ИЗВЕСТИЯ С ВОСТОЧНОГО БЕРЕГА ЧЕРНОГО МОРЯ.

С 21-го по 25-е ноября, турки продолжали медленно подвигаться от р. Техура к р. Цхенис-Цхале, наводя мосты чрез реки и преодолевая величайшия затруднения, вследствие грязи, образовавшейся от проливных дождей. [18]

23-го и 24-го числа, неприятель кавалерийскими отрядами и командами штуцерников производил рекогносцировки по всему протяжению правого берега Цхенис-Цхале, начиная от Уст-Цхенис-Цхале до Хони. При этом в некоторых местах происходила чрез реку перестрелка.

25-го ноября, турецкий главнокомандующий внезапно переменил свой план дёйствий и начал отступление, вероятно, получив оффициальное известие о падении Карса, а также убедясь собственным тяжелым опытом , с какими огромными затруднениями сопряжена зимняя кампания посреди безвыходной грязи Мингрелии. Уверяют, будто Омер-паша надеялся, что с приближением его к Цхенис-Цхале войска наши отступят за Кутаис, а между тем, видя весь турецкий отряд в сборе и в полной готовности к бою, не отважился вступить в сражение, предугадывая конечную гибель свою в случае неудачи.

Это бесцельное наступательное движение к Цхенис-Цхале и потом поспешное отступление привели в крайнее расстройство все перевозочные средства турецкой армии, а люди оной, от недостатка продовольствия, теплой одежды и обуви, пришли в изнурение.

Как только началось отступательное движение турок, то командующей гурийским отрядом, воспользовавшись тем, что, 25-го числа, дождь прекратился и вода в реке начала сбывать, переправил за Цхенис-Цхале летучие отряды, для поддержания в Мингрелии народного восстания.

Первый пример тому подали князья Пагавы, напавшие еще 11-го и 12-го ноября при Онтопо на турецкого пашу, который с малою частою кавалерии производил рекогносцировку правого берега Цхенис-Цхале и возвратился в лагерь при Абаше. Узнав о сем, князь Александр Пагава решился устроить засаду из 52 человек охотников, преимущественно князей Пагавов и Чиковани. — В сумерки турецкий отряд, приблизившись к месту засады, был встречен ружейным залпом и потом ударом в шашки. — Это неожиданное нападение привело неприятеля в крайнее смятение; некоторые начали отстреливаться, но большинство обратилось в бегство. На месте осталось тело убыхского князя Чуи, сверх того, еще два трупа. Со стороны мингрельцев ранен дворянин Бурдзу Пагава.

Для преследования appиeргардa отступавшей турецкой армии, переправились 26-го числа чрез Цхенис-Цхале: генерал-майор князь Дадиан, с прибывшими к нему охотниками из Мингрелии, против Хопи, и двинулся к сел. Банзе; гвардии полковник князь Шервашидзе с линейными казаками и конвойною дружиною, под начальством гвардии ротмистра князя Гуриеля, у Ганыри, и направился к Абат, а штабс-ротмистр князь Микеладзе с стрелковыми [19] имеретинскими сотнями от Газати (на правом берегу Цхенис-Цхале) пошел вслед за неприятелем по большой дороге на Онтопо.

Cледствием сих распоряжений был ряд весьма удачных схваток с отдельными неприятельскими партиями.

27-го ноября , вечером, полковник князь Шервашидзе, узнав что часть турецкой кавалерии прибыла в с. Сепьети для фуражировки, вознамерился ей в этом воспрепятствовать. — Казаки и милиционеры, появлением своим, заставили фуражиров обратиться в бегство; но поддерживавший их батальон турецкой пехоты открыл сильный огонь. Перестрелка продолжалась часа два, наконец нeприятельсий батальон отступнл к главным силам на Абашу, подобрав своих убитых и раненых; вся наша потеря заключалась в 2 убитых и 6-ти раненых.

С своей стороны, штабс-ротмистр князь Микеладзе, под вечер 2-го, открыл из лесу ружейный огонь по части турецкого арриергарда, начавшей располагаться лагерем на левом берегу Абаши. — Турки были так этим встревожены, что, подобрав палатки, перешли на правый берег, под прикрытием огня своих штуцерников.

28-го числа, полковник князь Шервашидзе, получив сведение, что Искендер-паша , с частию кавалерии и пехоты, прибыл в с. Сенаки, для заготовления продовольствия и отыскания между жителями виновнаго в убийстве одного турка, отправил прямо на селение прибывшую к нему имеретинскую конницу, под начальством майора князя Симона Цулукидзе; линейные казаки и конвойные милиционеры составили резерв. При появлении нашем в Сенаках, неприятельская кавалерия с Искендер-пашею ускакала; находившаяся же на базаре команда турецких штуцерников, застигнутая врасплох, частию разбежалась по лесу, частию была изрублена; один штуцерник взят в плен. Затем, кавалерия наша бросилась к загородному дому, в котором укрылся неприятель; но здесь турки встретили ее выстрелами из орудия; тогда полковник князь Шервашидзе счел за лучшее прекратить наступление и возвратиться на Экские высоты. Потеря наша заключается в одном убитом милиционере; неприятелъ же на месте оставил до 20-ти тел. В тот же день, на paсcвeте, мингрельскими охотниками, под начальством штабс-капитана князя Алексея Чиковани и поручика князя Александра Пагавы (из отряда генерал-майора князя Дадиана), произведено нападение на неприятельский пикет, выставленный на р. Тобуче; при этом, из числа четырех турок, трое были убиты на месте, а 4-й раненый успел уйти. В ночь с 28-го на 29-е число сахарбедийскими жителями разрушен мост на р. Скурии по пути отступления неприятеля. Для возобновления сего моста, турки выслали на следующий день целый батальон.

29-го числа, не смотря на то, что вода Цхенис-Цхале снова поднялась от проливных дождей, начальник гурийского отряда, [20] генерал-майор князь Багратион-Мухранский, переправил через оную сводно-штуцерную команду, казаков и всю конную имеретинскую милицию. К вечеру отряд князя Багратиона-Мухранского прибыл в Николакеви.

30-го числа, казаки, осмотрев левый берег Техура, открыли, что турки отступили к Циве.

1-го декабря, казаки произвели нападение на часть неприятельского арриергарда, оставшуюся на левом берегу р. Цивы. Турки, под прикрытием огня своих штуцерников, перешли на правый берег и уничтожили за собою переправу, потеряв при том несколько человек убитыми и ранеными; при сем ранен был один казак, Между тем, штуцерники наши, по личному указанно генерал-майора князя Багратиона-Мухранского, заняли лесистую высоту подле большой дороги, по которой отступал неприятель, и когда несколько человек в отступавшей колонне были поражены штуцерными пулями, турки своротили с дороги и продолжали отступление по болотистому леcy. К вечеру, вся неприятельская aрмия расположилась в совокупности на Холонских высотах.

 2-го же декабря, генерал-майор князь Дадиан, получив cведение, что в Зугдидах находится незначительное число турецкой пехоты, предпринял напасть на нее в расплох. Для сего ночью партия мингрельцевъ, в числе 260 человек, совершив усиленный переход в 75 верст, расположилась к утру на р. Джуме, в 4-х верстах от Зугдид; на следующий день, в пять с половиною часов утра , мингрельцы, подойдя с величайшею тишиною к местечку, произвели внезапное нападение с четырех сторон. Турки, находившиеся на улицах, были тотчас же изрублены или взяты в плен; но из окон домов посыпались на наших выстрелы. Милиционеры, увлеченные удачею, атаковали с величайшим мужеством строения, но в некоторых встретили упорное сопротивление. — Самая горячая схватка произошла внутри двух-этажной кофейни, где князья Анакидзевы, выпустив все патроны, только ударом в шашки успели в верхнем этаже окончательно одолеть своих противииков.

После трех с половиною часов боя, все местечко, за исключением дома , занятаго целою ротою, было очищено от турок. Дав партии своей полчаса отдыху, генерал-майор князь Дадиан перешел к р.Чанис-Цхале и для ночлега остановился в с. Карцхе. Потеря наша в сем жарком деле состоит из 3-х убитых, 26-ти раненых и 36-ти контуженных; лошадей убито 15 и ранено 6. Урон неприятеля весьма зиачителен: одних убитых полагают до 150 человек; в плен взято 3 офицера, 32 нижних чинов; сверх того, в руки мингрельцев досталось много оружия, лошадей и другого имущества. Генерал-майор Дадиан, в донесении своем, отзывается с особою похвалою о мужестве, оказанном при сем князьями Пагава, Чиковани, Анакидзевыми и дворянами Чиковани. [21]

6-го декабря, генерал-майор князь Багратион-Myxpaнский, с сводно-штуцерною командой и кавалериею, под начальством гвардии полковника князя Шервашидзе, занял высоты, тянущиеся к северу от большой дороги между Холони и Хони. Цель этого расположения заключается в том, чтобы отнять у неприятеля возможность получать продовольствие в окрестностях.

По покаэанию всех жителей, турецкая apмия находится в бедственном состоянии; единственною коммуникационною линею служит ей ныне дорога по левому берегу Хопи через Хорги в Редут. Хотя дорога эта по сторонам обеспечена от нападения непроходимыми болотами, но сама до чрезвычайности грязна. Провиант турки получают на каюках, поднимающихся по Хопи до Хоргинской церкви; оттуда же переносят его люди на себе. Уничтожение перевозочных средств и затруднительность посажения войск на суда, при постоянно-бурном море, удерживают до сих пор Омера- пашу в Мингрелии, но говорят, что он намерен удалиться из этой страны, при первой к тому возможности.

С 6-го по 12-е декабря, войска турецкие продолжали стягиваться к Редут-Кале; арриергард их из 6-ти батальонов находился на позици у Холони, остальные части расположены были эшелонами: в Наджихеви (Осман-паша), у Хопского монастыря (Мачавариани- паша), в Хоргах (Маджар-паша) и в Редут-Кале; в Зугдидах держались еще остатки батальона, раэбитого 3-го декабря, генерал-майором князем Дадианом. Вообще турки отступают весьма медленно и осторожно; каждый эшелон устраивает на месте своего расположения окопы.

Восстановившаяся хорошая погода дозволила нашим партизанским отрядам продолжать с успехом действие противу неприятеля.

7-го декабря, находившийся в Карцхе с мингрельскою милицею генерал-майор князь Дадиан присоединился к отряду генерал- майора князя Багратиона-Мухранского, расположенному на высотах между pр. Хопи и Скурчией, против Холонской позиции, что и дало возможность отрезать турок от всех селений, где еще можно было им фуражировать.

10-го декабря , в 12-м часу утра , неприятель значительною массою регулярной пехоты двинулся против аванпостов наших, поставленных на высотах Ломури и Налимори, к югу от сел. Хорги. Занимавшие означенное селение с рачинскою конною дружиною, прапорщик князь Нестор Церетели , мужественно встретил наступающих и, будучи подкреплен дружиною охотников и конвоем генерал-майора князя Багратиона-Мухранского, заставил турок ограничиться перестрелкою, которая продолжалась до сумерек. Затем неприятель отступил, преследуемый почти до самого лагеря.

11-го декабря, в 11-м часу утра, батальон турецких штуцерных снова появился против аванпостов, занятых рачинскою дружиною, и открыл сильный огонь. Рачинцы немедленно [22] подкреплены были Кутаискою дружиною майора князя Симона Цулукидзе. Спустя час времени, 6 турецких батальонов, при 4 горных орудиях, выдвинулись против правого фланга нашего расположения, а высланный от них густые цепи зажгли крайние сакли разбросанного селения Хорги. Чтобы остановить здесь дальнейшее наступление противника, генерал-майор князь Дадиан двинул к сел. Хорги линейных казаков и имеретинскую милицию, под начальством гвардии полковника князя Шервашидзе, а сводно-штуцерная команда наша заняла гребень Ахалидохорских возвышенностей. Приблизясь к сел. Хорги, князь Шервашидзе оставил в резерве линейных казаков и сачхерскую дружину князя Александра Церетели; передовые же дружины,. под предводительством майора князя Симона Цулукидзе, ворвались в Хорги , атаковали неприятельских застрельщиков и заставили их бежать к сомкнутым частям своих войск, с потерею до 30 убитыми, тела которых остались на месте.

Несколько раз турки пытались вытеснить нашу милищю из селения и даже три раза ходили в штыки, но каждый раз были отбиваемы с большою потерею. Между тем князь Шервашидзе, находя , что расположение некоторых частей его войск по оврагам было невыгодно, отозвал их на высоты: турки, приняв это за общее отступление, начали переходить через овраги для преследовония, при чем подверглись сильному ружейному огню, принуждены были отказаться от дальнейшего наступления и потянулись обратно в лагерь. Наши аванпосты заняли места своего прежнего расположения.

Во время сего дела, помещики князья Нико и Бахва Чичуа и дворянин Леван Лолуа, с некоторыми охотниками из жителей, пробрались по обходной тропинке в тыл туркам, присоединили к себе князя Керима Дадешкилианова и, засев в выгодной позиции, открыли огонь по неприятелю. Турки ускорили отступление, успев только зажечь сакли, принадлежавшая князю Дадешкилианову.

В этот день потеря наша заключается убитыми в 6-ти милицонерах, ранеными в 4-х обер-офицерах, 22-х милиционерах и 1-м казаке.

Урон неприятеля, действовавшего на весьма невыгодной местности, очень значителен. Между прочими тяжело ранен известный Искендер-паша.

Генерал-майор князь Дадиан, в донесении о сем деле, свидетельствует о мужестве и распорядительности гвардии полковника князя Шервашидзе и майора князя Симона Цулукидзе, равно как гвардии ротмистра князя Александра Церетели, капитана князя Гиго Церетели и других офицеров, участвовавших в сей жаркой схватке.

_______________________

ИЗВЕСТИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ПЕРЕГОВОРОВ О МИРЕ

В Journal de St. Petersbourg, 7-го января, напечатано:

«Известие о том, что мирные предложения , условленные между союзными державами и Австриею, переданы в С. Петербурга чрез посредство Венского Кабинета, произвело живое впечатление на общественное мнение Европы.

«С своей стороны, Императорский Кабинет сделал уже первый шаг на этом пути примирения, определив депешею от 11-го (23-го) декабря, обнародованною во всех иностранных газетах, пожертвования, который он расположен принести для восстановления мира.

«Сии обоюдные действия доказывали, с той и другой стороны, желание воспользоваться остановкою, произведенною в военных действиях неблагоприятным временем года, дабы отвечать повсеместно обнаруживающейся единодушной готовности в пользу скорого умиротворения.

«В вышеприведенной депеше, Императорское Правительство приняло в основание четыре пункта обеспечений, допущенные на Венских конференциях, и предложило, в отношении к третьему пункту — который один был причиною прервания конференщий — решениe, отличавшееся от предъявленного в то время изложения сего пункта союзными державами скорее по виду, чем по сущности.

«Предложения , переданные ныне Австрийским Правительством, исходят из того же основного начала, а именно: нейтрализации Черного Моря посредством прямого договора между Poccиeю и Портою, для определения, с общего согласля, числа военных судов, который каждая из приморских держав предоставляет себе иметь для безопасности берегов своих. Предложёния эти различествуют от содержащихся в депеше

11-го (23-го) декабря только статьею о новом разграничении между Молдавиею и Бессарабиею, в обмен пунктов, занятых неприятелем на Русской земле.

«Не здесь место наследовать, лучше ли соединяются в сих предложениях, нежели в тех, который были сообщены от Императорского Правительства, ycловия, необходимые для обеспечения спокойствия Востока и безопасности Европы. Достаточно признать, что, наконец, на деле оказалось coгласиe в многих из основных начал мира.

«Имея в виду это согласие и желание, обнаруженные всею Европою, стоя пред коалициею, угрожающею принять более обширные размеры, и исчисляя пожертвования, требуемые продолжением войны от Poccии, Императорское Правительство почло долгом нё замедлять второстепенными спорами дело примирения, котораго успех согласовался с самыми пламенными его желаниями. [24] 

«Вследствие сего, оно изъявило согласие на предложения, переданные Австрийским Правительством, как на проэкт предварительных условий для переговоров о мире.

«Могучим положением своим, в виду грозной коалиции, Poccия показала меру пожертвоваваний, какие она готова принесть для защиты своей чести и своего достоинства; а сим действием умеренности Императорское Правительство, в то же время, даёт новое свидетельство своего искреннего желания прекратить кровопролитие, положить конец борьбе, прискорбной для просвещения и человечества, и возвратить благодеяния мира России и Европе.

«Оно в праве ожидать, что общественное мнение всех просвещённых стран отдаст ему справедливость.»

Текст воспроизведен по изданию: Хроника военных современных событий. Декабрь 1855 и январь 1856 // Современник, Том 55, 2. № 2. 1856

© текст - ??. 1856
© сетевая версия - Thietmar. 2011
© OCR - Anatoly Volf. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Современник. 1856