227

1724 г. марта 10 — Письмо Ивана Карапета из местечка Апанак

/л. 508/ В письме армянина Ивана Карапета из местечка Апанак от 10 марта 1724-го по переводу написано.

Приехав я в [А]панак уведомился, что Гюлистанской первой человек Зали 130 и Сергей и Абрам стали держать турецкую партию и будто меня хотели убить и потом ездил я в пять мест, где собрании армянские и оные все осмотрел и ходил в крепость к Сергею и Абраму и письмо им со мною посланное показал, которое они прочет с радостию стали быть все довольны и зело благодарны, для чего я их спрашивал, что зачем они держать хотят турецкую партию и в турецкое войско послали от себя нарочного, на что они, Сергей и Абрам, во ответ сказали, что они сами просили его императорского величества, чтоб их для самого Бога высвободить из рук не верных и не видя никакой помощи усмотрили, /л. 508об./ что турки пришли к Генже и в близости и от них часах в десяти и прислали к ним из турецкого войска нарочного с письмом, чтоб нам отсюда прислать к их командиру от себя человека одного или двух, а ежели ж они не пошлют, то их город хотели весь разорить и их жен и детей в полон побрать, и для того чтоб нам для веры и для детей не пропасть послали к ним от себя, а до тех мест пока помощи от его императорского величества будет, они держатца будут и служить все единогласно готовы, о чем они и сами писали с чего при сем прилагаю копию, а оригинальное у себя оставил, чтоб не [85] пропало. Також сказывали, что они уже месяца з два как послали в Тифлиз трех куриеров, ис которых еще ни один не возвратился, и сказывают в Агче и Карсе турецкого /л. 509/ войска зело много и слышно якобы турки Ириван взяли, токмо за подлинно не известно. Потом поехал я в Гюлюстан и был в одном городке где видел за арестом одного персиянина и стал говорить, что мы с ними в миру и их помирил и притом сказал, чтоб они друг друга не разоряли, також потом армяне и з генжинцами помирились и стали заодно, також генжинцы желают быть лутче под рукою его императорского величества нежели у турков и просили на неделю сроку и хотели с попом Антоном обо всем писать. Здешние народы армянские в розни и желают чтоб к ним прислать главного камандира, которой бы ими мог распорежать, ибо они из своих командира над собою не имеют и не хотят и что кругом неприятельми атакованы и желают, чтоб прислать в Шемаху /л. 509об./ войска российского, а они все с войском своим туда будут в готовности и что повелят, по тому поступать и будут и предаютца во всем в волю его императорского величества, а турки де намерены Шемаху взять и когда возьмут, то народ армянской весь пропадет и против их они одне стоять не могут, в чем воля его императорского величества. Також нашел я свинцовой каменной завод, токмо тамо делать нихто не умеет, и для того кусок оного камени на пробу послал в Баку. Отсюда один человек, имянуемой Тархан, хотел меня з двумя тысячами человеки проводить в Большую Армению и что там увижу, буду писать.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра I, отд. II, кн. 66, лл. 508-509 об. Перевод. А. Г. Абрамян, указ. соч., док. № 35.


Комментарии

130. Слова «***» или «***», в значении «крепость» воспринято, как собственное имя «Зали». Следовало перевести так: «что Гюлистанской крепости первый человек Сергей и Абрам». См. док. № 219.