Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 10

Рапорт А. И. Русина А. А. Вирениусу

№ 213

20 августа/2 сентября 1903 [г.]

Начатые Японией непосредственные переговоры с императорским правительством едва ли приведут к соглашению: ненормально приподнятое самомнение японцев, при нравственной поддержке Англии и Америки, не позволит кабинету графа Кацура принять условия, сколько-нибудь допустимые для интересов государства Российского, разграничения сфер влияния на Дальнем Востоке.

Враждебная против России агитация, производившаяся почти без перерыва в течение последних лет японскими политическими деятелями и прессой, вместе со льстивыми заискиваниями Англии, Америки и даже Германии не могли не создать в конце концов серьезного препятствия к прочному соглашению между Россией и Японией. Тем более, что даже грандиозные уступки с нашей стороны, скажу для примера, создающие отношения Кореи и Японии в роде вассальных и предоставляющие японцам многие права на Маньчжурию, не обеспечат надолго мира на Дальнем Востоке, так как и эти условия вскоре покажутся японцам недостаточными и Япония начнет домогаться новых уступок.

Отрезвит Японию лишь твердый отпор с нашей стороны, отпор, основанный на наличии такой русской военной силы на Дальнем Востоке, которая делала бы проблематичным даже в глазах японцев их успех, хотя бы первое время, на поле военных действий. Японцы, зная наличие наших военных сил и их распределение на Дальнем Востоке, сильно рассчитывают и даже, можно сказать, уверены в своем успехе в первый период войны. Этими первыми успехами японцы ожидают утвердить свой [74] политический и военный престиж, благодаря которому мечтают заключить скорый, выгодный и почетный для себя мир.

Надо заметить, что самомнение, развитое теперь до болезненного состояния в различных слоях японского общества и японской народной массы, не охватило ни морского, ни военного министерства, где, наоборот, со свойственною японскому характеру кропотливостью, методичностью приняли все меры, чтобы война не застала врасплох, неподготовленными, хотя эти меры, вроде учебных сборов запасных чинов, учебных мобилизаций, усиленных частных упражнений и маневров, пополнения неприкосновенных запасов военных материалов, провизии и угля, вызывали особые расходы, в прежние годы не производившиеся.

Обращает внимание, что эти военно-морские приготовления Японии производятся как бы демонстративно, слишком явно и открыто: так, например, в половине августа ст[арого] стиля появилось в газетах известие, что на о-ве Цусима производится весьма секретно подготовка на случай войны и прекращены отпуски и призваны запасные чины. Если бы японское правительство пожелало, то, конечно, подобные известия о "весьма секретных подготовлениях к войне" не попадали бы в печать; если же подобная гласность существует, то это объясняется, с одной стороны, желанием кабинета графа Кацура убедить японский народ, что правительство не дремлет и готовится к самым энергичным мерам, а с другой стороны, повлиять на уступки с нашей стороны. Поэтому, отдавая полную справедливость подготовленности в данную минуту вооруженных сил Японии на случай войны, не могу не признать, что подготовка производилась настолько громогласно, что была в то же время бряцанием оружия.

Возвращаясь к вопросу о самомнении японцев, нельзя умолчать о взгляде европейцев и американцев, живущих в Японии, ведущих торговые дела и вообще имеющих сношения с японцами, что японцы стали несносны по своей заносчивости (не говоря об отсутствии коммерческой честности). Затруднительно вести с ними какие-либо дела, и европейцы, не исключая союзников-англичан, будут рады, если Россия посадит Японию на надлежащее место.

Самомнение японцев делает положение кабинета графа Кацура крайне затруднительным, когда соглашение с императорским российским правительством не состоится и трудно предугадать, каков будет выход. Некоторые полагают, что Япония, воспользовавшись малейшим предлогом, предъявит ультиматум Корее и пошлет свои войска на Ялу. Другие уже не отрицают [75] возможности и прямого обращения к России; последнее тем менее вероятно, чем более войск будет выслано в скорейшем времени из Европейской России на Дальний Восток. Подобное предположение подтверждается тем, крайне для нас выгодным, впечатлением, которое произвела присылка дивизии (для испытания провозоспособности железной дороги) в Забайкальскую область из Европейской России.

Несомненно, и в Японии прекрасно это понимают, что каждый день промедления увеличивает шансы в пользу России, в особенности если наши войска и новые суда следуют уже из Европы сюда, на Дальний Восток.

С истинным почтением и совершенною преданностью имею честь быть Вашего превосходительства покорнейшим слугою

А. Русин.

Помета: Доложено управляющему Морским министерством. 2/Х – 1903. Штенгер

РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 2486. Л. 153 – 159 об. Автограф.