306

1724 г. декабря 21 — Донесение Минаса вардапета Петру I

Всепресветлейшему державнейшему императору и самодержцу всероссийскому Петру Великому отцу отечествия государю всемилостивейшему.

Доношение

Доносит армянский архиерей Минас вартапит, а о чем мое доношение, тому следуют пункты.

1

/л. 124/ В нынешнем 1721-м году из нашей земли были из Астрахани, л именно Кевха Челеби, да поп Антоний, которые писали ко мне до приезду их неоднократные просительныя писма, которые я от них получил, что они просили, чтоб нам о тайном слове вашему пресветлому императорскому величеству донести а паки донести мне, чтоб я к силе их против их писем просил вашего пресветлого императорского величества прошениями неоднократно и оные просители по вашему пресветлого императорского величества указу были в Москве.

2

И я оных Кевха Челебина, да попа Антония спрашивал о тайном слове, какое ваше тайное слово, скажите сущую правду, чтоб я знал правду и к ползе пресветлому императорскому величеству было. [225]

3

И они сказали, что де нашему патриарху ваше пресветлое императорское величество рек обещание, несколько время подождал и ныне своему войску всякой силе припасение готовы есть и желает патриарх вскорости от вашего пресветлаго императорскаго величества охранения быть и войска дать нам на вспоможения нежели как милитенские пропали и чтоб нам так не поги[б]нуть.

4

Еще они сказали мне, что де наш патриарх желают дабы мне от вашего пресветлого императорского величества быть в их страну, чтоб совет и договор положить, о чем надобно в ползу вашему пресветлому императорского величества.

5

И я оным Кевху Челебину и попу Антонию о том против их слов ответствовал, что мне ехать в вашу страну без вашего пресветлого императорского величества указу невозможно. А что вы просите войска много или мало на споможение и его императорское величество не верит в вашу страну войска отпустить, того ради других стран многие противность и утраты учинили его императорскому величеству войску. Я ж им сказал, что его императорское величество воинских людей просить неможно, а что вы сказали, что у нас войска и правиант готово и нам без следования донести его императорскому величеству /л. 124об./ невозможно.

6

А ныне вы приехали к его императорскаго величества указу и ежели вы суще желаете охранения от его пресветлого императорского величества и к ползе его императорского величества також надлежит просить, что мне ехать с вами в вашу страну надлежит вам просить его пресветлого императорского величества человеком пяти или шести верным слугам как его пресветлаго императорскаго величества указом повелено будет, також просить о том его императорского величества указу несколько человеком татаром и калмыком верным, будто послами ехать лензгински страну и в протчие так же и в нашу Армению, будто от его пресветлого императорского величества указу и мир и другом быть, как императорское величество повелит.

7

А по указу императорского величества изменники так сказано надобно, чтоб мы старение друг и шахом и так же и салтаном, [226] також мир и договор между нами есть, а вы за что шахову землю разоряете напрасно, что ныне известно нам от всякой страны между собою ссоры есть, а вы разоряете шаховы городы и деревни, також и купецких людей обхождение их пропало все и в сем безчестье, а ныне вашей должности, чтоб мне досмирно быть кто наш друг не противен.

8

Мы того ради войска послали в те страны, чтоб в шаховы городы ради охранения, чтоб никто не разорял их царства.

9

Я ж им к такой же силе сказал Кехву Челебину и попу Антонию, что его императорского величества войска и казны просить не надлежит только просить охранения, а как они поехали в Санкт-Питербурх, дал им два писма, одно отдать его пресветлому императорскому величеству, а другое господину Алексею Васильевичу Макарову, чтоб в таких писмах известно было его пресветлому императорскому величеству и мне б быть в Санкт-Питербурх, чтоб сполна донесть о том, а ежели в скорости охранения не будет и после вспоможение тяжело будет и в том я их учил, как о том вашему пресветлому императорскому величеству донести.

10

А когда они поехали от нас в Санкт-Питербурх до вашего пресветлого императорского величества и будучи тамо после три недели и приехали в Москву да при них два афицера и они от меня фатеру имели, далее что приказал им, а правдивой ответствии от них не слыхал, только я за Божию помощь получил к себе писание от господина Алексея Васильевича Макарова только написано, что оныя Челебий и поп Антоний от его пресветлого императорского величества пожалованы довольно, и в том я славлю Господа Бога.

11

/л. 125/ Слышал я, что они сказали, которое просили мы у вашего пресветлого императорского величества, что милосердый указ учинил и два афицера им дали быть вместо куриеров, а я звал к себе Челебина и попа Антония и учил их за што вы объявляете протчим такие слова и они мне сказали, что де тебе дело и я им болши того не говорил.

12

А я письмо одно писал к нашему патриарху, а которые афицеры с них были и чтоб в добром здоровье доехать и я их афицеров просил, чтоб они охранили в добром здоровье, а ежели бы я был [227] пред вашим императорского величества безотлучно, то бы был со мною совет, а надлежало попа Антония оставить здесь, а Кехву Челебина, попа Петра, да Симона с великим обещанием и клятвою отпустить в нашу страну, а мне кажетца, то что полза была.

13

А когда они из Астрахани приехали в Москву и они были у меня и покорно всякого учения в поползнование приняли, а когда они из Санкт-Питербурха приехали не таково и от меня стояли не в близости, а я им сказал живите смирно и правдою и болши им ничего не сказал.

14

А вышеописанные мои прошении, ежели верно будет вашему пресветлому императорскому величеству, повелено б было будто не великим послом, чтоб нам ехать, авось тамо между изменниками мир покажем и их великия припасения и салтаном и с протчими от них такое изменство оставил, так же мы будем знать их изменство и совет, а другие были в том совете, а мы будем знать и ныне есть или нет.

15

А мы здешняго обыкновения и обхождения не знаем, толко тамошнее обыкновение и обхождение и чему о ли пристойны доброе, или кто друг и изменник, знаем, а ежели я пред вашим пресветлыя императорского величества был безотлучно и я навсегда временем доносил бы, чтоб никакие противности и умаления войску и протчему не было не токмо, что словесное так же ото всего серца, а не для ради вашего пользования, токмо вашему пресветлого императорского величества пользования.

16

А ваше пресветлого императорского величества обещание и охранение за нас армян, ежели пред турком и протчим явной будет, то они между собою совет положат и сила их будет великая. Того ради я объявляю, что я пред Господом Богом /л. 125об./ и тебе пресветлому императорскому величеству обещание завещеваю себя в какое ползование донести вашему императорскому величеству на второе пришествие стать мне с чистою совестию, чтоб души моей грехи не было, как прежсего обещание как повелено мне, а ежели кто вашему императорскаго величества не правдою объявил обо мне, то должен он будет отвечать на втором пришествии, а многие поползновении прошел, а ныне немного тяжело стало быть. [228]

17

И чтоб вашим пресветлым императорского величества о сем моем доношений милосердный указ учинить.

Прошу о сем моем доношении решение учинить 1724 году декабря в день. (Число опущено)

Помета: Получено при доношении из Москвы ассесора Петра Курбатова от 21 декабря. Под конвертом, господина канцлера в Санкт-Петербурке декабря 24 1724 г.

АВПР, ф. 100, 1724 г., д. 2, лл. 124-125 об. Подлинник.