считает три государства рабовладельческими, другая — государствами периода формирования феодализма.

10. Подробности о роли Ким Бусика в подавлении восстания северо-западных феодалов см. в его биографии, помещенной в книге Хон Янхо “Биографии знаменитых корейских полководцев” ***.

11. ***.

12. О. П. Петрова, Описание письменных памятников корейской культуры, М.—Л., 1956, стр. 21.

13. Вопрос о формировании государства и путях социально-экономического развития Силла до VI в. рассматривается в нашей статье “О характере социально-экономических отношений в государстве Силла III—VI вв.” (“Вопросы истории”, 1956, № 7), использованной при подготовке настоящего издания.

14. Из современных изданий для сравнения использованы текст Самкук саги издания японского Общества по изучению истории Кореи *** (***) и отрывки в указанном выше собрании источников по истории Кореи Чёсэнси,Чёсэнси хэнсюкай, а также текст корейского перевода Ли Бёндо (***), который воспроизводит текст ксилографа из Оксанского конфуцианского храма (***) в Кёнчжу, изданный Обществом по изданию классических книг.***. Недавно появился корейский перевод Самкук саги, подготовленный Академией наук КНДР (***), но его не удалось использовать должным образом в настоящей работе, которая уже была набрана.

15. Приводя современные названия, автор в значительной степени опирался на работу, проделанную в этом направлении в издании Ли Бёндо.

16. Отдельные нарушения допущены, однако, в некоторых именах и названиях во избежание тождественности в написании слов, обозначающих разные предметы. Так, *** (***) передано Сондок, а *** (***) пришлось передать Сонгдок и *** (***) — Сэндок.

Http://www.battipav-shop.ru/

Купить плиткорез nuova battipav basic plus 40 http://www.battipav-shop.ru/.

battipav-shop.ru