Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПУТЕШЕСТВИЕ СТОЛЬНИКА П. А.ТОЛСТОГО ПО ЕВРОПЕ

1697-1699

[ВЕНЕЦИЯ]

В бытность мою в Венецы пасха римская была по греческому календарю марта 21-го дня, а по римскому календарю марта в 30 день, прежде греческой пасхи за 5 днейб; ав нынешняго 206-го году марта г21-го дняд было во вторую неделю Великаго поста, за неделю до римской пасхи, называется у римлян, паче ж у италиянцове, неделя Палмы, по-словенски неделя Вайж. В тот день все до костелов ходят с вайями, а вайя носят плетеные, изрядные, рознымиз фигурами.

В Страстную неделю, по-римски в четверток Великой, патриарх ивенецкой вк монастыре святаго апостола Петра, где живет, чинит умовение ног таким способом: посреде костела поставлен бывает стол и покрыт весь парчею белою; за тем столом по обе стороны сидят духовных особ 28 человек, по 14 человек на стороне, в облачении священническом и дияконском. И потом придет патриарх и начнет отправлять обедню по обычаю западной церкви; и как посвятит сокрамент, потом отступит от олтаря и сядет в креслах у вышепомяненнагол стола; и принесут к нему два великие горшка см балзамомн, да две сулейкио великие оловяныеп, да две четвертинки маленкие масла деревеногор; и на том столе освящает миро, потом светит масло. И, осветяс, все те духовные, которые бываютт за столом, те помяненныеу вещи отнесут в сосудохранителницу; а около тех духовных особ идут до сосудохранителницы со свечами и с пением церковники. И тот освященный елей разсылает в Великую пятницу патриарх их по всем костелам. И потом паки фпридет ко олтарюх и посвятит сокрамент годовой и другие, которые у них бывают в костелех для причащения мирских людей. И в то время много бывает причастников, которых иц причащает сам патриарх; и сослужащие с ним попы и дияконы в то время все причащаются. И, отпустяч обедню, разоблачится, и наденет другое облачение, черное, и сядетш в креслах; и архидиякон ево начнет честь по книге проклятие еретикам.

Потом бывает веспер, то есть вечерня, по вечерне — умовение ногам: садятся во образ апостолов 12 человек в белых одеждах, самых престарелых лет люди мирские, а не духовные особы, из болниц, и того дня они во время обедни причащаются. /л. 63/ И во время самого умовения патриарх бывает в подризнике да в патрахелиа и в шапке и лентием препоясан; умывает у всех сидящих по единой ноге, поставя лахань с водою; и, умыв, целует ноги, не обтираяб; и, как поцелует, потом обтирает; а в то время Евангелия не читают и бывает молчание, [97] а прочитают Евангелиев прежде. И когда придет умывать ноги к тому, которой сидит во образ святаго апостола Петра, и у них никакова слова не бывает. По умовении отходитг патриарх из костела к себе в полаты и с теми, которым умывал ноги; и как придетд в сени свои, тут поставлен бывает стол круглой, покрыт скатертью изрядною, и ествы бывают поставлены на том столе изрядные; и тех убогих, которым умывал ноги, посадит за тот стол по 6 человек на стороне. А патриарх стоит на средине между их у стола, и потчивает их, и кормит; а прежде сам патриарх поднесет им воды умывать руки; и ествы перед нимие ставит, и раскладывает, и во всем им служит сам патриарх; а кормит в то время их рыбою; и потом даст им по дукату венецкой манеты, а московских денег будет по 15 алтын человеку, и пойдет к себе в полаты.

Дом того венецкаго патриарха великой и полаты ево с ызрядными уборами 218: 2 полаты обиты все бархатами с круживами изрядными, золотными, а четыре полаты обиты все камками, также и в других по латах уборы хорошие.

И от того Великаго четвертка до Великой субботы у римлян не бывает отнюдь нигде благовесту, ни звонуж, и часов в те дни в колокола не бьют, а то для того, что у них, говорят, так вся изменишася Сыну Божию страждущу.

Против Великаго пятка в ночи в Венецы бывает сице: с 1-го часа ночи соберется в костел святаго Марка множество народу и в то ж время придутз от осми костелов с процесиями; в тех процесиях приносят образ Распятия Христова, и за всяким образом во всякой процесии бывает по 500 человек и по 1 000 и болши с великими свечами белаго воску, с возженными; и многие, в тех процесиях идучи, бичуются зело жестоко, даже до пролития крови своей, как о том иписал як выше сего; и пришед в костел святагол Марка, станут все на коленех. И тогда началной канонник с катедры показывает народу в склянишном сосуде кровь Христову, которая обретается в Венецы в церковной сосудохранителнице при костеле святаго Марка, также показует часть древа креста Христова — и тогда весь народ падаютм на колени и лицем на землю. В тое нощь много бывает крику беснующихсян людей в костеле святаго Марка. В тех процесиях ходят беззазорно самые первые опрокуратори венецкиеп. В тое нощь законники все римской веры всех законов бичеватися повинны. И как те процеси скончатся, тогда в том святаго Маркар костеле начнут честь Евангелиес, /л. 63 об./ и во всюа тое ночь ис костелов люди не выходят. В Великий пяток такая бывает повинность, что от костела до костела во весь день ото всех костелов ходят за крестом со свечами человек по 1000 и болши мужскаб и женска полу. Одежды в то время носятв черные; а иные и в белом платье бывают, у тех и лицаг закрыты и на одной стороне нашит бывает крест, а на другой стороне бывает нашит образ мертвых человеческих костей. В тое Великую пятницу в костеле святаго Марка целуют народ древо Креста Христова и гвоздь от терноваго венца, обагренны Кровию ево Спасителною.

В тот же Великий пяток за 2 часа до ночи бывает в Венецы у римлян погребение Христово: зделан бывает образ гроба, ид из костела святаго Марка тот гроб выносят и носят кругом площади; а носят тот гроб самые венецкие первые люди духовнаго чину, канонники, то есть архимандриты, а патриархае их в то время тут не бывает; а над тем гробом носят сенаториж венецкие балдахин; и, принесши тот [98] гроб паки в костел святаго Марка, поставят на место, которое у стены. То место зделано высоко, и поставлен гроб деревянной, обитой литыми досками серебреными, обраннойз работы предивной; а стена костелная, у которой бывает тот гроб поставлен, обита вся бархатом золотным по вишневой земле. И как обнесут тот гроб, в то время в него поставят сакрамент, и поставят у того гроба 6 великих возженных свеч белаго воску, и запечатают тот гроб перстнем князя венецкаго.

В ночи против Великой суботы изо всех костелов, что ни есть в Венецы, чрез всю ночь приходят процесии с сакраментом к костелу святаго Марка и ходят кругом площади, которая есть у того Маркова костела, со множеством запаленных свеч. В то время на той Марковой площади и по всей Венецы запалено бывает во всех домахи у всех полат по всем окошкам по две свечи великих, восковых, белых на окне; и такая бывает от тех свеч светлость, паче дневнаго светук, по всей Венецы, для того что множество тех свечл трудно исчислить; и какой в то время бывает в Венецы расход воску, того невозможно исчислить. А ходят те процесии изрядным строемм и немятежно, и всю ночь не престанут процесии ходить.

В Великую суботу о полудни вдруг бывает благовест в колокола у всех костелов; и которой сокрамент бывает поставлен в вышепомяненномн гробе и запечатан князя венецкаго печатью, тот сакрамент ис того гробу вынут; и как придут народо в костел святаго Марка, тогда тот гроб бывает отворен. В ночи против праздника Святыя Пасхи изо всякаго костела бывает процесия, а ходят с теми процесиями кругом /л. 64/ костелов, а утреню начинают во всех костелах по полуночи. Аа в самой праздник Святыя Пасхи князь венецкой был у обедни со всем своим сенатом в костеле святаго Марка. В то время музыка была, спеваная и играная, дивная, на шестиб хорах в том костеле пели и играли. Олтарь тогда был в Марковой церкве убран самым лутчим убранием. В то время видел я всокровище всег церковное, которое есть в церкве святаго Марка: вначале корона, или венец золотой, царя Констянтинад 219; потом 4 шандалае великих золотых; потом 12 венцов золотых литых; потом 18 уборов золотых з жемчюгом и с каменем; а те 12 венцов и 18 уборов были девицж царицы Елены, матери царя Констянтиназ 220 — а кладут те вышеписанные вещи в церкве святаго Марка на олтарь для украшения. Тут же шенданови великих серебреных и кувшинов великих же серебреных было поставлено множество; тут же было кадило золотое, которое взято в Венецию из Ерусалима из церкви Соломоновой 221. Того числа в том костеле святаго Марка играла музыка вдруг в один тактк на 6 органех на розныхл хорах.

Того ж числа вм час пополудни был князь венецкой в костеле святаго Марка, слушел казаниян, которойо сказывал, стоя на катедре, попп белой зело предивно италиянским языком. И по том казаниир князь венецкой ходил в монастырь святаго Захария 222, в котором живут инокини-римлянки и называются бенедиктиянкис; шел до того монастыря морем в золоченой барке, а гребцы ево убраны были изрядно в бархатных кафтанах. Перед ним везли шапку ево, которую они называют короною; та шапка обшита бархатом червчетымт, и по ней много каменья: великих яхонтов, и изумрудов, и лалов. И как пришел князь в тот монастырь и вшелу в костел, тогда начали веспер, то есть вечерню. В то время играли в том костеле на одних органах и пели спеваки князя венецкаго. И как по вечерни ис того костела князь [99] пошел, и, оборотясь к решетке, за которою железною золоченоюф решеткою стояла по обыкновению своему того монастыря началница и законницы с нею, показал им князь вышепомяненную свою шапку, которую кароною называют. То видя, началница и законницых все поклонились князю, и поднесла ему началницац цветок изрядной, обделанной золотом и серебром волоченым; также и всем сенаторам, которые там за князем были, подносили те законницы на серебреных блюдах цветы. Так по вся годы князь венецкой повинен в день Святыя Пасхи приттить в тот помяненнойч монастырь к вечерне и показать тое помяненную своюш шапку того монастыря началнице и законницам, для того что тое шапку сначала зделала в древних летех преждебывшим князем венецким того монастыря древлебывшая началница; и бывает та шапка всегда в сосудохранителнице у костела святаго Марка. /л. 64 об./

Марта в 25 день, то есть в день пятка, апраздник Благовещения Пресвятыя Богородицы, был я у литоргииб в греческой церкве. Того дни в той церкве служил митрополит. Начало тое всвятыя литоргииг было не так, как обыкновениед бывает в греческих церквах и в российских: начал тое святую литоргию подобием начала обедни Златоустовой 223, а нее вечернеюж, токмо едину литоргиюз без вечерни з «Блаженными», а вечерня у них в тот день была в свое время. В той помяненнойи греческой церкве святаго Георгия во все преждеосвященные обедни, когда поют «Да исправится молитва моя», тогда священники и народ стоят просто, а не на коленех, и глав не наклоняют нимало, и поклонов земляныхк не бывает в четыредесятницу во всю. Которые греки, мужеска и женска полул, сподобятсям быти причастниками Пречистых Божественных Тайнн, те причащаются прежде литоргии теми божественными тайныо, которые оставляются в год, а пне от служенияр того дня.

Апреля в 21 день, то есть по старому греческому календарю в Великий четверток, в греческой церкве было умовение ног. по литоргиис власно так ит ничем неотменно, как бывает в Российском государстве. Умывал ноги митрополит священником; место для умовения было зделано высоко среди церкви и обито коврами; на том месте поставлено было на стороне по 6-тиу кресел, обитых зеленым бархатом, а митрополитово место было на средине фпоставлено лицом на запад. И в начале поставлен был образ Спасов, в вместо Июды сидел мирской человек хверы римскойц — таков у них есть о том обычай, что они в тот образ нанимают мирскаго человека, дают ему плату; одежда на нем была один стихарь; и прежде всех умыетч ноги шему митрополитщ.

В пяток Великой царские часы были в той греческой церкве познее того, как в тот день бывают на Москве; и вечерня была того дня в то ж время без расходу. И в начале вечерни был Гроб Господень под балдахином под черным, a гроб был зделан на четырех столпах резных, золоченых, кровля зделана власно, как у самова гроба, и покрыт черным бархатом. И как начали петь стиховну, в то время митрополит ыс священникиэ вынесли северными дверми образ снятия со креста на площанице и положили во гроб, ию потом было целование.

В Великую суботу утреня была за 3 часа до дня. Когда пели «Блаженни непорочни» и припевы, тогда все бывшие в той греческой церкве стояли со свечами; потом славословие; и по славословии Гроб [100] Господень с плащаницею подняв, митрополит со священники обнесли внутрия церкви трижды и авынесли во всемб в царские двери. Тогда у всего народу были /л. 65/ свечи вощаные, великие, белые. А носили тот Господеньа Гроб внутрь церкви, для того что в то время был великой дождь, и гром, и молния; а когда на сей день дождя не бывает, тогда Гроб Господень с плащеницею носят у них кругом церкви. И как Гроб Господень отнесли в олтарь, потом было чтение паремьиб, и Апостола, и Евангелия, чел сам митрополит; а канона не говорили и сказали, что у них каноняв в Великую суботу не поется, ни целования плащеницы на утрени не было; и во всю Страстную седмицу в той греческой церкве на часех Евангелия не читалиг, ди сказывают, что у них никогда Евангелия на часех не читаюте; и в среду Великую прощения у них не было. В тое ж святую Великую суботу было в жто время вз греческой церкве освящение маслу, для того что в Великий четверток у них масла не освещают. Светил маслаи митрополит и с ним 6 человек священников; а стоял митрополит во время елея освящений во амфоре не у стола, на котором масло стояло, стоял на своем месте; также ик священники стояли не в ризах, в одних патрахелехл по своим местам, где и по вся дни становятца слушать пения. И по освящении было всему народу, бывшему тогда в той церкве, помазание маслом; и потом без расходу и литоргиюм начали, служил один священник с дияконом. И когда во время тое литоргиин начали петь «Воскресни, боже, суди земли», в то время был звон; а во всю Страстную седмицу у той греческой церкви звону не былоо, всегда на пение били в клепало.

Апреля в 24 день, то есть в неделю Святыя Пасхи по греческому календарю, у помяненной греческой церкве к утрени был благовест за 3 часа до свету, а утреню начали в полчаса дни. Прежде утрени, как облачался митрополит, и вышел из олтаря со свечею, и сел в креслахп в царских дверех, и весь народ, которой в то время в той церкве был, приходили к нему зажигать свои свечи от него — а чинят то во образ того, как сходилр огонь с небесис в день Воскресения Христова в Иерусалимской церкве 224. И потом выход из церкви был со иконами в западные двери; и, у тех же дверей проговоря начало, паки вошли в церковь теми ж дверми и начали петь канон; а митрополит в то время сидел со Евангелием на своем месте, на стороне, ко олтарю боком; и началось целование 225: духовныет во уста не целуются, а мирские целуются во уста.

И по утрени без расходу и литоргия была; служиту литоргиюф митрополит сам и с ним 10 человек священников да архидиякон и диякон. Во время тое литоргии Святое Евангелие чли священники, их диякон и архидиякон не чли в олтаре, чел сам митрополит, да в церкве 4 человека священников читали порознь. По чтении Евангелия был звон во время причастияц и по причастич, и по отпуске литоргии стрелба была у тоеш церкви ис пушек. щОбедню того числа отпели в 3-м часу дни. /л. 65 об./

В тое ж неделю Святыя Пасхи вечерню служил в той греческой церкве сам митрополит, облачался среди церкви, Евангелиеа чел во олтаре, а священники чли в церкве так же, как и во время литоргии. И на каждом возгласе звонили в колокола и били в клепала; а как прочли Евангелие, тогда был звон великой и стрелба ис пушек у тое церкви и целование было так же, как и во время утрени. И как отпустили вечерню, паки был звон великой в колокола и стрелба ис пушек и из мелкова ружья была немалая. [101]

Майя в 1 день. У римлян по их календарю прилучился быть праздник Вознесения Христова; а в Венецы есть обыкновение такое: по вся годы в день Вознесения Христова князь венецкой со всем сенатом ходит обручать моря 226. И ныне ходил таким поведением: поехал из Венецы в болшой галере, которая стоит на орсинале, вся резная, золоченая, кровля вся обита бархатом червчетым с круживами золотными; на той же галереб с князем венецкимв ехал патриарх венецкой и весь магистратг; напереди ехали трубачи. И, отъехав за Венецию, за порт, которой зовется Лида, вышли в моря полверсты, и тут принцеп, то есть князь венецкой, опустил в моря перстень святагод ивангилистае Марка на снурке и, выняв ево из моря, в ево место кинул в мореж другой перстень без снурка. И, оттоле поворотясь, пришел в монастырь святаго Николы 227, которой монастырь блиско острова Лиды, живут в нем доминиканы; в том монастыре слушал обедни. А как плыли князь венецкой с патриархом и сз сенатом мимо острова Лиды, в то время на том острову стрелба была ис пушек и из мелкаго ружья великая. А как шел князь венецкой обручать моря из Венецы, ив то время со всех караблей: и с венецияновк, и с фрегатонов, и с галер, и с тартанл, и с ыных судов, которые стоят при самой Венецы,— стрелба была ис пушек великая: стреляли, отдавая почесть князю венецкому. За князем венецким им для гуляния в то число народу было на море, мужеска и женска полу, множество великое в гундалахн, в пиотах и в ыных мелких судах, между которыми многие пиоты [102] и гундалы были безмерно уборны, покрытые бархатами изрядными с круживами золотнымио, а иные также под камками и под иными изрядными парчами работы резной, предивной, все золоченые, з зеркалами великими; также и внутри тех судов постланы шпалеры, а в иных бархаты и иные изрядные парчи; и гребцы были также в уборах изрядныхп, золотныхр и в бархатных кавтанах.

А то обручение моряс у венетовт началось чиниться из древних лет по благословению Александра Третияго, папы римскаго 228, по такому случаю: тот помяненный папа Александр по некакой вражде с цесарем римским изгнан был из Риму, и пришел тайноу в Венецию, и тут был познанный и принят в лице папы, за что тогда бывшийф цесарь римской, уведав то, хвойну начел чинить с венецыянами и прислал рати свои в ближние места к Венецы, к городу Местру, где у цесарцов с венецыянами и бои были, на которых /л. 66/ боях венецыяне, цесарцов побив, взяли в Венецию неволю цесарскаго сына и не хотели отдать, доколе цесарь сам в Венецию не придет и не учинит покою с папою Александром, чем был от венетов цесарь приневолейный: пришел в Венецию и смирился с помянутыма папою Александром, взял от него прощение в Венецы в костеле святаго Марка и, сына своего взяв у венетов, отъехал в свое надлежащее место; а папа Александр попрежнему сб честию отпущен из Венецы в Рим. И от того времени тот папа Александр учинил венециян господами моря Медитеранскагов, то есть Белаго, и на память той вещи велел венецыяном чинить по вся годы обручение морю.

На вышепомяненной княжеской галере, на которой он ходил с патриархом и с сенатом своим обручать моря, было гребцов 60 человек в ызрядных уборахг золотныхд.

Венецыяне — люди умные, политичные, и ученых людей зелое много; однако ж нравыж имеют видом неласковыез, а ки приезжим иноземцам зело приемны. Между собою не любят веселится и в домы друг к другу на обеды и на вечери не съезжаются. И народ самой трезвой, никакова человека нигде отнюдь никогда пьянаго не увидишь; а питей всяких, вин виноградных крозных множество изрядныхл, также разолинов и водак анисовых изрядных, из винограднаго вина сиженых, много, толко мало их употребляют, а болше употребляют в питьях лимонадов, симады, кафы, чекулатым и иных, тому ж подобных, с которых человеку пьяну быть невозможно.

Для приезжих иноземцов поделаны постоялые домы, которые италиянским языком называются остарии. В тех домех множество полат; и ежели кто приезжей иноземец в остарии станет, тогда ему там отведут полату особую. В той полате будет изрядная кровать с постелею, и стол, и кресла, и стулы, и ящик на платьен, и зеркало великое, и иная всякая нужная потреба. И на всякой день будет ему готов обед и ужино, и на всякую ночь ему свеча салная маканая, также лампада с маслом деревенымп. И за все за то тот приезжей человек повинен платить: будет станет есть по-кавалерски, на день по дукату венецкой манеты, а московских денег пор 15 алтын в сутки; а будет с ним будет человек ево жить в одной полате, и за человека своего он же повинен платить на день по две лиры венецкой же манеты, а московских денег будет 5 алтын, и за тою платою ис человеку ево будет пища, обед и ужина, чем может быть сыт. И за обедом, и за ужиною всем приезжим иноземцам и слугам их питья доволно виноградных вин, красных и белых, за тою же вышеписанною платою; а после обеда [103] и после ужиныт кто захочет пить, тогда бес платы не дадут. А пища в тех остариях бывает добрая, мясная и рыбная; и по обеде, и после ужины ставят немало фруктов, а болши употребляют италиянцы в пище трав: салатов, селдерейу, капросуф и иных, тому подобных.

В тех же остариях всякому иноземцу, которые в них стоят, служат тутошние работники: постели перестилают по вся дни и простыни белые стелят на постели /л. 66 об./ через неделю, также полаты метут всегда, и нужные потребы чистят, и во всем служат за тою ж платою. А когда жа которой иноземец из остарии идет вон, тогда тому работнику, которой ему служил, даст для своей чести, что изволит, бес прошения.

И на всякой день в тех остариях бывает в обеде и в ужине за столомб человек по стов и болши, для того в тех остариях между полат делают великие сени сажен 20 в длину, иные и болши, и в тех сенях много ставят столов долгих, и четвероугольных, и круглых, за которыми столами едят фарестиры, то есть иноземцы, по рознойг цене. И когда обед или ужина поспеет, тогда в тех сенях зазвонят в колокол, на то устроенной, тогда все пребывающие иноземцы в том доме идут обедать или ужинать из полат своих в сени, ид всякой садится за свой стол, и кто что за себя платите. А в бытности всякому приезжему в тех остариях волностьж: сколко кто прхочет быть, столко будет, хотя год или болши, хотя один день — то в ево воле.

В Венецыи рядов всяких множество, и таких предивно уборных рядов на всем свете мало где обретается, толко разве во Франци; и таваров всяких в Венецы премногое множество, изрядных и дивных вещей. О уборах венецких лавок, как они их на всякий день таварами своими убирают, трудно подробну описать. Между лавок в рядех и подле рядовз множество изрядных аптек, в которых всяких лекарств доволно; и аптеки так предивно убраны, что описать их подробну невозможно. В Венецы в рядехи множество и привозных таваров: француских, аглинскихк, галанскихл, турецких, персицкихм и иных всяких.

Мастеровых всяких людей в Венецы: золотарей, серебренников, сницарей, столярейн, фигурных мастеров, живописцов, ио каменнаго мастерства рещиков, и которые гипсом лепят, и иных всяких предивных — множество; меднаго, и оловяногоп, и железнаго мастерства ремеслеников изрядных много ж, а болши костеных работ мастеров, резных и глатких, предивных; также математицкихр инструментовс, медных и деревеныхт, мастеры есть изрядные; и увсякие вещи венецких мастеров работф изрядныех; также оружейников изрядных много. В Венецы делают парчи золотные, и серебреные, и золото с серебром, и шелковые, и бархаты изрядные, и сукна дивные, гранатные, толстые, и трипы, и иные розныец парчи, тафты, узорчетые и глаткие; также банберекич, и отласы, глаткие и травчетые, и камки изрядные, и оберниш хорошие; такжещ делают в Венецы чулки шелковые.

В Венецы блиско костела святаго Марка з дву сторон великие площади 229, вымощены кирпичем изрядноы; также и вся Венеция имеет в себе улицы и переулки, все мощеныэ кирпичом. Тому зело дивно, что от дождей и от морских вод тот кирпич не размокнетю. Около помяненных площадей домы великие и предивные /л. 67/ прокураторей венецких 230. При тех домех поделаны лавки изрядные, в которых продают сахары узорочные и иные всякие канфекты и напитки всякие: чекулаты, кафы, лимонады и иные всякиеа, тому подобные; и табак, дымовой и носовой, всякой; а в ыных лавках тут продают и тавары [104] всякие. В те лавки приходят иб венецкие жители, честные люди, и сидят друг з другом, и забавляются питьем и канфектами.

Ис тех двух помяненных площадей одна площадь к самому морю, и с той площади в моря поделаны каменные ступени, где стоят всегда много судов морских мелких, пиот и гундалов наемных, кто похочет, из них наняв какое судно, куда ехать. На той площади зделаны два великие столпа каменные, круглые, глаткой работы, ис целых каменей высечены, а не смастиченыев, в высоту сажень по 6 или болши; под теми столпами поделаныг рундуки каменные. На одном ис тех столпов поставлен каменной лев со Евангелиемд во образ святаго евангилиста Марка, зделан резною изрядною работою; а на другом столпе зделано подобие зверя каркадила и на нем поставлено подобие человека во образ некотораго мученика 231. На той же площади блиско ворот княжескаго двора поставлены каменные два столпа невысокие, на которых столпах казнят самих пренцеповж венецкихз, то есть князей, которой, будучи князем, учнет чинить противно их древнему во всем положению.

На тех же площадях у костела святаго Марка колоколня четвероуголная, каменная, зело высока, зделана гладкою работою 232; и на нее поделаны всходы предивные, широкие и отлогие; а колокола на той колоколне не зело великие; а звонят и благовестят во всей Венецы очепами. Та помяненная колоколня покрыта шатром, и вместо креста поставлено подобие ангела медное, литое, предивной работы.

На той же площади поделаны шелаши, покрыты полотнами, и в них на полках торгуют персияне и армяне своими таварами. На тех же площадях торгуют по вся дни мясом, и рыбою, и всякими живностями, и фруктами. На той же площади по вся суботы торгуют посудою деревеноюи, привозят з берегу и сундуки, и кореники, и иные всякие деревеныяк вещи. Около тое площади много лавок, в которых делают и продают лволосы накладные; тут же делают и продаютм кожи золоченые.

На тех же площадях бывает часто поучение народу: приходят законники из монастырей и сказываютн казанио на катедре, которая катедра на той площади пвсегда стоит высокая. На той же площадир по вся дни поутру и ввечерус сходятся венецыяне, шляхта и чесные люди, ти ходяту по той площади, гуляют и о всяких делехф друг з другом говорят. И розделена та площадь, которая блиско моря, на три части: подле княжескаго двора — тутх ходят шляхта и честные всякие люди венецыяне поутру, для того что полаты дому венецкаго князя от востоку /л. 67 об./ солнца тое площадь застеняют; а против того, на другой стороне, подле полат прокураторских — тут ходят те ж венецыяне честные люди ввечеру, для того что при захождениа солнца прокураторские полаты тое площадь застеняют; а между тех двуб частей, тоев площади срединою, ходят все невозбранно, всяких народов люди. А на тех вышепомяненных шляхецкихг площадях никакому приезжему, ни венецыянинуд ни шляхетцкой породы ходить невольно, толко разве кому нужда, прейтить через те части площади не возбраняют; а ходить по тех частех площади в то время, когда по нимб шляхта, ходяж, гуляют, никому невозможно.

На средней части тоез площади сидят острологи, мужеска и женска полу, на подмосках высоко в креслах з жестеными долгими трубами; и кто похочет чего ведать от тех острологов, те им дают ине по сколкук денег, и острологи через тел трубы шепчут приходящим в ухо. На той [105] же площади многие бывают по вся дни забавы: куклы выпускают, сабаки ученые пляшут, также обезьяны пляшут; а иные люди бандерамим, то есть знаменами, играют; иные блюдами медными играют на одной палкен зело изрядно и штучно: высоко мечет то блюдо палкою вверх, ио сверху паки упадает то блюдо на тое ж палку; ип иные люди огонь едят; иные люди каменья немалые глотают ир иные всякие многие щтуки делают для забавы народу — и за то себе берут денги от тех, которые их смотрят.

На тех же площадях во время ярмонки делают многие лавки деревеныес и в них торгуют. В то время в тех лавках премногое множество бывает всяких предивных и богатых таваров. В то ж время по тем лавкам по вся дни гуляют венецыяне, честные люди, и жены, и девицы, в предивных уборах; также и фарестиры, то есть приезжие всякие люди, между тех лавок, убрався харашо, ходят и гуляют и, кому что потребно, купят в тое ярмонку и во время каранавалут. На той ж площади при море бывают построены анбары великие и сараи; в тех анбареху тонцуют люди по веревкахф, мужеска полу и женска, преудивително, также их девицы, между которыми я видел одну жену беременную, уже близ рождения, и та там танцовала по веревке зелоц удивително. В других анбарех делают камеди куклами власно, как живыми людми. В ыных анбарех показывают удивителные вещи, между которыми видел я человека, имеющаго две головы: одна на своем месте, где надлежит быть, и называется Ияков, а другая на левом боку и называется Матвей; также и та, которая на боку, имеет волосы долгие, и глаза, и нос, и рот, и зубы, толко не говорит и не ест, а временем гледит, а сказывают, что и пищит; а настоящею головою тот человек говорит, чпьет и естш. А хотящему о том человеке /л. 68/ подлинно ведать, потребно смотритьа ево персоны, которых ныне и в России обретается немало; а ежели кто возжелает ево самово видеть, тотб бы не обленился во Итталию ехать. Там же видел я быка о пяти ногах; там же видел черепаху безмерно велику; там же видел барана о двухв головах, имеющаго 6 ног и два хвоста, иг иные многие натуралные удивителные вещи. А кто того похочет видеть, за все то повинен платить денги, от всякаго входу по 4 солды с человека венецкой манеты, а московских будет 3 деньги.

С тех помяненных площадей зделаны вороты в маркандиюд, то есть в ряды, изрядным мастерством. На тех воротах зделаны часы боевые предивные 233: на верху тех ворот повешен немалой колокол, подле того колокола поставлены два подобия человеческиее нагие, зделаны из меди изрядною работою, держат в руках по великому железному молоту. И когда придет время бить часы, тогда те человеческие медные подобии бьют помяненными молотами в тот колокол: сколко будет потребно ударить часов, столко и ударятж. А перечасья в тех часех нет, да и во всей Италии в боевых часахз перечасьяи не бывает; толко в сих вышеписанных часахк вместо перечасья временем, когда будет потребно, тогда заведетл инструменты и выдет с правой стороным образ Пресвятыя Богородицы, имея на руках Превечнаго Младенца, и сядет во уготованных тамн креслах; ао с левой стороны выдут зделаные три человека во образ трех персицких царей з дарами, со златом, и з кадилом, и со смирною, и поклонятца те образы царей пред образом Пресвятыя Богородицы, и подносят вышеписанные дары во образ того, как персицкие цариеп пришли на поклонение новорожденному Христу. А начинают те часы бить [106] первый час с вечерар и бьют все сутки пакис до вечера все 24 часа; так и во всей Италии часы заводят с вечера во все сутки. В Венецы боевых часов много по монастырям и по приходцким церквам по колоколням.

В Венецы бывают оперы и камеди предивные, которых тв совершенствоу описать никтоф не может, и нигде нах всем свете таких предивных оперовц и камедей нет и не бывает. В бытность мою в Венецы были оперы в пяти местехч. Те полаты, в которых те оперы бывают, великие, округлые, называют их италиянеш театрум. В тех полатах поделаны чуланы многие в пять рядов вверх, и бывает в одном театруме чуланов 200, а в ыном 300 и болши. А все чуланы поделаны изнутри того театрума предивными работами золочеными; иные оклеиваны толстою чеканною бумагою, так что невозможно познать, чтоб не сницарскаящ была работа дивная, и вызолочены все. В том театре пол зделан мало накось, к тому месту, где играют, ниже, и поставлены стулыы и скамьи, чтоб одним из-за других было видно, которые в те стулы для смотрения оперовэ садятца. /л. 68 об./ И за те стулы и скамьи дают платыа; а кто хочет сидеть в особом чулане, тот повинен дать за чулан болшую плату; а за пропуск в тот театрумб особая, со всех ровная, плата.

И с единой стороны к тому театрумув приделана бывает великая и зелог длинная полата, в которой чинится опера. В той полате бывают временныед переспективы дивные, и людей бывает в одноме опере в нарядеж, мужеска и женска полу, человек по 100, и по полтораста, и болши. Наряды на них бывают изрядные, золотныез и серебреные, и каменья в тех уборех бываети много: хрусталей и варениковк; а на иных бывают и алмазы, и зерна бурмитцкие.

И играют в тех операх во образ древних исторейл; кто которую гисториюн излюбятн, так в своем театруме и зделает. И музыка в тех операх бывает предивная, с рознымио инструментами человек по 50 и болши, которые в тех операх играют. И ставитца одна опера на год по 30000 и по 40000 дукатов венецкой манеты, а во всяком дукате московских по 15 алтын. Камедии в Венецы бывают хуже оперов, однако ж зело забавны. И начинаются пте оперыр в Венецы ноября с первых чисел, и, мало поиграв, престают, потом паки начинают во время карнавалас ноября в последнихт числех или декабря в первых, и бывают до самаго Великаго поста во вся вечеры, кроме воскресенья и пятницы. А начинают в тех операх играть в первом часу ночи и кончаютсяу в 5-м иф 6-м часу ночи, а в день никогда не играют.

И приходитх в те оперы множество людей в машкарахц, по-словенски в харях, чтоб никто никого не познавал, кто в тех операх бывает, для того что многие ходят з чженами, также и приезжие иноземцы ходят зш девицами; и для того щнадевают мущины и женщиныы машкары и платьяэ странное, чтоб друг друга не познавали. Так и все время каранавала ходят все в машкарах: мущины, и жены, и девицы; и гуляют все невозбранно, кто где хочет; и никто никого не знает. И так всегда в Венецы увеселяются и никогда не хотят быть без увеселения, в которых своихю веселостях и грешат много. И когда сойдутся в машкарах на площадь к соборному костелу святаго Марка, тогда многие девицы берут в машкарах за руки иноземцов приезжих, и гуляют с ними, и забавляются без стыда. Также в то время по многим местам на площадях бывает музыка и танцуют по-италиянски, а танцы италиянские не зело стройны: скачут один против другова вокруг, а за руки не берут друг друга. Также многие забавляются: [107] травят меделянскими сабаками великих быков, ия иные всякие потехи чинят, и по морю ездят в гундалах иа’ барках с музыкою. И всегда веселятца, и ни в чем друг друга не зазирают, и ни от кого ни в чем никакого страху никто не имеет: всякой делает по своей воле, кто что хочет. Та волность в Венецы иб’ всегда бывает, и живут венецыяне всегда во всяком покое, безв’ страху, и бес обиды, и бес тягостных податей.

А когда короновал приходит к окончанию, то есть в останныег’ дни Рождественскаго мясоеду по римскому календарю, тогда болшие бывают в Венецы забавы ид’ всякое /л. 69/ увеселение; а в останнейа неделеб Рождественскаго мясоеду в пятницу князь венецкой начнет чинить забавы на помяненной святаго Марка площади при своем княжеском дворе, и бывают изрядные вещи в пятницу, и в суботу, и в востатную неделюг — и тем скончится короновал и начнетсяд у римлян Великой пост.

При моей бытности в Венецы в те остатние три дни: в пятницу, в суботу ие в неделюж — были потехи княжеские такие: на площади святаго Марка было зделано великое место, подобно чердаку, и высоко гораздо, и окладено было все артифициялнымиз огнями и ракитамии, которые рвало и горели зело штучно. Потом в том же месте зделан был изрядной чердак, и внизу того чердака играла музыка на розныхк инструментах; а наверху меж баляс зделано было на рундуке высокое место и убрано зело изрядно, на котором месте сидела девица в ызрядном уборе, а при ногах тое девицы сидели две девочки малолетные лв ызрядном уборе лет по осмим, и привязаны к ним крылен, зделаны из струсовагоо цветного перья. Те все три помяненные девки, сидя, пели, держа в руках кантычкип, так изрядно, что всех в то время там бывших удивили; а князь венецкой смотрилр того ис полат своих из окна. И те малинкие помяненные девочки, имеющие крылес, с того места, где сидели, поднявся и полетели по веревкам к акошку, ис котораго смотрелт князь венецкой; и, летев, пели ж и металиу народуф листких печатные на похвалу венецкаго каранавала.

Потом пред князем венецким держали великих 3 быка и тем быкам секли головы мечами; одним махом одному быку отсечетц голову таково прытко, что нимало не одержитсяч и меч концемш уткнетсящ в землю; и так два человека двум быкам головы отсекли зело прытко, а третей человек третьему быку не мог головы отсечь одним махом.

И потом был привязан толстой канат одним концом за верх Марковой колоколни, о которой я писал выше сего, а другой конец того каната был привязан на краю Марковой площади при самом море, и по тому канату с низу на верх той колоколни взъехал один человек на лве, зделанном из дерева изрядною работою, власно как живой. И тот лев поставлен был на тот помяненный канат и утвержден к нему инструментами, чтоб с него человек упасть и перевернуться не мог. И другой канат ыпривязан былэ за того лва и приведеню в верх тое колоколни, которым канатом того лва на верх тое колоколни встянули. А человек на том лве сидел просто, как на лошади, и ничем к тому лву тот человек был не привязан, и так, на том лве сидя, взъехал на тое калаколню. И тем того году каранавал в Венецы скончился, а в те остатние три дни на площади святаго Марка столко было народу, что исчислить всего было трудно, мню, что много было тысяч человек, мужеска полу и женска. /л. 69 об./ Есть в Венецы один дом, который называется по-италиянски редута, зделана для того, что в том доме играют вб карты в золотые [108] червонные и во всякую манету. В том доме много великих полат, в которых зело много поставлено столов неболших; и за всяким столом сидят по одному человеку, а на столах влежит многог золотых червонных: одинаких, и двойных, и тройных, и десятерных 243, и ефимков, и дукатов, и шкудов, и филипов, и иных всяких манет розныхд — и карт много, целныхе и драных. И кто хочет, пришед к тому столу, играет с тем человеком, которой за тем столом сидит; а игра их особая, называется басета, и карты венецкие особые ж. В той игре никому неволи никакой нет: иж кто проиграл или выиграл и не похотел болши играть, в том ему свобода. В тот дом приходят много честных людей; и жены, и девицы ходят играть невозбранно и беззазорно в машкарах и играют молча, для того что ни подбору в картах, ни обману, ни обчету в денгах отнюдь не бывает. И мне случилось в том доме быть и видеть такую притчинуз, что одна девица выиграла на одну карту 4 000 червонных золотых ии, взяв их, пошла вон невозбранно, не хотя болши играть, и ни от кого еще на игру приневолена не была. В том доме в малые часы многие проигрывают и выигрывают тысечи; бывает временемк, что один человек в скорые часы проиграет или выиграет 20 000 или 30 000 червонных золотых и болши, для того что в том доме бывает на столах многие тысечи червонных золотых и иных всяких манет; а болши в том доме бывает игрецов и денег во время каранавала, для того что многие приходят играть лбез зазорум в машкарах.

В Венецы много зело мостов, каменных и деревеныхн, между которыми один каменной мост зело великой и широкой, которой называют италияне Ариалтомо. На том мосту по обе стороны поделаны лавки, в которых продают всякие мелочные тавары. За тем мостом паки великие ряды, в которых продают судып серебреные и сукна. Под тот мост могут подходить великие суды с щеглами, для того что тот мост зело высок, зделан на одном своде и работою изрядною.

Венецкой народ разделяется надвое: которые живут на той стороне сего помяненнаго мосту Ариалтур, где и костел сборной святаго Марка, те называются костеляныс; а которые живут от техт за тем помяненным великиму мостом, те называются николиотыф,— и временем и вражду тайную между собою имеют. Да и нарошно венецкиех сенатори подлой народ костеляновц с николиотами ссорят, чтоб они не были между собою согласны, для того что боятся от них бунтов; и бывают между подлым народом у николиотов с каштелянами великие кулашные бои. На том помяненном великом мосту в тех кулашных боях бывает много и смертнаго убивства. Кулашные бои чбывают в Венецыиш часто и по иным мостам, толко неболшие, а нещ на мостах в Венецы кулашных боев не бывает. /л. 70/ Много в Венецы площадей изрядных, вымощенных каменем и кирпичем. При монастырях и при костелах и на площадях есть столпы каменные изрядных работ, а на столпах ставлены есть фигурыа изрядные; между которыми есть одна площадь при монастыре святых апостолб Иоанна и Павла изрядныя и на той площади столп каменной, четвероуголной, изрядной работы, не добре высокой, на котором поставлено подобие человека на лошади, зделано из меди предивною работою во образ некотораго древних лет генерала, имеющаго добрую славу в войнев 235; также и на иных площадях есть розныег вещи и фигуры. [109]

В Венецы есть монастыри девические, в которых девицы, вступившие до закону, играют на органех и на розныхд инструментах и спевают на хорах таково изрядно, что во всем свете такова слаткаго пения и согласия нигде не обретается, и таково предивно, что всех слушающих того пения приводят во изумление. И со всего свету християне приезжают в Венецию, желая насладитися тем их, подобно ангелским, пением; а наипаче изо всех монастырей, которой называется Инкорабелие, и потом в монастыре на новом фундаменте, в котором живут законницы медиканки 236, а потом и в других девических монастырехж изрядно девицы спевают.

В Венецы есть извозничьих лодак, которые называют гундалами, немало тысяч, а все черные и покрыты черными сукнами, с акончинами великими, и во всяком гундале по одному человеку-гребцу, а на ином и по два человека. И кому куды потребно ехать морем в ближние места отз Венецы или в самой Венецы по каналам, то есть по улицам, то в тех гундалах ездят, нанимая их; а плата бывает на целой день от гундала, которой с одним гребцом, дукат венецкой, а московских денег 15 алтын; и за тое плату весь день повинен возить, где изволит. А у венецких прокураторей ии у знатных купецких людей, [110] также и у духовных особ, есть свои гундалы, которых есть в Венецы не одна тысяча. Те гундалы у многих есть нарядные, резной работы, золоченые, покрыты бархатами с круживами и с бахрамами золотными и иными изрядными парчами, и окончины великие; такжек в них посланы бывают шпалеры, или трипы цветные, или иные изрядные парчи, тому подобные. Ал зделаны те гундалым особою модою: длинны да не широки, как бывают однодеревые лотки, а нос и корма острыеп, и на носу железные великие гребни, а на корме железомо же оковано, а на средине зделан чердак с окончинами и пз завесамир изрядными покрытойо, и в нем лавки изрядные с подушками. Ат гребцы — один человек на носу, а другой на корме; а в котором гундале другого гребца нет, в том бывает человек на корме, гребет стоя, тем же веслом и правит, а кормоваго весла, укак бываетф правило, хна техц гундалах нет, однакоч без него управляют изрядно. Народ женской в Венецы убираютсяш зело изрядно и к уборам охочи, а к делу никакомущ не прилежны, всегда любят гулять и быть в забавах, и ко греху телесному зело слабы ни для чего иного, токмо для богатства, /л. 70 об./ что тем богатятся, а иного никакого промыслу не имеют. И многие девки живут особыми домами, тех есть в Венецы болши 10 000, и в грех и в стыд себеа того не вменяют, бставят себе то вместо торговаго промыслу. А другие, у которых своих домов нет, те живут в особых улицах в поземныхв малых полатах, и из каждой полаты поделаны на улицу двери. И когда увидят человека, приходящаго к ним, того с великим прилежаниемг каждая к себе перезывает; и на которой день у которой будет приходящих болши, та себе того днид вменяет за великое щастие; и от того сами страждут францоватыми болезнми 237, также и приходящих к ним тем своим богатством наделяют доволно и скоро. А духовные особы им в том и возбраняют поучениями, а не принуждением. А болезней францоватых в Венецы лечить зело горазда: когда которой человек, вскоре послышае, скажет дохтуруж, тогда у тех те болезни вырезываютз и в малые дни вылечат, так что нималой болезни не послышит; а которой человек в той болезни без лекарства продлитца, тот и в лекарстве бывает продолжително, однако ж вылечивают совершенно.

Дохтурови в Венецы, кроме лекарей, и аптекарей, и медицын, с 400 человек, у которых у каждаго своя аптека, и лечитьк всяких болезней зело горазда, и к болным ходить неленивыл не из великой платы. В том числе дохтуровм многон есть греческой веры, есть и жиды; а почтение дохтурамо то, что позволеноп им носить платьер, какое носитс венецкиет шляхта, а жидовским дохтураму того платья носить не повелено.

Школы есть в Венецы изрядные, в которых учатся до философии и до теологии. Такая ж есть школа в Венецы и у греческой церкви, которую держит греческой митрополит на своей плате; и учат греки греческих студентов на греческом, и на латинскомф и на италиянскомх языке до филозофии и до теологии. И когда в которой школе студент придет в совершенство науки своей, тогда их коронуют, свидетелствовав сице: в одной полате или в церкве на средине поставят кресла, в которых тот помяненный студент сядет, и подле ево по левую сторону сядет в других креслах мастер ево, а от него по обе стороны по креслам сядут законники и попы, ученые люди, также и все, которые в то время там прилучатся быть. И всем, в то время там бывшим, роздадут печатные листы, или тетрати, которые называются комплексии, то есть та диспута, о чем того студента будут испытывать и свидетелствовать, вся в тех листах или в тетратех напечатана. [111] И потом тот студент всем там бывшим проговорит изрядную рацею о своем испытании и начнет говорить о своей науке; а с ним сидящие ученые люди начнут о том диспутовать чинно, по одному человеку, и бываетц у него диспута с тремя человеки, а болши трех человек другие с ним не диспутуют; а учитель ево в тех диспутах обороняет и сам за него с теми посторонними /л. 71/ диспутует. И так сконча диспуту тому студенту, поздравляют и приветствуют ево все ученые любовно.

Есть в Вецецы дом, в котором учатся воинским делам: битца на шпагах, играть знаменем и пикою, така строю пехотнаго с мушкетом. В том доме учителю есть плата от венецкаго князя, ото всей Речи Посполитой. За тою платою, кто хочет, венецыяне учатся даром; а кто похочет в том доме учится фарестиерб, то есть приезжей иноземец, тот повинен за себя платить помяненному учителю на месяц по червонному золотому, и за тою платою, приходя к тому учителю в дом, учится всему вышеписанному делу. А которые приезжие нев похотят в гтот домд для учения ходить, и те платят тому учителю на месяц с персоны по два червонных золотых, и за тое плату тот учитель повинен к ним приходить на двор по вся дни, кроме неделных дней и праздников, ие учит их на дворех, где кто стоит.

В Венецы есть один законник, мастер математики и козмографии и иных, тому подобных, наук, которому имя есть Каронелийж 238. Тому также есть плата от Речи Посполитой за то, что он выдает и печатает книги математицких наук, также карты козмографическиез и иные вещи, тому подобные.

В Венецы ж есть шпитали, то есть болницы, изрядные, в которых есть мужеска и женска полу болящих немало во всяком покое; и лечат их со всяким прилежанием, и кормят, и поят без заплатыи, Христа ради.

Есть в Венецы адин монастырь женской, в котором такой чинк есть: когда которая блудница, девка или лвдова, родит робенкам и не похочет ево кормить у себя, та безн стыда принесет ево в тот монастырь и отдаст там пребывающим законницам, которые имеют повинность таких младенцов принимать; кормят их, и поят, и одевают, за что тем старицам оот Речи Посполитой естьп плата. И когда такой младенец достигнет семи лет от рождения своего, тогда их, мужеска полу, отдают в школу мужескую, а девок отдают в школу женскую, где их также кормят, и поят, и одевают, и обувают, и учат бес платы. А збирают деньги в те школы на то изждивениер таким поведениемс, что те рабятат по вся неделныеу дни ходят по всей Венецы с процесиями, носят перед собою крест немалой; и за нимф ходят по два человека в ряд, и поют некоторые стихи, и при себе носят ящик, в которой им, Христа ради, милостину кладут, кто что подаст; и за ними ходит их учитель. Сие хтак чинятц мущины, как и девки; и за девками также ходит их учителница. А которые ис тех рабятч учнут приходить в возрастш, те имеют волность быть попом, или законником, или каким ни есть ремесленым человеком; также и девки: которая, пришед в возрастщ, похочет быть законницею, или иттить замуж, или быть в таком же грехопадении, как и мать ее, в том ей уволнено же. /л. 71 об./


Комментарии

218. Дом того венецкаго патриарха великой и полаты ево с ызрядными уборами...— Дом венецианского патриарха находился рядом с церковью Сан Пьетро ди Кастелло.

219. Константин I Великий (около 285-337), римский император с 306 г., сохранял языческие культы и одновременно поддерживал христианскую церкорь. В 324-330 гг. основал новую столицу Константинополь на месте города Византии.

220. ...царицы Елены, матери царя Констянтина ...— Императрица Елена (ум. 327); активно поддерживавшая христианство.

221. Соломон — сын царя Давида, израильско-иудейский царь (965-928 гг.) до н. э.). Ему приписывается строительство Соломонова храма в Иерусалиме, на месте которого позднее была выстроена церковь Святая Святых, превращенная в 634-644 гг. в мечеть Куббат-ас-Сахра халифом Омаром I.

222. ...монастырь святаго Захария...— Бенедиктинский монастырь святого Захария находился рядом с собором святого Захарии.

223. ...начал тое святую литоргию подобием начала обедни Златоустовой.— В IV-V вв. в греческой церкви сложилось два типа литургии, создание которых приписывается Иоанну Златоустому и Василию Великому. В католической церкви литургия первоначально была по образцу греческой, затем трансформировалась, подверглась переработкам и изменениям. Единый чин мессы для католической церкви разработан в 1634 г. папой Урбаном VIII, в которую вошли части литургии Иоанна Златоустого.

224. ...сходил огонь с небеси в день Воскресения Христова в Иерусалимской церкве.— Согласно легенде, ежегодно в день Воскресения Христа в иерусалимском Воскресенском соборе происходит чудо нисхождения огня на гроб Христа.

225. ...и началось целование...— В православной церкви поцелуй — символ христианской любви и смирения. Во время праздника Пасхи встречные трижды целуют друг друга со словами: «Христос воскресе!»

226. ...князь венецкой со всем сенатом ходит обручать моря.— Обряд обручения Венеции с морем возник в XII в. после завоевания Далмации и стал символом политической независимости и мощи Венецианской республики; обычно праздник отмечался в день Вознесения Христа. Дож с парадной свитой на галере Буцентавр прибывал к острову Лидо и бросал в море перстень со словами: «Обручаемся с тобою, о море, в знак истинного и вечного владычества!»

227. ...пришел в монастырь святаго Николы...— На острове Сан-Микеле был доминиканский монастырь, главный собор которого Сан Микеле ин Изола построен в 1496 г. по Проекту архитектора М. Кодусси.

228. Александр III (Орландо Бандинелли из Сиены) (1159-1181) после продолжительной борьбы с другими одновременно избранными папами и их покровителем Фридрихом I Барбаросса воспользовался поражением Фридриха при Леньяно от Лангобардской лиги и заключил с ним в 1177 г. выгодный для папского престола мир.

229. В Венецы блиско костела святаго Марка з дву сторон великие площади...— Речь идет о Пьяцца ди Сан Марко и Пьяцетта ди Сан Марко.

230. ...домы великие и предивные прокураторей венецких.— Прокураторы Сан Марко, орган Венецианской республики, осуществляли надзор за содержанием собора и его казной, располагались в здании Старых Прокураций (конец XV — первая четверть XVI в., архитекторы М. Кодусси и Б. Бон) и Новых Прокураций (80-е годы XVI — первая половина XVII в., архитекторы В. Скамоцци и Б. Лонгена).

231. На одном ис тех столпов поставлен каменной лев со Евангелием... а на другом столпе зделано подобие зверя каркадила и на нем поставлено подобие человека во образ некоторого мученика.— Колонны, стоящие на Пьяцетта ди Сан Марко, вывезены венецианцами из Тира (Сирия) в 1127 г. и установлены на площади в 1172 г. архитектором Н. Бараттьери. Капители колонн украшены бронзовой сусанидской фигурой льва IV в., превратившегося в символ евангелиста Марка, и мраморной фигурой святого Федора, поражающего дракона, составленной из головы портретного бюста Митридата Понтийского и римского торса времен императора Адриана.

232. ...колоколня четвероуголная, каменная, зело высока, зделана гладкою работою...— Колокольня собора Сан Марко построена в 888-912 гг., перестраивалась, в XII, XIV,, XVI вв. Башню венчает звонница и остроконечный шатер с фигурой ангела на острие.

233. На тех воротах зделаны часы боевые предивные...— Башня часов построена в 90-е годы XV в. архитектором М. Кодусси, механизм часов создан мастером Джан Паоло Раньери и его сыном. На циферблате установлена фигура Богоматери, перед которой каждый час проходят фигуры трех волхвов и трубящие ангелы. Венчает композицию большой колокол, в который бьют молотами два бронзовых стража.

234. ...на столах лежит много золотых червонных: одиноких, и двойных, и тройных, и десятерных...— Червонец, общее название золотых монет, главным образом дукатов, которые русские называли «червонными золотыми». По стоимости содержащегося в монете чистого золота червонцы назывались двойными, тройными и т. д.

235. ...поставлено подобие человека на лошади... во образ некоторого древних лет генерала, имеющаго добрую славу в войне...— На площади Санта Джованни э Паоло установлен памятник кондотьеру Бартоломео Коллеони архитекторов А. дель Вероккьо и А. Леонарди.

236. ...в монастыре на новом фундаменте, в котором живут законницы медиканки...— Возможно, медиканки — название, образованное от итал. medico, что значит «утешитель», «целитель».

237. ...от того сами страждут францоватыми болезнями...— Венерическими болезнями.

238. Коронелли Винченцо Мария — основатель венецианской академии «Аргонавтов» (1684), автор ряда работ по географии и математике.