№ 149

1760 г. мая 30. — Запись сообщения старшины Гребенского войска А. Мокеева кизлярскому коменданту И. Л. Фрауендорфу об отказе кабардинцев перейти в крымское подданство.

/л. 32/ 1760 года майя 30 дня посыпанной в Большую Кабарду для примечания поступок присланного от хана крымского посланца Гребенскаго войска Червленской станицы старшина Андрей Мокеев по возврате в Кизляр ген.-майору и кизлярскому каменданту фон Фрауендорфу объявил: Назат тому одиннатцатой день по словесному мне от войсковаго атамана Ивана Иванова приказанию велено ехать в Большую Кабарду под претекстом тем, якобы для испрошения от кабардинскаго владельца Касая Атажукина ему, атаману Иванову, кобылицы, а в самом деле велено нам разведать, зачем имянно присланные в Большую Кабарду от хана крымского посланцы имеются, и о протчих тамошних обстоятельствах; куда я сам четверть того ж войска с казаками отбыл и прибыл в Кабарду, в вершины реки Малка, на кош ко владельцам Касаю Атажукину и Кара- Мурзе Алиеву в четвертой день, где были и другие молодые владельцы, в том числе и Мукул Али Исламов, при которых находился и вышеписанной присланной от хана крымского посланец, ханской сын, а оного ли крымского хана или другаго какого, не знаю, и при нем крымцов с пятнатцать человек. И, во-первых, явился я ко владельцу Касаю Атажукину, которой на прошении мое от войсковаго атамана Ивана Иванова о даче ему для приплоду кабардинской кабылицы сказал, чтоб я обождал отдачи ее от него дни з два, почему /л. 32об./ я во ожидани того и остался при том их владельческом кошу. А по выходе от него в тот же день по знакомству моему был я у владельца Кара-Мурзы Алиева, которой по разговорам со мною вызвался сам, что прибыл к ним до приезду моего дней за дватцать от крымскаго хана посланец с таким требованием что они, кабардинцы, жительствуют на земле, принадлежащей турецкому солтану, и потому б именовались и были в подданстве ево, крымского хана. А на то де они, владельцы, ответствовали ему, что они издревле, как деды и отцы их именовались и принадлежали более в российской стороне, потому и ныне в том ево не слушают, причем де тот посланник ответствовал, естьли де они, кабардинцы, того не исполнят, то и силою к тому принуждены будут, против чего они, кабардинцы, объявили ему, что они таких угрозов не боятца и силу их, как и прежде к ним приходило и ни с чём, только с одним уроном возвращалось, знают; и будут о том представлять российской стороне, и какое на то повеление воспоследует, по тому и исполнять должны, что и от посторонних, бывших при них владельцах, узденей и других людей, по разведыванию нашему явилось. И тако оный посланник, получа вышеписанной ответ, на третей день приезду нашего ис Кабарды выехал и в тот же день и я, по получени от владельца Касая в подарок войсковому атаману Ивану Иванову однолетную кабардинскую кобылицу, отбыл сюда да и вышеписанные /л. 33/ владельцы Касай Атажукин с протчими поднялись ехать на Куму к скотским своим табунам.

Старшего ж их, баксанского владельца Бамата Коргокина, при тех кошах не было, а как сказывают, до приезду моего с тех же кошей за два дни отбыл в состоящие против Кабарды горы для взятья с подвластных своих подати.

Кашкотовской парти владелец Дженбулат Кайтукин находится в своем доме, а Хаммурза Расланбеков и другие при нем ли или где в отъезде, неизвестно.

Следующей от Меки владельца Бамата Коргокина сын Темрюк, в Кабарду еще не прибыл и я об нем вдаль не разведывал. [203]

О собрани турецких войск и о моровой опасной болезни, где б оная была, не слышно, и в Кабарде обстоит все благополучно.

Оное объявление с речей старшины Мокеева писал и с подлинным читал сержант Симион Алексеев.

Скрепы: 1) на лл. 28-33 Коллежской регистратор Василей Короноулов,

2) на лл. 29-33 Канцелярист Иван Зайцов

АВПР, ф. Кабард. дела, 1760 г., д. 2, лл. 32-33. Копия.