77. Д. X. 13 октября 1770 г.—Рапорт капитана Языкова графу Н. И. Панину.

Честь имею в-му с-ву нижайше донести, что я 23 сентября в корпус наш, который стоял при городе Кутаисе, приехал и графу Тотлебену как ее в. указ, так и в. гр. с. письма вручил; но прежде 2 октября из лагеря к царю Ираклию выехать не мог, потому что капитан поручик Львов был болен, царь же Ираклий с войсками стоит за Тифлисом два дня езды. С дороги писал я к Моуравову, чтоб он к графу Тотлебену в корпус наш приехал, прописывая ему, что мне для сведома всех обстоятельств прежде с ним нежели с царем видеться надлежит. Больше для того боялся ежели он проведает о своем аресте, то может скрыться. Однако ж он в лагерь наш сентября 26 приехал, где я его арестовал и отправил за караулом под присмотром капитана Штейна до Кизляра, а в Кизляр к коменданту писал отправить до Астрахани, а к астраханскому губернатору, чтоб отправил прямо в Иностранную Коллегию.

В корпусе нашем хлеба и мяса довольно, только в обуви и одежде великий недостаток, сроки давно вышли, а амуниции в привозе нет, теперь же настало время дождливое и холодное, от чего много больных. В каком же расположении я графа Тотлебена нашел, то искренно в-му с-ву донесу. Сообразя все обстоятельства его мысли, чтоб одному против неприятеля работать и тем себе славу получить и 3 октября к городу Поти на Черное море с помочью князя Дадиана пошел. Только опасно, чтоб такой малый корпус не потерял, а пред городом Поти сделаны уже батареи и ретражементы, и гарнизону довольно, следственно они к жестокому сопротивлению готовятся. Даря же Соломона теперь от себя совсем отогнал, а велел ему на его границе стоять. [170]

Соломону же удержать кабардинцов нельзя, потому что они имеют свои земли на Черном море, следственно ежели захотят, то имеют свободную дорогу и кроме Имеретии. С царем Ираклием он никогда не хочет мириться. При отъезде моем от него к царю Ираклию требовал я его распоряжения и чего точно мне надлежит требовать от царя. Он мне отвечал, что пришлет письмо ко мне вслед за мной в Сураме. Я и получил от него письмо, которое в оригинале в. с. при сем и представляю, из которого изволите усмотреть, что он мириться с царем Ираклием не хочет. Что ж он пишет, чтоб Ираклий выгнал лезгинцов из Грузии и не пропускал их к Ахалциху, то мне кажется, когда он сам не жалеет своей земли, то нам еще меньше того. Наша же цель, чтоб диверсию он делал над турками, а не лезгинами.