«Армяно-русские отношения в XVII веке». Сборник документов.

Подготовили к печати В. А. Парсамян, В. К. Восканян, С. А. Тер-Авакимова. Под редакцией проф. В. А. Парсамяна. Академия наук Армянской ССР. Институт истории. Изд-во АН Армянской ССР. Ереван. 1953. 286 стр.

Институт истории Академии паук Армянской ССР выпустил в свет сборник документов, являющийся первым томом предполагаемого многотомного издания материалов армяно-русских отношений. В сборник вошли документы из фонда № 100 (сношения России с Арменией) Центрального государственного архива древних актов. Все эти документы, числом 96, относятся к русско-армянским отношениям XVII века. Девяносто из них приведены на русском, пять на армянском и один на латинском языке. К последним шести документам даны соответствующие русские переводы. Кроме того сборник содержит примечания с краткими комментариями к документам и фактическими справками, словарь малоупотребляемых древнерусских слов и указатель личных имён и географических названий.

Замысел Института истории Академии наук Армянской ССР об издании документов армяно-русских отношений заслуживает всяческого одобрения. Как правильно указывается в предисловии к сборнику, «тысячелетняя история сношений армян с великим русским народом представляет огромный политический и научный интерес. На протяжении многих веков русский народ играл большую благотворную роль в жизни всех народов нашей страны, в том числе и армянского народа». Связи между Арменией и Россией возникли ещё во времена Киевского государства. Они развивались в период возвышения Москвы и образования русского национального государства. В то время, как на севере росло и крепло русское государство, Армения стала объектом непрекращающихся войн между могущественными тогда на Востоке деспотическими государствами — султанской Турцией и шахской Персией, которые в 1639 г. поделили между собой всю Армению: Западная Армения досталась Турции, Восточная — Персии. В истории Армении наступили самые мрачные времена, «...персидские и турецкие ассимиляторы,— писал И. В. Сталин,— сотни лет кромсали, терзали и истребляли армянскую и грузинскую нации» (И. В. Сталии. Соч. Т. 11, стр. 348).

В условиях невыносимого иноземного гнёта армянский народ вёл трудную борьбу за своё существование. В этой борьбе он обращал свои взоры на север, на великую Россию, связывая с ней свои надежды на национальное освобождение. С другой стороны, сама Россия проявляла живейший интерес к Кавказу и, в частности, к Армении. Исследование растущих связей между армянским и русским народами является важной задачей советских историков. Многочисленные архивные документы, свидетельствующие о русско-армянских взаимоотношениях и вековой дружбе армян с великим русским народом, должны стать достоянием советской исторической науки.

До революции была опубликована значительная часть архивных документов о русско-армянских отношениях в XVIII веке. Среди этих публикаций особое место занимает сборник документов «Сношения Петра Великого с армянским народом», составленный и изданный Г. А. Эзовым (Спб. 1898), однако это издание давно стало библиографической редкостью. Документы же о русско-армянских отношениях в XVII в. вовсе не были опубликованы. Лишь отдельные материалы этого периода без всякой систематизации вошли в такие редкие документальные издания, как «Полное собрание законов Российской империи с 1649 г.» (Спб. 1830), «Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа» (М. 1833, 1838) и др.

Выход в свет сборника документов «Армяно-русские отношения в XVII веке», несомненно, вызовет большой интерес среди историков. Группа сотрудников, возглавляемая проф. В. Парсамяном, проделала большую работу и в основном справилась с поставленной перед нею задачей. Она собрала и систематизировала значительное количество архивных материалов, обнимающих почти вековую историю русско-армянских отношений.

Значительная часть опубликованных в сборнике документов освещает русско-армянские торговые отношения. Из этих документов видно, что армянские купцы Закавказье и Персии, особенно представители Джульфинской армянской торговой компании, были тесно связаны с Россией и являлись [152] частыми гостями в Москве, Твери, Новгороде, Архангельске и других городах. Они ездили в Москву, где вели переговоры с русским двором об условиях торговли в России и вывозе своих товаров через Архангельск и Новгород в Западную Европу. Особую ценность среди этих материалов представляют два документа: сообщение о переговорах представителей армянской торговой компании Степана Рамадамского и Григория Лусикова с русским правительством об условиях заключения русско-армянского торгового договора и торговый договор от 31 мая 1667 г. и договор от 7 февраля 1673 г., заключённый с армянской торговой компанией в подтверждение договора 31 мая 1667 года. Из этих документов видно, что представители армянской торговой компании просили у русского царя Алексея Михайловича разрешения на привоз в Россию шёлка и многих других восточных товаров для продажи или вывоза через Россию за границу.

Стремясь в экономических интересах России захватить монополию торговли шёлком, вытеснить с персидского рынка европейские торговые компании, а также ослабить влияние Турции на Иран и расширить связи с Востоком, русский двор принял предложение о развитии торговли с Арменией, которая к тому же сулила большие выгоды казне. По указу Алексея Михайловича, русское правительство установило ряд привилегий для армянских торговцев в Астрахани, Москве, Твери и других городах, а также для вывоза армянскими купцами товаров за границу, оформив эти привилегии в соответствующих договорах с Джульфинской армянской торговой компанией. Согласно договорам, компания имела право вывозить свои товары через Россию в те зарубежные государства, которые не были в ссоре с Россией. Распродав свои товары, армянские купцы обязаны были возвращаться обратно через Россию. В договоре от 31 мая 1667 г. было выражено пожелание русского царя, «чтобы те соседственные приезды и торги вовеки неокончаемо между государствы и торговыми людьми год от году множились и никогда б никакие помешки и умаления и обиды никому ни в чем не было и онаго ради крепкого содержания сия государственная жалованная грамота им Стефану и Григорию... дана со всякою крепостью и утвержением» (стр. 52).

Торговые договоры создали благоприятные условия для дальнейшего развития русско-армянских торговых отношений. Многие армянские купцы и их приказчики привозили в Россию большие партии шёлка-сырца и других восточных товаров, продавали их в русских городах, вывозили через Россию товары в страны Западной Европы и привозили в Персию и Закавказье русские и западноевропейские товары. Всё это способствовало укреплению связей Армении с Россией.

В сборник вошли некоторые материалы, свидетельствующие о русско-армянских политических отношениях. Так, в нём опубликовано письмо к царю Алексею Михайловичу Григория Лусикова за 1671 г., писавшего, что он два года находился при дворе персидского шаха Сулеймана, но «головой, имуществом, душой» служил русскому государю и ныне едет в Москву, чтобы о всех обстоятельствах тайно доложить русскому царю.

Гандзасарский армянский патриарх Пётр в своём письме от 2 декабря 1673 г. обращался к русскому царю Алексею Михайловичу с просьбой покровительствовать испаганским армянским купцам и всему армянскому народу, томившемуся под персидским игом. Он писал: «Ещё молим у господа бога, чтоб государства и хвалу твою умножил и утвердил и покорил всех врагов подножие ног твоих яко Соломон и к нашему народу о заступлении и чтоб мы меж нечестными без исцеления не оставались» (стр. 92).

Эчмиадзинский католикос Акоп Джузаеци, один из видных деятелей армянской церкви, активный участник и организатор Эчмиадзинского тайного собрания 1678 г., жаловался русскому царю на притеснения, которым подвергались армяне и их церковь в Персии, о чудовищных налогах и насильственном обращении армян в магометанство. Католикос просил царя оказать поддержку армянам, «подавленным от несчастья» (стр. 257).

В сборник включён ряд документов, характеризующих культурные связи России с Арменией. В этом отношении обращает на себя внимание сообщение о приезде в Москву в марте 1660 г. армянского купца Ходжи Закара Саградова и его девяти товарищей с дарами царю Алексею Михайловичу — алмазным троном, композицией «Тайной вечери» и другими. Великолепно инкрустированное армянскими мастерами «царское место» (алмазный трон), украшенное, кроме золота и серебра, 897 алмазами, 1 298 яхонтами и 18 030 камнями восточной бирюзы, вызвало восхищение при дворе и [153] было должным образом оценено золотых и алмазных дел мастерами (стр. 28). В настоящее время алмазное кресло хранится в Оружейной палате Кремля.

Русским царём Алексеем Михайловичем был приглашён в Москву автор работы «Тайная вечеря», выдающийся армянский живописец Богдан Салтанов. Он прибыл вместе с 40 армянами — купцами и ремесленниками — в 1666 г. и по указу царя был определён в кремлёвскую Оружейную палату живописцем, где и работал с 1667 по 1702 год. У него были ученики и последователи, имена которых приводятся в «Словаре царских иконописцев и живописцев XVII века». Плодотворная деятельность Салтанова в Москве отмечается в целом ряде исторических трудов (стр. 249, прим. 23). Документы №№ 7, 8, 11, 12, 13, 15, опубликованные в сборнике, раскрывают некоторые подробности о жизни замечательного армянского живописца.

Эти отдельные, сохранившиеся в архивных делах, документы указывают на тесную связь с Россией армян, как и других народов Закавказья, ещё в XVII веке. Только Россия могла избавить народы Закавказья от персидского и турецкого ига. Не удивительно, что русско-армянские, как и русско-грузинские и русско-азербайджанские, политические отношения становились всё более тесными. Больше того, народы России и Закавказья нередко вели совместную борьбу против общего врага.

Документы, вошедшие в сборник, представляют интерес и для изучения социально-экономического развития народов Закавказья. В них содержатся сведения о ремесленных предприятиях, о товарах и ценах, о пошлинах, транспортных средствах и путях сообщения. Всё это даёт представление об уровне развития производительных сил и их размещении, об условиях торговли в Закавказье, России и Персии.

Однако рецензируемый сборник имел бы ещё большую ценность, если бы не были допущены серьёзные недостатки при его составлении. Следует прежде всего отметить, что сборник появился без обстоятельного введения. Составителям сборника следовало бы в таком введении кратко осветить историю армяно-русских отношений. Появившиеся за последние годы в Армянской ССР журнальные статьи и отдельные работы, как, например, «Древняя Русь и армяне» Л. М. Меликест-Бека, «Из истории армяно-русских отношений» проф. В. Парсамяна, «Русский народ и Москва в армянской средневековой словесности» проф. А. Абрамяна и другие, давали возможность сделать это. Составителям следовало бы во введении дать анализ и оценку документов, помещённых в сборнике, показать всю несостоятельность утверждений некоторых армянских историков, отрицавших тяготение армян к России, критически оценить работы, освещающие в той или иной степени историю русско-армянских отношений в XVII веке.

Другим серьёзным недостатком является то, что сборник почти целиком составлен на основе только одного фонда (№ 100). Совершенно недостаточно использован фонд № 77 (сношения России с Персией), и вовсе не использованы фонды № 110 (сношения России с Грузией) и № 76 (сношения России с Турцией). Но и фонд № 100 использован неполно. В то время как в сборник вошли многочисленные описи и перечни товаров, не всегда представляющие сколько-нибудь серьёзной ценности или повторяющие другие аналогичные материалы, в него не включён ряд гораздо более важных документов. Так, например, в сборник не вошли документы об ежегодных приглашениях представителей армянского купечества для совместного с русским двором празднования религиозных праздников, хотя в фонде № 100 много таких материалов (см. дела № 3 за 1679 г., № I за 1680 г., № 1 за 1685 г. и др.).

Не все дела фонда № 100, относящиеся к русско-армянским торговым отношениям, достаточно полно и глубоко изучены составителями рецензируемого сборника. Так, например, изучение дела № 4 за 1673-1711 гг. намного облегчило бы представление о торговых договорах 1667 и 1673 годов. Каждому, кто внимательно прочтёт это дело, нетрудно будет определить, какие документы относились к переговорам, предшествовавшим заключению договоров, какие к последующему времени, каковы рамки этих договоров. Между тем в рецензируемом сборнике не всегда соблюдается такая чёткость в разграничении документов.

В сборник не вошли некоторые важнейшие документы политического характера, относящиеся к 1699 г. и проливающие свет на историю освободительной борьбы армян в 70-х и 90-х годах XVII века. Речь идёт прежде всего о послании армянских мели-ков к царю Петру Алексеевичу от 29 апреля 1699 года. Из этого документа видно, что 29 апреля 1699 г. в Ангехакоте [154] (Армения) по инициативе выдающегося деятеля армянского освободительного движения того времени Израиля Ория было организовано тайное собрание из 11 лиц, которое обратилось с обстоятельным посланием к Петру Великому с просьбой о помощи. В этом послании приводятся также подробности об Эчмиадзинском тайном собрании духовных и светских лиц 1678    г., которое решило послать через Турцию в Европу и Россию депутацию в количестве шести человек, поручив ей обратиться к России и государствам Европы с просьбой оказать помощь армянскому народу в деле освобождения его от персидского ига. Как известно, армянской депутации не удалось тогда осуществить своей миссии, и она вынуждена была возвратиться из Константинополя в Армению. Лишь спустя 23 года армянские посланники Израиль Орий и Минас Вартапет вручили русскому царю послание от 29 апреля 1699 г., в котором мелики подробно описывали тяжёлое положение армянского народа в Персии и просили оказать ему помощь.

В сборник не вошла доверенность, выданная армянскими медиками Израилю Орию, предоставлявшая ему неограниченные права на ведение в европейских странах и в самой России дела об освобождении армянского народа из-под ига шахской Персии.

Уже эти документы (послание и доверенность), не говоря о материалах последующих лет, свидетельствуют о том, что после неудачных попыток 1678 г. многие армянские мелики стали на путь борьбы против шахской Персии, надеясь на помощь России. Это объясняется тем, что экономические и политические интересы самих эксплуататорских классов ущемлялись шахской Персией. На них также распространялись национально-религиозные преследования и гонения, которым подвергался армянский народ. В борьбе против персидского и турецкого ига участвовали все слои армянского населения, что ни в коей мере не снижало острой классовой борьбы армянского крестьянства против «своих» светских и духовных феодалов. К недостаткам издания следует также отнести отсутствие археографических замечаний к тексту источников, в силу чего пропуски и неясные места в текстах остались неоговоренными.

Институту истории Академии наук Армянской ССР необходимо обеспечить выпуск многотомного издания документов о русско-армянских отношениях. Это будет серьёзным вкладом в дело изучения истории многовековой дружбы армянского и великого русского народов.

А. А. Лалаян

Текст воспроизведен по изданию: "Армяно-русские отношения в XVII веке". Сборник документов // Вопросы истории, № 7. 1953

© текст - Лалаян А. А. 1953
© сетевая версия - Тhietmar. 2019
© OCR - Николаева Е. В. 2019
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вопросы истории. 1953