ДОКУМЕНТ 8

Указ шаха Исмаила І Сефевида от 1503 г. об установлении прежних епархиальных прав Татева в лице вардапета Симеона, настоятеля Татева, над духовенством Гёкчайского вилайета, о вторичном утверждении монастырских земель, а также об освобождении этих земель и местного духовенства от многочисленных государственных налогов и обязательств

Папка 2а, докум. № 13а, оригинал, размер 43 х 24 см, письмо шикастэ дивани

Он есть!

Во имя бога милостивого и милосердного.

Власть принадлежит богу!

Победоносный шах Исмаил бахадур. Наше слово:

Пусть знают амиртуман, амиры, хакимы, даруга амилы, мутасадди, занимающиеся [этими делами] Нахчевана, Гёкчи, Аррана и Арасбара, мелики и мукаддамы олки Орота, что на днях прибыл к вратам прибежища мира вардапет Симеон и, пав ниц, поцеловав прах царского порога, возбудил ходатайство о том, что главенство армянского духовенства и монахов вилайета Гёкча с древних времен принадлежит ему. Следовательно необходимо, чтобы его по стародавнему порядку и древнему канону признали вардапетом. и главой армянского духовенства и монахов упомянутого вилайета, чтобы они подчинялись и служили ему и ту подать (раем), которую они уплачивали монастырю Татева, продолжали платить.

[Поскольку] монастыри Татева и Вагади являлись резиденцией и местожительством его (Симеона), и земли, принадлежавшие к монастырским вакфам, и обрабатываемые [им], в том же порядке признать утвержденными и не причинять [им] беспокойства; не причинять беспокойства упомянутому [вардапету] под предлогом ихраджата, аваризата, шилтагата и таких недопустимых требований, как алафе и улуфе, коналга, улаг и улан, бигар и шигар [174] дастандаз, савари, пишкаш, салами, ихраджат, крепости, эйди, новрузи, ячмень, варанта и прочие запрещенные диванские обязательства и не причинять беспокойства вышеупомянутому и его приближенным и не подступать близко к их посевам, землям и урожаю. В каком порядке они обходились с ними, в том же порядке пусть продолжают поступать и в отношении их не считать удобным взимать подать мухдис. Пусть местные даруга и амилы не вмешиваются в их дела и не взимают следуемые им подати и считают обязательным заботливое отношение к ним и не преступают смысла августейшего указа, ежегодно не требуют новых указов и верят этому высочайшему указу.

Завершен благополучно.

Печать шаха Исмаила I

Написан 12-го месяца шаабан 908 г. (10 февраля 1503 г.).


Комментарии

Документ 8. Этот один из первых и возможно самых древних из уцелевших указов шаха Исмаила I Сефевида, написанный на втором году его царствования, дошел до нас в истрепанном виде. К счастью, с этого указа снята в более позднее время (вероятно в XVII в.) копия, утвержденная шариатом (Папка 2а, докум. № 11, размер 48 х 20,5, [203] почерк шикастэ-настаалик), благодаря чему возможно было восстановить весь текст.

Едва заметная в конце текста печать неразборчива, а в копии на месте печати читаем: *** — Место печати его святейшества обитателя рая шаха Исмаила”. На другой странице копии имеются следующие отметки о том, что копия сверена с подлинным:

1. *** — Сверена с святейшим и высочайшим подлинным”. (Печать).

2. *** — Сверена. (Печать).

На оборотной стороне копии имеется также следующая надпись на армянском языке: “Это копия рагама шаха Исмаила — не брать с монастыря харя и чтобы страны платили нашему монастырю хумс и закед”.

Имя получателя указа в тексте по-персидски *** - Сиамон”, что нами в переводе передано как Симеон. Впрочем, имея ввиду то, что имена Симеон и Шмавон тождественны, это имя можно было передать и как Шмавон. По всей вероятности этот Шмавон — племянник (сын брата) предыдущего епископа Степаноса, который после мученической смерти последнего, стал его преемником в 1483 г.

Несомненно на основании этого указа в приложении (составлено в XVIII в.) к “Истории области Сисакан" Степаноса Орбеляна вардапету Шмавону Ангехакотци ошибочно приписано следующее: «...И отправившись к шаху, он показал ему указы и снова сделал собственностью нашего святого дома все, что было отнято» (стр. 525).