62. Д. V. 11 июля 1770 г.

Присланный от царя Ираклия грузинский дворянин Намаишилов (Натишвили?), отдавая привезенные им письма ст. сов. Бакунину, отзывался при том, что ему приказано от царя его здесь представить, дабы дел, до него принадлежащих, поручаемо не было переводить подполковнику Абазаце, по той причине, что как сей подполковник природою Барталинец, а Ираклий многих из Барталинцов за их против его заговоры извел и наказал, то он и сомневается, чтоб Абазаце, может быть за своих однородцов огорченной, не стал с умыслу делать неверных переводов. По необходимости дошло до вопроса—не приказал ли напротив того царь его представить к тому кого другого из грузинцов, здесь или в Москве находящихся? Он на то ответствовал, что двух—находящегося здесь в Невском монастыре иеромонаха, да в Москве колл. сов. князя Цицианова, в [152] Юстиц Коллегии присутствующего, из которых первый природный кахетинец, так как и Ираклий, а другой, хотя и картолинец, но родственник его—по фамилии князь же Цицианов царю Ираклию зять, имея за собою дочь его, потому, чаятельно, он и сам вредить ему не будет. Но пред сим уже доносимо было о худых помянутого иеромонаха свойствах и, что он ненадежен к употреблению по грузинским делам, а князь Цицианов назначен в отправляемом от его с-ва гр. Никиты Ивановича письме к М. М. Собакину в числе трех, которые употреблены быть могут к известным грузинским переводам, в Москве сочиняемым.

В прочем при сем же представляется копия с полученного в Коллегии от кизлярского коменданта рапорта, содержание которого состоит в том, что и в самом сего дворянина сюда отправлении произошло некоторое пронырство как от находящегося в Грузии н. с. князя Моуравова, так и от поручика гусарского полка князя Хвабулова, который его провожал.