Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ХОГЭН МОНОГАТАРИ

СКАЗАНИЕ О ГОДАХ ХОГЭН

СВИТОК I

ГЛАВА 4.

О том, как был задуман августейший заговор Нового экс-императора

Говорили, что в особняке на востоке улицы Сандзё собирается множество воинов-стражников государя; по ночам они готовят мятеж, днём поднимаются в горы, поросшие лесом, и наблюдают за императорским дворцом Такамацу 1. А между тем, на рассвете третьего числа по распоряжению Ёситомо, владетеля провинции Симоцукэ 2, схватили трёх человек, отсутствовавших во дворце на востоке улицы Сандзе, — Мицукадзу из Ведомства по учёту доходов и расходов с его подчинёнными. Все были поражены: только вчера произошла кончина монашествующего государя, а уже сегодня могло случиться такое!

По всей столице разносились слухи о мятеже. С востока и запада, с юга и севера собирались воины; боевые доспехи везли на конях, доставляли на повозках. Люди скапливались, скрывая свою осмотрительность, — и кроме всего этого много было удивительного.

Помимо этого, Новый экс-император по секрету изволил молвить:

— Прежде всего, хотя и говорят, что следующим получает титул императора не обязательно старший сын прежнего государя или его сын от наложницы, наследник престола провозглашается либо в соответствии с его талантами и силой, либо в зависимости от благородного или скромного происхождения его предков по материнской линии. Тем не менее, государь потерял лицо перед людьми из-за того, что ему угодно было передать престол отдалённому из его младших братьев, из-за того, [28] что его отец благоволил своему сыну от тогдашней супруги. Для него это было тогда унизительно.

— Всё это так. Но прежний император, Коноэ 3, умер в молодые годы из-за того, что не было у него достаточно оснований для занятия престола. Впрочем, уже тогда стало ясно, что небо его не признаёт. Из за этого тогда же мало-помалу стало определяться прямое наследование принца Сигэхито. Правда, кроме претендентов на престол ещё четыре принца питали неприязнь к его характеру и не могли её подавить в себе. Какая жалость!

Так обстояло дело в отношениях между господами. Но были также неприятные стороны и в отношениях между разными подданными. По той же причине тогдашний канцлер, который именовался его высочеством Тадамити, стал прозываться Министром из храма Хоссёдзи 4. Он был старшим сыном пребывающего в созерцании его высочества Фукэ 5. Есть также вельможа, которого называют Левым министром Ёринага из Удзи 6, — это второй сын его высочества Пребывающего в созерцании и младший брат господина канцлера.

Тем не менее братья, между которыми существовало твёрдое соглашение, особенно щепетильно соблюдали правила обхождения, как вдруг это их взаимное соглашение было нарушено. Господин Левый министр был особенно любим его светлостью из числа его сыновей. В двадцать шестой день 9-й луны 6-го года правления под девизом Кюан 7, не посчитавшись с мнением господина канцлера, он сделался обладателем символов власти главы клана 8, а в десятый день l-й луны следующего, 1-го года правления под девизом Нимпэй 9, согласно императорскому рескрипту о важнейших делах Высшего государственного управления, стал вершить большими и малыми делами в Поднебесной.

Вообще говоря, все были согласны в том, что это пример редкостный, когда верноподданный сосредоточивает у себя обязанности регента, канцлера и иных власть предержащих. Между тем, когда господин канцлер ещё именовался просто регентом, ему угодно было за ходом дел в Поднебесной наблюдать со стороны. Но тому, чем вельможный канцлер изволил высказывать недовольство, были и древние примеры, которые берут начало от его предка, преданного и милосердного князя 10, когда регент возложил на себя ещё и предварительный просмотр бумаг Высшего государственного совета, и дела главы клана. Однако в те времена, когда Тадамити был регентом, от обеих обязанностей его отстранил Левый министр. Он не только не уронил их достоинство в своё время, но и грядущим поколениям не оставил достойного сожаления повода для хулы.

Но хотя мы и говорим так, но оттого, что в делах управления государством Левый министр должен был обратиться к смирению, канцлер [29] Тадамити изволил подать прошение об отставке — и не потому ли дела канцлера были переданы в ведение Левого министра или, наоборот, Тадамити следовало поручить обязанности по предварительному просмотру бумаг Высшего государственного совета, поступающих на высочайшее волеизъявление, и обязанности главы рода Фудзивара. Обе эти возможности вызывали пересуды. Поэтому царствующий император и соблаговолил выразить самое неблагоприятное суждение относительно передачи этих обязанностей. Но, поскольку Пребывающий в созерцании уже высочайше распорядился о её утверждении, неблагоприятное это суждение действия не возымело.

Кроме того, когда этот Левый министр управлял делами в Поднебесной, недовольных подданных не было. Исследовав японские и китайские правила поведения, он не оставил для себя неясных мест ни в каких записях. Он исследовал глубины всевозможных учений, во всех делах соизмерял их подъём и упадок, надзирая за делами государственного управления, не делая различия между людьми ближними и дальними. Как государев подданный, ведающий записями, он не. стыдился отмечать в них ни прошлое, ни настоящее.

И между тем, господин канцлер находил отдохновение в прекрасной каллиграфии, и, размышляя о том, как люди с завистью говорят, что он совершенствуется в искусстве японского и китайского письма, говаривал, бывало:

— Сочинение китайских стихов и японских песен 11 — это развлечение в часы досуга. Оно не принадлежит к числу важных придворных церемоний. Но искусство письма доставляет первейшее наслаждение. Мудрый подданный непременно помещает его впереди всех прочих занятий.

Сам он штудировал в первую очередь Пятикнижие 12, исправляя упущения в вопросах человеколюбия, справедливости, ритуала, мудрости и искренности, и когда случайно допускались ошибки в проведении сезонных собраний 13, в церемониях с участием придворных чиновников или в официальных обращениях к государю, он сейчас же в письменной форме указывал на эти упущения чиновникам двора и Государственного совета. У его светлости не в правилах было стращать чиновников, поэтому он говорил им так:

— Когда Первая особа 14 станет передавать низшим чиновникам перечни их упущений, это, ведь, не послужит их чести! Учтите это. Об этом следует особенно печься, — и те смиренно повиновались.

Кроме того, когда нарекания вышестоящих вызывала даже младшая прислуга, или, к примеру, бычники, и ему правдиво докладывали об истинной причине этих нареканий, министр выслушивал всё до мелочей и, если люди не были виноваты, высказывал сожаление по поводу [30] случившегося, выносил поистине безошибочное суждение о том, кто прав и кто неправ, и не оставлял места для двух мнений о добре и зле. Как говорится, он был словно шило, всё пронзающее насквозь, из-за чего и назывался въедливым Левым министром.

Так представляли две противоположности между собой старший и младший братья, и один из ниx служил при ушедшем от дел государе, а другой — при царствующем императоре. Канцлер, исполняя обязанности, возложенные на него изначально, исполнял свою службу при дворе императора, Левый же министр, наоборот, служил при «хижине отшельника», у покоев экс-императора.

Левый министр полагал: «Когда поразмыслишь о нынешнем мире, становится понятным, что, покуда длится правление государя, обязанностями регента пренебрегают, и нет нужды в записях, которые делает канцлер. Когда же управление государством закономерно переходит к экс-императору, канцлеру поклоняются. Я сам стану поклоняться ему», — и от этих его размышлений становилось горько.

Новый экс-император, по секрету извещённый о них, изволил весьма порадоваться и однажды соблаговолил приветливо побеседовать с ним.

— Император Тэнти, 15 — молвил его величество, — был сыном императора Дзёмэй и очень много принцев, сыновей императора Котоку, было его подданными. Ниммё 16 был сыном императора Сага. Отстранив детей Дзюнна, он наследовал Драгоценное счастье — престол государей. Хоть и говорится, что у самого меня добродетелей недостаёт, но, будучи рождён сыном прежнего императора, я стал государем, которого почитали на Четырёх морях 17; хоть и перестало до меня доноситься всеблагое августейшее благоухание, но ведь наделён же я достойным поклонения рангом государева сына!

— Однако из-за благосклонности, имевшей место во времена былые 18, стали одно правление за другим пренебрегать правильной линией наследования, вредить ей неожиданными изъянами, доставлять людям горечь тем, что ухудшалась связь между отцом и сыном.

— Хотя и говорят, что в дни прежнего экс-императора были глубокими горести, а вознести молитвы было негде, и два года он впустую проводил вёсны и осени, — ныне уже нельзя стало скрывать им свои намерения. Быть может, следуя примеру двух государынь, Саймэй 19 и Сётоку 20, вторично принять ранг государя, а может быть, не делать так, но ещё раз выразить пожелание, чтобы ранг этот принял принц Сигэхито: «Вручаю тебе заботы по управлению государством»?

— Как в нынешние времена, когда идёт борьба за власть, поступить так, чтобы и волю богов не нарушить, и надеждам людей не противоречить? Как это сделать? [31]

Когда Новый экс-император вымолвил это, Левый министр произнёс то, что изначально отвечало подлинной воле государя:

— Говорится ведь: «Ежели дары Неба не примете, вас за это можно осудить. Коли не сделать то, для чего наступило время, можно тем самым навлечь бедствия». А время наступило тогда, когда скончался экс-император 21. — И какого ещё подходящего времени нужно будет ожидать, если теперь не позаботиться о том, как поступить?

Кроме того, что государь изволил выразить понимание, сказав: «Воистину, так оно и есть», — подробностей не последовало. Но дело с августейшим заговором было этим определено.

Потом все стали действовать вразброд — воины обоих домов Минамото и Тайра 22, прислуживавшие у императорского дворца и у покоев экс-императоров — одни нарушали наказы отцов, другие позабыли о почитании старшего брата младшим, каждый стал действовать как ему вздумается, вплоть до отца с сыном, дяди с племянником, всех родственников, господина и подданного. Вся Япония разделилась надвое.

В столице благородные и подлые, высшие и низшие, соглашаясь между собой, говоря:

— Теперь на этом заканчивается свет. Всё теперь погибнет. Тот, кого именуют Новым экс-императором, — старший брат, а Царствующая особа — его младший брат. Тот, кто именуется канцлером, — старший брат, а господин Левый министр — его младший брат. Великие полководцы Царствующего государя — Ёситомо, владетель провинции Симоцукэ 23 и Киёмори, владетель провинции Аки 24. Великие полководцы экс-императора — это отец Ёситомо, Рокудзё-хоган Тамэёси, и дядя Киёмори, Тайра-но Тадамаса, помощник главного конюшего Правой стороны. 25 Не задумывались они о том, кто из них будет наверху, кто внизу, кто победит, а кто проиграет.

Однако, «согласно учениям», во время сражения один непременно выигрывает, а другой проигрывает, и заранее трудно бывает узнать результат. Он соответствует лишь наполненности судьбы и зависит только от глубины кармы 26.

Так говорили люди между собой.

Тогдашним местопребыванием Нового экс-императора был дворец Танака в Тоба 27. Он изволил находиться в этом дворце, пока длилось время Промежуточной Тьмы 28 со времени кончины Старого императора, а после того как был определён план августейшего заговора, его величество намеревался отбыть в столицу, едва для того представится подходящий случай. И хотя не говорили, что произойдёт, когда, наконец, его величество прибудет сюда, — неспокойны были дороги и заставы. В столичных домах заперли ворота и двери, жители увезли и попрятали в разных [32] местах — на востоке и на западе, на юге и на севере — ценности и всякую утварь. Шумели и суетились все без различия, высшие и низшие.

— Обычные люди не должны судить о проницательных и мудрых государевых планах, когда после кончины прежнего экс-императора минуло только семь дней. Каковы же они, эти планы, — об этом воистину уверенно судить нельзя. Было царствование, когда фиолетовой ночью наверху спокойно сияли звёзды, в синем море мягким был шум волн, и вдруг всё так печально переменилось.

Так с сожалением рассуждали между собою люди.


Комментарии

1. «Дворец Такамацу» — временная резиденция императора, расположенная в столице, к югу от улицы Сандзё.

2. «Ёситомо, владетель провинции Симоцукэ» — Минамото-но Ёситомо (1123-1160), отец основателя первого сёгуната Минамото-но Ёритомо и полководца Ёсицунэ, героя многих литературных произведений. Во время «смуты годов Хогэн» был сторонником императора Госиракава. Позднее погиб от руки собственного вассала, который отослал его голову в столицу, врагам Ёситомо.

3. «Император Коноэ» (1139-55), 9-й сын императора Тоба от его любимой наложницы, возведён на трон в трёхлетнем возрасте, в 1142 г. после отречения от престола его старшего брата по отцу, Сутоку (Сутоку — далее: «Новый экс-император»).

4. Речь идёт о Фудзивара-но Тадамити (1097-1164), поэте и крупном государственном деятеле конца эпохи Хэйан. Занимал высшие административные посты в течение правлений 4-х императоров. Пост государственного канцлера занял в 1121 г. В 1130 г. выдал за императора Коноэ свою дочь Масако. Позднее ушёл от активной административной деятельности и принял постриг в буддийском храме Хоссёдзи, который он же и построил в 1148 г.

5. Фукэ — прозвище Фудзивара-но Тададзанэ (1078-1162), дважды занимавшего пост канцлера, бывшего регентом, а впоследствии и тестем императора Тоба. В конце жизни принял постриг.

6. «Левый министр Ёринага из Удзи» — Фудзивара-но Ёринага (1120-1156), младший брат Тадамити (см. примеч. 4) и 2-й сын Тададзанэ (см. примеч. 5). Занимал ряд высоких постов при дворе. В 1150 г. выдал за императора Коноэ свою приёмную дочь Масуко, а когда так же поступил его брат, выдавший за Коноэ свою приёмную дочь, между братьями началась размолвка. После смерти Коноэ (1155 г.) престол попытался снова занять его предшественник, император Сутоку, которого поддерживал Тадамити. Ёринага, интересы которого при дворе были заметно ущемлены, поднял мятеж, в ходе которого погиб. Три его сына были отправлены в ссылку.

7. «Двадцать шестой день 9-й луны 6-го года правления под девизом Кюан» — 18 октября 1150 г.

8. Имеются в виду три символа власти главы клана (удзи-но тёдзя) Фудзивара.

9. «Десятый день 1-й луны 1-го года правления под девизом Нимпэй» — 30 января 1151 г.

10. Имеется в виду Фудзивара-но Ёсифуса (804-872), второй сын Накатоми-но Каматари, основателя рода Фудзивара. Был женат на дочери императора Сага (на престоле — в 810 823 гг.). Его дочь Акико стала матерью будущего императора Сага (на престоле в 859-871 гг.). Впервые в японской истории одновременно занимал должности государственного канцлера и регента при собственном августейшем внуке.

11. «Китайские стихи и японские песни» — сочинение стихов на китайском (си, канси) и японском (вака) языках. См. также гл. 1, примеч. 19.

12. «Пятикнижие» — книги конфуцианского канона, составлявшие основу классического образования: «Книга перемен» («И цзин»), «Книга истории» («Шу цзин»), «Книга песен» («Ши цзин»), «Вёсны и осени» («Чуньцю») и «Книга установлений» («Ли цзи»).

13. «Сезонные собрания» — придворные обряды и церемонии, проводившиеся в дни смены сезонов.

14. «Первая особа» (Ити-но ками) — иносказательное обозначение Левого министра.

15. «Император Тэнти» (на престоле в 662-671) — согласно традиции, 38-й император Японии, 2-й сын императора Дзёмэй (593-641; на престоле — в 629-641 гг.) и его племянницы императрицы Когёку (на престоле — в 642-644). Провозглашён наследным принцем после вступления на престол его дяди, императора Котоку (на престоле — в 645-654 гг.), но после смерти дяди на престол возведён не был: престол опять заняла его мать, на этот раз под именем императрицы Саймэй (годы правления — 655-661). Тэнти взошел на престол только после неё.

16. Ниммё (810-850; на престоле — в 834-850 гг.) — 54-й император Японии, 3-й сын императора Сага (786-842; на престоле — в 810-823 гг.), который отрёкся в пользу своего брата Дзюнна (786 840; на престоле — в 824-833 гг.). После императора Дзюнна на престол был возведен не кто-либо из его сыновей, а его племянник Ниммё.

17. «Четыре моря» — здесь: метафорическое обозначение Японии.

18. Здесь имеется в виду любовь императора Тоба к Бифукумон-ин (см. гл. 1, примеч. 14).

19. Саймэй — см. гл. 4, примеч. 15.

20. Сётоку — дочь императора Сёму (724-848) Абэ-найсинно. В 749-758 гг. царствовала под именем Кокэн, а в 765-769 гг. — под именем Сётоку.

21. Имеется в виду экс-император Тоба.

22. Минамото и Тайра (в тексте — китайские варианты названий: Гэн и Хэй) — два крупнейших феодальных дома, соперничество между которыми в XII в. вылилось в кровавую междоусобицу и завершилось в 1185 г. победой Минамото.

23. Симоцукэ-но ками Ёситомо — см. примеч. 2.

24. Аки-но ками Киёмори — Тайра-но Киёмори (1118-1181). В 1146 г. стал губернатором провинции Аки. В войне годов Хогэн вместе с Минамото-но Ёситомо поддерживал императора Госиракава. Позднее стал фактическим диктатором Японии. Последним годам его жизни и его кончине посвящены несколько глав в крупнейшей эпопее «Повесть о доме Тайра».

25. Минамото-но Тамэёси (1096-1156) и Тайра-но Тадамаса были сторонниками экс-императора Сутоку и противниками Госиракава. В войне годов Хогэн потерпели поражение.

26. Карма — буддийский закон нравственной причинности, действующий во многих рождениях. Накопление благой кармы наполняет судьбу индивида или рода, дурная же карма истощает судьбу, лишает человека или род защиты, приводит к дурным последствиям в этой жизни или в следующих рождениях.

27. «Дворец Танака в Тоба» — в наше время — дворцовый комплекс Тоба в киотоском районе Фусими.

28. «Время Промежуточной Тьмы» — Семь седьмиц, буддийские обряды, которые проводились в течение 49 дней после кончины человека.