193

1750 г. декабря 4 — Рапорт Астраханской губернской канцелярии о разрешении армянским купцам торговать в Оренбурге

/л. 524/ Е. и. в. указ из Государственной коллегии иностранных дел от 24-го числа сентября сего года, последовавшей в резолюцию на доношение Астраханской губернской канцелярии о персидских жульфинских армянах Артемье Назарове с товарищи, которым повелено им, армяном, корреспондентов у себя иметь из российских купцов для корреспонденции или переписок о их купеческих делах и для исправления их комиссии, токмо б оне, российския корреспонденты, под своими имянами их армянскими товарами отнюдь не торговали и никуда не отпускали б, а буде когда их товары, привезенныя в Астрахань для отпуску в Персию и ради вывозу напротиву оных в Россию шелка и другова товара к продаже внутренней и к отпуску в Европу, за беспокойствами и замешательствами в Персии возить туда будет невозможно, також и в Астрахани российские подданные тех товаров покупать у них не будут, в таком случае, дабы от долговременного лежания их товаров праздно не понесли они, армяня, себе какого-либо убытка, во удовольствие их отпускать оныя товары их для продажи в Оренбург беспошлинно с таким обязательством и смотрением за ними тамо в Оренбурге, чтоб они де свои товары по силе указов и торгового устава продали тамо российским подданным, кому покупать [260] позволено с платежом надлежащей пошлины и о протчем /л. 524об./ в Астраханской губернской канцелярии минувшаго октября 28-го числа получен.

И по силе онаго е. и. в. указу о престережами того, чтоб у них, персидских армян, и у других неподданных российских купцов никто не подданных российских купцов под своими имянами их армянскими товарами отнюдь не торговали и никуда не отпускали б в астраханские внутренную и портовую таможни, також в радгауз и татарских и калмыцких дел в контору и в контору над портом посланы указы, а в астраханской магистрат сообщено промемориею и требовано, дабы всем купцам российским подданным как российским, так и иноверным ведомства своего с подпискою о том объявить и сверх того таможням подтверждено, чтоб им, армяном, никаких лишних отягощений и помешательства в содержании и пересматривании их товаров напрасно не чинить. И когда товары их, привезенныя в Астрахань для отпуску в Персию и ради вывозу напротиву оных в Россию шелка и другова товара к продаже внутренней и к отпуску в Европу, за беспокойствами и замешательствами в Персии возить туда будет невозможно, також и в Астрахани российския подданныя тех товаров покупать у них не будут, в таком случае, дабы от долговременного лежания их товаров праздно не понесли они, армяня, себе какого-либо убытка, во удовольствие их отпускать оныя товары их в Оренбург беспошлинно с таким обязательством и смотрением за ними тамо в Оренбурге, чтоб они те свои товары по силе указов и торговаго устава продавали тамо российским подданным, кому покупать позволено с платежем надлежащий пошлины, как то по торговому уставу положено и в Астрахани продавать /л. 525/ позволено, а лично подданных российских другим нероссийским подданным всякого звания людем отнюдь не продавали б. И для того при таких отпусках товаров их армянских из Астрахани, как в выписях таможенных имянно о том означивать, так и в Оренбургскую губернскую канцелярию обстоятельные уведомлении посылать. А когда из Астрахани в Персию товары возить можно будет и купцы тамо в произведении своего купечества помешательства или препятствия иметь не будут, в такое время и помянутым жульфинскним армянам купечество свое отправлять на прежнем основаним, не отпуская товаров их в Оренбург для того, что когда они, армяня, в привозе и в продаже в Персии и в покупке тамо товаров препятствия не имеют и будут ис Персии привозить сюда в Россию шелк и протчия товары, от того в таможенном пошлинном зборе приращения более быть может, нежели бы в Оренбурге отпускать. Но при том прилежно того смотреть, чтоб они армяня, с товарами своими в такое время, когда подлинно в Персию возить оных неможно будет, також и в Астрахани российския подданныя покупать у них не будут, напрасно в Астрахани не задерживаны, но по вышеозначенному в Оренбург отпускаемы были и чтоб им при таких и при всяких других случаях никаких обид и излишняго отягощения или помешательства в их купечестве учинено не было /л. 525об./ и тем бы они яко чюжестранцы отгоняемы не были, чего ради стараться, чтоб во всем с ними по договорам их и по состоявшимися об них особливым указам поступано было без напрасного отягощения и озлобления.

Иван Брылкин, Петр Шумаев. [261]

Помета: Получено с порутчиком Астраханского гарнизона Александром Пилевым в 30-й день декабря 1750 году.

В 4-й день декабря 1750 году. Василий Чириков.

АВПР, ф. СРП, 1750 г., д. 6, лл. 524-525 об. Подлинник.