КНИГА ДВЕНАДЦАТАЯ

7196/1687 сент. 8 — 7197/1688 октября

ПРИЕЗД ОТ КАРТАЛИНСКОГО ЦАРЯ ГЕОРГИЯ АРХИМАНДРИТА ЛАВРЕНТИЯ С ПРОШЕНИЕМ ОБ ОТПУСКЕ ИЗ РОССИИ В ГРУЗИЮ БРАТА ЕГО, ЦАРЯ АРЧИЛА ДЛЯ СОДЕЙСТВИЯ ОБЩИМИ СИЛАМИ С НИМ ПРОТИВ НЕВЕРНЫХ. ТУТ ЖЕ И ОТПУСК ИЗ МОСКВЫ ИМЕРЕТИНСКОГО ЦАРЯ АРЧИЛА С ДЕТЬМИ В ГРУЗИЮ

/л. 1/ 196 (1687) года сентября в 8 день великие государи дари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня, благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожаловали меретинского царя Арчила Вахтангеевича, велели ему своего великих государей жалованья дать в приказ сто пятьдесят ведр вина с отдаточного двора безденежно, и о том послать из Государственного Посольского приказу в приказ Большие казны память. Сей их великих государей указ приказали записать царственные большие печати и государственных великих и посольских дел оберегатель, ближней боярин и наместник новгородцкой князь Василей Васильевич да боярин князь Алексей /л. 1об./ Васильевич Голицыны с товарыщи.

Таков указ закрепил думной диак Емельян Игнатьевич Украинцев.

 

В приказ Большие казны сентября в 9 день.

Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная [6] царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожаловали меретинского царя Арчила Вахтангеевича, велели ему своего великих государей жалованья дать в приказ сто пятьдесят ведр вина с отдаточного двора безденежно, в приемную меру ис приказу /л. 2/ Большие казны.

С оборотом.

За приписью дьяка Василья Бобинина.

 

В доклад.

В прошлом во 195-м (1687) году по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белый Росии самодержцев, давано их великих государей жалованья меретинскому царю Арчилу л. 2 об. Вахтангеевичу с царицею и с царевичи /л. 2об./ и с царевною, и со всеми при нем будучими людьми указною статьею денег по 4000 рублев, питья по 300 ведр вина, по 600 ведр пива, по 90 пуд меду-сырцу на год ис приказу Большие казны.

Да ис приказу Большого дворца на 4 лошади овес и сено по указу.

А ныне великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, меретинской царь Арчил бьет челом. Их де, великих государей, жалованья на прошлой на 195-й (1687) год ему /л. 3/ дано сполна, а на нынешней на 196-й (1688) год о даче того их, великих государей, жалованья ему из Государственного Посольского приказу в приказ Большие казны памяти не послано. И чтоб великие государи пожаловали ево, велели ему свое, великих государей, жалованье на нынешней на 195-й (1687) год выдать ис приказу Большие казны и о том послать памяти.

И великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, о том что укажут. /л. 3об./ [7]

196 (1687) подл сентября в 16 день. По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, царственные большие печати и государственных великих и посольских дел сберегатель, ближней боярин и наместник новгородцкой князь Василей Васильевич да боярин князь Алексей Васильевич Голицыны с товарыщи приказали дать их, великих государей, жалованья меретинскому царю Арчилу Вахтангеевичу с царицею и с царевичи, и с царевною, и со всеми при нем будучими людьми деньги и питье, и меду, и сено указную статью /л. 4/ на нынешней на 196 (1688) год против пришлого 195-го (1687) году, и послать о том из Государственного Посольского приказу в приказ Большие казны и в приказ Большаго дворца памяти.

Вышеписанную докладную выписку и указ закрепил думной диак Емельян Игнатьевич Украинцев.

 

196 (1688) года сентября в 19 день в приказ Большие казны.

Пожаловали великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, меретинского царя /л. 4об./ Арчила Вахтангеевича, велели ему давать своего, великих государей, жалованья со всеми при нем будучими людьми на нынешней на 196-й (1688) год указную статью четыре тысячи рублев, вино и пиво и мед-сырец против прошлого 195 (1687) году ис приказу Большие казны.

С оборотом.

За прописью диака Василья Бобинина.

 

Того ж числа в приказ Большаго дворца.

Указали великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня, благоверная царевна и великая княжна София /л. 5/ Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, меретинскому царю Арчилу Вахангеевичу давать сентября с 1-го числа нынешняго 196 (1687)-го году конского корму — [8] офса и сена — на четыре лошади по указу против прошлого 195 (1687)-го году ис приказу Большаго дворца.

С оборотом.

За приписью дьяка Василья Бобинина. Отдана толмачу его Максиму.

 

В нынешнем во 196-им (1687) году сентября в 12 день в Государственном Посольском приказе царственные большие печати и государственных великих и посольских дел оберегателю ближнему боярину и наместнику /л. 5об./ новгородцкому, князю Василью Васильевичу да боярину князю Алексею Васильевичу Голицыным сказывал меретинского царя Арчила Вахтангеевича пристав его, думной дворянин Степан Богданович Ловчиков: бил челом великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, царь Арчил, чтоб великие государи пожаловали ево, велели на подворье новгородцкого митрополита, где он ныне стоит, в полатах печи починить.

И по указу великих государей на подворье новгородского митрополита, где стоит царь Арчил, печи осматриваны, /л. 6/ а по осмотру в трех полатах, где живет царя Арчила царица ево з детьми, да на крыльце в полатах 2 печи починить, а 2 печи вновь зделать, потому что обрасцы все росселись, а иные пробиты, и в сводах розвалилось.

А новгородцкого митрополита стряпчей Сава Боровитинов сказал: как в прошлом во 194-м (1686) году по указу великих государей поставлен был у них на дворе польской посол Огинской з дворяны ив то де время печи попортили, и пол выломался при них. И те де печи зделать вновь и починить ему нечем, потому что денежной казны у него никакой нет. /л. 6об./ А по смете мещанские слободы печного дела мастера Ивашка Савелева надобно на починку дву печей и вновь на две печи 350 образцов ценинных в деле их с работники, по 5 денег образец.

А буде класть вновь 2 печи обрасцы зеленые, и надобно их двести.

А в деле и с работники по 3 денег с полуденьгою образец.

7300 кирпичу сырого, цена и с провозом 30 алтын 2 деньги. /л. 7/ 9 кирпичу зженого, цена и с провозом 25 алтын. 20 возов глины — по 80 денег воз. 3 фунта связи железных— по 3 алтына фунт. 100 крючков — 3 алтына. [9]

Всего за обрасцы и за дело по смете ценою 11 рублей 19 алтын.

А буде великие государи укажут зделать новые печи и образцов зеленых, итого будет 10 рублев 2 алтына 2 деньги. /л. 7об./

И перед первым перечнем убудет рубль 16 алтын 4 деньги.

 

196 (1687) года сентября в 16 день. По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белый Росии самодержцев, царственные большие печати и государственных великих и посольских дел оберегатель, ближней боярин и наместник новгородцкой князь Василей Васильевич да боярин князь Алексей Васильевич Голицыны с товарищи приказали на новгородцком подворье, где /л. 8/ стоит меретинской царь Арчил л. 8 Вахтангеевич, в полатах печи починить, а деньги за ту починку дать по смете печного дела мастера Ивашка Савеева из четвертных доходов.

Вышеписанную выписку и указ закрепил диак Василей Бобинин.

Указ дан в володимерскую четь за приписью диака Прокофья Возницына.

 

196 (1687) года сентября в 19 день по осмотру и по переписке на дворе бывшаго гетмана Ивана Самойлова, на котором ныне живут люди боярина Федора /л. 8об./ Петровича Шереметева, каменного и деревяного строения:

Каменного — верхние покои.

Полата длиною 6, поперег 4-х сажень с аршином. Потолок был деревяной и обвалился, а мост выслан кирпичем; в ней же 6 окон, 2 двери з железными затворы. А печи и лавок и окончин в той полате нет. /л. 9/

Возле той полаты другая полатка, маленькая, над крыльцом, мерою в длину 2 сажени без 3-х чети аршина, поперег — по 2 сажени без дву вершков. Пол в той полатке досчатой, а потолок бревенчатой. В ней же 4 окошка да двери з железными затворы и лавки, а печи и окончин нет.

По правую сторону тех полат площадка, выслана дерном, мерою в одну сторону 5 сажень без 3-х чети аршина, в другую — 3 сажени без аршина. /л. 9об./ [10]

Наверх к тем полатам ис передних и из задних сеней два входа з железными дверьми. Кровли на всех полатах нет, и своды у полат попортились.

Средние житья.

Переднее крыльцо. Сени высланы кирпичем в длину го 5 сажени, поперег—4 сажени. В сенях чюлан деревяной да отход, в них же два окна да двери з железными затворы. /л. 10/ Подле сеней 2 полатки — кладовые, а ходы в них из сеней — одна в длину — 3-х сажень, поперег пол 3 сажени; другая в длину 3 сажени с аршином, поперег пол 3 сажени.

Полата передняя мерою: в одну сторону 2 сажени с полуаршином, в другую — 3 сажени, в ней два окна.

Другая полата крестовая, мерою кругом 3-х сажень, в ней 3 окна.

Третья полата — комната /л. 10об./ мерою в одну сторону 3 сажени, другая 2 сажени 2 аршина, в ней 3 окна. Крыльцо заднее. Над крыльцом полатка. Сени. В сенях чулан да два отхода. Возле сеней полата жилая, кругом 3-х сажень, да с той полаты двери в комнату. Баня с предбанником. Да позади бани полатка маленькая, тайная. /л. 11/

Под середними житьи — покои людцкие. 2 полатки. Под передним крыльцом 2 сени. 3 полаты жилых больших да 2 полатки маленькие. 5 полат кладовых. Под теми людцкими палатами 3 погреба. Один кладовой, темной, другой винной, третий — ледник. Меж погребом сени да два всхода. /л. 11об./

Всем погребом глубина пол 3 сажени.

Да возле полат же под передними сеньми — конюшня з затворы железными.

Да на дворе ж по правую сторону полат каменного строения —

поварня, возле поварни по правую сторону погреб, на нем — полата жилая. По левую сторону поварни — полатка жилая ж, на ней другая такая ж полата.

На дворе ж колодезь. /л. 12/

Ворота каменные з железными щиты.

У ворот полата людцкая жилая. На ней светличка деревяная, деревяного строения людцких хором.

3 горницы на подклетах с сеньми, 5 изб подземные с сеньми ж.

А по скаске людей боярина Федора Петровича Шереметева, которые в том дворе живут, что то деревяное строение — горницы, избы — строи пи они на свои деньги. /л. 12об./

Сад. Около саду 18 прясел заборов.

Да з двора идучи в сад 2 прясла заборов же, возле забору клетка людцкая. [11]

А на Давыдовском дворе Николаева, где стоял меретинской царь Арчил Вахтангеевич, а ныне люди ево живут, осматривано каменное и деревянное строение.

А по осмотру — взошед на двор, на левой стороне верхние 10 полат и под ними 4 полаты, и на полатах деревяные хоромы /л. 13/ тройня, с чердаки, все в целости, и жить в них мочно.

А перед теми полаты над крыльцом шатер каменной надобно сломать, потому что под крыльцом кирпич вывалился и упадет скоро.

Да у тех же полат переходы, что упали, на пяти саженях надобно помостить досками, да отход и заднее крыльцо починить.

А которое крыльцо от ворот к тем же полатам, и над тем /л. 13об./ крыльцом надобно на дву саженях своды сломать, потому что они валятца и ходить на крыльцо опасно. А переходы. которые у полат, каменные, и тем понужде мочно еще быть.

А взошед на двор, на правой стороне 3 полаты верхние, да в них одна полата, и у них крыльцо и сени все розвалились, и жить в них невозможно.

А которые людцкие избы на дворе поставлены, и те избы все целы, только на многих /л. 14/ кровля разломана от ветру. Да в конюшне мост переменить и перекрыть сызнова, потому что весь розбился, и ясли вновь зделать, а старые переедены от лошадей. Да в той же конюшне перегородить и зделать сарай, где хоромы ставить.

Да в полатах верхних и нижних и в светлицах деревяных, где живут чиновные люди, всего в 16 житьях надобно печи и окончины стекольчатые починить. /л. 14об./

А великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне, благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, царь Арчил Вахтангеевич бьет челом, чтоб на том дворе переходы, которые упали, зделать в том месте деревяные и шатер с крыльца и своды з другово крыльца сломать, да в конюшне перегородить и зделать сарай, где ставить кореты. и ясли и кровлю на конюшне и на людцких избах, и печи и окончины в светлицах /л. 15/ починить.

На осмотре помета дьяка Прокофья Возницына.

 

196 (1687) года октября в 10 день по указу великих государей царственные большие печати и государственных великих и посольских дел оберегатель, ближней [12] боярин и наместник новгородцкой князь Василей Васильевич, боярин князь Алексей Васильевич Голицыны с товарищи, слушав, приказали на гетманском дворе полаты покрыть, а окончили взять у боярина у Федора Петровича Шереметева. А на Давыдовском дворе /л. 15об./ что худое каменное строение, и то вновь зделать деревяное, а печи починить. И что надобно и написано в сей росписке. и то зделать, а быть у того дела Миките Алексееву, и то все делать ис четвертных доходов.

В нынешнем во 196-м (1687) году октября в 10 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра; Алексеевича и великой государыни благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, по челобитью меретинского царя Арчила Вахтангеевича велено на Давыдовском дворе /л. 16/ Николаева переходы, которые повалились, зделать в том месте деревяные, и шатер каменной и своды з другово крыльца на две сажени сломать да в шеснатцати житьях печи и окончины стекольчатые починить. Да в конюшне перегородить и зделать сарай, где поставить кореты, и ясли и мост и кровлю на конюшне и на людцких избах починить, и деньги имать на ту починку ис четвертных доходов.

А по смете печного дела мастеров Ивашки Федорова да Сеньки Васильева надобно разобрать и зделать вновь в полатах 6 печей, 4 печи разобрать по уступ и зделать вновь, да 6 печей обращатых починить вновь с лица и внутри. /л. 16об./ Да 2 печи кирпичных зделать вновь, да 2 комина вычинить.

А нодобно к тому делу глины 52 воза, а цена тай глины по 10 денег воз с провозом.

Кирпичу сырова 5300, цена тому кирпичу тысяча по 24 алтына по 2 деньги и с привозом.

2100 кирпичу зженова по 2 рубли за тысячу и с провозом.

На новые печи и на починку старых печей 1480 обрасцов; за образец по 4 деньги с полушкою и з делом.

Проволоки на все печи 25 фунтов по 3 алтына по 2 деньги фунт. /л. 17/ 9 крючков—16 алтын 4 денег.

К тому ж печному делу надобно 13 возов дров, воз по 2 алтына по 2 деньги, да котел.

Да на том же Николаевском дворе розобрать шатер по перила. Да на переходах розобрать своды на 2 саженях. Два отхода — ширина тому отходу 2 саженей, вышина 4 сажени.

Другому отходу ширина пол 2 сажени, вышина 2 сажени. А от розбирки дать пять рублев. /л. 17об./ [13]

Всего за вышеписанные припасы и за дело 82 рубли 1 алтын 1 деньга.

Да в тех же 16 полатах и в деревяных хоромах починить 39 окончин, а в них вставить 342 места ценою за места, по скаске оконничника Сеньки Иванова, за свинец и за стекла и за дело по 4 деньги за место.

Да вновь зделать 5 окончин стекольчатых же, от дела и за стекла и за дерева по 10 алтын за окончину.

Всего за окончины 8 рублев 11 алтын 2 деньги. /л. 18/

Да по смете плотников Ивашка Федорова с товарыщи надобно в конюшню на перегородку и на починку ясел и мосту и перед конюшнею и перед сараем на мосты, и перед конюшенною избою на сени 9 дерев 3-х сажень, в отрубе по 4 вершка ценою за сто — по 3 рубли с полтиною.

Да на ясли 22 доски 3-х сажень по 2 алтына по 2 деньги доска.

Да на переклады к той же конюшне 35 дерев 6 сажень в отрубе по 5 и по 6 вершков ценою и с провозом по 8 алтын по 2 деньги.

Да на желобы 30 бревен 3-х саженных, в отрубе 4-х вершков. /л. 18об./

Да на желобы 30 бревен 3-х саженных, в отрубе 4-х вершков, ценою по 13 алтын по 2 деньги за десяток.

На конюшню ж и на избы 1000 дран 3-х саженных по 3 алтын сто.

700 скал по 16 алтын по 4 деньги сто.

98 прибоин — 3 рубли.

500 гвоздей прибойных по 16 алтын 4 деньги сто. 5000 скаловых гвоздей по 5 алтын тысяча. /л. 19/

Да на том же дворе на переходы каменные, что упали, надобно 3 бревна по 4 сажени бревно, ценою по 3 алтына по 2 деньги бревно. Да на желобы — 5 сажень ценою и с провозом 8 алтын 2 деньги. 20 досок 4-х сажень, по 2 алтына по 4 деньги доска.

Плотником от конюшни и от переходов— 20 рублев.

Всего за припасы х конюшне и к переходам и плотником за дело — 63 рубли 29 алтын 4 деньги.

Всего за печи и за окончины и за лес, и от розбирки шатра и переходу надобно денег 124 рубли 8 алтын 5 денег. /л. 19об./

 

В прошлом во 195-м (1686) году октября в 2 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверные и великие княжны Софии Алексеевны, всеа [14]

Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, по челобитью меретинского царя Арчила Вахтангеевича велено на Давыдовском дворе Николаева переходы, которые повалились, зделать в том месте деревяные, и шатер каменной и своды з другое крыльца на две сажени сломать. Да в шеснатцати житьях печи и окончены стекольчатые починить, да в конюшне перегородить и зделать сарай, где ставить кореты и ясли и мосты и кровлю /л. 20/ на конюшне и на людцких избах починить, а деньги имать на ту починку не четвертных доходов.

А по смете печного дела мастеров Ивашка Федорова да Сеньки Васильева, надобно разобрать и зделать вновь в полатах 6 печей, 4 печи разобрать по уступ и зделать вновь, да 6 печей обрасчатых починить заново с лица изнутри; 2 печи зделать вновь, кирпичных 2 комина починить.

А за всякие к тому делу припасы — за обрасцы и за глину, и за кирпичь зженой и сырой, и за проволоку, и за крючки, и от розбирки шатра и сводов каменных над об. двумя крыльцы — /л. 20об./ надобно денег 52 рубли, 1 алтын 1 деньга.

Да от починки 39 окончин да вновь отдела 5-й окончин стекольчатых, за стекла и за олово, и от работы мастеров— 8 рублев 11 алтын 2 деньги. Да за лесные приписы х конюшне и к сараю, где кореты ставить, и к переходам каменным, которые повалились, и от перекрышки людцких изб, и плотником за дело — 63 рубли 29 алтын 4 деньги.

Всего за всякое строение надобно денег: 124 рубли 8 алтын 5 денег. /л. 21/

А по справке с Новгородцким и Устюжским, и Володимерским, и Галицким приказы четвертных денег налицо октября по 20-е число ничего нет. И ис каких доходов к тому строению деньги взять, о том великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, что укажут.

 

196 (1687) года октября в 26 день по указу великих государей парей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всеа Величия и Малыя и Белыя Росии /л. 21об./ самодержцев, царственные большие печати и государственных великих и посольских [15] дел сберегатель, ближней боярин и наместник новгородцкой, князь Василей Васильевич да боярин князь Алексей Васильевич Голицыны приказали: на Давыдовском дворе Николаева печи и окончины и деревяное всякое строение построить, а деньги за то, за все дать — за печи и за кончины, и за лесные припасы х конюшне и к сараю плотником и печником — по смете их и по подряду сто дватцать четыре рубли восмь алтын пять денег вместо четвертных оброчных денег из стрелецких денег. А как будут четвертные деньги в зборе, и те деньги зачесть /л. 22/ в стрелецкие.

Такову выписку и указ закрепил диак Прокофей Возницын.

Указ дай в Новгородцкой приказ октября в 29 день.

 

Лета 6196-го (1687) ноября в 17 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни, благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, память стольнику Данилу Карповичу Чернцову. В нынешнем во 196-м (1687) году ноября в 13 день бил челом /л. 22об./ великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцам, меретинской царь Арчил Вахтангеевич, чтоб великие государи пожаловали ево, велели ему про ево домашней обиход сварить восмь варь пива в Новонемецкой слободе у иноземца у Винанта Люденса на дворе. И по указу великих государей то пиво сварить ему у иноземца у Винанта Люденса велено, и тебе бы по их великих государей указу царю Арчилу Вахтангеевичу. /л. 23/

За приписью дьяка Ивана Волкова и отдана толмачу Максиму.

 

196 (1687) года декабря в 16 день.

Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожаловали меретинского царя Арчила Вахтангеевича, велели ему дать своего великих государей жалованья для ево скудости и на расплату долгов ево в приказ две тысячи рублев ис приказу Большие казны к послать об отдаче из [16] Государственного Посольского приказу в приказ Большие казны память. /л. 23об./

Таков указ закрепил думной диак Емельян Игнатьевич Украинцев.

 

196 (1687) года декабря в 17 день в приказ Большие казны.

Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая госдарыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожаловали меретинского царя Арчила Вахтангеевича, велели ему дать своего великих государей жалованья для. ево скудости и на росплату долгов ево в приказ две тысячи рублев ис приказу Большие казны.

С оборотом. /л. 24/

За приписью дьяка Ивана Волкова.

 

Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, бьет челом холоп ваш, Государственного Посольского приказу пристав Терешка Лихвинцов. В прошлом, государи, во 195-м (1687) году бил челом вам, великим государем, я, холоп ваш, на стольника на князь Панкрата княж Хохонина сына Давыдова и на бретьев ево, и на людей ево в бою и в бесчестье. Ныне я, холоп ваш, поговоря с ними полюбовно в том деле, помирился, и впредь мне в том деле на него, князя Панкрата, и з братьями, и на людей их не бить челом.

Милосердые /л. 24об./ великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте меня, холопа своего, велите, государи, челобитье мое и мир записать. Великие государи, смилуйтеся.

Помета на той челобитной диака Ивана Волкова.

196 (1688) года генваря в 29 день. Допросить о том челобитчика и челобитье и мир записать, и сию челобитную взять к делу.

 

И против сего челобитья в Государственном [17] Посольском приказе пристав Терешка Лихвинцов допрашивал, а в допросе сказал.—/л. 25/

В прошлом во 195-м (1687) году бил челом великим государем он, пристав Терешка, на стольников, на князь Панкрата княж Хохонина сына Давыдова и на братьев ево, и на людей ево в бою и бесчестье. И ныне он, Терешка, поговоря с ним полюбовно, в том деле помирились и впредь он на него, князь Панкрата, и на братьев ево, и на людей ево не челобитчик.

 

Лета 6196-го (1687) декабря в 30 день великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, велели думному дворянину Семену Ерофеевичу Алмазову, дьяку /л. 25об./ Ивану Шапкину быть у подданного своего меретинского царя Арчила Вахтангеевича в приставех.

И думному дворянину Семену Ерофеевичу и дьяку приезжать к нему, царю Арчилу Вахтангеевичу, почасту и о делех с ним говорить учтиво, и которые надлежат великим государем в доклад, также и что надлежит к приказному ведомству, и о тех сказывать царственные большие печати и государственных великих и посольских дел сберегателю ближнему боярину и наместнику новгородцкому князю Василью Васильевичу да боярину князю Алексею Васильевичу Голицыным. /л. 26/

А в праздники государские и в воскресные дни и в их, государские, ангелы, и когда им, великим государем, будут выходы, с ведома ближняго боярина и сберегателя и наместника новгородцкого князя Василья Васильевича да боярина князя Алексея Васильевича Голицыных ему, думному дворянину, к великим государем [ехать] с царем в одной корете.

А бояром и иным чиновным ево людем велеть ездить за коретою. А в город Кремль приехав, бояром и чиновным людем с лощадей сходить против Архангельской паперти и лошадей велеть держать за перилами. А царю выходить ис кореты у рундука Красного /л. 26об./ крыльца.

А как царь поедет от великих государей, и думному дворянину и дьяку провожать царя по тому ж до двора.

А корете государевой с возники и с возницы быть по вся дни у царя на дворе. А под царицу и под детей ево, естьли когда похотят куда ехать, велено давать кореты с их, великих государей, конюшни. [18]

А будет он, царь, похочет ехать за город гулять, и думному дворянину, о том сказав ближнему боярину и оберегателю и наместнику новгородцкому /л. 27/ князю Василью Васильевичу да боярину князю Алексею Васильевичу Голицыным, с ним ездить и за город, и для осторожности имать стрельцов с караулу, которые у него, царя, на дворе стоят, человека по три или по четыре и беречь того, чтоб ево, царевы, люди ни с кем, едучи дорогою, не задирались.

И буде учнет которой дорогою задиратца. и от того их унимать. А буде которой непослушен будет, и ему о том говорить царю. А буде и сторонние люди будут с ними задиратца, и их велеть стрельцом отсылать. А буде которой учинитца ослушен, и их велеть имати и отсылать в Государственной Посольской приказ, чтоб ему, царю, ни от кого никакова бесчестия не было. /л. 27об./

Да и того дьяку смотреть, чтоб на дворе, где он, царь, живет, ево, царевы, люди с огнем ходили бережно и земские б топили у царя хоромы осторожно. Также и деревяного строения и кровель не ломали и не жгли и на дворе всякого помету не бросали. И о том выговаривать и над земскими, которые ему, царю, и чиновным ево людем даны для работы, смотреть, чтоб они вином и табаком не торговали.

И буде которой из них объявитца в каком воровстве, и их с караульными стрельцы отсылать в Государственной Посольской приказ.

А великих государей жалованья /л. 28/ за поденой корм и питье царю и чиновным ево людем дают по памяти из Государственного Посольского приказу за все деньгами по четыре тысячи рублев, по 300 ведр вина, по 600 ведр пива, по 100 пуд меду-сырцу ис приказу Большие казны на год. И того смотреть, чтоб то все до него, царя доходило сполна.

А для караулу велено у него, царя Арчила Вахтангеевича, быть капитаном да по десяти человек стрельцов, переменяясь, да для работы и чищения полат девяти человеком земским. /л. 28об./

А как он, царь Арчил Вахтангеевич, поедет гулять куда за город, и ему велено давать с их, великих государей, конюшни под людей ево по дватцати лошадей с седлы и с узды.

Да и того ему, думному дворянину, и дьяку смотреть, чтоб царевы чиновные люди никаких к себе беглых людей в холопство не принимали. А буде которой царев человек примет какова себе человека в холопство, и думному дворянину и дьяку велеть того человека взять перед [19] себя и роспросить, от ково он бежал, или вольной и с отпускною. А буде беглой человек объявитца, и его отсылать с караульными /л. 29/ стрельцы в Государственной Посольский приказ.

За приписью дьяка Василья Бобинина.

Отнес к царю на двор подьячей Никита Алексеев.

 

196 (1688) года майя в 11 день.

Указали Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, дать своего великих государей жалованья меретинскому царю Арчилу Вахтангеевичу—седло доброе с платом не Конюшенного приказу и о том послать в Конюшенной приказ память.

Сей их /л. 29об./ великих государей указ приказали записать царственные большие печати и государственных великих и посольских дел оберегатель ближней боярин и наместник новгородцкой князь Василей Васильевич да боярин князь Алексей Васильевич Голицыны.

Таков указ закрепил диак Иван Волков.

 

196 (1688) года майя в 11 день в Конюшенной приказ.

Пожаловали великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна /л. 30/ и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, меретинского царя Арчила Вахтангеевича, велели ему дать своего великих государей жалованья — седло доброе с платом ис Конюшенного приказу.

С оборотом.

За приписью диака Ивана Волкова.

Послана с Никитою Зажарским.

 

Майя в 31 день в Конюшенной приказ.

В нынешнем во 196-м (1688) году майя в 16 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича /л. 30об./ и великой государыни благоверной царевны и великой княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, [20] из Государственного Посольского приказу в Конюшенной приказ к тебе, боярину к Ивану Тимофеевичу, с товарыщи писано: Белено дать их великих государей жалованья меретинскому царю Арчилу Вахтангеевичу ис Конюшенного приказу — седло доброе с платом. И тово де седла и плата ему, царю Арчилу Вахтангеевичу, майя по 30 число не дано. И великие государи указали по прежнему и по сему своему великих государей указу то седло и с платом выдать ему, царю Арчилу Вахтангеевичу, ис Конюшенного приказу. /л. 31/

С оборотом.

За приписью дьяка Бориса Михайлова.

Послана с Варфоломеем...

 

Майя в 31 день в Конюшенной приказ.

В нынешнем во 196-м (1688) году майя в день бил челом великим государем меретинской царь Арчил Вахтангеевич, чтоб великие государи пожаловали ево, велели у него лошадь, которая дана ему с их великих государей конюшни, принять и дать бы ему лошадь стоялую. И великие государи пожаловали царя Арчила Вахтангеевича, велели у него прежнюю стоялую лошадь /л. 31об./ принять, а вместо той лошади дать с своей великих государей конюшни иную лошадь стоялую.

С оборотом.

За приписью дьяка Бориса Михайлова.

 

196 (1687) года декабря в 19 день явился в Государственном Посольском приказе Карталинские земли города Тефлиса монастыря святаго великомученика Георгия архимандрит Лаврентий, а с ним два диакона — Иосиф да Гавриил. /л. 32/

А в допросе он, архимандрит, сказал.—

В прошлом де во 195 (1687) году июля в 5 день к великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, послал ево из Грузинские земли из города Тефлиса шановосханов сын, царь Георгий, которой ныне по шахову указу в грузинской земле на ханстве, с листом своим. Да с ним же, архимандритом, послал дворян своих — Захарья да Давыда. А [21] тот де царь Георгий царю Арчилу Вахтангеевичу брат родной. /л. 32об./ И ехал де он из Грузинские земли чрез Гребенские горы и чрез Чепалова Андреевского на. Терек. И на Терек де приехал он, архимандрит, в прошлом же во 195 (1687) году июля в 22 день и воеводе явился, а сказал, что едет он к царю Арчилу Вахтангеевичу для того, что царь Георгий от шаха персицкаго бусурманен поневоле в прошлом во 185-м (1677) году и отпущен того ж году на ханство во всю Грузинскую землю в город Тефлис, и чтоб о том бусурмане, которые живут на Терках, услышав о посылке ево к великим государем, весто бы не учинили в шаховой земле персицкого. /л. 33/ И с Терка де воевода отпустил ево в Астарахань августа в 3 день царя Арчила Вахтангеевича з боярским сыном з Беженом, которой и ныне приехал с ним к Москве.

А в Астарахань де приехал он с ним же, Беженом, августа в 24-м числе. И сказался в Астарахани боярину и воеводам Алексею Петровичу Салтыкову с товарыщи по тому ж, как и на Терке сказался, потому что и в Астарахани бусурманей персицких жителей множество. И из Астарахани де боярин и воеводы отпустили ево с. тем же Беженом. А на Терке де и в Астарахани корму ему и с людьми ево ничего до Москвы /л. 33об./ не дано, и отписки об нем к великим государем не послали, а людей у него трое.

И как де ево царь Георгий посылал к великим государем не Тефлиза, и отдав ему лист, наказывал ему, архимандриту, словесно говорить царского величества ближнем людем, а в лист де к великим государем не писал он для того, чтоб того листа в дороге у него, едучи чрез горы, какие люди не отняли. А что де ему наказано говорить, и о том он обявит царственные большие печати и государственных великих и посольских дел оберегателю ближнему боярину и наместнику /л. 34/ новгородцкому князю Василью Васильевичу да боярину князю Алексею Васильевичу Голицыным словесно.

Да с ним же, архимандритом, послал он, царь Георгий, лист к святейшему Иоакиму Московскому и всех северных стран патриарху.

А к брату де своему, царю Арчилу Вахтангеевичу, с ним, архимандритом, писем и подарков он, царь Георгий, не послал. А послали к царю Арчилу письма и подарки з Беженом, того он, архимандрит, не знает. /л. 34об./ Да он же, архимандрит, сказал: хотя де он, царь Георгий, и бусурманин, однако ж он християнству склонен и многие церкви християнские строит, и тайно в церковь к службе божии ходит. И за грузинскую де он землю от шаха заступает и от бусурман христиан оберегает, а какие де к нему от [22] шаха указы бывают о воинских делех или о податях, и он, царь Георгий, во всем ево послушен, а которое де городы грузинские есть в непослушании у шаха персицкого, и на те де городы послал он, шах, войска свои, и те де войска стоят ныне на Куре реке. /л. 35/

А с салтаном де турским и с ындейским шахом у персицкого шаха войны ныне нет и впредь не чаят. А турского де салтана войска, которые стояли близ границ шаха персицкого в городе Богдате, и те де войска выведены против...

 

196 (1687) года декабря в 19 день в Земской приказ.

Указали великие государи отвесть двор окольничего Ивана Федоровича Бутурлина, что на Покровке, стоять на том дворе карталинского царевича Георгия присланному ево архимандриту Лаврентию с причетники /л. 35об./ и служки на время.

С оборотом.

За приписью диака Ивана Волкова.

Послана с подьячим с Василем Зажарским.

 

196 (1687) года декабря в 21 день в Стрелецкой приказ.

Указали великие государи послать на двор окольничего Ивана Федоровича Бутурлина, что на Покровке, где стоит карталинского царевича Георгия присланной архимандрит Лаврентей с товарыщи, для караулу трех человек стрельцов /л. 36/ и велеть им у него, архимандрита, быть с переменою до отпуску ево с Москвы.

С оборотом.

За приписью дьяка Василья Бобинина.

Послана с Василем Зажарским.

 

Декабря в 24 день в Земской приказ.

Великие государи указали послать на большой посольской двор, что в Китае, где стоит карталинского царевича Георгия присланной архимандрит Лаврентей с причетники, для работы одного человека замского и велеть ему у него, архимандрита, быть /л. 36об./ до отпуску ево с Москвы. [23]

С оборотом.

За приписью дьяка Василья Бобинина.

Послана с Василем Аврамовым.

 

В нынешнем во 196-м (1687) году декабря в 19 день к великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, прислал с листом своим и з дары из Грузинской земли карталинской /л. 37/ царевич Георгий архимандрита своего Лаврентия, а с ним черных диаконов Феофана и Иоасафа да дворян 2 человек— Захарья да Давыда, людей с ними 3 человека.

А почему им великих государей жалованья, поденного корму и питья давать, и о том великие государи как укажут.

А в прошлом во 189-м (1681) году приезжали блаженные памяти к великому государю царю и великому князю Феодору Алексеевичу, всеа Великия и Малыя и белыя Росии самодержцу, меретинского царя Арчила архимандрит /л. 37об./ Макарей, а с ним дьякон да дворян 2 человека.

А великого государя жалованья, поденного корму и питья давано им: архимандриту — по 2 алтына по 4 деньги, питья — по крушке меду, по 2 крушки пива на день; дьякону— по 10 денег, по крушке меду, по крушке пива; дворяном — по 2 алтына, по 4 чарки вина, по крушке меду, по 2 крушки пива человеку на день. /л. 38/

Им же давано по 4 воза дров на неделю, да водовоз с лошадью, да для работы земской.

А как он архимандрит, с товарыщи, видели государские пресветлые очи и были у руки, и в тот день дано ему, архимандриту, з дворца в стола места, корму и питья:

калач крупичат в две лапатки, крушка романеи, крушка меду Краснова, /л. 38об./ крушка меду обарного, ведро меду цыженого, доброво, ведро пива доброво ж.

Дьякону да дворяном 2-м человеком — в стола ж место, на корм дано денег рубль.

Да ему ж, архимандриту с товарыщи, дано в тот день, которого он приехал к Москве, на корм полтина.

А людей с ними никово в приезде не было.

 

Во 190-м (1682) году февраля в 10 день блаженные ж памяти к великому государю приезжали /л. 39/ ево ж, Арчила паря, архимандрит Григорей да дворянин Иван Григорьев, да ево, архимандритов, сын Георгий. [24]

А великого государя жалованья, поденного корму и литья давано им:

архимандриту по б алтын; дворянину по 3 алтына по 2 деньги, по 3 чарки вина на день; сыну архимандричью — во всем против дворянина; да им же давано на дрова по 6 алтын по 4 деньги на неделю; /л. 39об./ да для караулу 3 человека стрельцов, да для работы земской. А как они, архимандрит с товарыщи, видели государские очи и были у руки, и в тот день дано ему, архимандриту, з Дворца в стола место корму и питья во всем против прошлого 189-го (1681) году. Да ему ж, архимандриту с товарыщи дано в тот день, которого он приехал к Москве, на приезде по полтине человеку. А людем архимандричьим, которые приезжают к Москве з греческими архимандриты, великих государей жалованья, поденного корму /л. 40/ и питья дается по 6 денег да по крушке пива человеку на день.

На выписке помета дьяка Ивана Волкова такова:

196 (1687) года декабря в 23 день по указу великих государей, слушав сей выписки, государственные большие печати и государственных великих и посольских дел сберегатель, ближней боярин и наместник новгородцкой князь Василей Васильевич да боярин князь Алексей Васильевич Голицыны с товарыщи приказали давать их великих государей жалованья, поденного корму и питья карталинского царевича Георгия /л. 40об./ присланному архимандриту Лаврентию и дьяконом Феофилу и Иоасафу, и дворяном двум человеком, и людем их трем человеком с приезду их к Москве нынешняго 196 (1687) году декабря з 19 числа, покаместа они на Москве побудут:

архимандриту по два алтына по четыре деньги, питья по крушке меду, по две крушки пива на день; дьяконом по десяти денег, по крушке меду, по крушке пива; дворяном по два алтына по четыре чарки вина, по крушке меду, по две крушки пива; людем — по шти денег, по крушке пива человеку на день; архимандриту ж со всеми при нем будучими на приезде дать полтина да на дрова давать им /л. 41/ по шти алтын по четыре деньги человеку.

Деньги давать ис Посольского приказу, питье с Московского кружечного двора и послать о том память, и велеть то питье забирать подьячему в готовых судех, которой забирает питье приезжим черкасом.

 

196 (1687) года декабря в 24 день.

Пожаловали великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая [25] государыня, благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, карталинского царевича Георгия присланного архимандрита Лаврентия и черных дьяконов Феофила /л. 41об./ и Иоасафа да дворян Захарья да Давыда, да служек их, трех человек, велели им своего великих государей жалованья, поденного корму с приезду их декабря з 19 числа нынешняго 196-го (1687) году из Государственного Посольского приказу до своего великих государей указу: архимандриту— по два алтына по четыре деньги; дьяконом — по десяти денег; дворяном — по два алтына; служкам — по шти денег на день человеку; да за дрова по шти алтын по четыре деньги на неделю; да ему ж, архимандриту, со всеми ево будучими людьми дать на приезде за стол полтина.

Помета о том на выписке дьяка Ивана Волкова в столпу приезду ево, архимандричья. /л. 42/

За приписью диака Василья Бобинина.

 

196 (1687) года декабря в 24 день в приказ Большие казны.

Пожаловали великие государи карталинского царевича присланного ево архимандрита Лаврентия да дьяконов ево Феофила и Иоасафа, да дворян Захарья да Давыда, да слуг их, трех человек, велели им своего великих государей жалованья, поденного питья давать с приезду их декабря з 19-го числа нынешняго 196-го (1687) году до своего великих государей указу: архимандриту по крушке меду, по две крушки пива; дьяконом по крушке меду, по крушке пива; дворяном по четыре чарки вина, по крушке меду; /л. 42об./ по две крушки пива; людем ево, трем человеком, по крушке пива на день человеку. Ис приказу Большие казны питье посылать к нему в готовых судех, а росписыватца в том питье Государственного Посольского приказу подьячему Василю Зажарскому.

С оборотом.

За приписью диака Ивана Волкова.

Послана с подьячим с Васильем Зажарским.

 

Генваря в 11 день было по сему.

Как к великим государем войдут в полату /л. 43/ карталинского царя архимандрит Лаврентей и дворяне и явити их [26] великим государем челом ударить думному дьяку Емельяну Игнатьевичу Украинцову.

А говорить:

Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, и многих государств и земель восточных и западных, и северных отчичи и дедичи и наследники, и государи и облаадатели, карталинского царя Георгия посланник архимандрит Лаврентей и дворяне вам, великим государем, челом ударили. /л. 43об./

И архимандрит Лаврентей и дворяне великим государем правят царя Георгия челобитье.

И великие государи изволят спросить Георгия царя про здоровье сидя.

А говорят:

Царь Георгий по здраву ль?

И архимандрит, сказав про царевичево здаровье, поднесет лист.

И великие государи велят лист принять царственные большие печати и государственных великих и посольских дел оберегателю, ближнему боярину и наместнику новгородцкому /л. 44/ князю Василью Васильевичу Голицыну.

А после того позовет архимандрита и дворян думной дьяк к руке.

А говорит:

Архимандрит и дворяне, великие государи их царское величество жалует вас к своей, царского величества, руке.

И укажут великие государи спросить архимандрита думному дьяку о спасении.

И думной дьяк говорит:

Великие государи их царское величество жалуют тебя, велели спросить о спасении. /л. 44об./

И архимандрит на государском жалованье бьет челом.

А после того думной дьяк говорит речь:.

Архимандрит Лаврентей, великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, и многих государств и земель восточных и западных, и северных отчичи и дедичи и наследники, и государи, и облаадатели велели тебе говорить. Подал ты им великим государем их царскому величеству лист карталинского царя Георгия. /л. 45/

И великие государи их царское величество тот лист велели у тебя принять и, выслушав, укажут о всем отписать в своей царского величества грамоте.

И потом скажет думной дьяк архимандриту и дворяном в стола место корм и питье. [27]

Изволил великий государь царь и великий князь Иоанн Алексеевич сидеть с великою государынею благоверною царевною и великою княжною Софиею Алексеевною в передней, а у великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича был архимандрит в его, государской, передней, что деревяные. А перевод вклеен ниже сего, в арчилове отпуску. /л. 45об./

Великой государыне благоверной царевне архимандрита Лаврентия явити думному дьяку Емельяну Игнатьевичу Украинцову.

А говорить:

Великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержица карталинского царя Георгия присланной архимандрит Лаврентий тебе, великой государыне, челом ударил.

И великая государыня архимандрита велит позвать к руке думному дьяку, а потом велит спросить о спасении. /л. 46/

И думной дьяк говорит:

Архимандрит Лаврентий, великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна жалует тебя, велела спросить о твоем спасении.

А потом скажет думной дьяк архимандриту в стола место корм и питье.

Изволила великая государыня быть в передней с великим государем царем и великим князем Иоанном Алексеевичем. И говорил думной дьяк Емельян Игнатьевич по большой явке. /л. 46об./

 

196 (1688) года генваря в 1 день во Дворец.

Великие государи пожаловали карталинского царя Георгия присланного его архимандрита Лаврентия, велели ему своего, великих государей, жалованья дать, в стола место корму и питья: калач крупичат в две лопатки, крушка вина двойного, крушка романеи, крушка меду красного, крушка меду обарного, ведро меду цыженого доброго, ведро пива доброго.

Был он сего генваря 1-го числа у великих государей на дворе на приезде и видел их государские пресветлые очи.

С оборотом. /л. 47/

За приписью диака Василья Бобинина.

 

196 (1688) года генваря в 2 день. Пожаловали великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр [28] Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малый и Белый Росии самодержцы, карталинского царя Георгия присланного ево архимандрита Лаврентия да дьяконов Феофила и Иоасафа да дворян дву человек, велели им дать своего великих государей жалованья в стола место на корм рубль из Государственного Посольского приказу. Были они сего генваря 1-го числа у великих государей на дворе на приезде и видели их государские пресветлые очи. /л. 47об./

За приписью диака Ивана Волкова.

 

Перевод з грузинского письма с росписи, какову подал архимандрит Лаврентий, что прислано с ним к великим государем в дарех.

Сулея золотая, насвечена бирюзами, чашка золотая з дорогими камени, чашка кости единороговой, золотом обложена з дорогими камени, полсть, шитая волоченым золотом и с шолком, ковер тканой золото с шолком. /л. 48/

 

Роспись даров, каковы присланы к святейшему Иоакиму Московскому и всех северных стран патриарху с архимандритом Лаврентием из Грузинские земли.

Посоховой верх, глава хрустальная, обложен золотом и жемчюгом, з дорогими каменья, полсть, шита волоченым золотом.

 

196 (1688) года генваря в 3 день в Государственном Посольском приказе присланные дары карталинского царя Георгия ценили золотого и серебряного /л. 48об./ дела мастеры Яков Бур, Густав Голд.

Чашка золотая с каменьи. Весу в ней тридцать пять золотников по сороку алтын золотник, а всего ей с каменьи цена пятьдесят рублев.

Чашка роговая с яхонтовыми искры и з жемчюги, оправлена золотом. Цена со всем пятнадцать рублев.

 

Перевод з грузинского письма с листа, каков прислал к великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру [29] Алексеевичу и великой государыне, благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, веса Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, грузинские земли /л. 49/ из города Тефлиса карталинской царь Георгий со архимандритом своим Лаврентием в нынешнем во 198-м (1687) году декабря в 19 день.

Безначального, безгрешного, живого и животворящего, небесного и земного, настоящему в начале живущего отца нерожденного, сына рожденного и вся от отца исходящему и в троице святей вкупе покланяемся; нас ради распятаго за грехи волею свободился и воскрес из мертвых, которому ангели страхом и трепетом служат и покланяются, небеснаго и земнаго совершенства просвещает и двух в просвещении во хвалу человека милостиву и в красоту подобна, /л. 49об./ якоже глаголет пророк Давыд: всякое дыхание да хвалит господа, такожде утвердит в той же похвале во исполнение великие и сильные, и врагом страшные победители.

Вы, государи великие Росии, и ваше величество до небес возвышено, земные прародители и государи великие цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня, благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя восточных и западных и северных отчичей и дедичей Росии самодержцы. Я, государь царь Георгий Вахтангеевич, от семени Давыдова и Соломана породы, Багратов царь /л. 50/ города Тефлиса, Горисова, Алиса, Цинцкароской, государь Самсхецкий, Атабацкий, Лорецкий, Сомхецкий и всеа карталинския земли, вашему царскому величеству бью челом и многое время от господа бога благодарения прошу.

А ныне сие возвещаю вам, великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, яко многое время, что наших домов родственники цари вашему величеству и отцу вашему, государеву, и деду служивали сами и в милости и чести пребывали, и я желал бы, царь Георгий Вахтангеевич, вам, великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу /л. 50об./ и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, восточных и западных и северных отчичам и дедичам самодержцам, служить. И бью челом и доношу вам, великим государем, что напредь сею, в прошедшие лета блаженные памяти брата вашего, великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, по его государскому [30] указу и по милостивой ево грамоте брат мой большой, государь царь Арчил меретинской и кахецкой, пошол обнадежан на вашу царского величества милость.

А ныне слышно нам учинилось, что вы, великие государи, милостиво ево прикрили, указали свои государские пресветлые /л. 51/ очи ему видеть и в милости держать. И за ту вашу, государскую, неизреченную милость я бью челом. И еще с прошением молюся вам, великим государем, вашему государскому престолу, чтоб брат мой в вашей государской милости пребывал, а вам, великим государем, за то от бога мзда, а по всем крестным государствам слава и похвала, что под вашею, великих государей, высокодержавною рукою нашему брату, царю Арчилу Вахтангеевичу, в чести пребывати и в милости своей, государской, быти изволили.

Со всем сердцем бью челом вам, великим государем, вашему царскому величеству я, Георгий Вахтангеевич. Да еще извещаю вам великим государем царем и великим /л. 51об./ князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, восточным и западным и северным отчичам и дедичам государем царем самодержцам, что нашего брата, государя царя Арчила государствам и царствам от бусурман насильство чинилось, а он от тех насильств удалился, и для того сие дело учинилось, чтоб вы, великие государи, милосердым своим призрением призрили и от вашего пресветлого престола обратилися своею государскою великою силою и помощию, чтоб ему какую помочь учинити.

А ныне, про грузинскую и про иные земли, аще изволите /л. 52/ спросить, и он, Арчил, вам великим государем, известит и как сию землю от тех бусурман отвратить и под вашу, великих государей, высокодержавную руку, под державу привесть. Разсмотрение учините вы, великие государи, своею высокою государскою премудростию. И как вам, государем, господь бог в сердце положит, чтоб вашею государскою милостию и сильною силою защитить и отпустить на великие царства и на государства, и на всю грузинскую землю, и совокупить ее вместе, и под вашу, великих государей, высокодержавную руку подвратить, и наипаче бы в пространствие привесть. А ваша, великих государей, милость в отпуску ево /л. 52об./ великая будет над нами богом и вашим, государским, защищением на своем царстве такожде станет владеть, как и преж сего владел. А я з братом своим ему, Арчилу, правым серцем служители будем. [31]

Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя, восточных и западных и северных Росии самодержцы, бью челом я, Георгий Вахтангеевич, и посылаю правослужника и надежного архимандрита Лаврентия к вам, великим государем /л. 53/ и к славным и имяновательным высочайшим вашим вратам вместо посланника. А иные наши речи чрез ево, архимандрита, извещаем и малым челом о себе для памятования к вам, великим государем, посылаем. Лета от создания мира 6195-го (1687) года месяца июля в 8 день.

Внизу приписка рукою царя Георгия: Подданный царь Георгин Вахтангеевич.

 

196 (1687) года декабря в 24 день. По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни, благоверные царевны и великие /л. 53об./ княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, царственные большие печати и государственных великих и посольских дел сберегатель ближней боярин и наместник новгородцкой князь Василей Васильевич да боярин князь Алексей Васильевич Голицыны велели карталинского царя Георгия присланного ево архимандрита Лаврентия, чтоб он для допросу был в Государственном Посольском приказе.

И как архимандрит Лаврентий пришел в Государственной Посольской приказ, и ближней боярин и сберегатель и наместник новгородцкой князь /л. 54/ Василей Васильевич говорил:

К великим государем нашим, к их царскому величеству писал с тобою, архимандритом, в листу своем карталинской царь Георгий, так же и ты в допросе своем сказал, что некоторые речи наказал тебе он, Георгий, объявить нам, их царского величества ближнем людем. И ты б объявил. А как ты мне, царского величества ближнему боярину и оберегателю с товарыщи, дела объявишь, и я о том им великим государем их царскому величеству донесу.

И архимандрит говорил. Велел де ему, архимандриту, объявить царь Георгий их царского величества /л. 54об./ ближним людем, чтоб великие государи указали отпустить в свою землю царя Арчила с помощию своею, государскою, чтоб ему очистить в нынешнее время свою землю и быть со всею Грузинскою землею у великих государей в подданстве. [32]

И ближней боярин говорил: объявляет он, архимандрит, дело великое, что б он то свое объявление подал ему, ближнему боярину, на письме. И архимандрит говорил, что он о том подаст на письме.

И декабря в 25 день архимандрит отдал грузинское письмо, и то письмо переведено, а в переводе написано: /л. 55/

 

Перевод з грузинского письма, каково подал в Государственной Посольском приказе царственные большие печати и государственных и великих и посольских дел сберегателю ближнему боярину и наместнику новгородцкому князю Василью Васильевичу да боярину князю Алексею Васильевичу Голицыным архимандрит Лаврентий в нынешнем во 196-м (1687) году декабря в 28 день.

Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне. всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцам, их царскому величеству из государства царя Георгия Вахтангеевича, всего /л. 55об./ Карталинского царства и государств держателя ему, архимандриту Лаврентию, наказано говорить:

Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцам, бьет челом и молитца царь Георгий, чтоб ево большого брата государя, царя Арчила Вахтангеевича допросить, от какой он нужды к ним, великим государем, поехал. И он им, великим государем, известит. /л. 56/ А он, Георгий, о том бьет челом и молитца, что ево отъезду царству ево и государству великое насилие учинилось от турского салтана и множество душ християнских погибло, и в нашем государстве множество сил убыло, и персицкой шах востает на нас на брань, и седьмой год его ратные люди воинские близ нас на украинном месте стоят, только желанного себе не получили.

А ныне бьет челом он, Георгий, им, великим государем, чтоб пожаловали для спасителя бога и его пресвятые богоматере присно девы Марии, чтоб их, государскою, милостию и помощию брата ево, государя царя Арчила, отпустить на прежнее /л. 56/ ево царство, чтоб он своему царству и государству помогал, а нам бы приездом учинитиа свобода от бусурман, чтоб православных християн множество не погибло. [33]

А про грузинское дело с начала он, царь Арчил, все знает. И буде великие государи их царское величество для господа бога и единые веры пожалуют своею государскою милостию, велят помощь учинить и над ними умилосердятца, и Он том царя Георгия, ево брата изволят спросить, и он возвестит про себя и про наше, как им, великим государем, ту Грузинскую и Меретинскую землю очистить. А как очиститца, и мы всеми государствы учинимся им, великим государем царем в подданстве и в службе. А что он, брат наш, вам, великим государем, /л. 57/ известит и какие будет речи говорить, и мы тем ево речам послушны будем.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории русско-грузинских отношений (80-90-е годы XVII века), III. Тб. Мецниереба. 1979

© текст - Пайчадзе Г. Г. 1979
© сетевая версия - Thietmar. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Мецниереба. 1979

Http://www.chelmash.com/files/sjatiya.htm

http://www.chelmash.com/files/sjatiya.htm качественные пружины сжатия купить.

www.chelmash.com