№ 22. Из справки 4-го Делопроизводства Департамента полиции в Особый отдел Департамента полиции о банде абрека Зелимхана Гушмазукаева

Не позднее 3 ноября 1911 г.

(Датируется по дате сопроводительной записки о возвращении справки в 4-е Делопроизводство Департамента полиции. Черновой вариант записки не подписан. В деле имеются также еще два варианта этой записки, один из которых содержит характеристику деятельности Зелимхана: «Зелимхан Гушмазукаев ни к какой политической партии не принадлежал, и все его грабежи с убийствами имеют чисто разбойничий характер»)

Абрек Зелимхан Гушмазукаев до 1894 г. был мирным и довольно зажиточным жителем сел. Карачой, Веденского округа. В 1894 г. у него произошла кровная ссора с кем-то из односельцев, причем, в самообороне, [247] Зелимхан убил своего кровника. Бывший помощник начальника округа капитан Чернов привлек в качестве обвиняемого Зелимхана, заключил его в тюрьму, откуда он убежал, чтобы отомстить Чернову. Узнав об этом, капитан Чернов через посредника передал Зелимхану, что он арестовал его ошибочно, просил извинить его за это и обещал, что не будет долго преследовать Зелимхана. Сменивший капитана Чернова капитан Добровольский обещания Чернова не сдержал, а когда Зелимхан, спасаясь от преследования капитана Добровольского, ушел в «абреки», то преследование обрушилось на его родственников, которые, благодаря этому преследованию, разорились и тоже пристали к Зелимхану. Вслед за этим последовало убийство капитана Добровольского.

Из наиболее выдающихся преступлений, совершенных Зелимханом и его шайкой, следует отметить следующие: убийство начальника Веденского округа полковника Галаева, ограбление почты около слободы Воздвиженской, ограбление в 1905 г. у станции Кады-Юрт Владикавказской железной дороги почтового поезда, сопровождавшееся убийством 19 пассажиров, покушение на ограбление Грозненского казначейства с убийством часового, пленение овцевода Месяцева, отпущенного за выкуп в 18 тыс. руб., покушение на пленение нефтепромышленника Максимова, ограбление в ночь на 9 января 1910 г. станции Грозной и, наконец, выходящее из ряда по дерзости своей ограбление 27 марта того же года Кизлярского казначейства.

Разбои его приводят в негодование туземцев, и некоторые из них, видя бессилие правительства в борьбе с этими разбоями, сами идут навстречу администрации в деле оказания содействия по прекращению разбоев. Так, приговором от 22 июня 1908 г. выборные от жителей селений 1, 2, 3, 4 и 5 участков Веденского округа, от имени всех жителей, возмущенные дерзким убийством начальника округа полковника Галаева и «имея в виду, что при существовании среди туземцев кровной вражды, открытая борьба с разбойниками невозможна, а может быть только тайная, и что таковая с успехом может быть проведена при условии сохранения в секрете лиц, взявшихся за это приличное вознаграждение с уверенностью обеспечения семейств их в случае гибели их самих», нашли необходимым «образовать капитал сбором по одному рублю с дыма, что по числу 16 426 дымов составит капитал 16 426 руб., и выдать из него тому или тем, кто доставит начальству, а при сопротивлении — убьет разбойников Зелимхана Гушмазукаева — 8 тыс. руб., Салтамурада Гушмазукаева — 3 тыс. руб. и отца их Гушмазука Бяхоева — 1500 руб. Доказчику, указавшему место нахождения разбойников и давшему возможность окружить их, хотя те и не будут пойманы или уничтожены, тысячу руб. Если кто из преследующих разбойников будет последним убит, получит увечье или поранение, то семье первого из них — выдать 630 руб., второму — 300 руб. и последнему — 100 руб.»

Далее в приговоре изложено ходатайство о выселении из пределов края навсегда всех родственников разбойников по мужской линии с их семействами, которые будут замечены в пособничестве разбойникам, — до приведения же в исполнение этой меры выражена просьба — не принимать на [248] службу и не держать уже принятых родственников их, чтобы лица, кои могут доставить какие-либо сведения о разбойниках, не могли бы опасаться, что о сообщении этих сведений станет известно родственникам разбойников и этим последним.

Представляя этот приговор Главнокомандующему войсками Кавказского военного округа, начальник области донес: «Для поимки абрека Зелимхана Гушмазукаева и его сподвижников мною командирован в Веденский округ Войсковой старшина Хетагуров с возложением на него временного управления округом и подчинением командированной туда одной сотни 1-го Кизляро-Гребенского полка и всех лиц, мною туда назначенных, а также и чинов администрации Веденского округа, причем помимо главной задачи — поимки абрека Зелимхана, на Войскового старшину Хетагурова мною возложено полное водворение спокойствия и порядка в округе и, в частности, в 1-м и 2-м участках, не выказавших должного сочувствия властям в деле убийства полковника Галаева. Под наблюдением того же Войскового Старшины Хетагурова я приказал натуральною повинностью жителей вырубить кустарники и мелкий лес, на дороге от слободы Ведено до бывшего укрепления Эрсеной по обе стороны от 30 до 50 сажень. Последняя мера мною предпринимается для более безопасного проезда по означенной дороге проезжающих». 6 июля 1098 г. доверенные жителей тех же участков Веденского округа составили второй приговор, коим постановили:

«1) В месячный срок от этого числа передать в распоряжение начальства разбойников Зелимхана Гушмазукаева, Салтамурада Гушмазукаева и отца их Гушмазука Бяхоева.

2) Выдать всех соучастников разбойников и лиц, укрывающих их от преследования.

3) Если в месячный срок мы не выполним изложенного в п. 1 этого приговора обязательства… (Отточие документа), то обязуемся в недельный срок без понуждений со стороны ближайшего начальства представить штраф в размере 10 рублей с дыма.

4) Обязуемся для ловли и преследования разбойников в каждом участке составить партизанские команды в составе 15 конных и 15 пеших человек, и отдать их в распоряжение начальников участков, причем, при отсутствии охотников поступить в такие команды, на наем их по выбору начальников участков выдавать им необходимые суммы денег».

По докладе этого приговора Главнокомандующий войсками округа высказал, что, по его мнению, единственный путь к достижению намеченной цели — это собрать деньги и на эти средства организовать хороший партизанский отряд, подобный летучему отряду капитана Вербицкого, оперировавшему против разбойников в Дагестане. Во исполнение этого Войсковому старшине Хетагурову начальником области было предписано сформировать партизанский отряд «для уничтожения шайки абрека Зелимхана», каковой отряд и был сформирован в ноябре 1908 г. Партизанские отряды [249] действовали в пределах Веденского округа и продолжали действовать и в 1910 г., причем деятельность их была согласована с действиями войсковых отрядов полковника Веселовского. Особенно энергичные меры к розыску шайки Зелимхана и задержанию последнего были предприняты Кавказской администрацией после необычного дерзкого разбойного нападения на Кизлярское казначейство. В апреле месяце 1910 г. по указаниям Наместника Его Величества на Кавказе графа Воронцова-Дашкова при участии начальника Тифлисского губернского жандармского управления полковника Пастрюлина была выработана особая инструкция, на основании которой общее руководство по розыску разбойничьих шаек, а равно и по принятию необходимых мер, вызываемых этим розыском, было возложено на начальника Терского областного жандармского управления, в помощь коему назначен помощник его в Грозненском округе и Кизлярском отделе ротмистр Беллик. Кроме того, в той же инструкции был дан ряд указаний, имеющих целью объединить деятельность по розыску: с одной стороны — упомянутых чинов Отдельного корпуса жандармов, а с другой — начальников округов Терской обл. — Грозненского, Хасав-Юртовского, Веденского и Назрановского, атамана Кизлярского отдела и начальника Особого войскового отряда, еще ранее сформированного для содействия администрации в деле борьбы с разбоем. Согласно названной инструкции в распоряжение ротмистра Беллика для захвата разбойников и действий против разбойничьих шаек предоставлены 13 отдельных пехотных команд по 30 чел. при офицере каждая[,] сотня 1-го Кизляро-Гребенского казачьего полка.

Инструкция была утверждена графом Воронцовым-Дашковым 10 апреля, причем копия с нее была препровождена исполнявшему должность Начальника Терской обл. генерал-майору князю Орбелиани для принятия к точному руководству содержащихся в ней указаний упомянутыми административными начальниками и начальником Особого войскового отряда, назначенного для содействия администрации.

* * *

Что касается успеха разбойного нападения на Кизлярское казначейство, то таковыми явились: преступное бездействие власти, крайняя нераспорядительность и вообще весьма небрежное отношение к делу службы, проявленные некоторыми чинами местной администрации (преимущественно Кизлярского отдела), как в деле предупреждения готовившегося преступного акта, так и в деле преследования разбойников после совершенного ими нападения на Казначейство, вследствие чего по распоряжению Наместника Его Величества на Кавказе, исполняющий должность Атамана Кизлярского отдела Войсковой старшина Вербицкий, младший помощник атамана того же отдела есаул Аверин, пристав г. Кизляр хорунжий Вариев и начальник 4-го участка Веденского округа Берзниев были удалены от занимаемых ими должностей и привлечены к судебной ответственности по 341-й ст[атье] Улож[ения] о наказаниях] 192. Кроме того, был произведен целый ряд [250] административных взысканий и к другим лицам, в той или иной степени оказавшимся виновными как в непринятии мер по предупреждению совершения описанного преступления, так и в бездействии власти по розыску и задержанию шайки Зелимхана. Наконец, графом Воронцовым-Дашковым были сделаны указания Начальнику Терской области о принятии всех возможных мер к предупреждению возможности совершения подобных преступлений в будущем, а также было предписано тому же Начальнику области иметь неослабное наблюдение за ведением розыска участников нападения на Кизлярское казначейство.

* * *

После ограбления Кизлярского казначейства Зелимхан немедленно распустил шайку, причем члены шайки чеченцы разошлись по домам, а ингуши рассыпались по разным чеченским селениям, Зелимхан же с некоторыми из близких своих лиц продолжал скрываться в горах Веденского округа. Для поимки Зелимхана в 1910 г. был сформирован специальный отряд под начальством командира Конно-Дагестанского полка полковника Моргони, общее же руководство по делу поимки названного абрека возложено начальником Терской области на старшего помощника последнего генерал-майора Степанова, который для этой цели и находится в г. Грозном.

Легендарные разбойничьи подвиги Зелимхана и его неуязвимость создали ему среди горского населения славу национального героя, причем, по имеющимся сведениям, это население, по указаниям руководителей панисламистского движения, избрало Зелимхана «Великим имамом» на случай «хазавата» (священной войны с Россией), а о желании своем быть имамом сам Зелимхан сообщил письмом начальнику Терской обл. генерал-лейтенанту Михееву 193 [...] (Далее опущена часть текста с цитатами из письма наместника на Кавказе графа Воронцова-Дашкова на имя председателя Совета министров П. А. Столыпина от 4 мая 1910 г. (см. док. № 21))

ГАРФ. Ф. 102. ООДП. 1910. Д. 111. 4.2. Л. 42-45 об., 46.Копия.


Комментарии

192. По ст. 341 Уложения о наказаниях (по Положению 1906 г.) виновный в превышении власти или противозаконном бездействии власти должен понести наказание от «отрешения от должности» до «заключения в крепости» на срок от 8 до 16 месяцев или «отдаче в исправительные арестантские отделения» в зависимости от тяжести происшедшего (см.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. СПб., 1908. С. 342-343).

193. А. Авторханов считает абрека Зелимхана Гушмазукаева классовым противником царизма, полагая, что понятие «абречество» диаметрально противоположно понятиям «бандитизм» и «разбой» и является одной из революционных форм борьбы, которое поддерживается местным населением (см.: Авторханов А. К основным вопросам истории Чечни. С. 35-36).