ДРОЗДОВ И.

ПОСЛЕДНЯЯ БОРЬБА С ГОРЦАМИ НА ЗАПАДНОМ КАВКАЗЕ

Прежде чем приступить к описанию некоторых военных действий при завоевании западного Кавказа, до сих пор мало-известных, или изложенных не всегда верно, желательно было бы познакомить читателей с сущностью кавказской войны и с характером кавказской армии.

Таких соседей, каковы кавказские горцы, иметь было неудобно. Наши сообщения с востоком подвергались многочисленным случайностям. Хотя ближайшее к Кавказу население, с небольшими пограничными отрядами, могло бы отстаивать само себя; но присоединение Грузии, жалобы грузин на частые и дерзкие набеги горцев принудили нас иметь отдельный корпус войск на Кавказе для того, чтобы сдерживать воинственные порывы черкесов, и умиротворить их. Употреблялись различные способы для достижения этой цели, но отсутствие правильной системы не приводило к желаемым результатам.

Война обратилась в хронический недуг, лечение которого требовало слишком дорогих пожертвований. В то время, как мы бродили ощупью и наудачу; — когда военные действия стали бесконечным турниром, где мы соперничали с горцами в отваге; — жизнь последних приобретала все более и более осмысленный вид; — действия их являлись решительнее и до того опасными, что для Кавказа - потребовалась целая армия.

Удары, которыми предполагалось совершить завоевание края, кончались неудачами, поражениями, таковы: Ахульго, ичкеринский [388] лес, Дарго и дела на восточном берегу Черного моря. В горцах наши неудачи поселили самоуверенность; но мы становились опытнее, - действия наши не были уже случайные.

Наместник Кавказа, фельдмаршал князь Барятинский, начертав общий план военных действий, установив правильную и прочную систему постепенного движения вперед и заселения пройденного пространства казачьими станицами, подарил Poccии Кавказ так неожиданно, что это поразило даже нас, кавказцев. И теперь, когда край умиротворен, когда вводится русское судопроизводство и учреждаются школы; когда горцы до того освоились с своим положением, что не чувствуют тягости русского владычества, казавшегося им прежде страшным; когда они приобрели свойства мирных, оседлых жителей, — не веришь, что когда-то это были заклятые враги наши, — что это были воины по преимуществу. Но таков ход исторических событй: там, где прежде розыгрывались кровопролитные дела, теперь проходит плуг пахаря.

Кавказская война, как война малая, не выработала никаких тактических правил, которые могли бы изменить устав и быть применимы в большой войне. Как Алжир не был военною школою для Франции, — так Кавказ не был тем же для России: но заслуга его все таки велика; — он дал образцовую армии.

Кавказский солдат получил такое прочное воспитание, что можно быть уверенным и в будущем за его честную и толковую деятельность.

С одной стороны, борьба за существование, с другой - уничтожение соседа отважного, неутомимого в наездах и грабежах, беспощадного в мести, с фанатическою ненавистью даже к имени христианина, - эта вековая борьба, этот своеобразный, требовавший подвижности, смелости, емкости и порядочного запаса энергии и терпения род войны, не мог не отразиться на характере кавказского солдата и не привиться к нему.

Разбросанность пунктов военных действий, разобщенное [389] положение частей армии, различный характер местностей и племен с которыми приходилось иметь дело, без сомнения, различно отражались в кавказских полках, и придавали каждой части какую нибудь особенность, в ней преобладавшую, например: один полк отличался своими атаками, другой стойкостью при встречах с конницей, трети мастерским знанием рассыпного строя, четвертый сторожевою службою, и так далее. Подобное одностороннее развитие могло бы быть неудобно в армии сосредоточившейся, и могло быть пригодно, если и атака была поведена на полк, умеющий отражать нападение. Но дело в том, что всем полкам кавказской армии присуще одно общее свойство — необыкновенная смелость.

Армия Наполеона I была непобедима, но только в его искусных руках. Он составлял ее душу, ее жизнь, и когда он умер, французская apмия превратилась в бессильное тело.

Кавказская армия обязана своею славою не личности, не единичному человеку, а самой себе. Она самостоятельно выработалась до степени совершенства, на которой застаем ее в момент завоевания Кавказа.

Баш-Кадык-Лap и Кюрюк-Дара красноречивее всего говорят за личные достоинства кавказской армии. Сражения эти выиграны, благодаря самостоятельности, уменью смекать, быть во время там, где требуют обстоятельства, хотя бы то и нарушило красоту боевой линии. — Трудно, даже невозможно главнокомандующему предвидеть все моменты сражения, и своими приказаниями приготовить каждую часть отдельно.

Если нет связи в действиях полков, если полки не следят друг за другом, если части не в силах понимать важности взаимного положения и рутинно не расстроивать вида боевых линий — броситься, тогда как им приказано стоять, — такая армии хотя и побеждает, однако, по совести, она признается, что не знает как победила, и где надо искать источника ее победы. [390]

Личная самостоятельность полков кавказской армии и многие другие качества, составляют ее могущество.

Связь между полками кавказской армии так сильна, что, не взирая на разобщенность положения, они коротко знают друг друга. Кабардинскому полку, так же дороги куринский, ширванский и прочие полки, как дороги ему его 15-я или 20-я роты. Вся кавказская армия — это дружная военная семья.

Такая-то рота не бежала от вчетверо сильнейшего неприятеля; теряя на половину состава в людях, она страшилась не гибели остальных, она боялась позора. Контроль в таких случаях был очень строгий; презрение товарищей было страшнее смерти.

Одиночное развитие, но не в смысле казарменной выправки, было доведено почти до совершенства. Солдат способен был думать не только за себя, но иногда, в случае надобности, и за офицера. Разве это не идеал солдатского образования? — Шестьдесят лет постоянной войны, бивачная жизнь — сблизили офицера и солдата. И горе, и радость были их общим достоянием, которым поделились честно. Солдат отдал офицеру свою силу, офицер солдату — свои сведения. Они пополнили друг друга. Солдат сознательно повиновался старшему. Он видел в повиновении порядок в настоящем и залог чести в будущем. Власть не давила его. Он ее не чувствовал. Отсюда — безграничное уважение к ней, соперничество в военных доблестях, сыновняя любовь к начальству, — слова «отец и командир», были выражение искреннее, не подобострастное. Разумная свобода отношений служила основанием администрации кавказской армии. Солдат отрекся от себя. Он весь, душею и телом, принадлежал делу, на которое обрек себя, и начальнику, который им руководил.

Ошибочно мнение тех, которые нарисовали себе кавказца пьяницей, буяном. Нет! Кавказец шел суровым путем, нес тяжкий крест. Некогда ему было пьянствовать и буянить. [391]

Может быть, нигде эти пороки не вызывали такого презрения, как в среде кавказских солдат. Не доест, не доспит, сегодня сорок, завтра шестьдесят верст пройдет, послезавтра вволю наработается штыком, прольет слезу над убитым товарищем, помянет его сухарем; и так в продолжение всей длинной службы, пока не свалит его горская пуля, или не умрет он в лазарете.

Вот завал. Чудовище какое-то, которое ощетинилось тысячью винтовок. Его надо взять. Ротный командир перекрестился, указал на завал. С Богом, ребята!-ура! Грянул залп им навстречу, — и не прошло мгновения, как рота уже за завалом, гордая не победой, а честным исполнением долга.

Встретился овраг. Пехота перейдет, а кавалерия и артилеpия не двинутся. Надо пролагать дорогу, устроивать мост, вырубать деревья. Поэтому, нет в мире солдата, которого нельзя было бы назвать работником? Вот он, этот чудный кавказский солдат, с топором в одной руке, с винтовкой в другой, в оборванном полушубке, живой, вечно шутливый, грозный и бесконечно великодушный.

Война кавказская — война лесная и горная. Эта величаво-мрачная природа сама по себе производит впечатление тяжелое. Прибавьте к тому ловкого, отважного неприятеля и невозможность угадать время и место встречи с ним. Вступили в лес, — и лес, будто очарованный, ожил. Каждый куст, каждое дерево, каждый камень грозят смертью. Людей не видно; слышны только выстрелы, вырываюпце из фронта солдат. Не знаешь, как силен неприятель; но избави Бог смутиться хотя на мгновение! Враг из за кустов зорко следит за этим. Шашки вон — и тогда от роты обыкновенно не оставалось ничего,-так быстры и решительны бывали в таких случаях натиски горцев... Человек, приучивший себя спокойно идти на опасность невидимую, но тем не менее ожидаемую, может быть назван воином. [392]

Таков склад кавказской армии. Таков кавказец; это его характеристика. И не даром он облил своею кровью каждый аршин завоеванного края. Почва, им приготовленная, уже выростила поколение молодцев, которые гордятся своим происхождением и стараются сравняться с своими предками, пока еще в гражданских доблестях.

Я уже сказал, что каждая часть кавказской армии обладает личным характером пли типическою особенностию. Для примера хочу проследить боевую жизнь бывшего 19-го, ныне 2-го кавказского стрелкового батальона, о котором, к сожалению, или умалчивали, или превратно описывали его подвиги.

Батальон молодой. В год окончания кавказской войны, то-есть в 1864 году, ему минуло только семь лет; но это малое число лет прожито им не даром.

В числе других, весьма немногих батальонов, стрелки вынесли на плечах своих всю тяжесть походов и военных действий пшехского отряда. Кровью заслужили они то почетное место, которое занимают в рядах кавказской армии... и старые кавказские полки, известные по имени всей России, с удовольствием жмут руку молодому товарищу, и не отказывают ему в чести стоять наряду с ними.

Боевая жизнь батальона известна весьма небольшому кружку военного общества, особенно теперь. В немногих сочинениях о последних событиях на западном Кавказе, факты, относящиеся к 19-му кавказскому стрелковому батальону, искажены до невозможности узнавать их. Маленьким, ничего незначащим случаям придано серьезное значение, и наоборот, делам, имевшим влияние на исход экспедиции, придан такой вид, что не узнаешь их. Это можно обяснить неодинаковостью источников, на которых основывался рассказ. Большая может быть разница в показаниях об одном и том же деле участника в нем и историка, говорящего с чужого голоса, на основании рассказов или [393] военных журналов, в которых нередко взгляд бывает с желаемой, а не с действительной точки зрения. Я лично имел возможность следить за действиями батальона, и потому расскажу как могу.

______________________

I.

Формирование стрелковых батальонов. Взвод стрелков в майкопском отряде в 1857 году. Набег на аул Асан-Шухой в 1858 году. Экспедиция майкопского отряда в Хамкеты в 1859 г.

Формирование стрелковых батальонов на Кавказе в 1857 году живо заинтересовало всех, считавших до тех пор горскую винтовку образцом огнестрельного оружия. Трудно представить себе что нибудь наивнее той железной трубки, под названием ружья, с которою кавказец шел побеждать горцев. Этого ружья, солдат наш, поистине, боялся более, чем боялся его неприятель.

Может ли что быть эфектнее горца, который, смеясь, не обращая внимания на батальоный огонь, подезжает на пистолетный выстрел к нашим колоннам, и из пистолета бьет солдат навыбор? И смешно, и оскорбительно!...

Ради сбережения людей и ради самолюбия их, надо было дать вооружение, которое не было бы пародией на ружья. Вот почему весть о новом вооружении, и потом совершившийся факт, живо заинтересовали всех.

Нам интересно было видеть и знать результаты наших выстрелов, и впечатление, которое произведут они на горцев. Еще интереснее были стрелковые батальоны, и как специалисты своего дела, и как владетели лучшего opyжия.

В 1857-м году, в сентябре месяце, командующий войсками правого крыла, генерал-лейтенант Козловский, вызвал из [394] из формировавшегося еще батальона; один только взвод, в майкопский отряд для участвования в осенней экспедиции. Глядя на этот взвод, мы убедились, что слово «отборное войско» есть вместе с этим и дело. - Трудно представить себе что нибудь лучше и отважнее этих молодцев, щеголявших и собою, и своим оружием. Не было перестрелки, из которой они не возвращались бы героями. Особенно в одном деле, бывшем на рубке леса, на горе, против мостового укрепления в Майкопе, взвод, заливаясь кровью, потеряв смертельно-раненым своего молодца начальника, подпоручика Горлова, сорвал первый лист для венка, которым украшен ныне батальон.

С открытием военной экспедиции 1858 года, две роты стрелков были назначены в состав майкопского отряда.

Весна и лето прошли в ежедневных нарядах, то в лес, где кубанский полк заготовлял себе материалы для постройки новой штаб-квартиры, то за провиантом в Белореченское укрепление, на фуражировки, на покосы. При этом бывали перестрелки, но незначительные.

Летние занятия 1858 года были закончены экспедициею на северо-восток от Майкопа, для рекогносцировки сообщения между Майкопом и Лабинскою станицею. Двадцать один день находились войска в этой экспедиции. Ни особенных трудов, ни сколько нибудь замечательных перестрелок не было. Прорубили леса на сообщении и возвратились в Майкоп. Пронесся слух, что войска скоро будут распущены на отдых по зимним квартирам. Начали понемногу готовиться к выступлению.

Но вот, неожиданно, в ночь с 26-го на 27-е ноября, приказано быть готовым - не для выступления на линию, а для набега на ближайший к Майкопу егерукоевского племени аул Асан-Шухой.

Много прелести, много фантастического в этих ночных движениях; - шопотом передаваемые приказания, гробовая тишина [395] массы людей, которыe едва не на ципочках пробегают пространства в пятнадцать и двадцать верст; рассвет, застали войска близ атакуемого аула, крики ура! выстрелы, зарево горящих сакль, плач детей, вопли женщин, - может быть ужаснее, эфектнее такой картины? Всем было известно, что аул, избранный для набега, находится в дремучем лесу, окружен множеством завалов и защищается жителями племени чрезвычайно воинственного.

Еще в 1850 году, начальник правого фланга, генерал-мaйор Евдокимов, сделав набег на этот аул, имел жаркую перестрелку, при чем было до двухсот человек раненых и убитых.

В два часа ночи, колонна из пяти с половиною батальонов, с соответствующим числом артилерии и кавалерии, под начальством генерал-майора Рудановского, выступила из Майкопа. Почти бегом прошли войска двадцать верст и перед рассветом были близ аула. Дано было несколько минут отдыха; затем, устроен боевой порядок. Войска, назначенные на штурм, двинулись вперед. Могильная тишина встретила атакующих: в ауле не только жителей, но даже признаков жизни не было заметно.

Двум ротам 19-го стрелкового батальона приказано было охватить аул с правой стороны. Все уже находились на назначенных местах, аул запылал; но ни выстрлов, ни гика черкесского не было слышно. — Батальоны, зажигавшие аул, уже отступили; наконец, и стрелки тронулись. Завязалась небольшая перестрелка. Набег окончился мирно. В отряде была самая ничтожная потеря.

Кавказские войска измеряли степень заслуг своих - количеством потери. Бывало очень много движения, весьма серьезных и важных, по результатам достигаемым, но если они совершались без потери, то глядели на них вскользь. В кавказской войне была цель общая - завоевание Кавказа. В различных пунктах военных действий оно совершалось различно. Так, например, [396] история завоевания левого крыла вся переполнена блестящими схватками, кровопролитными делами.

Сюда было устремлено общее внимание; - это крыло сильнее действовало на воображение. Наоборот, на правом крыле, те же самые результаты и с такою же быстротою достигались с весьма незначительными пожертвованиями.

Давая весьма невыгодное понятие о доблестях неприятеля, это обстоятельство, вместе с тем, умаляет заслуги войск. Поэтому, стремление к схваткам, чувство гордости при виде большого числа раненых и убитых, ради громкой реляции, простительны воину, который, не входя в политико-экономические расчеты, заботится о блеске именно той части, в которой служит.

Неприятель, с которым мы имели дело, был не слабее и не трусливее горцев левого крыла, но условия местные и превосходное opyдиe ставили его почти в невозможность открыто бороться с нами. Встреч неожиданных благоразумие заставляло нас избегать.

Правильная система войны, короткие движения вперед, не иначе, как с целью укрепиться, отсутствие всяких военных порывов — вот причины, вследствие которых завоевание западного Кавказа совершилось, относительно, с меньшими пожертвованиями и не придало блеска последним дням кавказской войны.

Но были и на правом крыле экспедиции трудные и блистательные: например, зимняя экспедиция 1859 года из укрепления Майкоп вверх по Белой речке до укреплением Хамкети.

21-го января 1857 года в укреплении Майкоп собрался отряд под начальством генерал-майора Преображенского. Начальником пехоты действующего отряда был назначен полковник Генинг, пользовавшийся популярностью не только в войсках, но и в горах.

В кавказской эпопее, как и в греческой Илиаде, были свои Ахиллы. Делаю маленькое отступление, чтобы рассказать случай из боевой жизни полковника Генинга, не лишенный интереса. [397]

В 1850 году полковник Генинг командовал 2-м линейным батальоном, расположенным в Белореченском укреплении, ближайшем в то время к неприятелю пункт. Из укрепления он часто делал набеги на ближайшие аулы, всякий раз весьма удачно, вследствие верных показаний лазутчиков, с которыми щедро расплачивался.

Однажды лазутчик полковника Генинга, горец Хаджи-бек, предложил ему набег к низовьям реки Пшехи, обещая богатую добычу и уверяя, что горцев там очень мало, так как они в числе пятисот всадников отправились грабить наши станицы.

Полковник Генинг взял роту пехоты, сотою казаков и одно орудие и направился к избранному аулу. Горец не обманул. Набег был чрезвычайно удачен; — отбито было тысяч до трех баранов, штук пятьсот рогатого скота и несколько лошадей. На обратном пути отряд наткнулся на партию горцев, возвращавшихся из наезда на наши линии.

Загорелась чрезвычайно живая перестрелка. Атаки горцев были весьма настойчивы. В нашем маленьком отряде было уже человек двадцать потери, что, однако, не мешало ему отступать спокойно. При переправе через один небольшой, но болотистый ручей, завязло орудие. Стоило немалого труда вытащить его. Немного погодя, сломалась орудийная ось. Остановка длинная. Горцы, заметив это, сделались еще настойчивее. Дело происходило в лесу. В таких случаях важно сохранить присутствие духа. Полковник Генинг не потерялся. Пехоте приказано было лечь, кавалерии спешиться, а между тем не мешкать чинить ось в орудии. Людям, не составлявшим прикрытие, велено было развести костры; словом, в действиях отряда являлись все признаки того, что он как бы избрал себе это место для ночлега. Горцы, оставив наблюдательные посты, удалились, в полной уверенности, что отряду не ускользнуть из их рук, Тем временем, ось [398] орудийную починили, отряд начал отступление. Пока караульные дали знать уже далеко отъехавшим горцам о движении русских, отряд успел выбраться на безопасное место и вскоре прибыл в укрепление. Подобных случаев в жизни полковника Генинга было немало, а потому он пользовался в войсках правого крыла большою популярностью.

24-го января 1859 года отряд выступил из Майкопа в следующем составе: три батальона кубанского полка, два - севастополского, один линейный батальон, две роты 19-го стрелкового батальона, одна рота сапер, взвод конных казачьих, взвод легких, взвод батарейных орудий, конно-ракетная команда и одна сотня казаков; при отряде следовал большой колесный обоз. Цель экспедиции была — рекогносцировка местности через майкопское ущелье, от Майкопа до урочища Хамкети. Чтобы облегчить наступление майкопскому отряду, назначен был другой отряд, под начальством генерал-майора Войцицкого. Этот отряд должен был двигаться с противуположной стороны от укрепления Калюджи, что на Лабе. Войска генерала Войцицкого, наступая к Хамкети одновременно с майкопским отрядом, имели обязанности отвлекать от него партии горцев, и, таким образом, давать ему возможность успешнее двигаться вперед.

Цель экспедиции не была достигнута по причинам, о которых нельзя умолчать.

Майкопский отряд, готовясь к экспедиции в местность незнакомую, пересеченную, при чрезвычайно глубоком снеге, вместо того, чтобы быть легче и удобоподвижнее, взял с собою колесный обоз. Пример не новый, что повозки бывали не только помехою, но часто и причиною катастроф в кавказских экспедициях. Время на войне — главный двигатель успеха, а в кавказской, с таким быстрым и предприимчивым противником, каковы были горцы, и при движениях вперед почти ощупью, в местности гористой, и подавно - колесный обоз, задерживая на переправах, [399] при подъемах и спусках, более чем удвоивает время движения. Путь выбирается удобный не в стратегическом отношении, а там, где лучше для повозок. Главные силы сосредоточиваются обыкновенно близ обоза, для прикрытия его; даже из войск, исключительно предназначенных для боя, отделяется значительное число солдат в помощь лошадям. Можно было пожертвовать некоторыми удобствами, ради серьезной экспедиции, и взять с собою вьюки.

Отряд генерала Войцицкого состоял преимущественно из кавалерии. Обоз там был небольшой, ибо все имущество казака с ним же на коне. Местность, по характеру своему, не представляла серьезных препятствий для движения. Назначение отряда было очень важно для наступающих от Майкопа: тем не менее, генерал Войцицкий, отойдя верст тридцать от Лабы, вернулся назад, даже не предупредив о том; ссылаясь на то, что горцы сожгли свое сено на пути следования, а потому нечем было кормить лошадей.

В майкопском отряде была одна только сотня кавалерии; но число лошадей артилерийских, подъемных и офицерских было разве немногим менее наличного состава кавалерии генерала Войцицкого. Горцы и здесь жгли свое сено в виду приближавшихся войск. Семь дней находился отряд в экспедиции, и за это время, при очепь скудном корме, ни одна лошадь не пала от истощения, — а труды были тяжкие.

Отряд генерала Войцицкого был назначен не для живых блестящих кавалерийских атак, в них не было надобности, да и казаки встречали соперников, которым они могли только подражать. Всадника же, как ношу, лошадь может выдержать в продолжение семи дней при самом скудном содержании. Словом, причин важных и уважительных для отступления не было; между тем майкопскому отряду предстояло выдержать удар, который должен был разделиться на двоих, - и этот удар был отражен блистательно. [400]

Первый переход вверх по ущелью отряд cделал в двенадцать верст. Горцы не встречались. Ночевал отряд на правом берегу pеки Белой, над переправой к урочищу Топогуап.

С рассветом 25-го числа, две роты 19-го стрекового батальона посланы были правым берегом реки, занять позиции и с нее обстреливать левый берега. Левый берег р. Белой, против позиции, указанной стрелкам, был довольно сильно укреплен. На нем, перпендикулярно к реке, горцы возвели бруствер, защищавши подъем на возвышенность берега. Вероятно, от реки бруствер имел фланговую защиту, но от времени, подмываемый быстрым течением Белой, обрушился, и фланг остался незащищенным. За бруствером было замечено человек до двухсот горцев. Одновременно с фланговым движением стрелков, с фронта на бруствер двинут был в атаку второй батальон кубанского полка. Поражаемые с фланга огнем стрелков и видя наступающий батальон, горцы, после весьма слабого сопротивления, отступили. Берег был занять кубанцами, которые тотчас же приступили к пробиванию бреши в бруствере, чтобы очистить дорогу для обоза. Долго пришлось поработать; наконец, брешь пробили, и отряд начал переправляться через Белую. Переправа совершалась чрезвычайно медленно. Спуск к реке был довольно крутой, брод глубокий, повозки опрокидывались, безпорядок был, как и всегда в подобных случаях. Только к пяти часам пополудни отряд стянулся на левом берегу Белой, на урочище Топогуап, сделав в продолжение двенадцати часов переход в две версты. Потери в этот день не было.

26-го января отряд ринулся вверх по Белой, левым ее берегом. Местность была совершенно ровная, открытая, изредка поросшая кустарником. Впереди стали показываться горские наездники - по два, по пяти и более человек. Вправо, на горе, по дороге к Курджипсу, появилась довольно большая партия горцев. От нее отделилось несколько джигитов, видимо ради того только, [401] чтобы погарцовать, и похвастать лошадьми: они подскакивали довольно близко. Это были панцырники, слишком расчитывавшие на свою неуязвимость; но, с штуцером плохи шутки, панцырь тут ненадежная защита. Стрелки испробовали свое орудие на господах панцырниках, и когда одним из выстрелов свалило всадника с лошади, у остальных охота забавляться прошла, и они отъехали на весьма почтенное расстояние.

Отряд двигался, не встречая никаких препятствий на пути. Впереди открылся аул, и что всего более обрадовало всех - это стоги сена. Отряд прибавил шагу. Вот уже и недалеко остается.... но замелькали всадники между саклями и стогами, мгновенно запылали сено и аул, и когда отряд дошел до этой страстно желаемой цели, от аула остались угли, а от сена — пепел. Действительность горькая, но не помириться с ней обстоятельства не позволяли.

Переход был сделан большой, двадцать восемь верст по глубокому снегу, да уже и поздно было, а потому отряд остановился на месте сожженного аула.

Надо было и отдохнуть, и подать медицинское пocoбиe казакам, раненым в этот день на фуражировке.

Во время следования отряда от ночлега Топогуап, один из офицеров заметил вблизи от дороги два стога сена. Доложили начальнику отряда генерал-майору Преображенскому. Сено показалось так близко, что было приказано забрать его. Назначили колонну, из двух рот 19-го стрелкового батальона, сотни казаков, двух конных орудий и ракетной команды. Колонна, взявши в полоборота налево, направилась к сену, но, по мере приближения к стогам, оказалось, что они находятся на правом берегу Белой. Подойдя к переправе, колонну расположили следующим образом: стрелков по уступам левого берега, орудия над стрелками, так что, после каждого орудийного выстрела, шпигеля падали между солдат и, к счастию, никого не ушибли; казаков [402] отправили на правый берега реки забирать сено, сложенное близ небольшого ayла.

Таким образом, все прикрытие осталось назади. Предстояло ожидать, что выйдет: радоваться удали или сокрушаться о казачьей беде? На последнее можно было расчитывать вернее.

Казаки переправились через Белую, подскакали к стогам, спешились и стали вязать вьюки сена. Нашлись охотники полюбопытствовать, не осталось ли каких нибудь драгоценностей в брошенных саклях. Вдруг, раздается залп с ближайшей горы; затем, слышится гик, — и не прошло мгновения, как горцы сидели на казачьих плечах. Смятение было неописанное. Тут уже было не до сена. Растерявшись от неожиданности, казаки, врассыпную, кто как попало, давай только Бог ноги, бросились обратно к переправе, оставив и вьюки, и часть лошадей горцам. Все это время, войска, находившиеся в прикрытии, были зрителями; но благоразумно ли было в подобном случае ожидать приказаний? Взвод, под начальством прапорщика Пащенко, бегом спустился к переправе и в брод почти по плечи перешел реку. Не смотря на быстроту, с которою взвод как бы перекинулся на другой берег Белой, было уже поздно. Горцы, заметив спускавшуюся к ним пехоту, сели на лошадей, да и были таковы. Пришлось утешиться несколькими выстрелами, посланными им в догонку. Подобрали раненых казаков, перенесли их через Белую, cенo забрали, аул сожгли; затем, колонна, присоединившись к отряду, ожидавшему ее, продолжала следование с ним до аула Анзорова, где отряд расположился на ночлег. Казачьи раны были не опасны, все были произведены шашками, да еще второпях, за отбитых лошадей, кажется, поплатился начальник колонны, так как главная вина падала на его искусство располагать войска. Игра в чет и нечет: не посчастливилось отгадать.

От аула Анзорова отряд должен был переправиться на правый берег Белой. Правый берег был очень высокий, [403] лесистый, весь пересеченный оврагами и имеющий вид входящего угла. Надлежало всходить на него под сосредоточенными выстрелами горцев, которых было там не мало. Окраины берега были застроены саклями. Это был аул Хапачухабль.

Атаковать берег назначены были две роты стрелков. Чтобы хоть немного облегчить стрелкам атаку, два батарейных орудия получили приказание обстрелять высоту.

Быстро спустились стрелки к Белой, бросились в реку, почти переплыли ее — так был глубок брод — и, осыпаемые градом пуль, не теряя строя, взбежали на гору. Редко даже на ученьях и на маневрах случалось мне видеть такую стройную атаку. Горцы не выдержали удара, отступили, едва успевши подобрать своих раненых.

Берег был занят. Неприятель удалился. Стрелки воспользовались временем, чтобы согреться и обсушиться. Мороза было градусов семь. Переправляясь через Белую, стрелки промокли насквозь. Пока успели подняться на гору, платье оледенело, от холода зуб на зуб не попадал. Занятая местность была открытая; опасности не предстояло, а потому, сломавши несколько ближайших сакль, стрелки зажгли костры и расположились у огней.

Атака горы стоила стрелкам одного убитого и семи человек раненых нижних чинов.

Едва к вечеру поднялась последняя повозка отрядного обоза. Отряд расположился на ночлег. Солдаты разбрелись по аулу набирать сухого леса для костров. Без драки не обошлось. Солдату и казаку понравилась одна и та же доска. Чтобы решить спор, казак выхватил пистолет и выстрелил в солдата. Доска сделалась собственностью казака, потому что раненый солдат выпустили ее из рук; сбежались солдаты, обезоружили казака и привели к своему начальству. Не так трагически, но редко в подобных случаях дело обходилось без драки. Самый задорный народ были фурштаты. На фуражировки они обыкновенно [404] отправлялись верхом на своих лошадях. От отряда их набиралась порядочная кавалерия, которую на Кавказ называли "фараоновым войском". Атаки фурштатов на аул, где предполагалось сено или зерно, были неудержимы. Ни приказания начальства, ни цепи — ничто не могло остановить их, и попадись им кто нибудь в ауле, хотя бы даже свой, долго у того болели бока. Да и между собой фурштаты обыкновенно передерутся; и редко возвращались они в лагерь без синяков и разбитых рож.

На одной высоте с нами собралось скопище горцев, тысяч в десять, и расположилось ночевать верстах вдвух от нашей позиции. Численность наша не превышала 2500 человек, из которых разве половина могла вступить в бой: остальные составляли прикрытие обоза. В зрительные трубы мы рассмотрели у горцев два орудия. Имея такого близкого и такого многочисленного соседа, надо было каждую минуту быть настороже. Да и вообще, десятитысячное скопище произвело впечатление несовсем приятнoe. Забрались в трущобы порядочные, о Войцицком ни слуха, ни духа. Солдатам на ночь приказано быть в амуниции, спать у ружей, цепь усилить, без особенного приказания не стрелять, больших костров не разводить.

Безукоризненный порядок должен господствовать в войсках во время ночных тревог. Только тогда офицеры могут управлять своими частями. Стоит одному человеку выстрелить, чтобы все фасы лагеря загорелись огнем. Не давая себе отчета в том, что делают, солдаты перестают исполнять команду офицеров, и еще счастье, если в сумятице они не перестреляют друг друга, — чему бывали иногда примеры. Вся забота офицеров состояла в том, чтобы удерживать солдат от выстрелов, еще и потому, что выстрелы наши, не нанося вреда неприятелю, только открывали бы ему расположение войск. С полуночи горцы подвезли орудия ближе к нашему биваку и открыли огонь. Из двадцати ядер, брошенных в лагерь, одним убило в кубанском [405] батальоне юнкера Каменского, а другое упало в казачью коновязь и оторвало ногу лошади. Едва окончилась орудийная пальба, как против фаса, на котором были расположены стрелки, раздался залп винтовок из двухсот. Офицерские палатки были буквально пронизаны, как решето. Вслед за залпом горцы загикали, как бы показывая намерение броситься на лагерь. Мгновенно роты стали в ружье, ожидая нападения с минуты на минуту. В таком положении войска встретили рассвет. Убитого юнкера похоронили, сравняли его могилу, зажгли костер над нею (Это делалось на Кавказе для того, чтобы скрывать могилы от горцев, которые, разрывая их, вынимали трупы и делали над ними всевозможные поругания.), сыграли по возам, затем сбор. Войска начали строиться в следующем порядке: авангард из двух с половиною батальонов, при двух конных орудиях, имея в голове стрелков; обоз прикрывался четырьмя с четвертью батальонами, дивизионом орудий, сотнею казаков и конно-ракетною командою. Авангардом командовал полковник Генинг.

От аула Хапачухабль отряд двинулся на восток от Белой. Местность, по которой двигался отряд, была такая: от аула на восток простиралась версты на три поляна, замыкающаяся довольно отлогою высотою, подошва которой по всему ее протяжению была одета лесом шириною с версту. То место высоты, на которое отряд направился, было увенчано каменными памятниками, общие виды которых изображал небольшой редут. Там, где пролегала дорога, лес был довольно редкий. Высота называлась Финфт, по речке, омывающей ее восточную отлогость.

Отсюда начинались новые хозяева: егерукоевцы, мохошевцы и верхние абадзехи. Радушно ли они примут незванных гостей? Не доходя с полверсты до леса, полковник Генинг остановил авангард, чтобы рассмотреть местность и избрать по возможности удобный подъем на высоту. Из за памятников выглядывали [406] бритые головы горцев, блестели наведенные винтовки. С высоты спустился горец, навстречу ему выслали переводчика. Переговоры открылись почти на расстоянии ружейного выстрела. Крик подняли истинно азиятский. Вероятно, обошлось не без перебранки, потому что горец, плюнувши, ускакал на высоту, а переводчик вернулся к авангарду видимо обиженный. Во время этой короткой остановки, полковник Генинг ycпeл несколько ознакомиться с местностью. Оказалась дорога несколько правее той, по которой мы шли. Она выходила на высоту во фланг памятникам.

Двум ротам 19-го стрелкового батальона, при двух конных орудиях, приказано было взять высоту. Всегда спокойный и невозмутимый, полковник Генинг подъехал к стрелкам и шутя сказал им: "Ребята, говорят, что горцы не хотят нас пускать на гору. Подите, скажите им, что это неправда". Дружное "слушаем, ваше высокоблагородие!" было ему ответом. Быстро прошли роты перелесок, приблизились к подошве и, осыпаемые пулями, взбежали на высоту. Третья рота направлена вправо, по гребню высоты; четвертая бросилась на памятники, выбила засеших там горцев, которые отступили на восточную покатость горы. В этот момент орудия были уже на высоте; в карьер подъехал взвод к памятникам снялся с передков и стал громить картечью отступавших горцев до тех пор, пока они не скрылись в лесу, одевающем берега речки Финфт! Вслед за стрелками поднялись остальные батальоны авангарда — гребень высоты заняли, ожидая дальнейших приказаний. Одновременно с авангардом отряд горцев занял противуположную оконечность высоты на юге, не вступая с нами в дело.

Магомет-Эмин, предводительствовавший горцами, сберегая главные силы и высылая к нам для перестрелок небольшие партии, видимо старался утомлять нас и истощать наши боевые запасы, зная слабость нашего солдата выпускать десятки патронов [407] там, где можно было бы обойтись одним. Уже много лет спустя, можно было приучить солдата к благоразумному употреблению патронов.

Можно предположить также, что предводитель горцев не вступал с нами в дело, не расчитывая на верный успех атаки. Горцы неподражаемо хорошо умели преследовать рассыпным строем. Такой образ ведения войны и обратился у них в систему. Другой порядок был для них невообразим. Встретить или атаковать — они, по неимению глубокого строя, не могли. В подобных случаях они всегда терпели поражение; могло бы случиться это с ними и в этот раз, как было в 1849 году близ Карагоя, когда Магомет-Эмин пытался остановить русских; но, разбитый на голову, едва мог спасти свою жизнь от своих воинов, раздраженных неудачею. То, что, хотя и с трудом, сошло с рук в 1849 году, могло дурно окончиться в 1859-м, а потому предводитель горцев благоразумно не испытывал судьбы. Видя слабое сопротивление их у памятников, и полагая, что русские понесли ничтожную потерю, Магомет-Эмин отрядил человек восемьсот пехоты с тем, чтобы затеять перестрелку с войсками, прикрывавшими обоз, который уже приближался к высоте. Все, что мог авангард сделать, это послать предупредить главную колонну. Каждый отдельный пункт, занятый войсками авангарда, был так важен, что, разбивая силы его, отделением какого нибудь батальона, можно было повредить себе гораздо существеннее, сравнительно с тою помощью, которую отделенный батальон мог оказать главным силам. По этой причине авангард остался на занятых позициях. Движение горцев, скрытых лесом от главных сил, было совершено с такою быстротою, что не прошло и десяти минут, как во всех цепях, прикрывавших обоз, загорелась оживленная перестрелка. Русское ура и горский гик не умолкали до тех пор, пока обоз не поднялся на высоту. Далее в этот день двигаться было нельза по причинам, о [408] которых будет сказано ниже, а потому отряд расположился близ памятника на ночлег.

Потеря состояла из пяти нижних чинов убитых и одного офицера севастопольского полка и 45 нижних чинов раненых разных батальонов.

Позиция, избранная для ночлега, была неудобна. Лошадей на водопой водили вниз версты две от ночлега, под большим прикрытием, что не обходилось без перестрелок. Ужин для солдат нельзя было варить по неимению вблизи воды. Удалось некоторым натопить снега для ротных котлов, а другим и этого нельзя было сделать, потому что ближайший снег весь собрали, а далее приходилось его брать под горскими пулями. Решились лучше не ужинать, чем увеличивать число раненых.

В горной войне раненые слишком обременительны. Под тяжело раненого солдата требуется не менее четырех человек прислуги; так что, ежели в роте 10 человек раненых, то из строя выбывает 50 рядовых. Кавказские роты редко выходили в строй, не имея сто штыков; по большей части 80, 90 человек, так что, за убылью раненых и носильщиков, в роте оставалось 25 — 30 человек. С такою ротою далеко не уйдешь. — Эта причина часто заставляла избегать столкновения с горцами и беречь людей для более важных случаев, а в эту экспедицию впереди еще предстояло много.

Вечером, 28-го, собран был совет для решения вопроса, продолжать ли двигаться вперед или отступить в Майкоп. Полковник Генинг выразил свое мнение таким образом:

«От ночлега нашего до Хамкети осталось слишком сорок верст. Дорога неизвестная и, может быть, неудобная для движения отряда с артилерией и обозом; придетсяя разработывать ее на каждой версте, - что будет нас задерживать. Всякое, сколько нибудь значительное препятствие надобно одолевать не иначе, как с боя, и ежели до сих пор, по лучшей дороге, горцы не [409] пропуcкали случая поменяться с нами выстрелами, то далее, и в то время когда нам труднее будет возвращаться, они, нет сомнения, будут настойчивее и pешительнее. Пять дней отряд находился в экспедиции: мы прошли только 45 верст, не взирая на довольно сносный луть. Лошади утомились: уже сутки они без клока сена, а между тем, не выходят из упряжи. Сухарей у солдат осталось на два дня. Из фронта убыло много людей. В пять дней постоянных, хотя и небольших перестрелок, солдаты израсходовали свои патроны; есть запасные, но, судя по предыдущему, можно сомневаться, что их достанет в момент особенно важный. Двое последних суток войска не выходят из под ружья; такое положение утомительно. Гладя на массу собравшихся горцев, можно сказать утвердительно, что генерал Войцицкий не двигается к Хамкети. По мере нашего движения вперед, силы горцев будут увеличиваться, а наши — уменьшаться. Движением нашим мы не наносим горцам удара, от которого зависит участь войны на Кавказе: это не более, как рекогносцировка, и притом, недостаточно обдуманная, — иначе мы могли бы обойти многие затруднения. Попасть в положение критическое легко, да трудно выбраться из него. Бросить вагенбург на Финфте и двигаться далее налегках было бы возможно, но откуда взять сухарей? На это потребуется, с обратным двяжением, шесть суток, а у нас запасов только на двое суток».

Изложивши все это, полковник Генинг предложил отступление, на которое все присутствующие согласились.

В ночь с 28-го на 29-е января, последовало следующее приказание:

«Обоз, под прикрытием 3 1/4 батальонов, четырех орудий, сотни казаков и ракетной команды, по особому приказанию через адъютантов, без боя барабанщиков и горнистов, выступает до рассвета, направляясь обратно к аулу Хапачухабль. Ариергард, из 3 1/2 батальонов и двух батарейных орудий, под [410] начальством полковника Генингa, ждет рассвета на занимаемой позиции и только тогда начинаете отступление».

Все дело заключалось в том, чтобы обоз мог спуститься к Белой и переправиться через нее, не будучи замечен горцами. Хитрость эта не удалась. Целую ночь простоял отряд под ружьем. Безпрерывные залпы горцев по всем фасам лагеря, орудийная пальба, гиканье не дали сомкнуть глаза ни на минуту. В войсках не было заметно уныния, но грозная обстановка видимо производила на солдат впечатление сильное. На их серьезных лицах выражалось ожидание чего-то непохожего на обыкновенные кавказские перестрелки. Шуток в лагере не слышалось; костров не было. Эта-то торжественная тишина порождала какое-то тяжелое чувство в новичках, которым битвы рисовались чем-то очень картинным и веселым, а в действительности, являлись утомительные переходы, бессонные ночи и вечное ожидание чего-то необычайного. Я был еще очень молодой офицер, неокуренный пороховым дымом, и признаюсь, хоть не трусил, но охотно променял бы такую экспедицию на покойную стоянку, и желал одного — скорейшего конца: пусть хоть убьют, лишь бы выйти из томительного положения.

Вскоре после отступления обоза, начал строиться apиepгapд в следующем порядке: севастопольский батальон в левой цепи, линейный - в правой; две роты 19-го стрелкового батальона и два батарейных орудия - в хвосте колонны. Рассвет застал войска готовыми вступить в бой. Медленно потянулся ариергард вдоль хребта. Первый момент горцы были изумлены; так неожиданно было для них наше отступление. Но замешательство их продолжалось недолго. Масса кавалерии, тысячи в три всадников, спустилась с высоты и поскакала наперерез обозу, а остальные ринулись на ариергард. Заблистали выхваченные из чахлов винтовки, раздался выстрел, другой, все жарче и жарче, - и, наконец, все слилось в неумолкаемый грохот орудий и дробь [411] ружейного огня. Тихо отступали стрелки, делая то шаг назад; то два вперед. Пешие горцы надвигались так близко, что можно было видеть в лицо каждого; но, как уже было говорено, атаки массами им не удавались. Так провожали горцы ариергард до памятников, откуда начинался спуск в долину. Высота была отлогая и широкая. Пехота горская раздвоилась, из-за нее вихрем вынеслось человек пятьсот всадников. Шашки наголо, с распущенными поводьями, эти кавалеристы, казалось, должны были смять все, что попадется им по дороге. Но надо было видеть и стрелков, выжидавших бешеной атаки. Спокойные, серьезные лица и уверенность в себе ручались, что атака будет отбита. На штык нечего было надеяться, потому что его не было; один огонь должен был остановить атаку. На сто шагов, роты встретили горскую конницу таким огнем, что и теперь не даешь себе отчета, были ли это штуцера, с трудом заряжавшиеся, или скорострельные винтовки? Лошади горцев замялись; наконец, шагах в десяти и совсем остановились; два или три всадника ворвались в колонну, но были сорваны с коней и убиты. Атака не удалась. Пока горцы успели повернуть лошадей, их расстреливали почти в упор. Спешенные, под которыми были убиты лошади, бросались на колонну и погибали под выстрелами. Экстаз солдат был так велик, что из рядов вырывались смельчаки навстречу бросавшимся горцам. Прапорщик Пащенко и подпоручик Бутми-де-Кацман ранены, но не оставляют строя; — наскоро перевязав раны, они продолжают командовать своими взводами. В артилерии почти вся прислуга перебита. Командир взвода, поручик Веденский, вооружается банником, становится за первого нумера и сам заряжает орудие. Стрелки оказывают чудеса храбрости: — юнкер Нордстрем, с горстью людей, почти из рук горцев, вырывает тела убитых солдат, брошенных линейным батальоном. Солдаты дерутся почти в одиночку. Рядовой Дадарчук врывается в ряды горцев и, осыпаемый градом шашечных [412] ударов, весь облитый кровью, возвращается к товарищам, волоча за собою труп убитого им горца. Схватки на каждом шагу, ни одна из сражающихся сторон не поддается. От порохового дыма становится трудно дышать. Ариергардная колонна охвачена со всех сторон, везде идет одинаково ожесточенная борьба. Атака следует за атакой, но всякий раз отражена. Удача за удачею в кремень превратила этих пехотинцев; — всякий удар об них извлекает только огонь. Снег залит кровью; но это не охлаждает горцев, — они становятся еще яростнее.

Видя полную безуспешность кавалерийских атак на фронте ариергарда, Магомет-Эмин послал пехоту ударить в правый фланг этой колояны. Правый фланг прикрывался линейным батальоном. Скрытые лесом и дымом, пешиe горцы подошли к цепи и с гиком бросились на нее. Цепь дрогнула, повернулась кругом и на плечах внесла горцев в середину колонны, к орудиям, в тыл стрелкам. Уже горцы были на орудиях, рубили отвозы; но артилеристы и второй взвод четвертой роты 19-го стрелкового батальона, первые банниками, и кто чем попало, а стрелки, взявши ружья за стволы, прикладами — выгнали смельчаков, при чем не мало их легло близ орудий! Сбитая цепь оправилась, бросилась на горцев и, отбросив их; вступила в свои места.

Главная колонна все это время благополучно и спокойно двигалась. Уже ей оставалось не более полуверсты, или еще менее, до спуска к Белой, как внезапно из-под горы, навстречу авангардному батальону, вышли тысячи полторы горцев и, опустившись на колена, открыли непрерывный огонь. Батальон, шедший в авангарде, остановился, пораженный неожиданности. Горцы усилили огонь. Возбуждаемые начальниками, солдаты крикнули ура! Горцы, показывая вид, что уступают, скрылись под гору; но не прошел батальон и двадцати шагов, как навстречу ему вышла новая партия. Батальон снова остановился, окончательно сконфуженный. Горцы начали подвигаться вперед; дело загорелось на всех [413] фасах. Положение было очень плохое; но, благодаря энергии и смелости подполковника Шестакова, который личным примером поднял упавшую в солдатах бодрость, батальон, следовавший в авангарде, бросился на горцев и штыками проложил себе дорогу к переправе. Боковые цепи протянулись вниз к переправе. Обоз начал спускаться.

До какой степени было настойчиво преследование, можно судить по чрезвычайно медленному движению отряда. В четыре часа утра началось отступление, и только к двум часам пополудни подошли войска к аулу Хапачухабль, сделав в продолжение одиннадцати часов времени переход в четыре версты. Потеря в войсках была весьма значительная; солдаты утомились; — только половина дела была совершена.

Местность, пройденная при таком безпощадном преследовании, была почти открытая и с одним весьма отлогим спуском. Впереди же apиeprapду предстояло спускаться шагов четыреста с высоты крутой, изрытой, одетой лесом, и, спустившись, тотчас переправляться через Белую по весьма глубокому броду.

В артилерии осталось очень мало снарядов. В пехоте по три, по четыре — не более — патронов. Горцы не удалялись. Подойдя в аулу Хапачухабль, ариергард расположился полукругом, связавшись своими флангами с цепями, которые были протянуты поперек высоты для прикрытия обоза, спускавшегося с горы к переправе через Белую.

Главная колонна была уже на левом берегу реки. Очередь была за нами; но как? без патронов, в составе, почти наполовину меньшем, вследствии убыли раненых и убитых солдат. Горцы, групируясь в различных пупктах, сообразно нашему расположению, очевидно, решились обрушиться всеми силами на apиepгард, при спуске его с горы. Во всех цепях поддерживалась перестрелка, хотя и весьма вяло, по недостатку патронов. [414]

Положение было безвыходное... Спас туман. Пока ариергард обдумывал свое отступление, поднялся туман такой густой, что в пяти шагах, не видно было человека. Не воспользоваться им было бы непростительно, и мы, потихоньку, едва не на ципочках, спустились с горы, переправились через Белую и присоединились к главной колонне, ожидавшей нашего прибыия.

На ночлег посчитали раненых и убитых. В этот день их оказалось много: у одних стрелков из двух рот выбыло два офицера и 44 нижних чинов.

Горцы тоже дорого поплатились, но это не помешало им на сдедующий день поменяться с нами несколькими выстрелами, за что и были наказаны жестоко.

30-го января, отряд, снявшись с позиции, следовал в Майкоп. Близ переправы через Белую, у урочища Топогуап, неприятель сделал засаду. Начальник отряда, генерал-мaйop Преображенский, отъехав довольно далеко от авангарда главной колонны, был встречен изрядным залпом. Это был последний салют. Конвой, провожавший генерала, выскакал вперед, завязал перестрелку, а между тем, адъютант, поручик Бутович, был послан с приказанием — первому же свободному батальону спуститься и отрезать горцам отступление. Пока поручик Бутович уверял командующего батальоном, что приказание высшего начальства следует исполнить беспрекословно, командир 5-го батальона кубанского полка, майор Монжос, спустил свой батальон под гору и в рукопашном бою с горцами доказал, что даже, не получая приказаний от начальника, можно иметь молодецкое дело. Горцы оставили на месте до тридцати трупов. Командующий батальоном, вследствие доклада, сделанного адъютантом, был арестован; — к сожалению, на оружии, которого он был недостоин, было написано «за храбрость».

Переправившись через Белую, отряд входил в широкое ущелье, где уже чувствовал себя как-бы дома. Отряд разбрелся в [415] одиночку, и только под воротами Майкопа роты собрались к своим значкам. Переход был сделан большой, слишком сором верст, и потому, на беспорядок походной колонны ближайшие начальники смотрели снисходительно, позволяли солдатам идти вразброд по протоптанным тропинкам, тем более, что опасности не могло быть.

Подобных экспедиций на Кавказе было довольно. Много блеска прибавляли они к славе русского оружия, но не приводили к желаемому результату, как например, и эта прогулка на Финфт стоила не малого числа людей раненых и убитых, — а что же она принесла? Так начался 1859 год на правом крыле.

В конце года Хамкети было занято без кровопролиия. Магомет-Эмин, соблазненный участью Шамиля, согласился на мирные переговоры, для чего явился лично в ставку командующего войсками правого крыла. Горцы согласились на возведение укрепления в Хамкети, постройку станиц в низовьях Фарса, Серале и проложение просек на наших сообщениях. Весь 1860 год не было военных действий. Горцы стали соседями довольно сносными; тем не менее, изредка случались грабежи; транспорты конвоировались большим прикрытием. Да и сами отношения были слишком ненормальны. Возможна ли была полудикая республика в пределах империи, и в такое время, когда Чечня и Дагестан сдались безусловно?

Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Николаевич главнокомандующий кавказскою армиею, совершил трудное дело завоевание западного Кавказа, а ныне исполняет еще труднейшее дело - просвещения полудикого края.

Текст воспроизведен по изданию: Последняя борьба с горцами на западном Кавказе // Кавказский сборник, Том 2. 1877

© текст - Дроздов И. 1877
© сетевая версия - Тhietmar. 2009
©
OCR - Анцокъо. 2009
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Кавказский сборник. 1877