№ 4. Донесения в III Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии о нападении чеченцев и лезгин на г. Кизляр и учиненной там резне

№ 4.1. Донесение № 488 о причинах выступлений горцев

г. Москва

24 ноября 1831 г.

Главные и побудительные причины ожесточения горских разнородных племен, по общему мнению и многим отзывам, относятся к следующему.

Первое: большая часть горцев по доверенности и любви, в продолжение многих лет управляемы были владетельным своим князем Шамхалом 18, преданным России; за оказанные услуги возведен он был в чины, достиг до степени генерал-лейтенанта и знаков отличий, сей князь Шамхал, в последнюю свою поездку из Санкт-Петербурга возвращаясь, по пути кончил жизнь. По завещанию и по назначению, по первородству, по праву наследства и по общему желанию горцев, после кончины отца следовало вступить в права владельца и князя старшему его сыну, но посланные от Главнокомандующего Грузии чиновники, во зло употребив доверенность, соблазненные разными видами и дарами, представили и ходатайствовали, чтобы быть преемником второму, меньшему, сыну, а старшего под предлогом и обманом взяли под стражу и удалили. От сего, признаваемого горцами несправедливого действия произошли внутренние у них смятения, составились сильные партии в пользу и в ограждение права старшего князя, восстали явно против меньшего, стесняли и разоряли его, выручили старшего и в отмщение начали нападать на россиян и на мирных жителей даже с остервенением.

Вторая причина есть древнее ремесло горцев чинить внезапные нашествия на соседей и на проезжающих, но известно, что во время главного начальства генерала Кнорринга 19, горцы кротостью и ласками были привлекаемы и удерживаемы, особенно через старших и князей своих, от сего горцы не столь часто и не с таким хищничеством нападали, а впоследствии ожесточились больше от поражений, от претерпенных разорений и строгих наказаний. Ныне отважность горцев усилилась еще и от того, что за князя и за родину свою вооружились отмщать, притом некоторые набеги в сих [60] последних годах и летом в Кавказской губернии предпринятые, были для них удачны, а сии самые успехи, ободряя, воспламенили горцев с большей яростью на дальнейшие и сугубые нападения (Документы о нападении на г. Кизляр впоследствии были пересланы лично члену Кабинета министров А. Н. Мордвинову).

ГА РФ. Ф. 109. Оп. 3. Д. 1152. Л. 6-6 об. Рукопись. Копия.

№ 4.2. Донесение № 489 о причинах выступлений горцев

г. Москва

24 ноября 1831 г.

Из Кизляра от 3 и 5 ноября в достоверных известиях извлечение здесь сообщается:

Разные собравшиеся горцы под началом Кази-Муллы 20 напали 1 ноября в полдень в 12-м часу на г. Кизляр, когда народ выходил из церквей. Более 6 тыс. горцев прибыли к Тереку; около 5 тыс. остались на берегу, а более тысячи ворвались в город, переправясь в двух местах и в двух партиях: против Русской слободы выше крепости, а другая против Татарской слободки. Начали грабить и убивать старых, а молодых брать в плен; в продолжение пяти часов буйствовали в городе, грабили и разоряли, в сумерки удалились с добычею и с пленными переправились обратно через реку и присоединились к своим.

Одних армян убито и похоронено уже до 120 чел., россиян и грузин до 200 человек, в плен взято из сих наций до 400 душ, в том числе часть молодых — женщин и девиц. Разграблены 4 церкви — две российские и две армянские. Армянский священник, служивший литургию, убит в самой церкви и с ним староста церковный, многие лавки и магазины, в числе коих 16 первых и значительных, также разграблены. В двух частях города были горцы, именно в тех, кои ближе к Тереку, но те части, которые далее, уцелели. В 12 верстах от Кизляра находится Лащуринский форпост, где останавливают горцев и других для выдержания (Так в документе) карантина, убили хищники 20 казаков и находившегося при них офицера Артамонова, дабы они не могли дать знать и не предуведомили начальство о нападении.

Кизлярской крепости комендант подполковник Широкий старался отражать, быв готов действовать орудием, но стрелять было невозможно, ибо жители с неистовой толпой соделались бы жертвою и город потерпел бы от пожара. Российские подданные и татары-казаки, именуемые терские 21, вероломно присоединились к горцам, участвовали в грабежах и убийствах, предварив их, когда напасть, и указывали зажиточные дома и значительные лавки. Сии терские татары суть переведенцы из гор, живут в самом городе Кизляре и по многократным уже опытам и случаям доказали, что они единомышленники с горскими хищниками. Кизлярская крепость среди города, разграбленные и разоренные жители, без приюта и крова, собрались в оную [61] и заперлись, а иные спаслись в запертых домах своих. Если не будет скорой помощи и ограждения войск, тогда опасаются новых, больших нападений.

Когда горцы удалились, то терские татары оставшиеся без хозяев виноградные сады опустошали, разбивали амбары и магазины и выпускали из бочек вино, единственно в ущерб и разорение жителям, спасавшимся в крепости.

Все рабочие разбежались, сады [остались] без зарытия (Так в документе) и прикрытия: следовательно, они обращаются в совершенную гибель. Исчислить ущерб от разорения и опустошения трудно, полагают, что оный простирается на несколько миллионов рублей. Город Кизляр ежегодно приносил казне чистого дохода от 400 тыс. до полумиллиона рублей именно от виноделия, от Кизлярской бордовской водки, а также от акциза, платимого казначействам.

Российское войско из отряда 6 тыс. человек Московского, Бутырского и 40-го Егерского полков под начальством генерала Вельяминова 22 находилось от Кизляра в 50 верстах в Ташкечунском укреплении или малой крепости. Через летучую почту 23 немедленно отправлены были казаки к генералу Вельяминову с известием о вторжении горцев, но отзыва еще не получено.

Неимоверные и отважные нападения делают также черкесы по рекам Буйвол и Кума, что от Кизляра в 300 верстах. Без прикрытия конвоя с орудиями в Ставрополе ныне пахать невозможно и крайне опасно. От Дербента до Кизляра, равно от Кубы до Дербента и до Кизляра, начиная с июня сего лета, в продолжение шести месяцев сообщения весьма затруднены и даже прекращаются. Горцы одного поколения (Так в документе) завлекли примером и других, так что [имеется] общее почти восстание разнородных горцев на Россию и на мирных жителей из христиан. Одни татары под названием тезики или тезитские татары, не участвуют с горцами и оказывают по-прежнему преданность России 24.

ГА РФ. Ф. 109. Оп. 3. Д. 1152. Л. 2-3 об. Рукопись. Копия.


Комментарии

18. Князь Шамхал — правитель княжества Тарки (Шамхальства Тарковского) в Северном Дагестане (близ Махачкалы), принявшем в 1776 г. русское подданство. Шамхал — это титул правителя, а не имя собственное, как употребляется в тексте документа.

19. Кнорринг К. Ф. (Г.) (1746-1820) — генерал-лейтенант, в 1799 г. — инспектор Кавказской линии и заведующий пограничными делами Кавказской области. В 1801 г. — командующий войсками Кавказской линии, астраханский военный губернатор, главнокомандующий в Грузии. В 1802 г. отозван со своих постов, т. к. своей политикой в Грузии настроил против себя местную аристократию.

20. Кази-Мулла (Кази (Гази)-Муххамад) (1795-1832) — мусульманский религиозно-политический деятель, первый имам Чечни и Дагестана, активный проповедник мюридизма, выдвинувший на первый план идею «газавата» — священной войны мусульман против иноверцев.

21. В документе речь идет о кавказских (горских) татарах, под которыми в описываемый период понимались выходцы из исламизированной тюркской этнической группы Северного и Северо-Восточного Кавказа.

22. Вельяминов А. А. (1785-1838) — генерал-лейтенант. Участвовал в кампаниях 1805 г. против Франции, в 1810 г. — в войне с Турцией, в 1812-1814 гг. — в Отечественной войне. В 1816 г. назначен начальником штаба Отдельного грузинского корпуса, сподвижник А. П. Ермолова. В 1826 г. принял участие в войне с Персией; в 1831 г. назначен командующим войсками Кавказской линии и начальником Кавказской обл.

23. «Летучая почта» — конная (верховая) почта, учреждаемая по постам в военное время и по пограничным линиям, занимаемым казаками.

24. В соответствии с составленной администрацией наместника на Кавказе «Ведомостью об убитых, раненых, увезенных в плен, сколько им от роду лет, на какую сумму и сколько домов ограблено горскими хищниками при внезапном нападении на город Кизляр 1 ноября 1831 г.», было убито 118 чел., из них военных — 19 чел. Всего пострадали около 340 чел., причем военнослужащих среди них было только 32 чел.