К БИОГРАФИИ А. С. ГРИБОЕДОВА

(Из неизданных материалов Д. А. Смирнова).

ПРЕДИСЛОВИЕ

Дмитрий Александрович Смирнов (1819—1866) родился в селе Сущеве, под Владимиром, в имении, купленном в 1802 г. его бабкой по матери, Натальей Федоровной Лачиновой (рожденной Грибоедовой), у отца автора “Горе от ума”, дворянина Владимирской губернии секунд-майора Сергея Ивановича Грибоедова. Еще задолго до окончания первого отделения философского факультета московского университета, в 1841 г., заинтересовался он жизнью и деятельностью знаменитого дяди своего Александра Сергеевича Грибоедова (род. 4 января 1795 г., ум. 30 января 1829 г.). Мать Смирнова, Варвара Семеновна, приходилась по матери своей родной (помянутой Наталье Федоровне) в родстве с отцом и матерью писателя, принадлежавшими, как известно, к одному и тому же роду Грибоедовых, но к различным его коленам (отец писателя приходился троюродным дядей своей жене Настасье Федоровне). Варвара Семеновна подходила по летам к юному поэту и, по выражению Д. А. Смирнова, “почти что воспитывалась вместе с ним”. Поэтому самые интимные сведения о жизни, личности и деятельности Грибоедова Смирнов имел возможность знать еще с детства. “Любовь к этой высокой, светлой, так рано и так мученически погибшей личности запала в душу мою еще ребенком и не оставляла никогда, напротив”, признавался за несколько лет до своей смерти Д. А. [1032] Смирнов: “она становилась чем старей, тем сильней”. Он знал лично Настасью Федоровну, мать писателя, жившую почти безвыездно в Москве и известную там по своему уму и резкости тона (ум. в 1833 г.); в 1840 г. познакомился с испытанным, верным другом его Степаном Никитичем Бегичевым (1785—1858 г.), а у него в доме с доктором прав Богданом Ивановичем Ионом, или, как его коротко называли, доктором Джоном, прожившим с Грибоедовым 11 лет. Эти два старика до конца дней оставались верны памяти А. С. Грибоедова и часто, сходясь вместе, предавались самым задушевным и оживленным воспоминаниям о великом человеке. Молодой студент, хорошо понимавший ценность их рассказов, записывал все, что слышал. Таким образом набралась у него “хотя небольшая, но такая тетрадь биографических о Грибоедове материалов, какой, конечно, нигде нет”. Затем он познакомился и расспросил о Грибоедове таких авторитетных свидетелей жизни автора “Горе от ума”, как родную его сестру Марию Сергеевну (по мужу Дурново), Андрея Андреевича Жандра (в 1858—59 гг.), преданного друга и сотрудника в ранних его литературных опытах, знаменитых артистов М. С. Щепкина и И. И. Сосницкого, знавших лично страстного театрала, каким был гениальный драматург, князя В. Ф. Одоевского, двоюродного брата Грибоедова, С. П. Жихарева, переписывался с вдовой писателя Ниной Александровной (рожденной княжной Чавчавадзе) и т. п. Весь этот более чем 25-летний труд Д. А. Смирнова, лелеявшего мысль “издать полную книгу о Грибоедове, в которую входила бы возможно полная его биография, все, что было написано самим Грибоедовым, и все, что было писано о нем (последнее, как особое к книге приложение)”,—почти не увидел света. Смирнов страшно медлил с печатанием собранного им “богатства”, отчасти благодаря службе, которая отняла у него в первые десять лет его жизни по окончании университета время и силы. (Он служил сначала в канцелярии орловского губернатора и был откомандирован в распоряжение сенатора, ревизовавшего Орловскую и Калужскую губернии, а затем был выбран дворянством в должность заседателя владимирской палаты гражданского суда. В начале шестидесятых годов был одним из самых ревностных мировых посредников). Отчасти ему хотелось, как и всякому биографу, работающему по первоисточникам, собрать все в большем и большем количестве неизвестный материал о жизни своего знаменитого дяди, и ему все казалось мало. Отчасти—и едва ли это было не главной причиной—он был, по собственному признанию, “связан” личными отношениями к тем близким Грибоедову людям, которые приучили его чтить память поэта и поделились с ним всем, что знали о его жизни и что сберегли от его [1033] писательской деятельности. Даже единственную, напечатанную при жизни статью в “Русском Слове” (1859 г., №№ 4—6) Д. А. Смирнов опубликовал только после смерти Бегичева. Статья эта называется “Черновая тетрадь Грибоедова”, и ее ценность тем более значительна теперь для биографов и издателей сочинений Грибоедова, что подлинник, автограф этой черновой, подаренный Бегичевым Д. А. Смирнову, сгорел. Смирнов чуть не до конца жизни руководился соображением, что “вполне говорить о Грибоедове еще действительно рано, а говорить о нем никогда не будет поздно”—и потому медлил. Тем временем его мысль об издании полной книги о Грибоедове осуществил, и довольно по тем временам удачно, Евграф Серчевский (А. С. Грибоедов и его сочинения. Спб. 1868. Стр. 404). После выхода этой книги Смирнов и поместил в “Русском Слове” вышеназванную “Черновую тетрадь Грибоедова”, задумав и подготовив еще две новые статьи по богатым материалам, хранившимся исключительно в одних его руках. Это были “Грибоедов и его критики”, или— как называет он ее в письме к князю В. Ф. Одоевскому— “Материалы для истории “Горе от ума”, где сообщались во всех подробностях: история издания великой комедии, текст ее с вариантами по редкостному автографу “Горе от ума”, хранившемуся у С. Н. Бегичева, и все появлявшиеся в печати критические о ней статьи. Работа эта “не вчерне, а только в малом объеме” была написана в 1858 г. Наконец, последней статьей должны были появиться “Материалы для биографии А. С. Грибоедова”, где было что сказать Д. А. Смирнову. Статья эта могла, устранить много сомнений из биографии писателя и сообщить факты из поры его детства и юности, остающиеся и доныне неизвестными биографам, благодаря утрате всего семейного архива Грибоедовых. Статьи эти, однако, не были напечатаны вовсе. Из первой осталось в рукописи лишь предисловие к “Горе от ума”, написанное автором в 1851 г., вместе с текстом комедии и вариантами, а из второй лишь полемическая статья в защиту Грибоедова против обвинений Д. В. Давыдова в статье М. Погодина—“А. П. Ермолов. Материалы для его биографии” (“Русск. Вестн.” 1863, XII). Она напечатана после смерти автора в “Беседах Общества Любителей Российской Словесности” (1868 г., выпуск 2). По-видимому, автору пришлось считаться и с интересами времени: в конце 50-х и начале 60-х годов общественные и политические вопросы так овладели читающей публикой, что журналам было не до исторических материалов, как бы драгоценны они ни были, да и специальных исторических органов у нас в то время вовсе не существовало. Сам Д. А. Смирнов, поддавшись общему течению, вступил вновь на службу в почетную и интересную должность мирового посредника. С читающей публикой он [1034] поделился в “Эпохе” 1864—65 годов своими “Отрывками из записок мирового посредника”, напечатанными под псевдонимом “Владимир Нарпенский”. В том же журнале под своей фамилией ему удалось поместить и рассказы исторического характера под заглавием “Из старинной бывальщины”: 1) Майданы. 2) Полотенце. 3) Меркулыч. Еще ранее печатался он в “Русской Беседе” (1842 г., т. III. Рассказ “Жизнь и смерть Фомы Федоровича”) и в “Репертуаре русских и Пантеоне европейских театров” (1842 г., кн. XIII, “Проезд через Орел М. С. Щепкина”). Всю жизнь Смирнов был страстный театрал и с большим вниманием следил за успехами нашей сцены и особенно драматического театра. Но материалы о Грибоедове даже в 1865 г. Д. А. Смирнов считал невозможным напечатать все целиком, а печатать их отрывками, по частям он не хотел, так как думал, что они могут получить истинный свой смысл и значение только во взаимной связи, в общей сложности картины. Ранняя смерть на 47-м году жизни пресекла литературную деятельность Смирнова. Вдова его Софья Андреевна (рожденная Лихачева—1828—1900), принимавшая всегда самое близкое участие в литературных трудах мужа, передала после его смерти материалы о Грибоедове обществу любителей российской словесности, состоящему при московском университете. Общество, напечатав одну указанную выше статью Д. А Смирнова в своих “Беседах” (1868 г., вып. 2), обещало напечатать в следующем же выпуске “Материалы к истории “Горе от ума”, но почему-то этого не исполнило. В 1874 г. рукописным сборником материалов Смирнова о Грибоедове, хранившимся в обществе, пользовался член общества, бывший впоследствии его председателем, ныне почетный академик Алексей Веселовский для статьи “Очерк первоначальной истории “Горя от ума” (“Р. Архив” 1874 г., кн. 6). К сожалению, г. Веселовский не перечислил, из каких именно бумаг состоял тот сборник материалов, которыми он воспользовался, и далеко не обстоятельно выделил при изложении те заимствования, которые им были сделаны из этого источника. Правда, названная статья составилась из речи, которую произнес автор, но и в 1876 г., когда А. Веселовский написал для “Русской Библиотеки” (изд. М. М. Стасюлевича, том V) биографию Грибоедова, он опять не сделал (за исключением двух мест на стр. 118 и 191) точных указаний на смирновские источники. Не было сделано сносок и разъяснений в этом смысле и во втором издании тома V “Русской Библиотеки” в 1878 г. После 1878 года общество и его члены долго не возвращались к Грибоедову, а сборник рукописных материалов тем временем исчез из библиотеки общества неизвестно куда, оставшись научно не использованным. Случилось это, вероятно, в [1035] промежуток между 1878 и 1888 г., так как в 1889 г., когда этими материалами хотел воспользоваться И. А. Шляпкин для редактированного им издания “Полного собрания сочинений А. С. Грибоедова”,—смирновских рукописей, “несмотря на тщательные поиски А. Веселовского в библиотеке общества”, уже не оказалось. (Шляпкин. Полное собрание сочинений А. Грибоедова. Т. I, стр. 362). Их нет в обществе и поныне. Еще более злая судьба постигла ту часть материалов о Грибоедове, которая осталась по смерти Д. А. Смирнова в его имении. Здесь, кроме различных материалов о Грибоедове, принадлежащих руке Смирнова, находились подлинники-автографы А. С. Грибоедова: “Дмитрий Дрянской”—первое юношеское произведете поэта, нигде не напечатанное (содержание его рассказано С. Н. Бегичевым в его биографической записке в “Русском Вестнике” 1892, август, стр. 307 и сл.), и помянутая выше “Черновая тетрадь Грибоедова”, подробно описанная в “Русском Слове” (1869, № 4—6), но, по-видимому,—если судить по отрывку из нее, какими-то путями попавшему в рукописное отделение Публичной библиотеки (стихотворение “Прости, отечество”),—не с достаточной полнотой использованная для печати. Бумаги эти хранились в двух больших портфелях и погибли безвозвратно: они сгорели вместе с обширной библиотекой Д. А. Смирнова во время пожара имения, случившегося около 1877 г. Уцелело из рукописей каким-то чудом очень немногое: 1) фамильные документы, относящиеся до родословной Грибоедовых и родственных им фамилий, 2) несколько черновых бумаг Смирнова и копий с подготовительных материалов, собранных для биографии Грибоедова, и 3) обширная работа “Об университетах в России и о 100-летнем юбилее московского университета”. Из этих материалов, принадлежащих перу Д. А. Смирнова, помещены ниже: рассказы С. Н. Бегичева, В. И. Иона, А. А. Жандра и И. И. Сосницкого. Печатается этот материал с благосклонного разрешения, данного нам сыном автора Ю. Д. Смирновым.

С.-Петербург. Январь 1909.

Текст воспроизведен по изданию: К биографии А. С. Грибоедова // Исторический вестник, № 3. 1909

© текст - Шаломытов Н. В. 1909
© сетевая версия - Трофимов С. 2008
© OCR - Трофимов С. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Исторический вестник. 1909