29. Д. XV. 16 декабря 1869 г. — Грамота императрицы Екатерины генерал-майору графу Тотлебену.

Мы довольны старанием вашим, употребленным к преклонению Карталинского и Кахетского владетеля Ираклия возыметь участие в настоящей у нас с Портою оттоманскою войне. Он и сам в письмах своих, сюда присланных, особливую радость предъявляет о сделанном ему приглашении, изъясняясь такими словами, которые могут происходить токмо от искренности, доброжелательства и усердия; но требования его при том произведенные о здешнем способствовании, однако ж к исполнению не весьма удобные. По его с вами и с князем Моуравовым изъяснению выходит на то, чтоб для подкрепления собственных его войск и защищения владения его от лезгинцов в то время, когда он в походе находится имеет, дано было ему здешнего от четырех до пяти тысяч человек на его содержание и литейные художники, также и в приискании и разрабатывании металлов искусные люди, имея он пушек довольно, которые токмо в удобнейшие переделать осталось, и будучи земля его и рудами разными изобильна; но сюда писал, что хотя для первого случая пяти тысяч человек и достаточно будет, но чтоб на будущую весну пятнадцать, а по крайней мере, десять полков с потребными для их содержания и деньгами к нему присланы были, ибо, после того как он объявит себя турецким неприятелем, чает быть сильному с их стороны на Грузию наступлению. Сие последнее число такое, которое и без грузинского соучаствования, или предполагая, чтоб на их местах жил народ, туркам совсем доброжелательный, было б в состоянии величайшую в Азии Порте учинить диверсию; но для защищения собственных наших [86] обширных границ от нашествия неприятельского требуется многолюдство, а нужда, чтоб против силы неприятельской действовать не только соответствующей, но и с превосходной там, где главнейший театр, зивися решение войны от происшествии на сих местах, весьма предпочитается всем другим, хотя и полезным же уважениям. Ираклий, в смутное в Персии время, когда многие из соседних Грузии начальников персицких и дагистанских, умалчивая о лезгинцах, издревле к ограблению и расхищению грузинцов приобыкших, покушался владение его на части раздробить, предуспел оное предохранить, привести себя в знатность, а притом и некоторые смежные, но немалые персицкие города себе присвоить, которыми и поныне беспрепятственно владеет. Все сие в совершенное служит доказательство, что он произведению знатных предприятий собственными своими способами и прежде уже достаточен был, а ныне без сомнения и того больше, находясь в состоянии не токмо по всем другим известиям, но и по самому присланного от него князя Андроникова подтверждению, собрать войска до сорока тысяч; а такое избыточество не только с размерно с диверсией против турок и с защищением грузинских границ от околичных варваров, но и для обоих сих намерении и надобностей всемерно превосходно. Поселянин и городский житель часто и самым похода обстоятельством в страх и трепет приходит, но с подобными людьми грузинцы, к трудам и к воинским подвигам приобыкшие, иметь будут дело, потому что ныне в подверженных Порте азиатских провинциях настоящих турецких войск почти не осталось, но все оные против наших армии выведены. Безопасность же Грузии в продолжение войны, занимаясь турки мыслями о важнейших предметах, весьма сохранятся, если к тому несколько тысяч людей назначится, которые прочих соседей и удержать от набегов. Что касается до Имеритийского владетеля Соломона, на которого также делан был счет по сопротивлению его чрез продолжительное время всей тягости турецких сил, какие Порта на досуге против его поставляла, то, хотя он ныне показывается слабым и ненадежным, но если Ираклий употребит с своей стороны старание [87] к прекращению настоящих в Имеретии непорядков, происходящих по взаимным ссорам и притязаниям Соломона и знатных тамошних князей Дадиана, Гуриеля и Эристова, в таком случае чаятельно однако же, что, если не Соломон и не вся Имеретия, по крайней мере большая оной часть полезною быть может же. Инструкция, данные князю Моуравову, а и вам для исполнения сообщенная, как главнейше на том основана, чтоб грузинцы поступили на диверсию собственными их силами, так и оставалось присовокупить к тому здешнего войска такое только число, какое послужило б в пример и в поощрение и составляло б будто некоторой подвижной город для убежища и опоры при нужных случаях. Совсем тем в показание Ираклию некоторого в требованиях его удовольствия, а особливо в уважении вашего представления, мы повелели и больше к вам военных людей отправить нежели сколько для изъясненного теперь намерения было б надобно, и о чем и дано вам точнее знать от нашей Военной Коллегии; равным образом пришлется же и искусные в литейном и горном художествах люди. От вашего усердия и способности ожидается, что вы дадите уразуметь искусным образом Ираклию излишность произведенных им при нашем дворе требований об отправлении в Грузию многочисленных войск и невозможность при настоящих обстоятельствах совершенно по оным исполнить. Ежели б он, не смотря на то, что по полученным здесь от вас последним известиям кажется будто от оных отстает и ограничивается учиненными токмо вами обещаниями, вновь такие возобновил, и что вы как наискорее подвигните его вступить и в действительные поиски, и ничего того не упустите, что может одержано быть с тамошней стороны от неприятеля для приведения его в смущение и растройку, и при обращающемся Грузии вспоможении в назначенном ныне числе военных людей. Мы и непосредственно обнадеживаем Ираклия, когда он действительно на требуемое от него поступит нашим покровительством и утверждением грузинского жребия чрез внесете особливого о сей области условия в заключаемой с Портою мирный трактат, собственной нашей грамотой, а при [88] другой такой же посылаем к нему, приняв во уважение ваше же представление, и знаки ордена святого Андрея, чтоб и при первом случае вся Грузия видела сколь мы усердно в деле всеобщей пользы, но в чем конечно и особенная сей земли обращается ж, поступаем.

С обоих оных грамот прилагаются при сем для вашего известия и употребления копии, так же и с письма к нему от нашего дейст. тайн. советн. графа Панина с таким вам что до обряда принятия и возложения кавалерии касается предписанием, дабы оной сколько возможно знаменитее и пышнее был сделан, для занятия тем мыслей всего народа, причем можете вы Ираклию внушить, что мы не несклонны знаки нашей милости и на его фамилию распространить со временем и по показании им действительно некоторых услуг. Но чтоб не оставить способов, которые от нас зависят и к прекращению Имеритийского неустройства и смущения, и к обращению и сей области в наши виды, то сверх того, что письмом от графа Панина препоручается Ираклию нашим именем о том старание возыметь, посылается при сем и отверстая наша грамота, ко всем вообще Имеритийским владетелям адресованная, которою им увещание чинится. Предъявление и употребление сей грамоты ко времени, лицу и месту, оставляется общему вашему с князем Моуравовым рассмотрению, и в чем можете также и с самим Ираклием соглашаться, а здесь при всем том рассуждается, что и рассеяние с нее по всей Имеретии копии, возбуждаясь тем внимание вообще всего народа, полезно ж быть имеет.

При бывших по ныне воинах между нашей Империей и Портою все грузинские области без всякого действия пребывали, в том числе и Имеретия, потому и в мирных трактатах причины не было об них, как о посторонних, какие либо условия полагать, но собственной их судьбине оставление и есть источник всех несчастии, Имеретию постигших, и так все тамошние владетели и находятся в должности не только по тем побуждениям, которые происходят от их с нами христианского единоверия, но не меньше и по тем, чтоб мы [89] восприяли их также в наше попечение составить общественное против врага христианского имени дело, и для того совокупится в единомыслие, оставляя особенные свои несогласия, которые по времени разобраны быть могут совсем досугом и справедливостью, а ежели нечувствительность их столь велика, что они однако ж сею полезной дальновидностью не будут тронуты, надобно будет тогда признаться, что они ничем не разнятся от тех варваров, которые их окружают. Между тем, решившись мы на подание Ираклию возможной помощи войском и на оказание ему отличности принятием в число кавалеров святого Андрея, за нужное также нашли для предупреждения нечаянных препятствий от могущего быть у него и в деньгах недостатка, послать ныне и пятьдесят тысяч рублев, в империалах состоящих, которые надлежит положить в полковой комиссариат, и в случае буде бы когда он относительно предприемлемых токмо против Порты поисков и нужного в то ж время своей земли защищения от околичных варваров исправиться был бы не в состоянии собственными своими средствами, снабдевать его по общему вашему с князем Моуравовым, которому больше при нем и быть надобно, соглашению, толиким числом, коликим в самом деле необходимость востребует.