ИЗВЕСТИЯ С КАВКАЗА

1.

от 22-го сентября.

14-го числа, Главнокомандующий, прибыв в лагерь на Фортанге, осмотрел новое Ачхоевское укрепление во всех подробностях. Укрепление, заложенное только 21-го июня, деятельностью Генерал-Лейтенанта Лабинцова не только приведено ныне в совершенно-оборонительное положение, но уже и внутренние части оного почти окончательно отделаны. Несмотря на тяжелые иногда работы и на большие жары в июле и августе, хорошее продовольствие и попечительность Генерала Лабинцова поддержали здоровье войск, так что из отряда, считающего теперь всех чинов до 7 т., а при открытии кампании до 9 т. умерших всего 17, из коих 3 от ран и ушиба; больных при отряде 66, отправлено в разные госпитали 104. Столь благоприятное состояние Чеченского отряда должно приписать не столько еще здоровой местности, сколько [126] особенной заботливости Генерала Лабинцова о вверенных ему войсках. Неприятель давно уже не показывается, невзирая на все обещания Шамиля препятствовать постройке крепости, и в последние шесть недель, кроме дела 3-го сентября, не было около лагеря ни одного выстрела. Чеченцы продолжают обнаруживать охоту и намерение покориться, и хотя боятся еще Шамиля и его Наибов, но от переселения в горы решительно отказываются.

18-го числа перешел к нам с семейством известный Солейман-Эфенди человек ученый, весьма значущий в духовенстве и пользовавшийся доверенностью Шамиля. Он в прошлом году был главным его агентом за Кубанью для поддержания духа непокорности и враждебных против нас действий. Кроме Солеймана и другие из главных духовных лиц, как-то Хамыш-Мулла, который перешел к нам еще весною из Большой Чечни, не могут более терпеть настоящего своего положения; можно надеяться, что подобные чувства, более и более распространяясь между духовенством всего Дагестана, поставят наконец Шамиля в большое затруднение.

3-го минувшего сентября было дело против Магомета Анзорова на речке Натхойке в 6-ти верстах от Ачхоя. Осетинская милиция была неожиданно атакована во время фуражировки; но [127] Осетины приняли бой молодцами и с сильною перестрелкою хладнокровно отступили к резервам. По первому выстрелу, Генерал Лабинцов поспешил с одним батальоном к прикрытию фуражиров, состоящему также из одного батальона и части отрядной кавалерии. Тогда все радостно устремились вперед; но Чеченцы, не выждав натиска, быстро отступили, и одним только Осетинам, с двумя сотнями Волгского Казачьего полка, удалось вступить в рукопашный бой с храбрейшими из Чеченцев и нанести им чувствительный урон.

В Южном Дагестане, Генерал-Лейтенант Князь Аргутинский постоянно следует системе, ему указанной, — держать неприятеля в непрестанной тревоге. 28-го августа он опять перешел из занимаемой им позиции на Турчидаге, к разоренному аулу Чох, а 29-го числа уничтожил около Кегоры и Купы хуторы и запасы продовольствия, которые приготовлены были для партий, посылаемых в позднюю осень и зимою на покорные нам общества. За сим Князь Аргутинский произвел, для отвлечения неприятельских сил, усиленную рекогносцировку к укрепленным завалам позиции Гудул-Майдан; во время этого движения наша милиция атаковала и обратила в бегство довольно значительную партию Горцев. Достигнув своей цели, Князь Аргутинский 30-го августа возвратился на [128] Турчидах, с потерею только 1-го обер-офицера и 4-х раненых нижних чинов.

В прочих пунктах нашего расположения ничего примечательного не случилось, кроме одного нападения Наиба Дубы на колонну Подполковника Триха, отправленную из Воздвиженского укрепления за строевым лесом. Неприятель, имевший орудие, действовал упорно; но отбит с большим уроном и оставил на месте 5-ть тел с оружием. Наша потеря состоит в убитых 2-х, раненых 12-ти.

Кумыкская плоскость обеспечивается почти окончательно отстроенным укреплением на Ярык-су и усилением кавалерийских резервов. За Сулаком вновь прибывший из Кахетии Драгунский Его Королевского Высочества Наследного Принца Виртембергского полк успешно устраивает свою штаб-квартиру; таким же успехом сопровождается водворение нового Дагестанского пехотного полка близ Темир-Хан-Шуры, в селении Ишкартах.

Неблагоприятные последствия, которые мог бы иметь происшедший от молнии взрыв порохового погреба в Евгеньевском укреплении, совершенно устранены в военном отношении; оборона и помещение гарнизона вполне обеспечены исправлением крепостных верков и жилых зданий. [129]

2.

От 7-го октября.

На Правом Фланге Кавказской Линии, 3-го сентября, партия хищников в 200 человек, под предводительством известного разбойника Аслан-Бека Безрукова, переправилась через Лабу между Ахметовским и Шалоховским Постами, с намерением сжечь заготовленное казаками сено. Часть гарнизона Шалоховского Укрепления, под начальством Поручика Воропаева и Хорунжего Овчинникова, сделала вылазку, и стремительно атаковав неприятеля, опрокинула его. В то же время воинский начальник Ахметовского Укрепления, Штабс-Капитан Грушецкий, выслал пехоты и казаков, для занятия леса на переправе через Лабу. — Неприятель, видя, что путь отступления его отрезан, с ожесточением атаковал команду; но получив сильный отпор, бросился поспешно в Лабу, оставив на месте четыре тела. Сам же предводитель партии, Аслан-Бек Безруков, придавленный убитою лошадью, в тот же день умер. С нашей стороны убит один, ранены пять нижних чинов и Хорунжий Овчинников.

7-го сентября, партия в 300 человек конных, из племени Теюшебс, под предводительством Кали-Гирея-Карцыжева, переправилась [130] также через Лабу, и напала на жителей, находившихся на полевых работах у станицы Тенгинской. По сигнальным выстрелам пикетов, полторы сотни казаков выехали из станицы, и поддержанные одним взводом Ставропольского Егерского Полка с одним орудием, обратили неприятеля в бегство. В то же время другой взвод сего же полка, потянувшись вдоль Лабы, занял переправу и встретил бегущих горцев, которые претерпели сильное поражение, и были преследованы войсками нашими за Лабу. Неприятель потерял одними убитыми 18 человек, из коих 12 старшин. С нашей стороны убиты два, ранены четыре.

Поражение, нанесенное Теюшебсам, произвело столь сильное влияние, что все племя просило посредничества Темиргоевцев, чтобы вступить с нами в мирные сношения.

На восточном берегу Черного Моря малые партии хищников неоднократно пытались наносить вред нашим гарнизонам, но без всякого успеха. Племя Джигетов, которое в последние два года, вследствие неурожая, пребывало в спокойствии и даже за деньги или хлеб работало в наших укреплениях, в течении сего лета хотело было изменить свое поведение. Старшины оного дерзнули объявить Генерал-Адъютанту Будбергу, некоторые требования, с изъявленною ими покорностью несообразные. Получив однако [131]

(Последующие страницы этого выпуска, начиная со стр. 131, нам пока недоступны - Thietmar. 2010)

Текст воспроизведен по изданию: Известия с Кавказа. От 22-го сентября 1846 года. От 7-го октября // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений, Том 63. № 249. 1846

© текст - ??. 1846
© сетевая версия - Тhietmar. 2010
©
OCR - A-U-L. www.a-u-l.narod.ru. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЖЧВВУЗ. 1846