Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПУТЕШЕСТВИЕ СТОЛЬНИКА П. А.ТОЛСТОГО ПО ЕВРОПЕ

1697-1699

[ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛЬТИЙСКУЮ РЕСПУБЛИКУ]

Июля в 8 день. Нанял я себе филюгу, дал за нее от Неаполяц до Малтийскаго острова и от Малтыч до Неаполяш и в Малте за тоещ ж платою" стоять 15 дней всего 100 шкудов неаполитанских, того будет 40 золотых червонных. На той филюге э1 пилиотаю да 8 человек маринаров. И поехал я июля в 8-й день из Неаполяя до Малту в той помяненной филюге в 6-м часу дниа’. Ветр был нам неспособной, однако ж бежали парусом, а в ыных местех шли и на веслах. И после полуденб’ пришли в одно место, которое называется Поля, от Неаполяв’ 24 мили италиянских; и в том месте стояли 4 часа, убирались в филюге. А, убрався, от того места за два часа до ночи пошли и пришли в оддачу часов дневных под село, которое называется Долнарана, отг’ вышеписанные остарид’, которая называется Поля, 16 миль италиянских; и под тем селом Долнарана начевали.

От Неаполяе’ по берегу морскому много жилых мест строенияж’ каменнаго и садов изрядных, между которым строением по горам при море построены многие башни каменные на высоких местехз’, башня от башни сажен по 100 и болши; и наи’ тех башнях всегда стоит гвардия, то есть караул, смотрят на моря, чтоб безвестно турецкие люди под Неапольк’ морем не пришли.

Июля в 9 день. Ис-под села Долнарана пошли на веслах, для того что ветру нималаго не было, и до полудня того шли на веслах, а с полудня почел быть нам ветр способной, и мы, учиня три паруса, побежали и пополудни вскорел’ поровнялись против города Салерны. Тот город стоит при море, Неаполитанской провинци место есть /л. 93 об./ великое. В том городе есть губернатор от Неаполяа. Тот город разстоянием 60 миль италиянских.

Потом поровнялись против города Аропеля Неаполитанской же провинци, от Неаполяб 90 миль италиянских; тот город стоит при море под горами. Потом приехали против города Неаполитанской же провинции, которой зовется Коштеля Делебадав, от Неаполяг 95 миль италиянских; тот город стоит под горами ж при море. Потом приехали против города Ляцерона: фортеца каменная стоит при самом море [148] под горами ж; тот город Ляцерона Неополитанской провинции, от Неаполяд 110 миль италиянских. И в том месте емы присталиж за 4 часа до ночи и тут начевали, для того чтоз другова порту, то есть пристанища, засветло дойтить не могли, а ночью иттить подле берега неможно, для того что гвардия, то есть караулыи, на башнях, которые башни построены по морскому берегу, в ночи по филюгам, которые блиско берега ходят, стреляют, опасаясь того, чтоб в ночи тайно не прошли турецкие судык.

Июля в 10 день. На 1-м часу дни ис-под города Ляцерона мы пошли и плыли до 8-го часа дни на гребле и парусом, а в 8-м часу того дня приплыли под город Камароду. Тот город гишпанскагол короля, от города Ляцеронам 45н миль италиянских; стоит при самом море под горами; строение в нем все каменное; владеет тем городом один неаполитанской принцеп. Под тем городом мы пристали и стояли полчаса.

оПотом пошли на гребле, для того что ветру никакого не было, и приплыли против города Полюгастап. Тот город стоит при самом море под горами, во владении тот город одного шляхтича неополитанскаго, от города Камарода 16 миль италиянских. От сего города Полюгаста началась Калябрия. От Полюгастар 8 миль италиянских город гишпанской Маратея, стоит на берегу морском под горами. Строение в тех городах все каменное.

Потом за час до ночи приехали под город Шкалею, которой стоит при море пос горе; место невеликое, строение все каменное. От города Маратея до сего города Шкалея 18 миль италиянских. Тот город есть в Колябрии во области гишпанскаго короля. Под тем городом мы начевали.

Ехав от города Маратея к городу Шкалеет, видел я в море недалеко от насу превеликую рыбу, что называется кит, которая долго плавала поверх воды и прыскала воду морскую вверх на многие сажени зело высоко. Величеством та рыба как великой насадф, мерою сажень 30 или болши в длину и толста безмерно; а как играла поверх воды и хвост кверху подымала, тот ее хвост величеством подобенх хоромине.

Июля в 11 день. За полчаса до свету от того города Шкалея мы пошли, ветр нам был способной, и бежалиц двумяч парусами, а прибежали час дни против города Тризулии, /л. 94/ от Шкалея 8 миль италиянских. Тот город неболшой, стоит при море под горами, строение в нем все каменное.

Потом приехали против города Мажара, от Тризулиа 1 миля италиянская. Тот город стоит также при море под горами, строение все каменное, город невелик. Потом приехалиб против города Череля, от Мажара 1 миля италиянская. Город Череля стоит на берегу моряв под горами, строение в нем все каменное. гТот городд неболшойе. А все те городыж гишпанскаго короля в Колябрии.

зПотом приехали против города Диамантаи, от Череляк 3 мили италиянских. Тот город стоит при море ж под горами, строение в нем все каменное, в той же Колябри гишпанскаго жл короля.

Потом приехали против города Беллявода, от Диамента 6 миль италиянских; стоит при море на горе; строение в нем все каменное. Тот город гишпанского ж короля в Колябри ж, владеет им один неаполитанской дворянин. Тот город немалой, около ево много садов с аливным деревьем. [149]

мПотом приехали против города Люшитраля. Тот город в Колябри ж гишпанскаго ж короля стоит по горе при самом море, строение в нем все каменное, от Беллявода 14 миль италиянских. Тот город невелик, однако ж строен, на веселоватомн месте поставлен. Промеж городом Белляводыо и промеж Люшитралем есть одна гора великая, по которой много плодовитаго деревья, и множество на той горе всяких родится фруктов изрядных, каких во всей Итали и в ыных местех мало где обретается.

Потом приехали против города Фешкавда, от Люшитраля 14 миль италиянских. Тот город в той же Колябрии гишпанскаго ж короля стоит при море на высокой горе, строение все в нем каменное, около ево по горам много лесов.

Потом приехали против города Павло в той же Калябрии гишпанскаго ж короля: стоит при море в полугоре вп зело на изрядном месте, строение в нем все каменное. Около того города по горам много лесов; под тем городом зделан ис-подр горы к воротам того города каменной великой мост, в длину сажен 70 и болши. Тот город от Фешкавды 3 мили италиянских.

Потом приехали против города Санта-Люцентас в той же Калябри гишпанскаго ж короля: стоит при море под горами, строение в нем все каменное, от Павло до Санто-Люцентат 4 мили италиянских. Около ево по горам есть пашни, по которым сеют пшеницы.

Потом приехали против города Шумуфринта, от Санто-Люцентау 10 миль италиянских: стоит при самом море зело на высокой /л. 94 об./ каменной горе на веселом месте в той же Калябрии того ж гишпанскаго короля; строение ав немб все каменное. При одной стороне на высокой каменной горе построены полаты великие изрядной препорциив. При том городе много живут рыболовов.

Потом приехали против города Белямунда. Тот город гишпанскаго ж короля в Колябри ж стоит при самом море под горами; строение в нем все каменное, а замак того города на высокой горе. Около того города горы каменные, никаких плодовитых дерев на них нет. Тот город от Шумуфринтаг 6 миль италиянских.

Потом приехали к городу Лябантею, от Беллямундад 1 миля италиянская, в той же Калябрии гишпанскаго короля: стоит при море по горе, строение в нем все каменное, город немал. В том городе живет губернатор, неаполитанской дворянин. Приплыли мы под тот город на последнем часу дни, под тем городом и начевали.

Во всей Калябрии промеж вышеписанных городов, которые городы сидят по берегу морскому, много есть по горам и под горами при самом море жилья строения каменнаго, и садов, и пашни, где сеют пшеницы по горам. Города Лябантея фортеца каменнаяе, зело на высокой каменной горе, древняго строения; и подо всем под тем городом гора каменнаяж, к морю зело крутая, на которую от моря невозможно никакомуз животному взойтить. Около того города есть сады и жилье по самому морскому берегу.

Июля в 12 день. За два часа до свету ис-под Лябантеяи пошли мы на гребле, а потом шли и парусом, и на веслах паки и пришли против города Люпица. Тот город стоит при море на берегу под горами, строение в нем все каменное, в той же Колябрии гишпанскаго короля, от Лябантеяк 40 миль италиянских.

Потом приехали против города Трубея в Колябри ж гишпанскаго же короля, от Люпица 18 миль италиянских. Тот город стоит при [150] самом море на берегу морском, строение в нем все каменное, город немал. Около ево есть по горам леса и пашни, где сеют пшеницыл. Тот городм построен под высокими горами.

Потом приплылин к городу, которой называется Чоя, от Трубея 25 миль италиянских. Тот город в той же Калябрии гишпанскаго короля стоит при море под горами. Около ево оесть по горамп леса и пашни, где сеют пшеницыр. Под тем городомо мы не стояли, проплыли его мимо пополудни.

Потом приплыли к городу Лябонарют, от Чояу 14 миль италиянских. Тот город в Калябрии ж гишпанскаго ж короля стоит при самом море на берегу под горами, строение в нем все каменное, город невелик. Около ево по горам есть леса и пашни, где сеют пшеницы.

Потом приехали во втором часу ночи к Цицилийскому острову, где издалека увидели на одной башне, которая построена на том Цицилийском острову при самом море для сторожи, фанарь поставлен высоко, и запалены в нем свечи для того, чтоб желающие на Цицилийской остров ехать в ночи по морю имели б правую себе дорогу, смотряф тот фанарь. От города Лябонара до того Цицилийскаго острова /л. 95/ 12 миль италиянских. И как мы приехали в то уское место, где нам по правую сторону был Цицилийской остров, а по левую сторону Калябрия, и начевали под селом Торнадафараа; в том селе живут все рыболовы. От вышепомяненной башни, на которой стоит в ночи фанарь з запаленными свечами, то село Торнадафарб 3 мили италиянских. И, ночевавв под тем селом, видели страх в ночи: филюгу нашу с якоря сорвало и отнесло в моряг, где с великим трудом и страхом чрез великую силу спаслись и паки на том же месте поставили филюгу свою на два якоря.

Июля в 13 день. Рано, за час до свету, ис-под того села пошли и на первом часу дни пришли под город Мисину, от того вышепомяненнагод села 12 миль италиянских. А шли етого времениж подле берега Цицилийскаго острова, где видел до самой Мисины по берегу много жилья, строение все каменное, также и садов много по тому ж берегу. Между Цицилийским островом и Калябриею море гораздо уско, всего верст на 6, а в ыных местехз шире и уже.

иГород Мисина на Цицилийском острову стоит при самом море по морскому берегу. Город Мисина — место великое, строение все каменное. И, приехав, мы в филюге своей пристали под самымк городом Мисиною, где пришел к нам один человек-мисинец и сказал нам, чтоб с филюги нашей никто на берег не выходил, покамест осмотрит кавалер, которой на то устроен, практики моей, которуюл я взял из Неаполя, то есть проезжих моих листов. И я стоял в филюге 4 часа, дожидался от того помяненнаго кавалера указу, для того что тот кавалер спал долго дня. А осмотря тот кавалер моих проезжих листов, дал мне свободу иттить с филюги в город Мисину, толко по обыкности своей, что было у нас на филюге ружья, моего ми маринерскагон, то ружье все и от филюги сапец взяли у нас к тому вышеписанному кавалеру на двор за караул. А двор того кавалера построен на берегу моря; в том месте под ево двором всякой фарестир, то есть иноземец, приехав в Мисину, повинен со судном своим пристать.

И как я, от того кавалера взяв себе позволение, пошел в город Мисину, и, пришед, стал в остари, или на постоялом дворе, которая остария называется Францезе-Авроро, где мне отвели одну камору со стуламип, и с кроватью, и с постелею, и столом. [151]

Против самаго города Мисины на другой стороне моря в Колябрии город гишпанского ж короля Риджо. Тот город стоит при море под горами и есть место немалое, строение в нем все каменноер.

Город Мисина на Цицилийском острову — первое место и зело велико, множество в нем домов предивнаго строения, также много костелов и монастырей изрядных, в которых живут законники и законницы розных законов, а все одной римской веры. В Мисине ж церковь греческая во имя святыя великомученицы Екатерины, другая церковь греческая ж во имя святые Марины. /л. 95 об./ В тех двуха церквах самая греческая вераб, а третья церковьв униятцкаяг во имя святителя Николая. В той церкве олтарь зделан подобием как в греческих церквах, а престол в олтаре зделан подобием римской церкви; иконы писем греческих, и над престолом поставлен образ чудотворца Николая писма греческаго ж.

Город болшой, каменной, зделан новою модою з бастионами, изрядною крепостью, одна сторона к морю, а другая к горам; а малых фортец, то есть замкав, в Мисине 8 от гор и с моря, поделаны новою ж модою со изрядными крепостми.

При море построен домд, которой называется арсинал; на том дворе делают всякие морские суды. По берегу морскому на многих саженях построены предивным мастерством изрядные великие полаты в четыре жилья вверх, также ие во всем городе Мисине домы и полаты изряднаго строения. Город Мисина зело люден; и много в нем рядов, лавок и таваров всяких, а наипаче много каралков красных, великих и малых; также и мастеровых всяких людей в Мисине доволно.

Та Мисина и все городы, которые есть на Цицилийском острову, под властью гишпанскаго короля, и народ в Мисине гишпанской, и говорят всеж италиянским языком. В Мисине живет вицеройз, то есть наказной король от гишпанскаго короля присылается подобно тому, как и в Неаполии, и управлениек в Мисине все гишпанское.

В Мисине дворян и честных людей гишпанцов много, живут домами; платьел носят гишпанской моды, также и жены их, и девицы ходят по-гишпанскум. Честные люди ездят в коретах, а марканты, то есть купцы, ходят пешиин. Монеты, то есть денги, в Мисине ходят серебреные и медные, особые, цицилийские, не такие, что в Неаполио; и, кроме Цицилийскаго и Малтийскаго островов, та манета нигде не ходит. Харч всякой в Мисине: мясо, ип рыба, и хлеб, и фрукты, то есть гроздиер,— недорого и есть стого всегот доволно. Народы в Мисине есть разные: французы, и греки, и цыганы, которые забавляются, пачеу ж питаются, физконным своим мастерствомх — кузнечеством, живут без домов, сидят по улицам наги и работают.

Против города Мисины в мори зделана башня, на той башне стоит фанарь наверху, и в ночи всегда в том фанаре бывает огонь для приезжих в Мисину, чтоб видеть было, где есть порт 291. Народ гишпанской в Мисине гордой и к приезжимц фарестиерамч, то есть к иноземцам, неприветлив. Дом вицереев в Мисине великой, построен на морском берегу, и караул у вицереева двора стоит, как и в Неаполеш. /л. 96/ Салдат в Мисине толко 400 человек, живут на вицереевойа плате; также и афицеры, то есть началные люди у пехоты, живут на вицереевой же плате.

С приезду в Мисину у ворот приделан пристен каменной; в том пристене стоят 8 пушек железных, великих к морю дулами; в том же пристене стоит и гвардия, то есть караул. При Мисине зделан дом [152] великой в море, которой называется лазарет, строение каменное 292. В том лазарете много построено полат, а построен тот дом для того: когда волею божескою бывает бв Месинев моровое поветрие или иные болезни, прилипчивые к людям, как есть фебрамалигна 293, или франки, и иные, тому подобные, тогда тех болящих из Мисины вывозят в тот лазарет и там их лечат. И которые люди приезжают в Мисину с Левантуг, то есть с Востоку, тех людей держат в том лазарете 40 дней ид не пускаюте их в город, и к ним никого не пускают же, опасаяся того, что на Востоке бывает часто моровое поветрие.

С одной стороны города Мисины зделана фортеца, которая называется цытаделя 294, первая фортеца в Мисине, зделана от моря изрядным крепким мастерством. В том замке великих и малых 700 пушек. Та фортеца зделана новою модою з белвардами зело изрядно и крепко. Под Мисиною порт, то есть пристанища морским судам, зело велико и угодно до входу в него всяким судам.

Июля в 14 день. Поутру рано из Мисины мы поехали; ветру способнагож нам не было, шли на гребле; потом припал ветр способной из немалой, и мы бежалии парусом. Всех было нас 20 филюг, и бежали все вместе; а потом припал ветр, безмерно велик, и почело филюги отрывать от берегу в моряк, и в малом времени филюги все разнесло, что ни одна другой видеть не могли. Тут был нам превеликой страх, для того что филюга наша была не обвязана пуками по обыкновению, а от берегов оторвало нас в моря далеко, и насилу от потопления спаслися силою Божиею.

И прибежали к городу Ляшкалету, от Мисины 12 миль италиянских. Тот город стоит при море на горе, строение в нем все каменное; а стоит на том же Цицилийскомл острову, а Колябрия у нас осталась влеве. От Мисины до Ляшкалета по морскому берегу на Цицилийском острову по горам им под горами много жилья строения каменнаго, и монастыри есть при море по горам.

Потом приехали под город Мацу, от Ляшкалета 2 мили италиянских. Тот город стоит на Цицилийском же острову при самом море промеж гор, строение в нем все каменное, место неболшое. нОколо ево по горам леса неболшие и пашни есть малые, по которым сеют пшеницы.

Потом приехали против города на Цицилийском же острову, которой называется Сантолия; стоит при самом море внизу промеж гор, а фортеца ево на горе; место невеликое; /л. 96 об./ строение в нем все каменное; от города Маца 4 мили италиянских. Около того города по горам неболшие леса и пашни, где сеют хлеба. Промеж городов Мацоюб и Сантолиею есть жильяв немало и строения каменнаго по морскому берегу и по горам.

гПотом приехали против города, которой стоит при море на горе на том же Цицилийском острову и называется Савака; место немалое. Тот город между великих гор, строение в нем все каменное, от Санталия 6 миль италиянских. Около сего города по горам и под горами много жилья строения каменнаго. По тем же горам леса мелкие и пашни есть неболшие, по которым сеют пшеницы.

Потом приехали против города на том же Цицилийском острову, которой называется Сантолезина, от Савака 6 миль италиянских. Тот город стоит при море под высокими горами; около ево строения каменнаго много, также ид в нем строение все каменноее; около ево по горам леса мелкие и пашни есть неболшие, где сеют пшеницы. [153]

Потом приехали против города Аллядораж, от Санталезиназ 4 мили италиянских. Тот город на том же Цицилийскоми острову стоит при море под горами, по которым горам есть мелкие леса и пашни, где сеют пшеницы.

Потом приехали против города Далормина на Цицилийском острову, от Аллядорок две мили италиянских. Тот город стоит при море на верху высокой горы; город не велик, ал зело красив, на веселоватом месте построен; строение в нем все каменное, изрядное. Около ево по горам леса мелкие и пашни, которые насеяны пшеницою.

Потом за час до ночи пришли под город Лятрецу на том же Цицилийском острову: стоит при самом море под горами, место самое малое, строение в нем все каменное; тот город от Далормина 30 миль италиянских. Под тем вышеписаннымм городом Лятрецою порт, то есть пристанищан всяким морским судам. Около того города Лятрецы по горам леса мелкие и пашни есть, на которых сеют пшеницы. Под тем городом мы начевали. Сего числа был на море ветр великой, способной нам и неспособной, часто изменял дыхание; и погода была презелно великая, от которой мы были в превеликой трудности и в смертномо страхе.

Июля в 15 день. За два часа до свету ис-под Лятрецы мы пошли на веслах и на розсветеп пришли против города, которой называется Катанея, от Лятрецы 10 миль италиянских. Город Катанияр зело велик, стоит на берегу морском на ровном месте на том же Цицилийском острову; строение в нем все каменноес, /л. 97/ аизрядное; около ево по полям много пашни, где сеют пшеницыб. И как мы против того города поровнялись, и нам припал ветр способной, где мы, подняв парус, бежали прытко.

Потом приехали против города Ляндина; тот город — место зело велико, вдвое болши города Неаполя; стоит на горах от моря в восми милях италиянских на том же Цицилийском острову, от Катанея 20 миль италиянских. В том городе строение все каменное, и зело тот город многолюден. В том городе началствует принцеп Де-Батера, то есть князь Батеринской, а служит тот князь гишпанскому королю.

Потом приехали против города Авосты, от Ляндина 20 миль италиянских. Тот город на том же Цицилийском острову стоит по берегу морскому на ровном месте под горами, место немалое. По обе стороны того города построены две фортецы изрядные, и весь тот город строения каменнаго. Под тем городом порт, еже есть пристанища судов морских изрядное, в котором могут приставать корабли, и галеры, и всякие судыв. Около того места по горам и по ровным местам многие есть пашни, на которых сеют пшеницы. Преж сего времени за 7 лет в том городе было трясение земли; в то время под тем городом стояла в пристани одна галера малтийская, на которой было малтийских ковалеров и маринеровг всего 40 человек; и во время трясения земли тое галеру опрокинуло, и бывшие на ней ковалеры и маринерыд, все 40 человек, погибли, ни один из них не спасся.

Потом приехали против города Сиравозы, от Авостые 20 миль италиянских. Тот город стоит на самом берегу морском на ровном месте на том же Цицилийском острову; город немал; строение в нем все каменное, изрядное, построен тот город новою модою, весь каменной, з белвардами, изрядною крепостию. Около ево по ровным местам пашни есть многие, на которых сеют пшеницы; под тем городом порт, то есть пристанище. От Авоста до Серавоза по берегу морскому [154] по ровным местам и по горам немало есть жилья строения каменнаго.

Под тем городом видели мы две галеры малтийские, которые ездят всегда по Медитеранскому морю от Малту до Цицили, и от Цицилии до Малту, и кругом того Цицилийскаго острова. Те галеры, ходяж, ищут того, где б могли наехать турецких людей; и ежели где найдут, тут с ними бьются, буде им будетз в силу, в каких бы судах турки ни были, для того чтоб ис Цицилии до Малту, также из Малту в Цицилию проезд был християном свободной. Однако ж в тех местехи турков бывает всегда много в галиотах, и в галерах, и в караблях, и в тартанталахк, и в фустахл, /л. 97 об./ аи в филюгах, и в ыных судах; а паче много бывает турков в том месте, где переезжают от Цицилии до Малту; чрез море того места есть от Цицилии до Малту 80 миль италиянскихб.

Потом приехали к городу Адаволев на том же Цицилийском острову: стоит при море на ровном месте блиско гор, строение в нем все каменное, город неболшой; гот Сиравозыд 20 миль италиянскихе. Около того города по горам и по ровным местам много есть пашни, где сеют пшеницы, есть и сенакосные места. Под тем городом мы начевали. В том городе много живут рыболовов, которые ловят в море великие и малые рыбы и солятж в кадях, а иные вялят соленые ж рыбы и отвозят продавать в Мисину и в ыные городы, которые суть на Цицилийском острову. Под тем городом встретили мы одну филюгу, в которой ехали гишпанцы; и сказали нам, чтоб мы ехали в Мальт опасно, для того что они видели блиско того города 4 корабля турецких. Также и жители того города нам сказывали, что они всегда видаютз блиско своего города турецких людей и сего июля 14-го видели под своим городом три карабля турецких, которые ходят по Медитеранскомуи, то есть по Белому, морю и смотрят, где б могли поймать христиан, проезжих ис Цицилии до Малту — и всегда турецкие люди на Малтийской дороге бывают и добываются.

Июля в 16 день. Рано ис-под того города управяськ, мы пошли от Цицилийскаго острова до Малтийскагол чрез морем, а Цицилия почела у нас быть вправе. Потом поровнялись против города, которой называется Маникара, от города Адавола 8 миль италиянских. Тот город на Цицилийском же острову стоит при море в полугоре; строение в нем все каменное; около ево есть пашни, по которым сеют пшеницы.

Потом приехали к одному малому островкун, которой гишпанцы называют Капо-Пасаро, а турки тот остров называют Капо-Деоро, то есть Голова Золотая. Для того отак ево туркип называют, что около ево туркам бывает часто добыча. На том острову построена у гишпанцов одна каменная башня; в той башне всегда живут гишпанских салдат 15 человек з женами и з детми для сторожи, а присылаются те салдаты /л. 98/ с Цицилийскаго островуа из города Палермы и переменяются погодна. Тем салдатам пятнадцати человеком турецкие люди, которые приходят в караблях и в ыных судах, никакие шкоды учинить не могут, для того что построена та башня, в которой те салдаты сидят, изрядною крепостию. От вышеписаннаго города Маникара до того острова, которой называется Капо-Пасароб, то есть Голова Прохожая, 12 миль италиянских.

Под тем островом наехал я две галеры малтийские и, приехав я к тем галерам, взошел на одну галеру, которая называется [155] по-гишпански Нунцията, а по-словенскув под знаком образа Благовещения Пресвятыя Богородицы. На той галере капитан и ковалеры малтийские приняли меня с великим почтением и достойные человеческому видению вещи на той галере мне всег с охотою показывали; потом подчивали меня кефою и говорили о том, чтоб я на той галере ехал с ними до Малту; и я того учинить не похотел, для того что те галеры имели стоять под тем островом еще от сего числа 8 дней.

И в том часе, как я на той галере был, пришла х капитану тойд галеры ведомость, что пришли блиско тех галер 3 корабля турецких великих, на которых было по 60 пушек на каждом, также и многолюдны гораздо. И в том часе те галеры обе пошли в крепкие места за остров, для того что выттить к тем караблям на моряе не могли за малолюдством: всего на тех галерах было по сту по девяностож человек салдат да по двенатцати человек кавалеров малтийских, а галиотов, то есть работников, по 300 человек, которые весламиз гребут: у всякаго весла по 6 человек. И стали те галеры за островом ожидать тех вышепомяненных турецких кораблей, а меня в моей филюге техи галер капитан поставил перед галерами своими на стороже, от галер верстах в трех. Ик так устрояся и ополчася, как надлежит быть готовым судам морским к бою, стояли мы до 12-гол часа того дня; а те вышеписанные турецкие карабли увиделим мы от себя верст за 10; а потом помалу те карабли подавались морем, нпротив нас заезжаяо. И от галер к тем караблям капитан посылал в барке малых людей осмотрить подлинно; и те люди, приехавп, нам сказали, что те карабли идут по морю к нам мимо того помяненнаго острова Капа-Пасара. /л. 98 об./ Аа для того те карабли медленно к нам шли, что ветр им был противной, толко у них было распущено на корабле по 2 паруса.

А малтийские вышеписанные галеры для того на моря и ходят, чтоб где съехатся с турецкими людми и бится. А с теми караблями свободно, выехав на великое море, бится не могли, для того что на тех караблях турков и пушек бзело былов много. Однако ж те галеры от них не побежали, а стояли, ожидая их, блиско помяненнаго острова; также и я в своей филюге, где был поставлен на стороже, с того места бес повеленияг капитанскаго не уступил. А на земле былд же караул с моей филюги, которой смотрил на те карабли, чтоб совершенно могли познать, как те карабли придут к нам в меру к бою. А на том карауле многие часы стоял я сам да и того смотреле, что и по другую сторону земли был один порт, то есть пристанище, от того места, где мы стояли, в одной версте или ближе, и жесли бз те турецкие карабли в тот порт вошли, и малтийские б галеры, также с ними и я, стали б над ними чинить промысл, как можно.

И те карабли в тот порт не пошли, а шли великим морем. И на первом часу ночи почали к нам кричать с вышеписаннаго острова, которой называют турки Капо-Деорои, караулщики, чтоб мы скоро приехали в своей филюге к той фортеце, для того что те вышеписанные карабли турецкие подкрались к нам из-за земли в одну версту. И капитан с галер прислал ко мне двух мариеровк берегом пеших, велел мне с того места приехать в филюге своей к галерам. И я по капитанскому приказу в филюге своей приехал к евол галере; а те галеры отдалися в морем для того, что чаяли от техн караблей малых барак в ночи к берегу для добычи и, ежели бы те турецкие барки к берегу подошли, чтоб их от берега в морео не выпустить. [156]

И так мы тоеп ночь стояли всюр, и караулы были поставлены от галер, как надлежит; а одное филюгус, а в ней 8 человек, капитан от галер послал тайно под те карабли для подлинной ведомости, в которые места пойдут или где будут стоять, для того что за ночным мраком караблей турецких былот не видно.

Июля в 17 день. Поутру рано, осмотря, что утурецких караблейф блиско нас нет, пошли мы в своей филюге подле берега и встретили тое барку, хкоторую посылалц капитан от галер осматривать вышепомяненных турецких караблей. Ис той барки посылныеч люди мне сказали, что тое ночи турецкие карабли пошли на полдень.

И мы паки пошли подле краю Цицилийскаго острова в филюге своей и пришли до одного места, которое /л. 99/ называется Лятора-Пуцала, на том же Цицилийском острову. В том месте Лятора-Пуцеле на берегу морском при самом море построена каменная башня высокая изрядной крепостию. Около той башни малое строение каменное и каплица, то есть малая западная церковь. В том же месте живут 12 человек салдат з женами и з детми для сторожи ота турецких людей.

Не доезжая сего места, наехали мы на море одну тартану, от которой к нам приезжали в барке мариерыб и сказали нам, что тое ночи вышеписанные турецкие карабли прошли мимо их тартаны и пошли на полдень в те места, которыми месты надлежит мне в своей филюге ехать через море от Цицилийскаго острова к Малту. И стояли мы в том месте подле вышеписанной сторожи тот день весь; и с тое башни, на которой та сторожа стоит, усмотрелив мы те вышеписанные турецкие карабли: стояли они в одном порте от нас в десети верстах.

И мы дожидались ночи, хотели иттить через море до Малтийскаго острова ночью, чтоб пройтитьг мимо тех вышеписанных турецких караблей тайно ночью. И с вечера почелд быть ветр великой, нашему надлежащему пути в противность, и во всю тоее ночь тот ветр не престал, затем мы той ночи в Малт пойтитьж через моряз не могли, а стояли тое ночь при той вышеписанной стороже.

Июля в 18 день. Поутру рано, осмотря мы, что те вышеписанные икарабли турецкиек из вышеписаннаго порта пошли, и мы также с того места, где начевали, пошли жл подле берега Цицилийскаго острова, и пришли к одному месту, которое называется Санкт-Петром, то есть Святаго Петра, на том же Цицилийском острову. В том месте пристанища малым судам, а жилье самое малое; от Лятора-Пуцалан 6 миль италиянских. В том пристанище Святаго Петра наехали мы филюгу, которая хочет иттить до Малтийскаго островуо. В той филюге мариерып сказали нам, что они в своей филюге того вечера пошли было через море на Малтийской остров и, отшед от пристани Святаго Петра 30 миль италиянских, поворотились назад, для того что заступили им дорогу те вышеписанные турецкие карабли и в Малт они на филюге своей дойтитьр не могли. И стояли мы в том месте, в пристанище Святаго Петра, стого днит до 12-гоу часа, смотрили тех вышеписанных турецких караблей, где бы могли их видеть, и не могли нигде усмотрить.

Потом, за 4 часа до ночи, положа упование на Бога, от того помяненнаго пристанищиф Святаго Петра мы пошли от Цицили через море к Малтийскому /л. 99 об./ острову на веслах, для того что ветру никакого не было. И вышеписанная филюга, которая поворотясь и са [157] 30 мильб от турецких караблей стояла в пристанище Святаго Петра, пошла ис того пристанища до Малту с нами вместе и на дороге от нас осталась, для того что былав тяжело нагружена льдомг и за нами поспеть не могла. И так мы того дни до ночи и 3 часа ночи шли на гребле, а в 4-м часу ночи припалд нам ветр не добре великой, однако ж к Малту способойе, и мы на филюге своей, подняв 2 паруса, побежали.

А в той ночиж зело было пасмурно и звездз видеть было невозможно; и котораяи звезда кпотребно было нам видетьл, тое звезду заслонило тучею, и видеть нам еем было невозможно. А патрон, то есть началник филюги нашей, во мраке ночном с праваго пути мало позбилсян, что я видев, доволно с ним говорил в противность и мнил то, что он делает с лукавства и хочет меня завесть в Барбарию, то есть во Арапы 295. Потом тот патрон познал сам, что не так идет, как надлежит ехать к Малту, просил меня о том, чтоб я путь филюги своей управлял. И за помощию Божиею управился наш путь к Малту добро, и во всю ночь бежали мы на двухо парусах до самаго свету, и на первом часу июля 19-го дня увидели перед собою Малтийской остров, за что меня патронп филюги нашей зело благодарил, что управился путь наш прямо к Малту.

В том же часе, не доезжая до Малту за 10 или болши миль италиянских, съехались мыр с турецким великим караблем. И увидели евос от себя в далномт разстоянииу и не позналиф: чаяли, что тартанах християнская из Малту идет. А турки, с того карабля увидев нашу филюгу, поворотили парусы к нам, а ветр был им на нас мало способнойц. И как тот карабль набежал на нас блиско и мы увидев, что то карабль, а не тартанач, и суть неприятелской, почелищ мы подаватися к Малту. А тот карабль почал за нами правится и уганять нас, и гнался за нами 3 часа с лишком, перенимая нам дорогу к Малту. И мы, видев, что тот карабль нас уганяет и к Малту мы от него уже ититьщ не можем, вскоре на филюге своей парусы переворотили под ветер, и ыпочали мариеры грестьэ веслами, и пошли к тому караблю в противность, умысля то, чтоб нам тот карабль проплыть вскоре за ветер. И так при помощи Божиейю, встречу того карабля ехав, проминули ево зело в близости. И как увидели турки, что /л. 100/ филюга наша пришла против их карабля в меру пушечной стрелбы, начали стрелять ис пушек; а потом, как еще ближе порознялись мы с кораблем их, и они стреляли из мелкаго ружья по нас; однако ж Господь Бог нас пощадил: никого не убили и не ранили. И как увидели турки, что мы карабль их проминули за ветер и не могут аони нам уже ничегоб учинить, паче ж что пригнались за намив в Туриниг, блиско самаго Малту, и опаслись, чтоб от Малту не было на них каких людей, скоро от нас поворотились и побежали в моря. А мы, невидимою силою Божиею свободясь от тех псов-босурман, приехали в Малт в добром здаровье.


Комментарии

291. ...в мори зделана башня, на той башне стоит фанарь наверху ...чтоб видеть было, где есть порт.— В форте Сан Сальваторе был установлен маяк, указывавший вход в порт города Мессины.

292. ...зделан дом великой в море, которой называется лазарет, строение каменное.— Лазарет был расположен на мысу между фортом Сан Сальваторе и Мессинской крепостью.

293. ...фебрамалигна...— Итал. febre — лихорадка, жар, озноб; maligno — злокачественный.

294. ...зделана фортеца, которая называется цытаделя...— Крепость была расположена на мысу, вдававшемся в Мессинский пролив.

295. ...хочет меня завесть в Барбарию, то есть во Арапы.— Барбария, одно из названий Алжира, коренные жители которого — берберийцы. В конце XVII в. в Алжире при попустительстве турецкой администрации активно действовал пиратский флот, проводивший военные операции не только на морских коммуникациях, но и на побережье стран Средиземноморья.