ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВОГО ДАГЕСТАНА

(нач. XV — конец XVI вв.)

Советская историческая литература располагает уже довольно значительным количеством работ, посвященных социально-экономической и политической истории средневекового Дагестана в указанный период. Как правило, они базируются на сведениях русских, ближневосточных и закавказских авторов, западноевропейских и русских путешественников, на полевом историко-этнографическом материале. Но при всей своей значимости эти источники все же не могут дать исследователю достаточно полной информации о социально-политическом развитии народов Дагестана.

Разумеется, в работах этих авторов использована также часть имеющихся в наличии местных письменных источников и эпиграфического материала. Причем первые дошли до нас, как правило, в искаженных переписчиками копиях XVIII — и начала XX вв. Несмотря на это, нередко они используются без надлежащего источниковедческого анализа. Между тем В. И. Ленин отмечал, что сведениями источников «...нельзя пользоваться без особой обработки их и что главной целью этой обработки Должно быть отделение сравнительно годного от абсолютно негодного» 1.

В последние годы удалось выявить еще ряд интересных и важных местных нарративных источников и документов, дошедших до нас как в подлинниках, так и копиях. И нет никакой необходимости доказывать тот очевидный факт, что для создания картины, все более приближающейся к исторической действительности, выявление и привлечение в научный оборот источников подобного рода крайне важно.

Исходя из этих соображений, авторы статьи делают попытку перевести 2, установить достоверность, датировать, а также [232] дать текстологический и краткий источниковедческий анализ двух документов, обнаруженных ими среди старых рукописей.. На наш взгляд, они в какой-то степени прольют свет на время и обстоятельства образования отдельных крупных населенных пунктов, на факт обострения классовой борьбы в некоторых феодальных владениях, на формы ее, а также на особенности и уровень развития феодальных отношений в один из наиболее слабо изученных периодов средневековой истории Дагестана, и, наконец, публикуемые документы проливают некоторый свет на характер возникновения территориальных сельских общин с охранными функциями на ленных началах.

Первый из этих документов, правда, на основе неполного, плохо сохранившегося списка «В», ранее был подвергнут изучению и опубликован профессором Р. М. Магомедовым 3. Второй же до сих пор исторической науке известен не был. К сожалению, пока не представляется возможным точно датировать события, описанные в нем. Предварительно мы относим их к началу XV — и концу XVI вв., то есть ко времени переселения Губдена на нынешнее место и образования, согласно сообщениям местных и русских источников, ряда сел в этой части Левашинского района.

Поскольку оба эти документа дошли до нас лишь в списках XIX века, закономерно возникает вопрос об их достоверности: то есть восходят ли привлекаемые здесь списки к оригиналам, ныне возможно утраченным, или же они являются плодом чьего-либо позднейшего «творчества».

Хорошо известно, что в прошлом среди дагестанцев — любителей древностей было распространено переписывание всевозможных летописей, хроник, хронографов, посланий крупных политических и религиозных деятелей. Наряду с этим, известен и целый ряд прецедентов переписывания документов, посвященных частным земельно-правовым вопросам. Причем бросается в глаза то, что переписчики заботились о сохранении преимущественно тех из них, содержание которых имело практическое значение для определенного джамаата или тухума. По всей видимости, и существование ряда списков Соглашения от 905 г. х. также объясняется сохранением [233] вплоть до второй половины XIX в. потомков рабов и. слуг, с одной стороны, и потомков Чупанилава — с другой. Существование в прошлом оригиналов публикуемых документов подтверждает, как нам кажется, также их формуляры с перечнем вполне реальных свидетелей, упоминаемая в них топонимика, архаичность языка и отсутствие той явно выраженной искусственности, которую сразу можно усмотреть в изредка встречаемых примитивных дагестанских подделках 5.

Эти соображения, по нашему мнению, позволяют считать, что списки этих обоих документов, в конечном счете, восходят к оригиналам 6.


Соглашение от 905 г. х., заключенное между Чупанилавом из Нижнего Чугли, с одной стороны, и Эргенами, с Другой, о согласии их на поселение его рабов и слуг на земле, принадлежавшей им.

Публикуемый документ в нашем распоряжении имеется в четырех списках.

Первый написан по-арабски черными чернилами, тростниковым пером, дагестанским насхом на листе белой, пожелтевшей от времени фабричной бумаги. На основании этих палеографических данных написание его нужно отнести ко времени не ранее второй Половины XIX в. Кроме интересующего нас «Соглашения» на этом же листе имеются различные небольшие приписки по богословию и истории Дагестана (XIX в.). Условно этот список мы обозначаем буквой «А».

Второй написан на листе желтовато-коричневой фабричной бумаги в полоску. Язык арабский, почерк дагестанский насх, чернила черные, запись сделана тростниковым пером. Здесь также имеются приписки по богословию. Относится он к тому же времени, что и предыдущий. Обозначаем его «Б».

Третий написан на листе желтоватой фабричной бумаги размером 20х14 см. Язык арабский, почерк дагестанский насх, чернила черные, однако, ныне значительно выцветшие, запись сделана тростниковым пером. На лицевой стороне поставлена квадратная полуистертая печать размером 1,8х1,8 см. На обратной стороне листа имеются какие-то, почти [234] полностью стершиеся, записи на персидском языке. Сохранность текста плохая. Датируется этот список тем же временем, что и два предыдущих. Обозначим его «В».

Четвертый написан химическим карандашом на листе белой с коричневыми пятнами фабричной бумаги в полоску. Он является аварским пересказом первоначального арабского текста. Тут же имеются приписки на аварском языке по различным вопросам мусульманской обрядности. Обозначим его «Г».

На основании этих четырех списков нами предпринята попытка составить протограф этого документа. ***

ТЕКСТ

Басмала и хамдала.

А затем. Большой Шамхал 7 отдал эту землю Эргенам 8.

А причиной этого даяния (было условие, чтобы они) разбивали то войско (‘аскар), которое придет 9 на (места) его хараджей 10.

Их (было) тридцать мужей, которые пришли (туда) как убийцы своего султана 11. В той битве (с ним) 12 было убито двое мужчин и из них. [235]

После того, как они (Эрген) построили это селение 13, Чупанилав 14, султан Нижнего Чугли 15 неоднократно приходил к ним и совещался с ними (относительно того), чтобы перейти к ним. Они согласились с его словами. И он покинув свое селение 16 (Нижние Чугли), пришел к ним, и был сделан их султаном.

После того как в таком положении прошло некоторое время, к нему пришли двенадцать домов (байт) из (числа) рабов (‘абд) 17 Нуцала, убежавших от того в гневе на него 18. И он (Чупанилав) поселил те дома в этом месте 19.

После того как это дело (некоторое время) пробыло в таком состоянии, Чупанилав сильно разгневался на них. Он отправил посланца к Нуцалу 20 и (затем) прибыл в Кикуни 21 для того, чтобы (там) посовещаться и поговорить 22 (сним).

Когда они оба встретились в этом месте, они поговорили, посовещались и Нуцал сказал Чупанилаву: (считай, что) «Я продал тебе 23 этих рабов за золотой лук (кавс) 24». Чупанилав согласился на эту продажу (бай‘) и стал их владельцем (малек). После превращения их в его собственность (мулк), он (там же) в Кикуни перебил всех ихних (мужей), а их женщин выдал замуж за своих рабов и слуг (хадем) 25.

Затем, после этого, они (новобрачные) попросили у него (Чупанилава) землю (что находится) в стороне 26. И он отдал им эту землю 27: начиная от Кинухил парса 28, (участок) Хавай 29 от Шулалул-кала и нижний край 30 от широкого ущелья.

Чупанилав и Эрген согласились на это действие 31 (передачу им земли). Свидетели при этом 32: кадий ‘Абд ар-Рауф, ‘Абд ал-Ваххаб, ‘Али Тленсерухский 33, Салман Цудахарский (Цудакари) 34, Яхья б. Башир 35 и кадий Сулайман.

Произошло это 36 в девятьсот пятом году по хиджре. 905/1499-1500 гг. [238]

Соглашение о продаже земли для основания селения Кулецма, заключенное между губденским правителем и кулецминцами

Этот документ дошел до нас в единственном списке 37. Он представляет собой запись, сделанную нижеуказанным Мухаммедом из Кулецма в книге «Ан-наджат — [239] фи-махариджи-л-хуруф ва сифат» (автор Саид Араканский). В 1255/1839-40 гг. эта книга была переписана неким Хусейном б. Мухаммед-Али из Алши. ***

ТЕКСТ

Это разъяснение на будущее.

Гармукил-Али 38 и брат его Рабадан 39 купили землю и то, что (лежит) вокруг нее (с) четырех (сторон) для создания селения, которое назвали Кулецма 40 у большого, благородного [240] амира губденского 41 за черную лошадь с роскошными седлом и уздой, на лбу у которой (имеется) светлое пятно, подобное лошадиной подкове, а на ноге — белизна.

(Договор) был заключен на берегу реки 42, позади бассейна (кулла) 43.

Свидетели при этом: Омар и Ахмад.

Писавший эти буквы Кади Гукальский 44 (Хуххали).

Переписано это со старой, древней бумаги, писал это Мухаммед Кулецминский и (рядом с ним был) Хаджияв Дурангинский, а та (бумага) была взята из принадлежавшей Саиду Охлинскому книги «ал-Анвар» 45.


Комментарии

1. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 3, стр. 468.

2. Оба эти документа написаны на ломаном арабском языке, что приводит к увеличению субъектизма при переводе. Перевод осуществлен Т. Айтберовым — авторы.

3. Р. М. Магомедов. История Дагестана с древнейших времен до начала XIX в. Махачкала. 1961, стр. 110-115; Его же. История Дагестана. С древнейших времен до конца XIX в. Махачкала, 1968, Стр. 110; 115. Автором использован перевод, сделанный С. Абдуллаевым.

4. А.-К.-А. Бакиханов. Гюлистан-Ирам. Труды О-ва обследования и изучения Азербайджана. Вып. 4, Баку, 1926, стр. 64-65. Сношения России с Кавказом. Материалы, извлеченные из московского главного архива министерства иностранных дел Сергеем Ал. Белокуровым. Вып. I, 1578-1613 гг. М., 1889, стр. 293.

5. Примером такого примитивизма являются два «древних» документа, представленных в 1852 г. Докузпаринским обществом дербентскому военному губернатору (см. Феодальные отношения в Дагестане XIX — начало XX вв. Архивные материалы. Составление, предисловие и примечания Х.-М. Хашаева. М., 1969, стр. 140).

6. Общая не разработанность дагестанского источниковедения и дипломатика в частности пока не позволяют проводить доказательство их подлинности современным методам.

7. В списке «В» — «Большой шамхал Чупан.» Авторы полагают, что здесь, как й коенпде ниже, имеет место добавление одного из позднейших переписчиков, знакомого с преданием о последнем местном владетеле по имени Чупан (кон. XVIII — нач. XIX вв.). Кроме того, принятие варианта «В» означали бы собой допущение того, что «Большой шайхал» — это титул феодала по имени Чупан, но это противоречит местной традиции, зафиксированной в многочисленных нарративных источниках и документах. Согласно ей дагестанские феодальные титулы, такие как шамхал, уцмий, нуцал и т. д. ставятся всегда после имени собственного, а не впереди его. Мы считаем, что под «Большим шамхалом» в этом документе подразумевается к 905 г. уже скончавшийся местный феодал по имени Шамхал, наделенный прозвищем «Большой» для того, чтобы так выделить его на фоне других лиц по имени Шамхал современников «Соглашения».

8. Эрген (Эргьен) — в переводе с аварского означает «аргванийцы», то есть они были выходцами из селения Аргвани (Аргъвани), расположенного в нынешнем Гумбетовском районе. Убийство ими «своего» аргванийского султана, и причем в вооруженном столкновении, является ярким проявлением антифеодальной борьбы. По-видимому, после происшедшего они и были вынуждены, согласно адату, покинуть родное селение. (В адатах, правда нач. XVI-XVII вв., существовавших в одном из аварских княжеств, говорится, что убийство крестьянином-общинником человека из княжеского рода влечет за собой уплату семи диятов, уход из селения шести человек, из числа родственников убийцы и его самого).

9. В списке «В» слово «придет» пропущено. В принципе возможен и другой вариант Перевода этой фразы. ...«чтобы они (Эрген) разбивали то войско, котороепридет для изгнания его (Большого Шамхала — ?)».

10. Употребленная форма множественного числа от слова харадж для арабского языка не характерна. Данное «Соглашение» является пока самым ранним свидетельством существования в этой части Дагестана, правда, в несколько необычной форме, одной из важнейших черт феодализма — лена, то есть наследственного земельного владения, связанного с обязательным несением военной службы в пользу сеньора. (Всемирная история, т. III. М., 1957, стр. 11).

11. Удается проследить, правда с сер. XVI-XVII вв., что наделение дагестанского князя каким-либо восточным титулом зависело лишь от привычки и фантазии его письмоводителя. Под такими титулами, как «амир», «султан», «малик» и даже «халиф», писавшим подразумевалось то, что носитель их является правителем княжества или одного из уделов. Текст документа подтверждает здесь сообщение Завещания Андуника (1485 г.) об амирах Баклулала (Завещание Андуника. Пер. М.-С. Саидова. Рук. фонд ИИЯЛ Дагфилиала АН СССР, ф. 1, оп. 1, д. 218).

12. В списке «В» — «в тех боях».

13. В списках «В» и «Г» имеется добавление — «то есть Кутиша». Селение Кутиша расположено в Левашинском районе. В нем находится старинное кладбище, одно из погребений которого датировано 920 г.

14. В списках «А» и «Б» — «Чупан». В переводе с аварского Чупанилав буквально означает потомок Чупана, однако употребляется и как имя собственное.

15. В списке «В» — «Чугли». Селение Нижние Чугли (ЧІугІли) расположено в Левашинском районе.

16. В списках «А» и «В» — «оставив свое селение разрушенным». Причину этой ошибки легко объясняют особенности арабской графики. Авторы полагают, что в факте переселения Чупанилава в Кутиша, по согласию Эргенов, нашел отражение один из институтов феодального права комменденция, то есть покровительство.

17. В списках «А» и «Б» имеется приписка — «то есть чагаров».

18. В списке «В» пропущена та часть текста, где говорится, что в начале Чупанилав принял беглецов и поселил их в Хахита, а уж потом, разгневавшись на них, отправил посла к Нуцалу.

19. В списках «А», «Б» и «Г» — «то есть в местности хахитинцев (хахал)». Селение Хахита (ХахитIа) расположено неподалеку от Кутиша. По-видимому, бее эти уточнения были введены позднейшими переписчиками для правильного понимания данного текста чужаками, не знакомыми с местной устной традицией. (Об этих преданиях см. Р. М. Магомедов. Дагестан. Исторические этюды. Махачкала, 1971, стр. 150-151).

20. По-видимому, имеется в виду Булач — нуцал Хунзахский.

21. Селение Кикуни (КІикІуниб) расположено в Гергебильском районе.

22. В списках «А» и «Б» — «чтобы они оба (смогли там) поговорить и посовещаться».

23. В списке «В» слово «тебе» пропущено

24. В принципе не исключен иной перевод — «золотая гривна».

25. В списках «А» и «Б» — «сотрапезникам (надим). Как видно, составителями эти слуги четко отделялись от рабов, и, следовательно, мыслились как люди по своему происхождению свободные. Однако реальное их положение было, как видно, очень близким к рабскому. Поэтому авторы считают, что под данной категорией дагестанского феодального общества подразумевались вольноотпущенники или же изгои, по какой-либо причине порвавшие со своими общинами.

26. В списке «В» слово «в стороне» — пропущено.

27. В списке «Г»—«Хадуб эзул гьариялда рекъон эзие мулклъун кьуна Хахит1а бак1алдаса Кинухиб парс, Щулалъул к!к1ал ва Г1ат1идаб к1к1алал раг1ал», то есть «Затем согласно их прошению, он дал им из местности Хахита (участки) Кинухиб парс (букв, утес в Кинухе) Шулалул кал (ущелье, где есть замок) и «Атидаб калал раал (край широкого ущелья)».

28. В списке «В» — «Хай».

29. В списке «В» — «Кинухиб мус».

30. В списке «В» — «Край широкого ущелья».

31. В списке «В» — слово «действие» пропущено.

32. В списке «В» — пропущен оборот «при этом».

33. Выходец из общества Тленсер (Кьенсер) — располагавшегося в нынешнем Чародинском районе, вдоль течения Тлейсерухской речки.

34. Селение Цудахар расположено в Левашинском районе. Дополнительным и достоверным свидетельством существования его в то время под своим нынешним названием является книга «Ал-кафи ’ала-л-хави», переписанная в 1919 г. х. Омаром б. Сайидом Цудахарским. (Книга хранится у мугинца Мухаммед-Запира Закарьяева).

35. В списке «В» — «Яхья б. Бирук».

36. В списке «В» — оборот — «это произошло» — пропущен.

37. Рук. фонд Института ИЯЛ Дагфилиала АН СССР, ф. оп. № 193, стр. 20.

38. В переводе с аварского Али сын Гармука.

39. Даргинское произношение арабского имени Рамадан.

40. Селение Кулецма (КьулецIма) расположено в Левашинском районе.

41. Большой губденский амир — по-видимому, старший в этом княжеском роду, глава владения.

42. Возможно, речь идет о реке Халаорк, на берегу которой расположено селение Губден (Ленинский район).

43. Дагестанские арабисты под этим словом подразумевали небольшой бассейн или крытый водоем, использовавшийся как для хозяйственных нужд, так и для свершения религиозного омовения.

44. По-видимому, выходец из селения Гукал (Гьухъал), которое ныне вошло в состав Кумуха, в качестве одного из его кварталов.

45. То есть в книге Йусуфа б. Ибрахима Ардабильского «Ал-анвар ли-‘амали-л-абрар».

(пер. Т. М. Айтберова)
Текст воспроизведен по изданию: Документы по истории средневекового Дагестана (нач. XV — конец XVI вв.) // Вопросы истории Дагестана (Досоветский период), Вып. II. Махачкала. АН СССР. 1975

© текст - Айтберов Т. М., Шигабудинов М. Ш. 1975
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© АН СССР. 1975

Ffriends.ru/gb/

Великобритания виза: студенческая виза ffriends.ru/gb/.

ffriends.ru