Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

[№ 27. Указ о получении власти отрекшейся императрицей]

Повелением государыни в отречении — "всем приближенным так скажи", — она поведать соизволила 1.

Прародительница наша, государыня великая 2, речь держала и так нам поведала: "Наследование солнцу небесному от государя, что Поднебесной правил из дворца Ока 3, пресечься может. Хоть имеется дева-наследница, но мы желаем, чтобы ты наследовала" 4, - так она настаивала, и то деяние мы исполняли 5. И вот поставили мы на трон правителя нынешнего 6, но он законам послушания не следовал и говорил такое, что говорить не должно, лишь простолюдины так о врагах своих говорят 7. И творил поступки такие, что творить не должно. Воистину, можно ли к нам речи такие обращать? В то время, как мы в разных дворцах пребываем, мыслимо ли такое говорить? И рассудили мы, что так говорить можно, только если в нас безрассудство полагать, и то посчитали мы постыдным и сожаления достойным. И еще одно: желаем мы, чтобы пробудился в нас дух просветления. Посему, дом покинув, стали мы послушницей Будды. А что до деяний разных — постоянными праздниками и делами мелкими пусть нынешний правитель ведает, а важными делами державными наградами, наказаниями, этими двумя заботами мы ведать станем. Вот это все дай им знать, — так изречено было, и все внимайте, — так возглашаю.


Комментарии

Указ читала императрица Кокэн, как специально оговорено в «Сёкунихонги», исполняла вслух, устно. Дата указа - 3-й день 6-го месяца 6 года Тэмпё-Ходзи (762 г.). За несколько дней до этого, как говорится в той же летописи от 23-го дня предыдущего месяца, между императрицей (уже носившей монашеское имя Такано) и императором Дзюннин произошла ссора, после чего императрица вернулась в своем экипаже во дворец Нара. Император поселился в Тюгуин, она - в Хоккэдзи. С 10-го месяца 5-го года оба они жили во дворце Хора в Оми, поскольку дворец Нара перестраивался. Возникшие распри привели к тому, что по возвращении они поселились в разных местах [Кокуси тайкэй, т. 2, с. 287]. Как позднее разъясняется подробней в записи «Сёкунихонги» от 3-го года Хоги, 7-го дня 4-го месяца в Хора императрица была больна, император ухаживал за ней и, хотя она несколько смягчилась, общего языка они так и не нашли. Дзюннин не скрывал неодобрения по поводу особых милостей, которые оказывала императрица своему фавориту Докё.

1. «Всем приближенным так скажи», она поведать соизволила. - Несмотря на то что указ читала сама Кокэн, в начале текста она явно отдает самой себе повеление объявить придворным свои очередные распоряжения. Это не очень понятный момент, разве что эта фраза приобрела такой вид под пером переписчика.

2. Прародительница наша, государыня великая - в «Синтэн» ее имя никак не разъясняется. По-видимому, речь идет о Комё.

3. Государь, что Поднебесной правил из дворца Ока, - принц Кусакабэ, сын Тэмму. Сыном Кусакабэ, наследовавшим престол, был Момму, Сёму приходился принцу Кусакабэ внуком. У Сёму же сыновей не было, и трон перешел к его дочери Кокэн, мужская линия наследования тем самым пресеклась.

4. По мнению К. Цахерта, отрезок текста от «наследование солнцу небесному» до «чтобы ты наследовала» представляет собой цитату из речи Сёму, обращенной к Комё [Цахерт, с. 111].

5. Так она наставила, и то деяние мы исполняли - как считает Цахерт, после оборота «так она (он) наставила (наставил)» имеется пропуск в тексте. Во всяком случае, налицо явная бессвязность отрезков и с достоверностью атрибутировать их по предполагаемым персонажам представляется более чем затруднительным.

6. Правитель нынешний - разумеется, император Дзюннин, упрекавший императрицу в чрезмерном пристрастии к Докё.

7. ...Простолюдины, так о врагах своих говорят - неясный отрезок текста, записанный иероглифами, предназначенными для фонетического прочтения. Норинага, как и во встретившемся ранее трудном случае (см. указ № 7), не дает ни толкования, ни варианта прочтения слоговой азбукой. По его мнению, в начало этого отрезка должен быть прибавлен иероглиф с чтением ма, чтобы получился оборот мадохира-но ада хито - «люди пустые из числа заблудших». Толкование Миканнаги обходится без добавления слогов; как и в указе № 7, оборот прочитывается как тохито-но адахито, и Цахерт переводит это выражение «простые люди о своих врагах [так говорят]» [Цахерт, с. 111]. Вероятно, эта трактовка более основательна.