Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГАГЕНМЕЙСТЕР Ю. А.

ЗAКABКAЗCKИE ОЧЕРКИ

ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ КРАЯ ПО ЦАРСТВУ РАСТИТЕЛЬНОМУ

I. ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДИКОРАСТУЩИЯ

Из числа растений, находящихся в диком состоянии за Кавказом, предмет торговли составляют: дерево дубовое, ореховое и пальмовое или зеленица (bois de buis), орехи греческие, марена дикая и желтинник (Rhus cotinus и Rhus coriaria). [33]

Из лесов Талышинского Ханства, продовольствуется большая часть прибрежных мест Каспия. Из Гурии и Имеретии, вывоз дуба и орехового леса за границу запрещен до разграничения казенных лесов с частными; из Мингрелии-же, отпускается значительное количество бочарных досок. Владелец последней области, Князь Дадиан, заключил на пять лет с Триестским Негоциантом Чирковичем условие, по которому, за 7 000 р. сер. в год, позволяется последнему рубка дубового леса на разстоянии трех верст от морского берега, количеством столько, сколько 100 человек рабочих, поставляемых владельцем, в состоянии срубить и вывезть: это предмет торговли чрезвычайно важный для края, не имеющего никаких почти произведений, требуемых за границею. Пример Дадиана конечно убедит помещиков в ценности лесов, которые они ныне даром уничтожают для вспахивания новых земель.

Ореховые деревья изобилуют в прилежащих Черному Морю областях. Кажется, однако, их нет там нигде в гуще лесов: оне растут только на местах открытых, по дорогам, около деревень, и размножаются, как говорят, от семян, [34] разносимых крысами или птицами. Вывоз орехового дерева из Гурии и Имеретии за границу, как уже сказано, воспрещен; но оно теперь и не требуется в Европу, между тем как количество отправляемое в Северные Порты Черного Моря ежегодно возрастает. Пальмовое дерево, составляющее густые рощи по берегу Черного Моря, есть один из главнейших предметов отпускной торговли Крепости Св. Николая.

В видах споспешествования лесной промышленности, в Боржомском Ущелье, покрытом дремучими лесами, на низменных местах по Куре (коих множество еще не занято, в особенности между Ацхуром и Страшным Окопом) полезно-бы было поселить смышленых и деятельных людей, отдельными фермами. Несколько Русских или Немцев, кои занимались-бы сплавом по Куре на плотах бочек, колес, осей, лопат, деревянной посуды и т. п., могли-б снабжать этими предметами большую часть Закавказского Края. Значительную пользу должен также принести городу Тифлису сплав дров из Боржомского Ущелья.

Так называемые Греческие или Волошские орехи, составляют немаловажный источник [35] доходов бедных жителей Имеретии, Гурии и части Дагестана. Вывозятся также и простые орехи в Россию. Особенное внимание следовало-бы обратить на лесные орехи, коих некоторые сорты за Кавказом доходят до чрезвычайной величины: славится ими преимущественно Елисаветполь; есть также очень крупные породы в Гурии и в других местах. Потребность этих фруктов в России весьма велика, и из Анатолии ежегодно привозится их в Крымские Порты и в Таганрог более 50 000 пудов. Имеретия и Гурия, по положению своему, в особенности способны к их произведению; можно-б было помочь природе, чрез снабжение желающих семенами.

Дикая марена собирается во многих местах Закавказья, но нигде в большем количестве, как на Ширакской Степи между реками Иорою и Алазанью. Она расходится вся на местное употребление, и в Тифлисе продается дороже садовой (по 7 р. за пуд). Есть однакож местности, где садовая марена ценится выше дикой. Достоинство этого растения совершенно зависит от почвы земли: самым благоприятнейшим для него считается грунт известковый. [36]

Желтинник отправляется в значительном количестве из Шемахи в Астрахань; расходится также и внутри края, на местных красильнях. По мере того как цены Чернильных орехов возвышаются, желтинник стал заменять их при крашении кож и пряденой бумаги в красный цвет. Чернильных орехов нигде нет за Кавказом; желтое же семя (grain de Perse) встречается местами в горах, но никем не собирается.

II. ПОЛЕВЫЕ РАСТЕНИЯ

Предметы полевого производства в Закавказье суть: пшеница, ячмень, кукуруза, гоми (род проса), полба, просо, фасоль, сарацинское пшено, кунжут, клещевин, лен, пенька и хлопчатая бумага.

а). Хлеб.

Ежегодно покупается в казну за Кавказом около 170 000 четвертей пшеницы: от 25 до 50 000 в Каспийской Области, а остальные в Грузии. Нет сомнения, что, при усиливающемся требовании, край мог-бы доставлять и большее количество. [37]

В Губернии Грузино-Имеретинской, самые хлебородные уезды суть: Тифлисский (продовольствующий Тифлис), Горийский, Александропольский, Елисаветпольский и Эриванский. Из них, каждый, при хорошем урожае, и ныне может ставить от 40 до 50 000 четвертей разного хлеба. Уезд Ахалцихский производит менее; Телавский-же большею частию сам нуждается, и покупает себе хлеб в Узде Сигнагском.

Из Мусульманских Провинций, составляющих нынешнюю Каспийскую Область, Уезды Карабагский и Кубинский всех прочих богаче хлебом. Ширванский и Шекинский Уезды, также многo сеют; но, по многочисленности кочующих народов, хлебопашеством не занимающихся, производимая пшеница вся расходится на местное потребление.

Талышинцы преимущественно засевают поля сарацинским пшеном. В Имеретии пшеницу стали разводить в последние двадцать лет. Она родится только на возвышенных сухих местах; в других-же, жители производят малоценную кукурузу и род проса, называемого «гоми». Соседние Турецкие жители покупают отчасти гоми и кукурузу на [38] сухопутной границе. Вообще-же, торговля хлебом самая ничтожная.  

Средние цены четверти пшеницы – от 2½ до 3½ р. сер.; но спадают и до 1½ р. сер. В 1844 году, в Каспийской Области цены поднимались до 10 руб.; и в то самое время, как в Тифлисе пшеница стоила 7 руб., в Александрополе платили за нее только рубль. Причиною такому различию было прекращение всех сообщений в зимнее и весеннее время, сколько по дурному состоянию дорог, столько и потому, что перевозка здесь невозможна, когда нет пастбищ, ибо сено в редких местах собирается.

Урожай хлеба иногда бывает непомерный: уверяют, что около Баку пшеница родится сам-сорок. Несмотря на то, редко закупается там хлеб на продовольствие войск в Дагестане, а доставляется он наиболее из Астрахани, где гораздо дешевле. Этому причины: необходимость поливать большею частию туземные поля, дороговизна рабочей платы и легкий сбыт между кочевыми жителями. Впрочем, надо прибавить, что, благодаря поливным полям, в крае никогда нельзя бояться совершенного неурожая. [39]

Лучшая пшеница, годная на крупчатую белую муку производится в Эривани.

Туземные земледельческие орудия чрезмерно грубы. Лучшее тому доказательство, что там, где Грузины для распашки впрягают в плуг по 16 волов, колонисты Немцы употребляют только 3 пары, единственно от лучшего устройства плуга. Земель нигде не унавоживают.

Вообще можно было-бы в сельском хозяйстве ввести много полезных улучшений; но известно, как трудны всякого рода перемены, в особенности относительно такого предмета, как земледелие, везде столь тесно связанное с бытом и нравами народа. На первый случай, самое лучшее и удобнейшее, без сомнения, состояло-бы в переселении в разные места края Немецких колонистов, у которых туземцы могли-бы сами собой перенять много хорошего.

б). Сарацинское пшено.

Производится во всех почти частях Каспийской Области, где оно составляет главную пищу, а по Губернии Грузино-Имеретинской в Эриванском Уезде. В Талыше, сарацинское [40] пшено совершенно заменяет хлеб; но в Шекинском Узде, где вероятно почва земли мало соответствует этому растению, ибо здесь рисовые поля требуют пяти-и шестилетнего отдыха после каждой уборки, жители начинают обращать поля в тутовые сады.

В Талыше, как и в Гиляни, пшено не сеют, а сажают; от чего оно отличается белизною зерен. Преимущественно славится пшено Акулинское. На одном месте оно родится без отдыха многия лета, и даже в первые годы, не в таком изобилии, как в последствии. В Эриванском Уезде, во многих местах, посев пшена считают необходимым для приготовления поля к другим посевам.

Пшено очищается или ручными толчеями, или в особых мельницах, из коих выходит совершенно белым. Из Талыша вывозится оно в значительном количестве в другиe Уезды Каспийской Области и в Астрахань. Впрочем, по причине зловредного испарения засеваемых им полей, беспрерывно наводняемых и заражающих воздух, желательно, чтобы эта отрасль хозяйства заменялась в крае другими. [41]

в). Масляные растения.

Из масляных растений за Кавказом производятся: кунжут (Sesamum orientale), клещевин (Riсinus communis) и семена льняное и конопляное.

Татары не употребляют в пищу растительного масла, а домы свои освещают большею частию нефтью; посему, весьма малое количество кунжутного семени, производимого в Карабаге, употребляется как приправа в блюдах. В бывшей Армянской Области, из кунжута, делается масло на пищу; его недавно стали возить отсюда в Тифлис, где пуд его продается от 4 до 6 р. сер. Кунжутное семя, пуд которого стоит в Эривани 50 к. сер., могло-бы сделаться важным предметом торговли, если-бы провоз до Тифлиса (30 к. сер.) и оттуда до Редут-Кале (50 к. сер.), не был столь дорог. Из Астерабада привозят ныне в Баку, и также в Астрахань, некоторое количество кунжутного масла, покупаемого на месте по 1 р. 60 к. сер. за пуд: оно хорошо очищено и не уступает ореховому. Разведение кунжута в прибрежных к Черному Морю областях, могло-бы доставить большия выгоды, так как семя [42] кунжутное требуется ныне в огромном количестве за границею и доставляется туда только из Азии.

Клещевином обсаживаются в Армянской Области поля хлопчатника, и сверх того выделывают из него масло на освещение. В Каспийской Области это растение встречается в редких местах. Оно принадлежит здесь к одногодным. Для добывания масла, семена раздавливаются между камней; потом кипятят их с водой, и ложками собирают масло плавающее на поверхности. В лекарство туземный клещевин не употребляется. Опыты, сделанные в Тифлисской Частной Аптеке для добытия из него годного на то масла, не имели успеха; ибо масло вышло вкусом противнее привозимого из-за границы. Другие-же уверяют, что, при хорошем приготовлении, оно нимало не уступит заграничному.

Лен производится повсюду. В самом большом количестве возделывается он в Армянской Области и в Карабаге, где из семян его выделывается масло, стебли остаются без употребления. Напротив того, в Имеретии и Гурии, довольно богатых льном, жители не обращают внимания на семя; [43] стебли-же на зиму вывешивают, дабы они смягчались от дождя и снега, и потом руками отделяют скорлупу от прядева, из которого делают простые ткани. В Дербентском, Кубинском и Талышинском Уездах, также ткут льняные полотна, весьма узкие, но не грубые.

Коноплю сеют в некоторых местах Гурии, и в трех деревнях Кубинского Уезда. Из пеньки вьют веревки, а из семян бьют масло.

На эти последние две отрасли хозяйства следовало-бы обратить более внимания; особенно, в Уездах Ахалцыхском, Александропольском и Горийском, где климат слишком холоден для разведения более южных растений. Русские, поселенные за Кавказом, могут быть с пользою употреблены к этому делу. Стоит только поддержать помещиков, кои сами изъявляют желание заниматься этою промышленностью (например Князь Диасимидзе, близ Гори), где же помещиков нет, там достаточных Армян (например Тигранова, в Александрополе) поощрить к устройству заведения, в котором-бы купленный у крестьян лен был обработываем. [44]

г). Хлопчатая бумага.

Полагать должно, что хлопчатой бумаги производится в Закавказском Крае от 50 до 60 000 пудов, преимущественно в бывшей Армянской Области, потом в Елисаветпольском Уезде, в Области Каспийской (более в Карабаге и Ширвани) и (весьма мало) в Имеретии. Уезды Нахичеванский и Эриванский снабжают хлопкою большую часть Закавказья и отправляют в Турцию до 10 000 пудов; в других-же местах, едва достает на собственную потребность.

Травядой хлопчатник Закавказья дает бумагу коротковолосую и доброты низкой, продаваемую на месте от 2 до 3 р. сер. пуд. От скорлупы и от семян очищают ее самыми простыми способами, и оттого она бывает обыкновенно довольно нечиста. С одного пуда семян получают обыкновенно 2½ пуда чистой бумаги и 4 пуда семян.

Нет сомнения, что количество производимой краем бумаги можно-б было усилить, хотя для ней и требуется беспрерывная поливка. Большая часть Имеретии, Гурии, Мингрелии, долины Алазани и Иоры, многия места [45] по Куре и по другим рекам весьма способны к разведению этого растения. Но, пока опытами не будет доказано, что здесь могут произрастать лучшие сорты, о нынешнем хлопчатнике не стоит труда хлопотать. Зимние холода в крае так велики, что успех длинноволосых родов хлопчатника, требующих до пятнадцати месяцев для созрения, сомнителен. Семена, выписанные из Египта в бывшую Армянскую Область, не созрели; хлопчатник Северной Америки, может быть, не так нежен. На всякой случай, не должно терять из виду, что семена хлопчатника весьма легко портятся, посему должно их доставлять в Редут-Кале кратчайшим путем и никак не подвергать курению хлором.

Кроме того, необходимо нужно выписать из Америки или из Египта ручные машины, для отделения хлопки от скорлупы и от семян. Может быть, небольшия механические заведения этого рода, приводимые в движение волами, могли-б быть устроены в некоторых частях бывшей Армянской Области с пользою, если-бы хозяева закупали хлопку в первобытном виде. [46]

III. САДОВЫЕ РАСТЕНИЯ

К садовым растениям, производимым за Кавказом, принадлежат: марена, шафран, сафлор, индиго, табак, сахарный тростник, виноград и разные фрукты.

а). Марена.

В самом значительном количестве марена разводится в Дагестане, где Лезгины на зиму за дешевую цену нанимаются в работники. Произведение это, по отличной своей доброте, предпочитаемое Рускими фабрикантами марене, привозимой из-за границы, находит весьма верный сбыт и приносит значительные выгоды. Это побудило жителей Дербента и его Уезда обратить все капиталы свои на марену, так что ныне производится ея там боле 50 000 пудов. Кубинские жители следуют их примеру, и могут пускать в торговлю до 7 000 пуд. Нет сомнения, что, в последствии промышленность эта возрастет еще более; ибо Русские фабриканты требуют этого товару до 130 000 пудов.

В остальных частях Каспийской Области, также в Елисаветпольском и [47] Эриванском Уездах, производится марены тоже по нескольку тысяч пудов. Она раскупается здесь местными красильщиками, не свыше 7 р. сер. за пуд.

Вообще, это ценное произведение следовало-бы всеми силами распространять в крае везде, где почва удобная, то-есть известковая, и где нет недостатка в рабочих.

б). Шафран.

В окрестностях города Баку производится около 500 пудов шафрана, стоющего не более 2 р. фунт, между тем как цена Смирнского доходит до 15 р. сер. за пуд. Вся разница происходит от приготовления растений. Желтизна и запах, свойственные шафрану, сосредоточиваются в головке пестика (narbe), которую следует отделять и сушить без всякой примеси; в Баку-же, для добывания большего количества, жители употребляют весь пестик (griffel), и кипятят всю массу в воде, чтобы сделать однообразною, а потом сушат. Этим способом из фунта цветов получается вчетверо более шафрана, чем по приготовлению Европейскому; но за то гораздо более в соразмерности теряется на цене. [48]

В Дербенте разводится также немного шафрана, приготовляемого таким же образом; только здесь не смешивают его с листьями, как это делается часто в Баку, и потому Дербентский шафран ценится выше. Тот и другой сбываются преимущественно за Кавказом и в Персию.

Чтобы приспособить это произведение ко вкусу Европейцев, не мешало-бы отправить к почетнейшим Бакинским Купцам образцы хорошего шафрана и поощрить премиею тех, которые первые отправят в Poccию не менее 10 пудов, сходных с образцами.

в). Сафлор.

Сафлор (Carthamus tinctorius) находится в некоторых садах, только без технического употребления. Нужное количество его для крашения, получается из Персии. Это, впрочем, предмет второстепенной важности.

г). Индиго.

Разводимо было в разных местах Закавказья, но никогда не удавалось сделать из него краску. Впрочем, еслибы этого и достигли, выгоды большой от того быть [49] не может. Рабочая плата в крае слишком дорога в сравнении с прочими местами, откуда получается этот товар.

д). Сахарный тростник.

Для опыта все еще разводится в Ленкорани. Растение это достигает здесь вышины до полутора фута, толщиною-же бывает более пальца. Сажают его в апреле, а собирают в ноябре.

В Мазандеране, из тогоже самого рода тростника выделывается сахар следующим образом. Тростник разрезывается и кладется в чан, в котором обращается камень, растирающий его: выдавливаемый чрез то сок, вытекает в отверстие, сделанное на дне чана в котел, под которым разводится огонь для сгущения сока, при беспрерывном болтании, и дело кончается. Полученный таким образом сахар (шекер), продается на месте около 1 р. 15 к. сер. пуд; но он содержит в себе столько влаги и нечистот, что должен терять не менее 50% при обращении в сахар-песок самого низкого достоинства, который на Антильских Островах можно купить по рублю за пуд. [50]

Впрочем, Мазандеранского шекера привозится достаточное количество в Приморские места Каспийской Области.

е). Виноград.

Виноградные сады в Закавказском Крае находятся везде, где климат и местность тому не препятствуют. Один Александропольский Уезд вовсе не производит винограда; да в Ахалцыхском встречается он в одной только деревне: жители этих мест снабжаются вином из Кахетии, Имеретии и Гурии.

Виноградные лозы содержатся трояким образом. В Талыше и в лесистой северной части Шекинского Уезда, виноград вьется по деревьям, и его даже не обрезывают. В Гурии и большей части Имеретии и Мингрелии, растет он таким же образом; но там не только обрезывают лозы, но и обрубают ветви деревьев: влажный климат этих мест требует, чтобы лозы были высоко подняты, дабы виноград не страдал от сырости земли. В Баку, где грунт земли песчаный и, в противоположность берегу Черного Моря, влаги мало, лозы стелют вовсе по земле и не поддерживают даже подставами. Во [51] всех других округах Закавказья виноград рассаживается по обыкновенному Европейскому способу.

Татары вина не делают, но употребляют виноград в пищу, вываривают из него патоку, называемую «душаб», обращают ягоды в изюм и готовят из сока их уксус. Здешний изюм не сделался еще однакож предметом торговли, и потому товар этот все еще привозится из Мазандерана. Посему, полезно было-бы, выписав с Ионических островов и из Греции лозы, производящия лучший изюм, раздать жителям Сальяна, Ордубата и Елисаветполя, отличающимся садоводством, и с тем вместе стараться ознакомить их с принятыми в Европе способами сушения ягод.

Христианское население за Кавказом считает, напротив, вино первою потребностью жизни, и потому всякий крестьянин готовит сам себе запас его, даже там, где, по местным обстоятельствам, вино никогда хорошо быть не может. Это, например, часто бывает в Карталинии.

Самое большое количество вина (до 2 000 000 ведер) производит Кахетия, где виноделие [52] есть почти единственная отрасль промышленности. Так как Тифлис оттуда преимущественно снабжается вином, то и в России Кахетинское вино приобрело некоторую славу; в сущности-же, оно нисколько не выше вин других мест. Как-бы различны ни были Кахетинские вина, все оне, кажется, почти не имеют букета; впрочем, легки и совершенно безвредны. В самом Тифлисе соперничествуют уже с ними произведения Немецких колонистов, в особенности колонии Катериненфельда: ими, вообще, выдавливается до 100 000 ведр. В Мингрелии, в имении владетельного князя Дадиана, называемом Оджалес, выделывается красное вино, нимало уступающее лучшему портвейну. Ущелье Атенскоe, в 7 верстах от города Гори, производит до 120 000 бутылок вина белого, которое имеет все свойства столового вина в Шампании, и следовательно могло-б быть обращено в шипучее. Гурия вообще чрезвычайно богата винами, доставляющими главный доход жителям: между ними, произведения селений Лихауры и Саджавах приобрели большую славу, и могут быть некоторым образом сравнены с бургонскими винами невысшего сорта. Красные вина, выделываемые Армянами деревень Мадрасы, Георджеван [53] и Кюрламир, близ города Шемахи, при некотором усовершествовании также могут подходить к хорошим бургонским. Армяне на берегах Аракса, в Миграх и в особенности в соседнем с ним селении Астамире производят также очень хорошее вино: вары в долинах этих чрезвычайно велики; но при всем том, вино не имеет той крепости, которая свойственна винам Эриванского Уезда, имеющими сходство с мадерою, хотя и с большими пороками.

Общее преимущество всех Закавказских вин состоит в том, что они не подделаны. В Кахетии, однакож, несколько лет тому назад поселился Немец Ленц, который из покупного винограда делает вина разного прозвания, даже и шампанское, которые продаются довольно успешно. От подобного предприятия пользы для края немного; но Г. Ленц заслуживает похвалы тем, что разводит на купленной им земле иностранные лозы, что употребляет Европейский способ выдавливания и сохранения вина, что у него есть бочары и что деятельность и предприимчивость его возбудили соревнование в туземцах, из коих некоторые, например Князья Чевчевадзе и Гургенидзе, стремятся уже к [54] улучшениям. Вообще, Немецкие колонисты, переселяющиеся из Южной Германии, где еще прадеды их были виноделами, переносят в новое свое отечество способы Европейской выделки: они также принимаются за введение лоз других пород, убедясь, что туземные не имеют букета.

Вот общия замечания о настоящем состоянии виноделия за Кавказом:

1. Кахетинские лозы, так сказать, безхарактерны; поэтому невозможно делать из них вина отличного свойства: следовательно, необходимо заменить их другими.

2. Рассадка лоз, обрезывание их и орошение, не производятся по правилам разумного садоводства. В этом отношении, Немецкие колонисты, без сомнения, могут служить хорошим примером. Впрочем местные опыты должны научить, в каких местах до какой степени нужно поливать виноградники; ибо известно, что они слишком большой влажности не любят.

3. Виноград не разбирается по сортам и по зрелости: это, кажется, есть недостаток самый главный. [55]

4. Напротив, выдавливание винограда ногами вместо пресса, только не может считаться недостатком, но даже есть преимущество, ибо, при этом способе, остаются в целости зерна, содержащия масло горького вкуса. Способ этот употребляется и во Франции.

5. Многия из здешних вин не сохраняются дальше наступления летнего зноя. Причина тому отчасти заключается в недостатке погребов, как для сохранения, так и для брожения вин. Ныне винокуренный сок вливается в огромного размера глиняные кувшины, зарытые в землю из которых по мере надобности вычерпывается вино; с приближением ко дну, вино сбалтывается с осадкою, и потом уже не отстаивается. Посему, необходимо было-бы иметь в нижней части кувшинов отверстие, через которое можно-б было выпускать вино; но, при зарывании чанов в землю по принятому обыкновению, это весьма трудно исполнить.

6. Вино развозится в бурдюках, внутри намазанных нефтью, которая сообщает ему в первое время весьма неприятный вкус. Конечно, в краю гористом, где товары перевозятся большею частию на вьюках и путешествия совершаются верхом, нельзя [56] полагать, чтобы бочки и бутылки когда-либо совершенно могли заменить бурдюки. Впрочем, в Тифлис лучшее вино привозится уже в бочках и есть надежда, что стеклянный завод князя Эристова, близ Гори, успеет снабдить окольные места дешевыми бутылками.

К отвращению недостатков и вообще к улучшению виноделия в крае, могли-бы способствовать следующия меры:

1. Дабы узнать в точности достоинство различных вин Закавказского края, полезно-бы было предписать, чтобы из каждого места, отличающегося особого рода вином, было выслано в Закавказское Общество Поощрения Промышленности, бутылок по десяти такого вина. Общество могло-бы назначить знающих людей для сличения этих вин, как тотчас по получении, так и после годичного или даже двухгодичного срока. По узнании таким образом свойства вин, можно будет определить, какие лозы достойны размножения и какие следует заменить другими.

2. Необходимо учреждение в крае хотя одного образцово-учебного сада. Этому всего приличнее могло-бы содействовать [57] тоже Общество Поощрения Промышленности, приняв под свое покровительство какой-либо из существующих уже, наиболее усовершенствованных садов. Покровительство могло-бы состоять в том, чтобы: а) выписывать и доставлять в избранный сад деревья и лозы, которые по соглашению с хозяином окажутся нужными, б) склонить хозяина к принятию в ученье известного числа туземцев, которых и высылать туда из всех мест Закавказского Края, причем не нужно будет производить за них платы, ибо за расходы они будут вознаграждать хозяина работою, наконец, в) если окажется надобность в отлично-хорошем садовнике или виноделе для успешнейшего обучения воспитанников, то пожертвовать по согласию с хозяином, некоторою для того суммою.

3. Сверх распространения таким образом лучших познаний о виноделии и садоводстве, Общество должно стараться о снабжении, прямо от себя, жителей теми породами лоз, которые будут признаны полезными. Оно также должно принять меры, чтобы в местах, производящих много продажного вина, селились бондари, и чтобы они имели возможность снабжаться бочарными досками. [58]

4. Наконец не худо попещись и об открытии сбыта Закавказским винам. Нельзя ожидать, чтобы жители улучшали их без очевидной пользы: количество-же производимого ими вина уже и ныне так велико, что урожайный год есть гибель для виноделов. Хотя некоторым лицам, пользующимся особым доверием, удается продавать, в малом количестве бутылку своего вина коп. по 20 сер.; но большею частию ведро продается по 30 коп. сер. Самим производителям отыскивать вдали покупателей не следует; да притом здешние виноделы не имеют и нужного на то капитала. Посему, следовало-бы склонить нескольких Московских виноторговцев вывозить лутчия Закавказские вина в Россию и учредить там постоянные для них склады. При этом, достаточно будет указать Армянам способы перевозки и какие вина требуются; тогда они сами кинутся наперерыв на эту новую отрасль, совершенно им еще незнакомую

ж). Фрукты.

В странах Южных, фрукты составляют необходимую потребность жизни. Летом и осенью, жители Закавказья преимущественно ими питаются, и в местах, изобильных арбузами, [59] этот плод, в известное время года, почти совершенно заменяет всякую другую пищу.

Татары более Христиан занимаются садоводством, потому, вероятно, что им не позволено лакомиться вином; в следствие того, они и более успели в этом искустве. Но вообще эта отрасль хозяйства, как и все другия в крае, гораздо менее развита, чем в соседней Персии, откуда ежегодно привозят за Кавказ до 60 000 пудов сушеных фруктов, преимущественно «кишмиша», или особого рода изюма. Грузины не дают фруктам созревать и съедают их сырыми: так, например, в Тифлисе никогда миндаля не бывает, потому-что его до поры срывают.

 Есть за Кавказом отличной породы фрукты, из коих некоторые приобрели всеобщую славу; но, кроме арбузов, Кубинских яблок и грецких орехов в Имеретии и в Уездах Кубинском и Дербентском, ничто из них не сделалось еще предметом торговли. Особенное внимание заслуживают те фрукты, кои в сушеном виде могут быть вывозимы как в Россию, так и за границу; именно: чернослив, винные ягоды или инжир [60] и изюм. Миндаль, каштаны, сушеные груши, яблоки, персики, априкосы нашли-бы также много покупателей.

Чтобы поднять эту обширную отрасль промышленности, полезно-бы было: во-первых, учить народ удобнейшему способу сушенья; во-вторых, вводить, посредством выписных черенков, лучшия породы фруктов. Еслиб состоялось учреждение образцово-учебного сада для виноделия, то его же можно-б было снабдить и лучшими фруктовыми деревьями, дабы распространить по краю те породы, кои с успехом могут произрастать в нем. Воспитанников можно-б было тут же обучать сушению фруктов: для чего следовало-бы устроить печи и выписать, если окажется нужным, особого мастера из Смирны, или из Франции. Когда таким образом искусство это распространится по краю, то сбыт сушеных фруктов откроется сам собою, лишь-бы только фрукты своею добротою превышали Персидские и не уступали Смирнским.

Оливки, кажется, теперь за Кавказом собираются в одном только месте: это в имении князя Дадиана в Мингрелии. Есть, впрочем, в Грузии, в одном ущелье по реке Храм, [61] множество старых оливковых деревьев, на которые никто не обращает внимания. Наверное, сыскались-бы и другия многия места, довольно защищенные от холода, где это полезное дерево могло-бы быть разводимо.

з). Табак.

Это есть одно из самых важных произведений Закавказского Края: не только предмет роскоши, но и необходимая потребность жителей, в особенности Мусульман, которые скорее откажутся от пищи, нежели от табаку. Посему растение это и разводятся здесь почти во всякой деревне.

Туземный табак разделяется на кальянный и на трубочный. Первый употребляется преимущественно во всех областях, бывших подвластными Персии, то-есть в Мусульманских Провинциях (за исключением Кубы и Дербента) и в Армянской Области. Он дешевле трубочного, ибо продается на месте по рублю сер. пуд; зато расход его более, потому-что из кальяна тянут только несколько глотков, и потом табак бросается, так что охотникам курить нужно до 5 фунтов табаку в месяц, и средним числом [62] никак нельзя положить менее ¼ пуда в год на взрослого человека: у Музульман же курят и все женщины. Потребление трубочного табаку можно считать по крайней мере по 15 фунтов в год на взрослого человека. Следовательно, жители Закавказья, к которым присовокупить должно и войско Русское, потребляют табаку по меньшей мере до 160 000 пудов в год.

По Ведомостям Таможен, ежегодно в Закавказский Таможенный Округ привозится из Турции и Персии до 8 000 пудов табаку, коих 1/10 часть из Персии. В том числе заключается преимущественно табак Трапезонтский; идет также много и легкого Урмийского; кальянный Ширазский употребляется, но мало. Посему, в самом Закавказском Крае должно производиться огромное количество табаку. Тифлис снабжает им все военные Штаб-Квартиры, также отправляет значительные количества в Каспийскую Область и на Кавказскую Линию.

Цена Турецкого табаку, некрошенного: в Тифлисе – от 4 до 8 р., в Шемахе – до 15 р.; Персидский-же кальянный не бывает дороже 12 р. сер. пуд. [63]

Из туземных родов табаку славятся для кальяна: Сальянский и Эриванский. Лучшим для трубок считается произрастающий в Борчалинском Участке, которого два сорта: один называемый Заводским (от находящегося там медного завода), которого в один Тифлис привозится около 7 000 пудов, ценою от 2½ до 3½ р. сер. пуд; другой, Шулаверский, крепкий, состоящий из больших листов и близкий к Трапезонтскому.

Имеретия и Мингрелия доставляют в Тифлис около 1 000 пудов табаку, годного преимущественно на цигарки. Несколько сот пудов этого произведения отправляется также и за границу. На месте не стоит он более 1 р. 25 к. сер. пуд.

Еще привозится в Тифлис с Кавказской Линии до 1 200 пудов табаку, называемого «махоркою», весьма крепкого и обращаемого в нюхательный. Его продают здесь по 3 р. сер. пуд.

Приготовление табаку в крае самое простое. Собранные листья разстилаются на земле и сушатся на солнце; потом их связывают в пачки по 10-30 листов. Оптовые [64] купцы крошат табак и продают его в этом виде в мешках, чтобы не происходило потери. При этой операции трубочный табак немного подмачивается. Всякое другое приготовление неизвестно.

Правительство раздавало по нескольку раз семена Американского табаку жителям Закавказского Края: оне отлично принялись в Мингрелии, Имеретии, в Эриванском Уезде и в Борчале. Теперь следовало-бы только время от времени возобновлять семена; ибо табак легко перерождается. Если-бы вмеcте с тем можно было приучить земледельцев к старательнейшему уходу за табаком, то произведение это сделалось-бы одним из самых важных для края.


Комментарии

1. Ст. Сов. Ю. А. Гагенмейстера. См. Ж. М. В. Д. ч. IX. с 411-440.

Текст воспроизведен по изданию: Закавказские очерки // Журнал министерства внутренних дел, Часть 10. 1845

© текст - Гагенмейстер Ю. А. 1845
© OCR - Strori. 2010
© сетевая версия - Strori. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Журнал министерства внутренних дел. 1845