Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПУТЕШЕСТВИЕ СТОЛЬНИКА П. А.ТОЛСТОГО ПО ЕВРОПЕ

1697-1699

[ПЛАВАНИЕ ИЗ МАЛЬТЫ В НЕАПОЛЬ]

Поехал я из Малтинскагоп острова ис порту в филюге на веслах; и, отъехав мало, поднялир парус. Ветр нам был не добре способой и невеликой, и бежали мы тем ветром по морю Малтинскиес голфы 319 с час. А потом стала бонация, то есть безветрие, и мы шли на гребле до ночи три часа. А в четвертом часу ночи припал нам ветр способой и немалой; и мы, подняв два паруса, бежали тем ветром во всю ночь и на первом часу дня июля 26-го прибежали к Цицилийскому острову. Потом ветр престал; ти мыу, собрав парусы, шли на веслах и пришли 26 числа июля в третьем часу дня к месту, которое называется Капо-Пассароф; и в том месте стояли мы до 12-го часа того днях и пошли также на веслах. Потом припал ветр способойц /л. 113/ и немалой; и мы подняв два паруса, и бежали в своей филюге тем ветром весь тот день, и прибежали за три часа до ночи к одному месту, которое называется Боначиа, от Малту 130 миль италиянских, и под тем местом начевали в пристанище. То место жильем самое малое, живут тут все рыболовы, и тех малое число.

Июля в 27 деньб. Пошли мы на веслах, для того что время было безветрие; а потом припал малой ветер, которым, подняв два паруса, бежали, к тому ж и веслами гребли. Потом паки стала бонация, то есть безветрие; и паки был ветр; и в тот день шли на веслах, а иногда на парусе. И за 6 часов до ночи пристали под одним местом, которое называется Лядреца, и стояли 6 часов дня и ночи 1 час, и плылив от того места на веслах, хотели иттиг во всю ночь, чтоб на утро приттить в Мисину.

И как вышли ис порту, в то время почал быть ветр великой, нашему пути в противность, также и вода морская по своему природному обыкновению прибытия и убытия была надлежащему нашему пути во противление, зачем мы тоед ночи далеее иттить не могли, пристали блиско одной гвардии, то есть сторожи, стоящей на берегу морском на Цицилийском острову для приходу неприятелскаго, о чем я писал в сей книге выше сего подлинно. Те салдаты, которые тут стояли на стороже, не велели нам блиско себя подъезжать, не веря нам, чаяж себе неприятелейз, и стреляли по нас из мушкетов; однако ж за помощию Божиеюи все мы сохранились от той стрелбы в целости. И стояли одальк тойл сторожи в том месте, от вышеписаннаго места Лядрецым одну отъехав италиянскую милю или менше, ожидая того, чтоб ветр противной умалился и вода б морская по природе своей поворотилась течением в способность надлежащего нашего пути. [175]

И о полуноче с того места мы пошли, для того что вода морская естественным своим движением в тех часех не была пути нашему противна, а рушалася в надлежащей наш птракт способноо, а ветр нам был противной и зело великой. пОт полуночи и до свету и дняр /л. 113 об./ пять часов шли мы подле берегу на веслах с великим трудом.

Июля в 28 деньа. В пятом часу дня пристали мы под городом Санта-Лезинаб, для того что ветр нам был противной и зело великой, не могли болши иттив ни парусом, ни на веслах; и стояли в том месте 10 часов, ожидали, чтоб ветр противнойг престал или бы изменил дыхание, чтоб могли иттид парусом или на веслах. И того числа во весь день ветр ене престалж и не изменился, и мы в том месте стояли и ночи 4 часа. А в пятом часу из-под того города пошли на веслах, здля того что ветр был, хотя и противен, толко не добре велик; и шли мы на веслахи во всю ночь. А на первом часу дня июля 29-го, не дошед до Мисины за 12 миль италиянских, наняли одну лошедь и привязалик свою филюгу веревкою к той лошади, и так подле берегу та лошадь везла нас до Мисины, для того что марнеры безмерно утрудились от весел для противных, силных и великих ветров.

Июля в 29 деньл. В 3-м часу дня приехали мы в Мисину во время Мисинской ярмонки. И, пристав к берегу, показали свою практику, то есть проезжей лист, которой мне дан был из Малту. И, того моего проезжаго листа осмотря, поволилим мне иттин в город. И я, ис филюгио вышед, пришелп во астарию, в тое ж, в которой стоял, едучи в Малт. И в той остарии, обедав, стоял того числа до 12-го часа. А за четыре часа до ночи ис той остарии пришед на свою филюгу и поехал в надлежащей свой путь до Неаполяр подле берега Цицилийскаго острову.

Вышепомяненнаяс Мисинская ярмонка бывает по вся годы в ыюле и торгуютт 15 дену, приезжая, марканты, то есть купцы, из розныхф мест с рознымих тавары: циз Франциич, из Англи, из Итали и из ыныхш государств. И торгуют в Мисине за городом; по морскому берегу бывают для той ярмонки поделаны лавки из досок, и в тех лавках убираются всякие купецкие приезжие люди и мисинские жители со всякими тавары. А которых таваров распродать во время ярмонки приезжие торговые люди не успеют, те тавары между собою разменяв, /л. 114/ тавар на тавар, отъезжают в свои краи по-прежнемуа.

Под Мисиною много филюг и барак рыболовских, которые ловят рыбы великие; те рыбы гишпанцы называют шпадами; подобна та рыба видом рыбе севруге, толко велика как белуга, нос зело долог, без мала будет полсажениб; та рыба везиги не имеет, ва имеетг кости спинные подобны щучьим. Также ловят и иные рыбы, великие и малые, которые обретаются в море; и недорого в Мисине купят рыбу всякую; и раки зело великие, в длину по аршину и зело толсты.

Того ж числа за два часа до ночи пришли мы к одному месту, которое называется Тортодефард, от Мисины 12 миль италиянских; стоит то место на углу Цицилийскаго острова от Колябри. И мы под тем местом стояли до ночи; а на первом часу ночи пошли через уское место моря х Колябри, для того что под тем местом Тордодефар начевать не могли, потому что в том месте Цицилийской остров пришел х Колябрийскому островуе зело блиско и море в том месте между Колябриею и Цицилиею гораздо уско. И как воды морские по натуре своей жприбытие и убытие чинятз, и в то время в том уском месте море течет зело быстро, подобно быстрой реке, и мы в том [176] месте опаслисяи стоять, чтоб филюги нашей ночью не оторвало водою и не учинило бы какие шкоды.

И пришли мы в четвертом часу ночи х Колябрийскому берегу и пристали под городом Лябаняромк, от Тордодефара 15 миль италиянских. И под Лябаняромл стояли мы во всю ночь, для того что в той ночи иттить не могли дале: возбранила нам великая туча, из которой во всю ночь был превеликой дождь и гром и молния безмерно палила.

Июля в 30 деньм. Поутру рано ис-под Лябаняран мы пошли на веслах, для того что ветру никакого не было, и Цицилийскойо остров остался позади нас влеве, а Колябрияп почалар у нас быть вправе. Потом поровнялися против одного островка, которой называется Стронголос. На том островку /л. 114 об./ одна высокая гора, которая от сотворения света непрестанно горит: в день от неяа видеть великой дым, а в ночи видеть из нее исходящей пламень огня великаго. Та гора была у меня влеве, а Калябрияб вправе. И в том месте припал нам ветр западной, что италияне называют понентома. И мы подняв два паруса, и бежали тем ветром мало не во весь день, и прибежали за два часа до ночи в Колябрииг под город Лябонтею; под тем городом мы начевали.

Июля в 31 деньд. За полтора часа до свету ис-под Лябонтея пошли мы на веслах, для того что ветр в то время никакой не был. И в третьем часу того дня пришли мы к одному месту, которое называется Павло. Под тем местом мы пристали, для того что патрон, то есть господин филюги, которой меня возил, и марнерые хотели слушать обедни, потому что в то число был день неделной. И, отслушав обедни, паки пошли в 5-м часу того дня на веслах, для того что было безветрие. И пришли мы того дня за 5 часов до ночи в Колябрии ж под место Порто-ди-Санто-Мария, в том месте мы начевали.

Августа в 1 деньж. За 3 часа до свету ис-под места Порто-ди-Санта-Мария пошли мы на веслах, потому что не было никакова ветру. А потом припал ветр неболшой, и мы подняв два паруса и шли ими малое время. Потом паки ветр престал, и мы, подвезав парусы, пошли паки на гребле и прошли Колябриюз всю. Потом пришли против берегов Неаполитанскаго королевства; в том месте почели нам быть ветр немалой, и мы подняв два паруса и бежали тем ветром мало не вок весь тот деньл. А за шесть часов до ночи приплыли Неаполитанскаго королевства к одному месту, которое называется Палянудом; под тем местом пристали мы и начевали. В том месте города нет, толко одна остария, то есть постоялой двор, при одном порте, где пристают судын от противных ветров. /л. 115/

Августа в 2 деньа. На первом часу дня пошли мы ис-подб Палянудав на веслах и не могли ис порту выттить за страхом от великаго волнения морскаго, поворотились назад. Также и других три филюги, которые хотели иттить в Неапольг, стояли с нашею филюгою в том же порте вместе. И для великих волн морских, чтоб филюг волнами о землю не разбило, вынели все филюги, там бывшие, из воды на берег. В том же порте стояли две тартаны, для того что за великою погодою морскою иттид морем не могли.

В том порте зело много ловят рыб, которые называются по-гишпански тунды. Те рыбы великостью с малаго осетра, толко толще осетра, голова подобна семге. А сама рыба та ипостась имеет особую: тело тоее рыбы сырое иж красно, подобно говяжью мясу, а когда тоез [177] рыбу сварят или испекут, тогдаи бывает бело тое рыбы тело и слоевато,— и зело укусна, гишпанцы тоек рыбу гораздо употребляют. В том порте в одну ночь поймали рыболовыл тех рыб сто и дватцать. И тогом августа 2-го числа стояли мы в том порте, ожидая благополучнаго времени ко плаванию весь тот день, и не могли выттить ис того порту за препятием противнаго великаго ветру, и начевали мы в том порте другую ночь. Имели мы у себя тут оскудение хлеба и вина, а купить в том порте, кроме вышеписанной рыбы, ничего не сыскали, потому что то место пустое и от жилых мест отдалено. Также и фруктов, то есть гроздия, никакого в том порте не могли сыскать продажнаго, потому что около того порту по горам места каменистые и леса есть мелкие, а пашни в том месте малое число, где сеют пшеницу, а плодовитых деревн по тем горам никаких не ростет. А которые есть жители по тем горам, и те зело скудны и малое их число в том месте обретается; а которые и есть, и те все забавляются /л. 115 об./ рыболовством и продают тоеа рыбу в кляшторы, то есть в монастыри, блиско того порту обретающиеся в горах.

В том порте наехал я трех человек французов, которые мне сказали, что королевич французской едет в Неапольб гулять 320, а с ним 20 галер, и остался-де от них блиско Риму в городе Цытавечев 321, и чаем-де, что в сих числех припловетг в Неапольд, не измешкаве.

Августа в 3 деньж. На первом часу дня из-под Палянудаз пошли мы на веслах; и, вышед ис порту на моря, поднялии два паруса, для того что ветр был со стороны, однако ж надлежащему нашему пути был способен. И тем ветром бежали три часа, и, прибежав к месту Ляцеронк, вошли под ним в порт. И, пристав к берегу, филюгу свою выняли из воды на берег, для того что тот порт каменист, и опасались того, чтоб великими морскими волнами не розбило филюги нашей о камень. А иттить исл того места в надлежащей свой путь не могли, для того что ветр был посторонней и зело велик, также и волны морские преестественно были великим. И из-под вышеписаннаго местан Палянудао с великим страхом насилу дошли до того места, которое называется Ляцеронап. И под Ляцероноюр стояли мы того дня до обеда, чаели измены или престатия ветра. И по обеде ветр изменился, са начал быть ветр намт самой противной и зело великой, к тому ж дождь почал быть превеликой, и затем мы того дни ис-под Ляцерона иттиу не могли, стояли тут до ночи. И в ночи такжеф был ветр противной и дождь великой, и мы в том месте их начевали за тою великою фортуною.

Августа в 4 деньц. За полчаса до дня ис-под Ляцерона пошли мы на веслах, для того что ветр престал и было безветрие и волнения великаго в море не было. И так мы шли того числа до 3-го часа, в третьем часу того дня приплыли мы под город Лалакосу. В том месте стоит караул из Неаполяч для всяких проезжих судов по морю, которые ходят из Неаполяш в Колябрию и ис Колябри в Неапольщ. ыВ том месте всякое судно, пловущее ис Колябрии в Неапольэ, /л. 116/ повинно пристать и показать всякие вещи, которые в том судне будут, для того, чтоб никаких таваров в Неапольа бес пошлин не провозили. И как наша филюга под тем местом к берегу пристала, и ко мне на филюгу пришелб один человек, неаполитанец, которой в том месте есть за началника пребывает над гвардиеюв, и смотрилг у меня всяких вещей, которые у меня были на филюге, и в сундуке моем смотрилд, которой сундук у меня был на филюге с моими вещми; такжее у хозяина [178] филюги нашей и у марнеров у всех осматривал всегож. И, видя, что на филюге нашей никаких купецких вещей нет, отпустил нас скоро.

И мы, от того места отшед недалеко, поднялиз два паруса, для того что ветр ипочелк быть намл способной, толко невелик. И тем ветром на двух парусах, к тому ж еще и веслами гребли, и шли мы того дня до 5-го часа; а в пятом часу паки ветр престал, и было безветрие до 7-го часа, и мы шли на веслах. А в 7-м часу почалм быть ветр немалой, а нам не добре способойн, которой называют италияне непонтомо, то есть западной. И мы, подняв два паруса, побежали тем ветром пк земле, а в надлежащей свой путь тем ветромр иттитьс не могли. И за 4 часа до ночи прибежали мы под одно место, которое называется Санто-Андрея, и стали в порте, в котором пристают неболшие суды.

Тот город стоит при самом море под высокими горами, строение в нем все каменное, построен на веселоватом месте. В том городе живет арцибискуп римской верыт. В том же городе в одной полате лежат 100 тел человеческих, нетленны все; а какие те были люди и какой веры, о том неведомо, для того что из самых древних лет те их телеса тут лежат нетленны. Около того города зело высокие горы каменные, при море по тем горам есть умного зелоф жилья строения каменнаго, изряднаго, хмежду которым строением на одной горец построен монастырь римской веры, в нем живут законники францишканы. В том монастыре костел во имя Пресвятыя Богородицы; в том костеле образ Богородицын ич чудотворная икона. Тот монастырь стоит /л. 116 об./ зело на веселом месте, строение в нем каменное, изрядное. И стояли мы в том порте того числа до ночи и начевали тут же, в том же порте.

Августа в 5 деньа. За 4 часа до свету пошли мы ис того места на веслах и шли три часа подле берегу. Иб за час до дня нашла на нас зело великая туча, ис которой был гром, и молния, и дождь, преестественно великой, и ветр, противной нашему надлежащему пути. И мы в то время не могли нимало поступить дале пристанив в прилучившемся тут порте на пустом месте; а ежели бг в том месте не прилучилось пристанища, и нам бы от тоед тучи быть в море в великом страховании. И стояли мы в том пустоме местеж час, и еще иных три филюги стояли тут же с нами. А как приспел день, и мы из того порту пошли на веслах, для того что туча прошла и был дождь неболшой и нам плыть не мешал.

И так мы на веслах шли 2 часа дня, а потом почал быть ветр невеликой, а нам способойз, которой италияне называют сироком, то есть между востоку и полудня. И мы, подняв 2 паруса, итем ветром побежали к Неаполюк и бежали 1 час поперек каналу. И в одном месте на море обонял нас дух великой ентарнаго маслал, власно как бы множество ево пролито где было. О том сказывалим мне неополитанцы, что в том месте в древние лета был великой городн, множество делывали ентарнаго масла; и волею Божиею в древние ж лета тот город и с островом, на котором он стоял, потопило морем; и с того времени и доднесь на том месте обоняется дух ентарнаго масла. А когда бывает безветрие и море стоит тихо, ни малых волн не бывает, в то время приезжают в малых барках на то место и находят и ныне поверх воды выплывает ентарное масло, которое собирают в сосуды и употребляюто от животных болезней. [179]

От того места ветр нам способойп умалился, и мы плыли парусом и гребли веслами для поспешания, чтоб в скором времени приплыть в Неапольр: опасались еще таких же туч, которая прешкодила нам того числа дорогу, о которой писал выше сего. И так плыли еще час, и почелс быть в виденит от нас город Неапольу. И до самого Неаполяф мы плыли на веслах и парусов не подбирали, и в пятом часу днях приплыли мы в Неапольц. И, пристав в неаполскомч порте к берегу, показав практику свою, то есть проезжей свой лист, которой мне дан из Малту, с филюги сошел и пришел /л. 117/ в Неаполиа в остарию, в тое ж, в которой прежде стоял, которая называется Гелимбадеороб.


Комментарии

319. ...бежали мы тем ветром по морю Малтинские голфы...— мальтийским проливом.

320. ...мне сказали, что королевич французской едет в Неаполь гулять...-- Видимо, речь идет о дофине Людовике (1661-1711), сыне Людовика XIV и Марии Терезы.

321. ...в городе Цытавече...— Чивитавеккиа.