218. Д. XX. 13 января 1771 г.—Инструкция нашему генералу-майору Сухотину.

Грузия, область христианская, на разные владения разделенная издавна бедствует от превозмогшего над ней магометанства. Когда настала война между нашей Империей и Портой оттоманскою, мы восхотели с одной стороны, чтоб повсюду вероломный и клятвенный всего христианства неприятель чувствовал месть нашего оружия, а с другой, чтоб и грузинцы таким обстоятельством [470] воспользовались к освобождению себя от порабощения и, вступая в наши виды, достойными учинились всегдашнего нашего покровительства, пригласить их возыметь участие в сей войне справедливой и особливо для них наилучшие способы к утверждению безопасности открывающей, повелев для их подкрепления и корпус наших войск отправить под предводительством генерал-майора графа Тотлебена. В самом деле, два главнейшие тамошние владетели Карталинский и Кахетинский Ираклий и Соломон Имеретийский, которые и царями называются, не только на то с охотою согласились, но уже против неприятеля и ополчались; между тем все учиненные ими движения не соответствовали однако ж принимаемым для того от генерал-майора графа Тотлебена мерам и его с ними предварительным соглашениям. Что касается до Имеретийского владетеля, может быть по причине недостатка его в собственных силах и крайнему его невежеству, описываясь он единогласно таким, но, что Карталинский и Кахетинский владетель Ираклий, который имеет большую часть грузинской земли, и, кажется, человек рассуждения достаточного, так же не исполнил возложенной на него надежды, причитается главнейше случившемуся, к сожалению, между им и графом Тотлебеном несогласию, которое наконец обратилось в толь великое взаимное недоверение, что они один другого опасаться принуждены были. Со всем тем, по доношениям отправленного в Грузию для восстановления в делах тамошних порядка нашей лейб-гвардии капитана Языкова, Ираклий и ныне в наилучшем расположении остается м обещание дал к будущему лету собрать войска до 18 тысяч; причем капитан Языков и такое делает примечание, что все Грузинские владетели. то есть оба вышеупомянутые царя и два удельные князя Дадиан и Гуриель, совокупясь к общему против неприятеля действованию, к чему их подвигнуть и трудности он не находит, довольно важную диверсию учинить в состоянии. Мы за нужно признав г.-м. графа Тотлебена, в предупреждение всех препятствий, какие иногда и впредь случились бы по его бывшей с грузинцами остуде, никогда уже в полностью между ими надлежащей доверенности неневозвращающей, назад отозвать, на место его назначиваем вас, по испытанному к службе нашей усердию вашему. Вы имеете поступать в сей важной комиссии следующим образом:

1. Для вашего сведения прилагаются здесь копии, как с инструкций, так и со всех прочих резолюций н. с. князю Моуравову, [471] который сперва определен был в Грузию поверенным в делах, такожде г.-м. графу Тотлебену, гвардии капитану Языкову и капитану поручику Львову данных, из которых последнему предписано вступить и в должность н. с. Моуравова, поступками своими сомнительным оказавшего, что им действительно исполнено. Из всех предложений довольно видно, что наше намерение было и есть самих грузинцов на диверсию против неприятеля употреблять, при подкреплении только с нашей стороны таким числом войска, какое уже в Грузии находится, а не непосредственную в том краю войну производить, к чему требовалось бы и множество людей и великое иждивение, а для будущего времени ни малой однако ж прочности не обещало б, что потому не ищется присовокупить грузинских земель, как отдаленных и совсем не подручных, в нашей империи, но предоставляется в воздаяние услуги их владетелей, какую они в общую всего христианства пользу окажут при войне настоящей, о поправлении их жребия и о приведении земель их в безопасность от дальновидных турецких покушений при заключении с Портой мира стараться, и что, наконец, по сущей справедливости желательно, завися благоденствие грузинского народа единственно от их в настоящее время подвижности, дабы тамошние владетели и сопряженные со своими предприятиями тягости относительно пропитания и впрочем снабжения грузинских войск сами носили, а с нашей стороны потолику разве самая необходимость когда убедила бы. Все и ваши в Грузии поступки к сим трем предметам относиться долженствуют, которые для приведения вас в состояние, достигая оных, следовать сколько возможно безопаснее, здесь же и изъясняются.

2. Диверсия, от грузинцов требуемая, в двояком разуме приемлема быть может. Конечно, лучше было б, если б они по правилам войны порядочной поступать согласились, заимствуя от здешнего просвещения. В таком случае без сомнения подались бы великие удобности к получению знатных успехов и в смежных Грузии турецких землях, как ныне от военных сил обнаженных; но по испытаниям, по ныне бывшим, не можно, кажется, от грузинцов, самым их порабощением малодушными учинившихся, требовать храбрости и послушания,— качеств, какими совокупно и лучшие азиатские войска едва ли когда предводительствуются; напротив того набеги в неприятельские места, разорение открытых жилищ, отгон скота, пленение людей, а всем тем пресечение внутренней [472] безопасности, свободного обращения и взаимного соответствия и сообщения суть дела грузинцам, в разбоях упражняющимся, свойственные и ласкающие их корыстолюбию, и которые столько, кажется, умножены быть могут, что общим всех владетелей и всего народа к тому стремлением Порта в некотором затруднительстве будет, следовательно исполнится предполагаемая грузинцами диверсия в возможном по их состоянию степени. Но где, когда и каким образом они для лучшего ободрения подкрепляемы быть имеют здешними войсками— сие будет зависеть от вашего усмотрения и разборчивости, соображаемых с числом имеющих быть в вашей команде людей и с числом же и грузинцов, а притом и с местом и намерением каждого действия; одним словом, не отъемлется вам воля поступать и на осаду городов, и на вступление и на полевые битвы, когда вы предварительно некоторым образом в удачах удостоверены будете и на содействие грузинское полагаться возможете; а инако теперь же сказывается, что здесь удовольствованось будет и тем, если грузинцы в непрестанных набегах упражняться будут, распространяя оные сколько возможно далее. Голод от подобных грузинских движений, в соседних турецких городах происходящей может такожде и их завладение облегчить, а расположение грузинского народа к произведению войны, хотя сперва по их образу станется, возвысит потом их желание и к важным действиям, и тогда уже предаст их произволения и в неограниченное ваше руководство.

3. О всех по ныне бывших в Грузии происшествиях с подробностью вы уведомлены из сообщенных вам от нашей Коллегии Иностр. дел доношений графа Тотлебена и других, равно как из писем и представлений грузинских владетелей. По содержанию оных вообще такие для вас правила полагаются: ежели начатое графом Тотлебеном и еще продолжаемое приведение грузинцов к присяге в верности к нам, поступя он на то после разлучения своего с Ираклием и когда уже явная между ими вражда открылась, будет служить к лучшему грузинцов совокуплению в единомыслие в рассуждении поисков против неприятеля, то и вам сие средство при подающихся случаях употреблять останется, а без того оный обряд со всем излишним почитается, непроча мы, как выше сказано, Грузии в непосредственную собственность империи нашей. Если по совершенному вашему удостоверению и точному тех обстоятельств, в каких Грузинские владетели [473] находятся, усмотрению, денежное с нашей стороны вспоможение не только лучшее их поострит на предприятия, но подаст им средства с большей силою действовать, тогда можете вы их снабдевать, размеряя дачи с существенными нуждами из пересланных к генералу-майору графу Тотлебену пятидесяти тысяч рублев, из которых предписано было ему снабдевать Ираклия при подобном случае, в каком однако же, по доношениям оного генерал-майора, сей владетель не находился, а напротив того, имея собственные способы к содержанию, искал только выманить деньги для удовольствования своего корыстолюбия. Ежели будет препятствовать общему грузинскому соединению и продолжающаяся между Имеретийским царем Соломоном и Мингрельским владетелем Дадианом ссора, из которых первый, как сюда граф же Тотлебен представлял, вместо того, чтоб отнятыми из турецких рук, в середине Имеретии лежащими, городами утверждался, сам оные грабит и разоряет, и не стал заботится о произвождении военных действ против общего неприятеля как о покорении себе Мингрелии, потому только, что напредь сего тамошние князья от царей Имеретийских зависели, а другой то, Дадиан, будучи Соломона гораздо сильнее, тому сопротивляется,—в таком случае можете, употребляя все побудительные причины, какие в бывшей отсюда поныне с Грузинскими владетелями переписке приводились, увещевать Соломона, чтоб он предпочтение не ко времени собственных своих выгодностей общей всей земли пользе оставил, а когда затверделость его в том столь велика была, чтоб он тем не тронулся, присовокупить и угрозы, или и действительные к приневоливанию его меры, но с тем однако же, чтоб он как явный и действительный турецкий противник не оставлен был на жертву Дадияну и сохранено было ему владение, все тоже можно будет предпринять и в рассуждении Дадиана, ежели б и он в таком состоянии находился; а буде бы напротив того открылось, что Дадиян, несмотря на то, что он так, как и князь Гуриель, по требованию графа Тотлебена, учинил уже нам присягу в верности и, по-видимому, ныне усердным к нам оказывается, но в самом деле Соломону в поисках против неприятеля препятствовать покусился бы, и сам от того, и после доставляемой ему относительно Соломона безопасности, отговариваться стал под какими либо пустыми предлогами, а точно для присяги турецкой стороне, находясь он положением своим ближе к ним, и наперед сего графом Тотлебеном совершенно Порте преданным почитаем, тогда [474] долженствует ему воздано быть приведением, без всяких в нему уже уважений, его же самого и в несостояние делать затруднительства в возучаствованию не только Соломону, но и находящимся теперь под властью и его Дадияна Мингрельцам в общем всей Грузии соглашении. Строгость здесь не может, чаятельно, грузинские духи встревожить, особливо ж при употреблении предосторожности, чтоб чинимыми кому надобно будет из них изъяснениями необходимость такого вашего поведения оправдать; но по приезде вашем в Грузию, не занимаясь вы еще другими владетелями, наперед всего решить имеете, смотря по Ираклиеву обращению, каким образом вам с ним, как с сильнейшим тамошним владетелем, поступать, чтоб Грузия против неприятеля наилучше по своему состоянию и способам действовала, а, достигнув до удостоверительного сведения о его к нам прямом благонамерении, или совсем о противном тому, будучи г.-м. гр. Тотлебеном неоднократно изображаем внутренним злодеем, по необходимости наружным только притворством прикрывающимся, а по последней мере старающимся здешнее пособствование напротив турок употреблять, а обратить к распространению своего владения с персицкой стороны, а капитаном Языковым, вопреки того, весьма доброжелательным признаваем, получите удобность со всей исправностью и сей вопрос рассмотреть, поколику он вам прямым пособником в приведении прочих владетелей в единомыслие быть может, или нужно ли будет, имея его на своей стороне, от прочих, как слабейших, и заботится; равным образом и неполезно ли быть имеет порученный вашему предводительству корпус войск иногда и по частям для грузинского подкрепления в разные места посылать, от чего однако ж граф Тотлебен, не взирая на докучное Ираклиево требование, всегда уклонялся, опасаясь, чтоб он не сделал злоупотребления, но вы, напротив того, можете в том поступать по вашему благоизобретению, основанному на ваших собственных испытаниях. А чтоб Карталинский и Кахетинский владетель Ираклий и Имеретинский Соломон о определении вас на место графа Тотлебена прямо отсюда уведомлены были, так как то и в рассуждении г.-м. учинено было, о том посылается с вами к обоим сим владетелям наши грамоты, с которых для вашего известия и исполнения прилагаются присем и копии, так как и с записок министериальных, каковы дадутся при отпуске отсюда присланным от них нарочным. [475]

4. Описания графом Тотлебеном, ко многим его представлениям присовокупленные, о порядке мыслей и о всех качествах грузинского народа, который он почитает весьма пронырливым, корыстолюбивым, в пороки погруженным и ниже понятия о добродетелях имеющим, и меньше надежным, нежели самые живущие в горах в их соседстве варвары,—служат для вас полезным предуведомлением, чтоб вы обращались с Грузинскими владетелями и со всеми тамошними людьми с осторожностью, и хотя и допускали им делать себе предложения, но не инако, а по довольном рассмотрении на оные соглашались, стараясь всегда сохранить важность вверенного вам начальства; вследствие чего они больше вам, а не вы им. соображаться, и тем в некоторой от вас зависимости находиться долженствуют, а вы быть им, как непросвещенным и невеждам, и руководителем, и наставником во всех распоряжениях, до военных предприятий касающихся. Достижение сей персональной консидерации остается делом вашего благоразумия, чтоб поверхностью просвещения и военного знания вам себя постановить пред ними в почтение.

5. Еще примечается, что при воспринятом сперва намерении присовокупить грузинцов к произведению настоящей воины мнилось угнетенному там христианству пособить, не только временно, поданием им способов чрез подкрепление здешних войск к очищению всей своей земли от магометанского завладения, но сколько возможно и навсегда, как обеспечиванием их жребия, полагаемым при заключении с Портой мира условием, так и введением в Грузию всех знаний, которые бы служить им могли к лучшему себя впредь, и независимо здешнего вспоможения, защищению, почему и писано было отсюда не только к Грузинским владетелям с увещанием, чтоб они сообщаемым им просвещением пользовались, но и в данной н. с. кн. Моуравову инструкции, по которой и г.-м. гр. Тотлебен исполнять имел, довольно о том рассуждения внесены: порядочное при сражениях устроение войска, про военное употребление оружия, дело лучшего пороха, нежели какой может быть они умеют, литье пушек, поставление их на лафеты, укрепление мест по образу европейскому,—все сие некоторым образом могло б грузинцам показано быть, по содержанию учиненных к их владетелям отзывов и данной н. с. кн. Моуравову инструкции; но как в продолжение время ни по доношениям г.-м. гр. [476] Тотлебена и других, также по всем бывшим в Грузии приключениям и некоторым образом удостоверениям, что легкомыслие не только подлых, но и знатных грузинцов величайшее, и потому едва ли все они без изъятия способны пользоваться искусствами, которые им поверхность над их неприятелями подавали б, не продавая оных и всем, кто у них купит похочет, а весьма напротив того нужно, чтоб соседи их лезгинцы, в горах живущие, которые также и здешние соседи, равно как и другие тамошние варварские народы ничего не перенимали, чем они разбои благоуспешнее производить могли б, то посему и надобно уже ограничить допущение до грузинского сведения нужных в рассуждении войны вещей, таким образом, чтоб они не больше из того узнали, но единственно неудобное к продаже, разумеясь под сим главнейше боевой порядок и укрепление мест, чем лезгинцы и все варвары никогда не прельстятся, а прочие их соседи, то есть турки и персияне важнее и в военных делах сведомее, нежели чтоб подобная осторожность и до них распространяться могла.

6. Отдаленность вашего поста не терпит, чтоб вы на всякий новый случай резолюции отсюда без упущения получать могли, а предоставляется собственному вашему искусству избрание пристойных к тому мер, применяясь к положениям, на которых настоящая инструкция основана, так же и данная капитану Языкову; вы будете однако же время от времени сюда доносить, что у вас происходить имеет, а ежели сомнение возымеете в каком либо важном. но отложение терпящем деле, тогда и сюда представить и точного наставления испрашивать можете.

7. Если подается удобность в снятию со всей грузинской земли карты, препоручается вам постараться сколько возможно исправную и подробную сделать чрез находящихся при вас инженеров или и других к тому способных людей, в вашей команде найтись могущих.

8. Для бытности вашей в Грузии определяется вам столовых денег, чтоб пристойностью содержать себя могли, двести рублев на месяц, из чрезвычайной на корпус вам суммы, сколько и предместник ваш получал. Впрочем, мы с совершенной доверенностью от вас ожидаем, что все в службе нашей должное усердие, и все ваше знание употребить вы потщитесь при сей экспедиции, и сколько возможно с грузинской стороны неприятелю действительную [477] заботу причините, в каком случае и особливым нашим монаршим благоволением обнадеживаетесь.

С.-Петербург.

Подлинная подписана собственною е. и. в. рукою.