165

1722 г. июля 2 — Переговоры Петра I с Вахтангом VI через Б. Туркистанова

1722 года июля 2-го дня из Астрахани отправлен
в Грузию к принцу Вахтангу присыланной
от него в Москву князь Борис Туркистанов
91, с
которым в грамоте государя императора Петра
великого к нему принцу писано следующее:

Светлейший принц!

/л. 485/ Писмо ваше мы на Москве получили, також и присланного от вас князь Бориса Туркистанова устное доношение выслушали на которое заранее ответствовать занепотребно, рассудили, но ныне по прибытии нашем в Астрахань чрез оного ж князь Бориса сим ответствуем: что мы надеемся с помощию Божиею того времени как он к вам прибудет уже на персидских берегах, быть того ради чаем, что вам сия ведомость приятна будет, и вы для пользы христианства по ревностному своему обещанию с вашими войсками к нам будете, тол ко надлежит вам, чтоб протчие ваших народов християн, которые под турецкою властию ныне никакого б движения не чинили, дабы тем не привлечена была оная держава напрасно к затруднению сего от Бога благословенного дела.

/л. 485об./ В данных же ему князью Туркистанову за подписанием его величества пунктах написано: [8]

1

Чтоб принц Вахтанг лезгинским жителям, которые вредят нам сим, нападение на оных учинил в их земле, как возможно бы допустить, и что скорее, то лутче по ево приезд[у] туды.

2

Когда вступит в дело с вышеписанными народы, тогда б дал нам знать и имянно к Аграхани, к Торкам, или Дербени, где будет обретатца, тогда назначим место ему куды к нам быть.

3

Когда вступит в дело свышеписанными народы, тогда б дал заказал под смертью никакого разорения и тесность не чинить жителям, но паче их обнадежить, чтоб жили в домах и никакого страха не имели, понеже оттого много зла последовать будет: первое, что разбегутца к нам, все пусто будет, что мы себе прочим другое, что мы всех огорчим, и чрез то все потеряем.

/л. 486/ Того года августа 3-го дня от реки Аграхани отправлена государева к нему принцу Вахтангу грамота с нарочным такого содержания:

Объявляем вам, что мы нашею особою с нашею армиею прибыли сюды в конце сего месяца и выбрався на берег и управлять идем к Таркам, а оттуды пойдем к Дербеню, и к Баке, а от вашей светлости желаем ведать возможетели, и совершенно надеетесь ли одни с своими войски над бунтовщиками Даудбеком и ево адгерентами какой поиск учинить; и ежели надеетесь, то во имя Божие туды подите и буде одни без случения с нашими войски какого поиску над оными учинить не можете, то надлежит вам старание иметь, гдеб с нашими войски случитца, чего ради чрез кого вы, и которым путем за благо разсудите немедленно уведомите нас, а наше мнение ежели возможно, чтобы вы с нами случились между Дербени и Баки.

Р. S. Ежели помянутые ребелизанты против вас не устоят, и запрутца в какую крепость, то надлежит вам их облаковать и с тою ведомостию к нам прислать.

Сентября 19-го возвратясь из Грузии князь Борис Туркистанов /л. 486об./ подал государю у реки Сулака такову грамоту от принца грузинского в Тефлисе 15-го августа писанную:

Доношу величеству вашему, что прежде сего некому верить было, понеже писал я к вашему величеству полатин чрез римских патеров о нашем прошении о том, которого мы от вас ожидали, а ныне увидели и пришел к нам князь Борис Туркистанов [9] писмом обнадеживателным. в котором писано слова к ползе в душе и теле, что мы увидя сердечно обрадовались и молились о силе величества вашего по сем и мы все христиане с своею землею и войсками полученные пребудем величеству вашему и предлагаем главы наши за задравие ваше.

Когда получили мы премощный вашего величества указ к нам, в то время и от шаха почта к нам прибыла, которой пожаловал и учинил меня спасаларем над рижебежанскою провинцею 92 и приказал мне иттить войною на лезгинцов и потому шахову принцу призывал и войска свои, и упаваю на Бога, что 20-го августа в Ганже буду и которые таможние армяне у персиян /л. 487/ есть, також и войска их соберу, и возму с собою, и оттуду буду войну чинить на лезгинцев, и притом буду ожидать от вашего величества милостивых указов.

Притом же князь Борис Туркистанов словесно доносил о следующем:

1

До прибытия его Туркистанова в Тифлис присылал к принцу Вахтангу эрзерумской паша имянем салтана турецкого объявляя ему, что оной намерен начать войну против шаха персидского и отобрать у персиян провинцию Эривань, чего ради уже турецкие войска и в марше были, а притом оной паша склонял его принца, чтоб он собрався с своими грузинскими войсками соединился с турками и вступил бы в войну против персиян, и чтоб принял протекцию салтана турецкого, обещая ему зато награждение отдать всех тех христан во владенье, кои есть под областию турецкою в Грузии и в Иверии.

На оное предложение принц к помянутому паше ответствовал, что он шаху персицкому изменить не хочет.

2

/л. 487об./ Говорено ему Туркистанову возможно ль иметь ево императорскому величеству корреспонденцию с шахом персицким чрез грузинского принца.

Против сего ответствовал, что мошно.

3

Он же Туркистанов обнадеживал, что хотя ныне грузинский принц из Ганжи в Грузию и возвратитца, однакож в будущую весну паке может с войсками своими собратца иттить и притом сказывал, что чрез армян или каких махометанцев и корреспонденцию с нами в поход иметь может. [10]

Говорил он Туркистанов, что принц грузинский просит его императорское величество, чтоб ему видеть сестру свою принцессу Дарью Арчиловну 93.

5

Спрашивал он Туркистанов, когда принц Вахтанг с войсками своими намерен был иттить в поход не былоль при нем войск таких, которые подданные турецкие.

Против сего ответствовал, что войск при нем принце ис подданных турецких никого не было, только приехал к нему в Тефлис князь Георгий Абашидзе, которого дочь за Вахтанговым побочным сыном, а принем дому ево человек с 40.

/л. 488/ Того года сентября 28-го дня из лагеря от реки Аграхани отправлен от его императорского величества в Грузию к принцу Вахтангу гвардии подпорутчик от бомбардир Иван Толстой, с которым послан князь Борис Туркистанов сверх верющей государевой грамоты данной реченному Толстому, послана была к нему принцу Вахтангу следующего содержания грамота:

Светлейший принц!

Хотя от давних лет между нами и шахом персидским дружба и доброе соседство содержитца однакож от несколких уже лет нашим по[д]данным российского народа купцам и ханов и от протчих начальников чинились великие убытки, и в купечестве утеснение, а на остаток в Шемахе как российские купцы побиты до смерти и пожитки их на несколько милионов разграблены, о том вашей светлости самим известно, чего ради мы по имеющей с шахом персицким дружбе писали к нему шаху и просили за такую великую обиду сатисфакции и не токмо сатисфакции, но и ответу никакова не получили и тако /л. 488об./ невозмогши такой великой обиды претерпеть принуждены искать сатисфакции силой оружия, для чего сей компании поход наш всиа страны восприати, который такожде с великим изждивлением учинить принужден, а понеже мы не желая с шахом персицким в далнее неприятство вступить, в прошедшем июне месяце сего настоящего году послали наших людей морем чрез Гилянь на одном морском судне с некоторыми предложении, но и до сего времени об оных никакова известия не имеет, того ради сию комиссию вашей светлости вручаем (ибо известились мы от князя Бориса Туркистанова, что вы свободную с шахом персицким имеете корреспонденцию) и когда ваша светлость сие получите, изволте послать от себя к шаху нарошного человека ково вы заблагоразсудите и в начале ево шаха обнадежить, что мы с ним в далнее [11] неприятство вступить не хотим, но ещё при нынешних ево несчастливых коньюктурах и вспоможение ему учиним а за все наши понесенные от них убытки и за вспоможение ему иного ничего требовать от него не будем кроме того, чтобы лежащие по Каспийскому морю провинции нам в вечное /л. 489/ владение уступил, из которых уже город Дербень ныне в наших руках, а прочие все в руках бунтовщиков Даудбека и протчих, а не в ево шаховой власти и отбирать оных ему трудно. И уже мы заподлинно известны, что оные бунтовщики просят некоторой сильной державы о протекции, которая нетокмо о сей взятой от бунтовщиков провинции, но и зело далее на Персию намерение имеет, так те притом ежели ваша светлость заблагоразсудишся, то может по себе предлагать, чтоб вас всех христиан сущих освободил он шах от своего подданства, и нам же уступил, а вы зато можете учинить ему противу ево бунтовщиков вспоможение и оборонить ево от оных при помощи наших войск, за которое уступление мы обещаем с вашими войски несколко наших войск в обороне ему шаху послать, також и впред от ево неприятелей оборонять будем и чтоб он шах для сего трактования изключения прислал от себя посла с полною мочью с которым о сем трактат заключа немедленной ему и вспоможение учинить, буде же ваша светлость какие ради причины не разсудишь за благо предлагать шаху о себе, /л. 489об./ что, когда от него шаха будет для сего трактования прислан посол, то мы ему от вас предлагать своим министрам повелим и на крепкой в том считать будем и без того трактату с ним шахом не заключим и что о сем ваша светлость учинить изволите, немедленно нас уведомьте, в прочем пребываем вам всегда благосклонны.

Того же года получены от подпорутчика Ивана Толстого реляции следующие: В 1[-ой] из Тифлиса от 2-го ноября между прочим пишет:

В Тифлис прибыл октября 27-го и принца самого тут не нашел, а оставлен в правлении сын ево побочной Вахушты 94, которой но отписке к отцу и нас здесь удержал. Он сын ево зело ужасся о возвращении вашего величества в Астрахань, хотя я и все притчиньт: ему пространно представлял для чего ваше императорское величество то принужден был учинить и однакож оставя великой фундамент 90 возвратитца изволил, но ничто ко увеселению /л. 490/ ево не успело, токмо стал мне представлять все опасности грузинской провинции: первое что от арз[р]умского паши присылая был паки один посланник и указом салтанским с угрозами к нам и говорил: будет они над отдадут под власть турскую, тоб их разорял а из слов ево принцова сына узнать можно, что очен того опасаетца, чтоб не ускорил [12] поминутой паша в будущую компанию, понеже, область ево отсюду блиска, и ваше величество предварить приходом своим не возможешь. Он же меня просил, чтоб умолчать о возвращении вашем, дабы не сведали все грузинцы, и не пришлиб в отчаяние, что я учинил.

Здесь же в соседстве Кахетской хан 95, которой принцу великой неприятель, и внушает бусурманом сколко может, что он принц шаху не верен, и хочет взяв некоторые городы у шаха отдать в руки ваши, для которого разглашения здешней принц и доныне стоит в поле у Ганжи и хочет, чтоб вывесть себя из сумнения у бусурманов и тем, чтоб учинить какой поиск над тифлинцами.

В 2-ой из Тифлиса от 1-го декабря

Вашему величеству доношу ноября 22-го дня принц в Тифлис прибыл, а меня видел 24-го дня, и грамоту принял, при поданий грамоты обнадеживал я вашего императорского величества милостию, и что никогда ево /л. 490об./ оставить не изволите и его светлость прочетя оную, сказал: что указ ваш изволить таким образом, что выписав ис той грамоты предложение вашего величества так как заблагоразсудит, понеже де его величество вручил комиссию сию мне и пошлет с своим человеком к шахову сыну 96, которой в Казбине понеже он в правлении, а о самом шахе ведомость он принц не имеет, что и учинил выписав и к шаху посылает грамоту сегодни.

Доносил я принцу об Эреване, чтоб как ему возможно, недопустить ево в турецкие руки и что ваше величество прочите ему помянутой город и также, чтоб турок не имел фута по сю сторону гор, на что он ответствовал, как ему возможно всяким образом допускать не станет, токмо мне изволил говорить, чтоб на вашему величеству донес, ежели нелзя рано самому высокой вашего величества персоне прибыть, то хотяб несколько транспортовать поранье к Баке, которой де транспорт может остановить турок, а здешних обнадежить тем, когда услышат, что войски вашего величества пришли не разсуждая, что много их будет в надежде, а турки опасутца вступить в здешние края, и мое мнение не инако, также обнадежил меня принц /л. 491/, что к тому транспорту придут генжинские армяня до самой реки Куры.

Народ здешней, сколко мог присмотреть во всяких случаях зело доброжелателен к вашему величеству. Кахецкой хан до прибытия принцова разорил несколько деревень, а ныне паки согласил[с]я с лезгинцами, которые живут по сю сторону гор и стоят отсюду недалеко, чего ради принужден принц паки собрать свое войско. [13]

В 3-[ей] от 30-го декабря из Тифлиса

Сего декабря 13-го призывал меня принц и объявил мне, что прислал к нему куриера шахов сын Тахмасп из Казвина с тем, что Гиспогань взята и отец ево низвергнут с престола от Мирвезва сына, и для того чтоб он принц, собрав свое войско пришел к нему В помощь, и чтоб вместе с ним иттить и отобрать у Мирвезва сына Гиспогань, притом ж пишет, чтоб не отговаривался ничем, понеже де сие дело нужнее всех, чтоб отобрать Гиспоган, а потом де твою провинцию станем оборонять, как можем. Того ради призвал меня и требовал совету, что ему делать, на что я не осмелился иного ответствовать, и сказал чтоб он спросился вашего величества и что вы ему /л. 491об./ повелите, притом же спрашивал я ево принца может ли он послать четвертую или хотя бы третию часть своего войска для вспоможения шаху, а протчих удержать, чтоб встретить ваше величество, на что ответствовал: что ежели послать так мало невозможно, а ежели ничего не послать опасен, чтоб шах не сделал ему какой обиды таким образом когда де увидит, что от меня ему помочи не будет, то конечно станет вспоможения просить у турка и ежели он не откажет и станет ему делать вспоможение, то де мои люди побоятца воевать с турками и шахом и будет в земле моей замешание, на что де иной ползы нет, толко чтоб ваше величество повелел прислать как возможно ранье в Шемаху несколько войск своих, которыя своим приходом обнадежат здешнюю землю также и армян, а ежели упредят приходом своим турки и возмут Эреваны, тогда завладеют многими армянами и здешнюю землю могут разорить, того ради послал нарочного к вашему величеству князя Урапа 97 для резолюции.

ЦГАДА, ф. Сношения Росии с Грузией (Далее фонд 110), 1556-1700 гг., д. 15, лл. 485-491 об. Копия.


Комментарии

91. Туркестанов, Борис (Туркестанишвили) — был на русской службе в чине подполковника. Принимал активное участие в переговорах Петра I с Вахтангом VI и создании русско-грузино-армянского военно-политического союза во время Персидского похода. Умер в 1735 г.

92. Имеется в виду персидское бекларбекство Азербайджана с центром в Тавризе. которому в военном отношении подчинялась персидская армия всего Закавказья.

93. Дареджан (Дария) Арчиловна проживала в Москве, сыграла исключительную роль в переговорах Петра 1 и Вахтанга VI.

94. Вахушти (ок. 1696-1722) — сын грузинского царя Вахтанга VI, видный грузинский историк, географ и лексикограф. Вместе с отцом в 1724 г. эмигрировал в Россию. В Москве общался с русскими прогрессивными деятелями и организовал грузинскую типографию. Много сделал для создания русско-грузинского словаря и первой грузинской грамматики. Здесь Вахушти завершил также главный свой труд — историко-географическое описание Грузии, иллюстрированное оригинальными картами.

95. Речь идет о кахетинском правителе Константине (1722-1733), известном своим мусульманским именем Махмед Кули хана.

96. Имеется в виду шах Тахмасп II, объявивший себя шахом в Северной Персии после свержения афганцами Султана Гусейна в 1722 г.

97. Князь Урап — князь Зураб Херхеулидзе был послан Вахтангом VI в Петербург после взятия турками Тбилиси для описания создавшегося положения в Грузии с просьбой о немедленной отправке в Картлию русских войск. Петр I обещал оказать картлинскому царю неотложную военную помощь.