№ 166

1763 г. мая 19. — Из указа Коллегии иностранных дел премъер-майору Никифорову при назначении его консулом в Крым о политике крымского хана в отношении кабардинского народа

/л. 1/ УКАЗ Е. И. В. САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОЛЛЕГИЙ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГОСПОДИНУ ПРИМЕР-МАЙОРУ НИКИФОРОВУ, ОПРЕДЕЛЕННОМУ В КРЫМ КОНСУЛЕМ

При бытности вашей консулем в Крыму, сверх надлежащего по данной вам инструкции исполнения еще надобно искусным образом наблюдать поступки хана крымскаго, какия он может иметь в разсуждении живущих блиско Кубани в тамошних горах народов и калмыцкаго здеш-няго подданнаго.

Из горских народов, в тех околичностях находящихся, особливо примечания достойны кабардинской и темиргойской.

Кабардинской народ издревле почитаем был здешним подданным напротив того с турецкой, следовательно /л. 1об./ и с крымской стороны не оставлено было также называть их своими подданными.

До заключения последняго с Портою Отоманскою в 1739-м году трактата как крымския войска по случающимся между кабардинскими владельцами ссорам в подкрепление одних, а в обезсиливание других время от времяни делали на их жилища наступления и по большой части по крепости оных прогоняемы были от них с уроном, так и со здешной стороны по разным обстоятельствам посыланы были туда войска.

Ни со здешной, ни с турецкой стороны взаимных жалоб о таких воинских на Кабарду /л. 2/ нашествиях не произходило, турецкой двор в тамошния дела мало тогда интересовался, и оставлял в том ханам крымским поступать по их воле, а со здешной стороны хотя и известно было, что кубанския солтаны и крымския ханы иногда на кабардинцев войском нападали, довольствованось (Так в тексте) надеждою, что в том им великой удачи не будет.

По заключении помянутаго трактата, по которому кабардинской народ, чтоб решить бывшем спор, оставлен вольным и за бариеру между обоими государствами, с тем только, чтоб с обоих сторон содержать от них аманатов и наказывать их /л. 2об./ при случае могущих быть от них противностей; чаятельно было, что толь еще меньше затруднения будет о сем народе между здешним двором и Портою Отоманскою, но весьма однако ж противное тому случилось.

Кабардинской народ, почитаемой в тамошней стороне за превосходно храброй, разделяясь на Большую и Малую Кабарду, из которой в первой сколько здесь известно с лишком с 6 тысяч человек военных людей набраться может, а в другой также с лишком с 3 тысячи был всегда предметом ревностнаго старания ханов крымских иметь оной себе подчиненным. /л. 3/

Нужда в том для них превеликая, кабардинцы сверх того, что храбрыми почитаются, имеют еще из тамошних горцов многих и в своем подчинении. Естли бы удалось которому из ханов крымских привесть кабардинцов в свое послушание, мог бы он старание свое распространить о приобретении уже в свое подданство и других горских народов, а тем зделать себя сильным и во всех горах. [224]

Кабардинцы узнав, что они по трактату оставлены вольными, а видя однако ж продолжаемое и потом от Крыма старательство о приведении их в свое подданство, хотя, впротчем, крымския ханы и никогда не требовали от них аманатов, может быть /л. 3об./ тем им нарочно лаская, приносили по временам здесь жалобы в присваивании их с крымской стороны.

Не могли правда по заключении онаго последняго трактата все бывшия ханы крымския явным образом кабардинцов притеснять, но для того изобрели они между тем способ, чтоб производить на них частые при Порте Отоманской жалобы, бутто в противных их с трактатом поступках, и тем их беспокоить.

В 1747-м и 1748-м годах Селим-Гирей хан представил на них жалобы в приеме к себе с Кубани беглецов, но ставшей по нем Арслан-Гирей хан предъявлял в 1750-м году, бутто со здешной стороны ищется кабардинцов употребить в службу против Швеции и Прусии, соображаясь тогдашним обстоятельствам, /л. 4об./ а потом жаловался в присвоении ими абазинцов Малой Абазы, или Алтыкесек называемых, и в приеме ими ж бесленейцов. Преемник его Халим-Гирей хан сколько впротчем ни был спокойным, однако же некоторыя также покушения на Кабарду делал. Наконец, настоящей Крым-Гирей хан крымской, жаловавшись сперва Порте бутто в Кабардах со здешной стороны властительно поступается и тамошней народ принуждается к принятию христианскаго закона, а потом здешним пограничным командирам и в том, что кабардинцы помогают его противникам, явно и нагло ищет ныне кабардинской народ чинимыми оному разными развратными внушениями привесть в свое подчинение, как бутто бы он притом нимало и самой Порты не уважал, которая прежде бывшим ханам да и ему равномерно /л. 4об./ и неоднократно рекомендовала оставить кабардинский народ в покое.

Что касается до жалоб Селим-Гирей хана, оныя хотя некоторым образом и могли произходить по причине малого уважения от кабардинцов ему оказываннаго и следовательно деланного от них препятствия в том, что он не был в состоянии ни к чему протчия тамошиия народы преклонить, при всем том с противностию он видел и то, что кабардинцы не только его худо слушали, но имели еще у себя в воспитании и детей крымскаго солтана Арслан-Гирея, которой по линии и по летам своим мог быть ему преемником, как и в самом деле он по нем ханом учинился, напротив того сей Арслан-Гирей наставши ханом ласкал себя надеждою немедленно и без всякаго труда кабардинской народ себе подчинить.

В Большой Кабарде, которая положение свое имеет почти в смежности с кубанскими народами разделяются владельцы на две партии. Одна называется баксанская, другая кашкатовская; первая издавна к здешней стороне /л. 5/ верна и доброжелательна, а другая к Крыму, у сей последней находились в воспитании дети Арслан-Гиреевы.

Он употребя крайнее старание способом детей своих (который там весьма были в почтении по принятому у кабардинцов обыкновению к знатным людям иметь великое уважение) о обезсилении баксанской партии пред кашкатовскою, изгнанием из баксанской главнейших владельцев и переселением кашкатовских в баксанское жилище, но увидя что те баксанския владельцы, а имянно Магомед Коргокин и Касай Атажукин своим в тамошнем народе кредитом и подкреплением со здешной стороны паки в свои места возвратились и бывши принужден взять детей своих /л. 5об./ из Кабарды по здешним при Порте домогательствам, произвел претензию свою на абазинцов алтыкесек, а потом и жалобу в захвате кабардинцами немалаго числа из бесленейскаго народа, находящегося с кабардинцами в смежности, однако ж к Крыму принадлежащего, хотя они с кабардинцами однородцы. [225]

По изъяснении со здешной стороны Порте о принадлежности абазинцов к Большой Кабарде еще издревле, и что положение их за Кубанью тому препятствовать не может, равно как Малая Кабарда, лежащая на вершинах реки Терка, протекающей потом в здешних местах, не делает потому сего народа здешним подданным, Порта тем удовольствовалась и запретила хану больше в оных вступаться . /л. 6/ В приеме же бесленейцов л. в виновными более находились кашкатовцы, а как баксанцы усильно здесь просили о защите их от оных и об отлучении их из баксанских жилищ, то здесь теми жалобами таким образом воспользовалось, что под претекстом доставления Порте сатисфакции приложено было старание о усиливании баксанцов против кашкатовцов и потому переведены сии последния в прежнее их жилище Кашкатов, будучи к тому принуждены в 1751-м году подступлением под Кабарду здешних войск, состоявших в 2 тысячах калмык, в 1 тысяче казаков, и в небольшой, с пушками, регулярной команде. /л. 6об./

Порта по изъяснениям Арслан-Гирей-хана принуждена была видеть, что со здешной стороны под претекстом доставления ей сатисфакции не столько о том, как наипаче о исполнении собственных намерений прилежание было, однако же потому, что в произхождение сего дела о всем до ея сведения принадлежащем и в чем бы ея соглашение потребно было ж предварительно ей сообщалось, не могла в том явным образом делать нарекания.

Арслан-Гирей, по случившейся ему вскоре затем смене, не мог более в разсуждении кабардинскаго народа делать покушений, преемник его Халим-Гирей был ханом недолго и не успел ничего больше предпринять, кроме обыкновенных ласкательств /л. 7об./ и подсылок. Напротив того нынешнего Крым-Гирей хана протестация бутто в Кабардах со здешной стороны властительно поступается и они принуждаются к принятию християнскаго закона тем более заслуживает изъяснения, чем чаще может быть должны вы будете о сем обстоятельстве видеть с его стороны разныя и к вам отзывы.

В Кабардах со здешной стороны отнюдь властительно не поступается и буде бы хан крымской оставил сей народ в покое, толь меньше нужды было б примечать их обстоятельства и со здешной стороны, а по тех пор пока он не оставит покушаться притеснять их или обманывать как и напоследок присланным к ним письмом думал уверить их, что они /л. 7об./ по некакому новосочиненному трактату будто уступлены в турецкую сторону, не может досадовать, когда в том будет делано препятствие.

К представлению ж своему Порте, бутто кабардинцы християнской закон принять подговариваются возымел он повод оттого, что с 1752 года началась в осетинском народе, за Малою Кабардою живущем, но никому однако ж не подвластном, проповедь християнскаго закона и в то ж время находился здесь крещеной из Малой Кабарды владелец Каргока Канчокин, прося о переселении его с подвластными в здешния границы, в чем ему по высочайшему е. и. в. величества указу, состоявшемуся 9 октября

года, и дозволено, будучи и по трактату между обоими государствами постановлено и подданных обоих сторон назад не возвращать, /л. 8/ который в другой стороне тамошней закон примут толь меньше кабардинцам, как вольному народу, отказано быть могло б селиться при здешних границах.

Ныне из кабардинских владельцов никто толь к крымскому хану недоброжелателен, как баксанской партии, старшаго владельца Магомеда Коргокина сын, называемой Темрюка, бывшей пред сим в Мекке, и в проезд его чрез Крым ханом крымским обольщенной.

Выше сего примечено, что и темиргойской народ в тамошней стороне не без знатной. [226]

Сей народ по положению своего жилища хотя почитается подвластным ханов крымских, но по крепости тех гор, в которых они живут, слушают их в чем сами хотят. /л. 8об./

Прежния ханы по большой части тем довольствовались, что темиргойцы, дабы не иметь помешательства в пашне на ниских при горах местах, и в содержании там же скота своего от подвластных ханам крымским кубанских татар, добровольно дарили ханов в знак своего послушания некоторым числом лошадей и пленниками, а иногда и в службу их употреблялись, однако ж не инако как в тамошних ближних местах.

Арслан-Гирей-хан хотел темиргойцов в большее себе повиновение привести по поводу некоторых оказанных ими крымским и калмыцким купцам обид.

В таких случаях предместники Арслан-Гиреевы старались больше с темиргойцами соглашаться чрез пересылки, доводя их умеренными способами, чтоб они в оказанных обидах удовольствие зделали. Но Арслан-Гирей с угрозами от них во всем том поправления требовал, настоя притом, чтоб они и ежегодную подать ему платили, и назначивая оную попрежнему в лошедях и пленниках, но большим против прежняго числом. /л. 9/

Темиргойцы оному требованию как не обыкновенному воспротивились и совсем и оттого малого послушания, какое напредь сего ханам, крымским отдавали, отложились ...(Выпущены подробности темиргойских и калмыкских дел, не имеющие прямого отношения к теме сборника.) /л. 12об./

В протчем по получаемым здесь от вас доношениям может вы со времянем и точнейшими наставлениями снабдены быть каким образом вам поступать /л. 13/ в престережении высочайших е. и. в. интересов касательно сих же народов.

Дан в Москве 19 майя 1763 года. Подлинной подписан по сему:

Князь Александр Голицын

Приписка: Во окончании протокола написать: с сего указа послать для известия копии при особливых указах к Донскому войсковому атаману Ефремову, к астраханскому губернатору к бригадиру Бехтееву и к кизлярскому коменданту, а в небытность онаго, кому тамо команда поручена.

АВПР, ф. Кабард. дела, 1763 г., д. о, лл. 1-13. Отпуск.