Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Поднесение даров при отправке посла в Морокоси 1
(Морокоси-ни цукаи-о цукавасу токи митэгура-о татэмацуру)

Повеление государя, потомка царственного,
возвещаю смиренно перед богами царственными,
коим хвалы возносят в Суминоэ 2.

"Гонца в Морокоси послать мы вознамерились, однако ладью поместить некуда. И помыслили мы гонцов посылать, ладью отправляя из страны Харима 3. И тогда изволением бога царственного — 'Я пристань построю!' 4, — таким наставлением нас умудрили. И вот, наставлению согласно, была та пристань построена и пребываем мы в радости и довольстве. И в знак благодарности дары драгоценные чину такого-то звания 5, рода, имени поручается сюда доставить и поднести почтительно", — так говорю смиренно.


Комментарии

Посольства в Китай отправлялись еще при императоре Суйко (конец VI - начало VII в.). Туда ездили небольшие группы японцев, чтобы перенимать китайскую ученость, поддерживать торговые и дипломатические отношения с Китаем. Сначала посольства отплывали на одном корабле, максимум на двух, со времен императрицы Гансе стало принято использовать четыре. Экспедиция отправлялась из порта Нанива на запад, затем прибывала в Хаката (позже - на остров Тиканосима провинции Бидзэн) и там, дождавшись попутного ветра, отплывала в Китай, куда вели два морских маршрута - через Желтое море мимо Кореи, затем следовала высадка в Шаньдуне и сухопутный участок дороги до Чанъани; или же через Восточно-Китайское море в устье Янцзы и тоже по суше в Чанъань [Цугита, с. 445]. Путешествия эти были крайне опасны, и не только из-за возможного шторма или цунами - корабль порой уносило морским течением и тогда его пассажиры и команда попадали в плен к «чужеземным варварам». Да и добравшись до Китая, можно было оказаться в гуще смут и междоусобных войн. В одном из свитков «Сёкунихонги» рассказывается о злоключениях дважды отправлявшегося в Китай посла Тадзихи Хиронари, который оба раза на обратном пути чудом оставался в живых, и перипетии его путешествий вполне могли бы послужить сюжетом средневекового европейского «романа путешествий».

В пятый свиток «Манъёсю» включены нагаута и две каэси-ута Яманоэ Окура, посвященные Хиронари и сложенные как благопожелание-заклинание перед его отправкой в Китай в первый день третьей луны года Тэмпё (733 г.), причем, как явствует из пометы к этому циклу, цикл был составлен в первый день третьей луны, когда Хиронари был в гостях у Табито, а в третий день был «поднесен в канцелярию его превосходительства великого посла», т.е. был продублирован в письменном виде для повышения его магической силы.

В третьей книге «Энгисики» говорится, что ритуал при отправлении посла в иное государство (и такой же по его возвращении) проводился под открытым небом и обращался ко всем богам Неба-Земли. Исполнял норито сам посланец.

Этот основной ритуал сопровождался рядом вспомогательных, например, при постройке корабля служили обряд поклонения духу деревьев и гор. Видимо, приведенный в свитке норито ритуал также относится к дополнительным, так как обслуживает частный случай - открытие гавани в Сумиёси. Текст норито, который исполнялся в основном ритуале самим гонцом, в «Энгисики» не приводится.

Ритуал при отправке посла входит в число так называемых «праздников по случаю», проводимых не регулярно, а в случае необходимости. Сюда же относятся обряды в четырех углах дворца для изгнания демонов болезни, обряд, обращенный к богам перекрестков (Ятимата-но мацури), священного колодца и священного очага, праздник бога Восьми десятков островов (Ясосима-но ками), проводившийся после возведения на трон нового императора; праздник колодца новорожденных (убуи), откуда черпали воду для первого омовения младенца, церемония перехода жрицы мико из одного святилища в другое и т.д. Ритуальные тексты к этим действам (если они были) не приводятся. К такого рода праздникам относится и ритуал добрословия богов Идзумо, текст которого в восьмой книге «Энгисики» следует за норито при отправлении посла в Китай. Третья книга «Энгисики», посвященная «праздникам по случаю», завершается общими установлениями, из которых явствуют, например, такие любопытные подробности: в помощники гадателю выбирались мальчики в возрасте от 7 лет и занимали эту должность, пока им не приходила пора жениться. Во время церемоний соблюдался пост для тех из участников, кто соприкоснулся со скверной: им нельзя есть мясо в течение 30 дней после смерти кого-нибудь из близкого окружения, 7 дней после рождения ребенка у кого-нибудь из близких, 6 дней после смерти домашнего животного и 3 дня после рождения животного (за исключением цыплят).

Посетив больного или оказавшись недалеко от места, где сооружается погребение, или участвуя в буддийской поминальной службе, человек теряет право войти в этот день во дворец императора.

В дни грубых (частичных) очистительных ритуалов (араими) беременные женщины, служащие при дворе, должны покинуть дворец накануне дня очищения, так же, как и те, кто имеет месячные.

«Если некто входит в дом к кому-то и этот дом считается оскверненным (цуми, кэгарэ), то этот некто тоже считается оскверненным, и все, кто живет с ним в одном месте. Если же к этому некто придет другой, то только он будет осквернен, но не его близкие. Если же кто придет к этому другому, то осквернен не будет».

Человек, имевший отношение к месту, где погас огонь, в течение семи дней не допускается к участию в ритуалах (камугото).

Внутри «четырех пределов» храма нельзя рубить деревья и хоронить покойников.

К югу от храма Камо нельзя селиться буддийским монахам.

«Весной и осенью ежегодно в храме Ацута 64 коленопреклоненных монаха должны читать тысячу свитков Ваджрачхеддика-сутры («Конгоханнякё»). Содержание монахов - за счет управы богов ками (полное противоречие с вышеперечисленными табуациями на контакт со всем буддийским. - Л. Е.)» [Синтэн, с. 1100-1108].

1. Морокоси - старое японское название танского Китая. Это слово по традиции этимологизировали как «все переходы», «все перевалы», имея в виду, что во время этого путешествия преодолеваются все мыслимые варианты переходов (коси). Существует также гипотеза, что так как Коси - старинное название Хокурику, а главный тракт в направлении Кореи и Китая пролегал через Хокурику, то Морокоси (или Момокоси) означает «все Коси», или «сто Коси» (предполагается, что слово коси, входящее во многие северные топонимы, пришло от племен северо-восточных эбису - айнов).

2. Суминоэ - старое название бухты и храма Сумиёси. В храме Суминоэ почитается несколько божеств. Во-первых, это три божества, рожденные при омовении Идзанаки после возвращения из страны Ёми: Сокоцуцу-но о («муж - дух дна»), Накацуцу-но о («муж - дух середины») и Увацуцу-но о («муж - дух поверхности»). Это божество мореплавателей, быть может, божество-дракон. Во-вторых, это императрица Окииага тараси химэ-но микото (Дзингу-кого), связанная с первыми тремя следующим образом: однажды они вселились в нее и повелели идти в военный поход против корейских княжеств Сираги и Кудара. «Мягкая душа» (нигитама) этого божества в виде яшмового ожерелья охраняла жизнь императрицы на судне, а «грубая душа» (арамитама) в виде копья вела за собой военный флот (Д. Филиппи называет цикл легенд о корейском походе Дзингу анекдотическим, так как он противоречит историческим фактам и является, по-видимому, попыткой выдать желаемое за действительное).

Ряд мифологов полагают, что предания о мифическом завоевании Дзингу корейских территорий связаны с верованиями местности с омонимичным топонимом Суминоэ, в древности находившейся на Кюсю. Возможно, этому божеству поклонялись приморские племена, в VII-IX вв. совершавшие воинственные набеги на побережье Кореи и Китая. В «Записях времен богов храма Сумиёси» («Сумиёси синдайки») это божество сконтаминировано с богом войны и именуется Сангун даймёодзин («Великий светлый бог трех армий») - подразумеваются, видимо, три воинства Дзингу. В более поздние времена Сумиёси стал еще почитаться как божество традиционной поэзии пятистиший.

Храмов, посвященных Суминоэ (Сумиёси), в Японии довольно много.

3. Харима - провинция в северной части Хонсю.

4. Я пристань построю... - это обязательство, по-видимому, берет на себя бог Суминоэ, и, хотя гавань строится не им самим, а людьми в соответствии с его наставлениями, честь строительства все равно принадлежит ему.

5. ...чину такого-то звания... - Т.е. одному из Дзингикан, управы благочиния.